четверг, 29 января 2015 г.

Почему Путин не Сталин.

Если бы да кабы, то во рту росли б грибы, и был бы не рот, а целый огород.

Поговорка.

В последнее время часто слышится, что вот был бы вместо Путина Сталин, вот мы тогда бы зажили, он бы навел в стране порядок.

Ниже приведу замечательный текст ясно показывающий, что это невозможно.



Почему Путин не Сталин


Остались ли в России такие наивные люди, которые ещё не поняли, что в нашем государстве всё делается не на пользу большинства граждан?

Вряд ли. Потому что уже и слепому видно – вся политика нашего государства ведётся в интересах ничтожного меньшинства.

Это меньшинство ограбило весь народ и присвоило себе громадную часть общественного богатства. И всё, что делается российской властью, – делается в угоду и во благо этому меньшинству. В жертву ничтожному меньшинству приносятся благополучие, достоинство, здоровье и жизнь миллионов граждан.

Большинство российских граждан это видят, но понять не могут. Они не могут себе ответить, почему так происходит и почему для нашей власти интересы ничтожной кучки важнее интересов многомиллионного народа. Не понимая классовой сущности государства, не понимая, что государство всегда есть аппарат господствующего класса и охраняет именно интересы класса, – они не могут понять, что российская буржуазная власть делает то, что и должна делать, – охраняет интересы правящего класса.

Они всё никак не могут осознать, наши граждане, что это и есть суть того капитализма, той самой «рыночной экономики», к которой они рвались в перестройку, – классовое деление общества, социальное неравенство, роскошь и привилегии единиц за счёт бедности и унижения большинства.

Особенно недоумение и возмущение граждан увеличивается, когда они сравнивают нынешнюю Россию с Советским Союзом, а нынешнюю власть – со Сталиным. Негодуя по поводу миллиардного казнокрадства, продажности и безнаказанности высших чиновников, развала армии, науки, промышленности, сельского хозяйства, и пр., наши граждане часто с горечью говорят:

«Эх! Разве при Сталине такое могло быть! Разве бы он допустил, чтобы так развалили армию. Да он бы этого Сердюкова в два счёта расстрелял! … Разве при Сталине можно было такое подумать, чтобы какой-то Ткачёв утопил тысячи людей – а его пальцем не тронули, а ещё и наградили? Да Сталин бы этого Ткачёва в порошок стер! … Разве Сталин допустил бы, чтобы Россию так унижали и в грош не ставили? Да он бы им всем показал, заставил бы нас уважать и бояться! … Да сколько же раз эта Булава будет падать, сколько раз будем выбрасывать на ветер миллиарды! Позор! Да чтобы при Сталине такое творилось!!!»

И путём таких сравнений приходят к выводу – все наши беды от того, что нынешний президент, Владимир Путин, не обладает личностью, качествами и талантами Сталина.

А вот если бы Путин обладал качествами Сталина – его волей, умом и характером, или если бы на место Путина пришёл другой человек со всеми качествами Сталина – тогда, мол, другое дело. Тогда бы у нас всё пошло как при Сталине. Тогда бы власть опять работала для народа, а не для кучки олигархов. Вот тогда бы был порядок, тогда бы подняли страну с колен и даже восстановили бы Советский Союз.

После этого ставится рецепт нашего спасения – надо, чтобы на место наших теперешних правителей пришел такой, как Сталин!

Так ли это на самом деле?

Древнее рабовладельческое и феодальное общество жили в убеждении, что историю делают отдельные личности – цари, короли и герои. В буржуазную эпоху некоторые учёные начинали обращать внимание на роль масс в истории. Но и они не сделали определённых и законченных выводов, не пришли ни к каким обобщениям в этом вопросе. Поэтому буржуазная историография также отводила главное место личности исторического деятеля, также строилась на том, что история зависит от стремлений и желаний отдельной личности.

Марксизм опрокинул это тысячелетнее заблуждение. Марксизм доказал, что историю творят массы. А личность приобретает историческое значение только в том случае, если выражает интересы масс, интересы определённого класса.

И прогрессивное или реакционное значение той или другой исторической личности определяется не её личными качествами, а тем, интересы какого класса она выражает – класса реакционного или класса прогрессивного.

Пускай исторический деятель обладает редкими талантами и в своих личных взаимоотношениях он способен проявлять самые лучшие человеческие качества. Пускай он гениальный политик, способный на самопожертвование отец, муж, друг. Но если он, при всех его человеческих добродетелях и талантах политика, служит реакционному классу, классу, который не желает уступать место новым прогрессивным силам и потому пытается остановить развитие общества – то для истории данный деятель останется именно в этой своей роли – врагом прогресса, защитником прогнившего, зловещего, тёмного, враждебного человечеству.

Тогда в глазах истории он будет камнем, который лежит на её пути. Камнем, который она так или иначе должна отодвинуть, чтобы продолжить своё движение.

Прогрессивное общественное значение исторический деятель, со всеми своими добродетелями и талантами, получает лишь тогда, когда стоит на позициях прогрессивного класса.

Всё вышесказанное применимо к Сталину. Сталин, обладая действительно незаурядными талантами политика и государственного вождя, – сумел сыграть столь великую и грандиозную роль в истории лишь потому, что выражал интересы прогрессивного и восходящего класса. Потому, что служил великой и небывалой до этого в истории задаче всемирного значения – построению первого социалистического государства.

Если бы Сталин, при всех его достоинствах и талантах, стоял на позициях реакционного класса и отстаивал реакционную идею – то он никогда бы не стал Сталиным, никогда бы не поднялся на такую высоту и не приобрёл бы такое великое всемирно-историческое значение. В этом нет никакого сомнения.

Достаточно вспомнить, что в Российской империи среди врагов революции было немало незаурядных личностей и талантливых политиков. Тот же Столыпин обладал всеми необходимыми для политического вождя качествами – государственным умом, целеустремлённостью, исключительной силой характера. Но Столыпин не стал Сталиным, а Столыпиным – защитником царского самодержавия, тараном реакции, одним из главных врагов и палачей революции.

И если бы он не погиб от пули террориста, то в любом случае его конец был бы бесславен. Либо он был бы арестован и расстрелян после Октябрьской революции, либо примкнул бы к белогвардейскому мятежу и был бы убит на фронтах гражданской войны, либо бежал бы за границу и провёл бы остаток дней в бессильной злобе против нового социалистического государства.

Столыпин играл роль того самого камня на пути у истории, и история в любом случае должна была отодвинуть его. Он выступал от лица реакционного, обречённого класса, который должен был уйти с исторической сцены. И Столыпин разделял судьбу этого класса. Поэтому он мог кончить только одним из вышеописанных способов.

Наоборот, Сталин выражал интересы молодого, восходящего класса, класса, обладающего огромной энергией, огромными свежими силами. Именно пробуждённая к жизни и освобожденная энергия нового класса и опрокинула царское самодержавие, раздавила буржуазную контрреволюцию и создала новое социалистическое государство. Сталин был лишь в первых рядах этого класса, в первых рядах борьбы и строительства. Своей личностью он олицетворял мощь этого нового, молодого класса. И лишь поэтому он стал Сталиным.

И если бы Сталин, со всеми его незаурядными качествами, вместо того чтобы служить пролетариату и пролетарской революции, – стал на сторону врагов, примкнул к лагерю реакции – то он бы, естественно, закончил так же, как закончили Столыпин, Деникин, Корнилов, Керенский, Восторгов, Гермоген.

Представим себе, что Сталин не стал бы революционером, а пошёл бы служить в царскую охранку или жандармерию.

Вместо того, чтобы организовывать нелегальные сходки рабочих и распространять конспиративную литературу, – выслеживал бы революционеров и помогал бы самодержавию их гноить в тюрьме и казнить. Либо закончил бы семинарию, стал бы попом-черносотенцем, учил бы рабочих и крестьян покоряться царю-батюшке и клял бы революционеров как смутьянов и «антихристов».

В годы Первой мировой, вместо того чтобы с Лениным и большевиками вести антивоенную пропаганду, разоблачать грабительские цели этой войны, – требовал бы воевать до победного конца и призывал бы русских рабочих и крестьян лечь костьми за интересы помещиков и капиталистов.

Тогда совершенно понятно, что в семнадцатом году он оказался бы не с тем, кто сражался за революцию, а оказался бы среди тех, кто пытался её удушить. Среди Керенских, Корниловых, Савинковых и Колчаков.

Ясно, что в этом случае он не стал бы никаким Сталиным, – а кончил бы так же, как кончили все они.

А если бы теперь, в наше время, на место Путина пришёл человек, подобный Сталину, с таким же умом и волей? Стал бы он вторым Сталиным? Разумеется – нет!

Путин возглавляет буржуазное государство, чьё назначение – обеспечивать интересы российского монополистического капитала. А у капитала есть лишь один главный интерес – сохранить свое господство, сохранить угнетение и грабёж рабочего класса и всего трудового населения России.

И кто бы ни пришёл на место Путина, кто бы ни возглавил буржуазное российское государство – у него будет та же самая функция. Он будет представителем крупной буржуазии, олигархов, и врагом рабочего класса. И чем этот политик умнее и сильнее, тем более жестокого и опасного врага получит пролетариат. В этом случае все достоинства нового лидера обернутся не на пользу большинству населения, пролетариату, а во вред ему.

Если он человек сильный и волевой – тем беспощадней он будет давить всякие попытки рабочих сопротивляться и бороться за свою свободу. Если он умён – тем хитрее он будет дурачить рабочих. Тем более умело он будет опутывать их буржуазной пропагандой и отвлекать от борьбы, разобщать и обманывать мелкими подачками.

Ну, а что, если бы теперь появился такой политик, как Сталин, с его умом и волей, и если бы он при этом стоял на стороне рабочего класса?

Возможно ли такое? Возможно, конечно. Но только в этом случае он не пошёл бы ни в Думу, ни в Совфед, ни в правительство. Он не стал бы представителем капиталистов, который через буржуазное государство укрепляет их господство над пролетариатом, – а повёл бы борьбу за свержение этого господства.

Словом – тогда бы он стал не главой буржуазного государства, а революционером, борющимся за его уничтожение.

Оксана Снегирь

Комментариев нет: