пятница, 19 июня 2015 г.

Зачем российской армии «комиссары»?

Российская власть решила, что в Вооруженных Силах России необходимо создать военно-идеологическое управление.  Теперь в российской армии будут работать структуры, отвечающие за идеологическое воспитание военных. Необходимость в создании таких структур объясняется тем, что якобы армии все-таки нужна какая-никакая идеология. В пример приводится система комиссаров, существовавшая  при Советской власти.



Вот только в Советской Армии, мол, идеологии было слишком много — ну а теперь ее совсем нет.  А совсем без идеологии плохо – военнослужащие не знают,  что они должны защищать и во имя чего служить, дисциплина падает, нет мотивации для службы и т.д. и т.п. Поэтому надо снова идеологию. Но, конечно, не так, как при социализме,  когда ее было чересчур — а так, немножко, в меру. При советской власти идеология в армии была связана с политикой – ну, а теперь, конечно,  этого не надо, боже сохрани, чтобы военные занимались политикой! Нужна какая-то идеология без политики – «государственная»,  «без партийных факторов, но основанная на общем понимании роли государства, его истории, особенностей народа».

Что это все означает?  То проклинали на чем свет стоит систему идеологической работы среди военнослужащих, существовавшую в СССР, то теперь оказалось, что это не так уж и плохо. С чего вдруг такой резкий разворот?

Чтобы пояснить этот вопрос, придется начать издалека.

Одно из главных отличий  диктатуры пролетариата от диктатуры буржуазии в том, что диктатура пролетариата не скрывает своей классовой природы.

Власть рабочего класса не лукавит. Она говорит прямо и открыто:

«Да, наша власть классовая! Наша власть есть диктатура рабочего класса, его орудие для подавления контрреволюционных попыток свергнутых эксплуататоров.  Нам незачем скрывать это, незачем прятаться за «всенародность», как это делает эксплуататорский класс, буржуазия. Она, правя сугубо в своих интересах — в интересах ничтожного меньшинства пытается это скрыть, и потому всегда заявляет, что правит она от имени народа или нации и для народа, пытается представить свою власть надклассовой.

Наоборот, наш класс, пролетариат – это огромное большинство общества. Поэтому мы не боимся прямо сказать,  что мы есть власть пролетариата — власть тех, кто создает на земле все богатство, и наше государство есть государство пролетариата, в котором буржуазии всегда будет несладко».

Иное дело буржуазия. Выстраивая себе свое собственное государство — аппарат угнетения и подавления всех остальных слоев и классов общества, она делает все, чтобы уверить весь народ, что ее буржуазное государство – «общенародное», «надклассовое». Если правящий рабочий класс честно и прямо говорил – да, у нас в Советской стране идеология рабочего класса — коммунистическая идеология, которая запрещает частную собственность и эксплуатацию, запрещает меньшинству паразитировать и жить за счет большинства, то буржуазия поступает с точностью до наоборот — она пытается представить дело так, будто в буржуазном государстве нет никакой обязательной государственной идеологии. Она не может честно и прямо сказать народу, что в ее государстве тоже есть идеология – буржуазная,  и что эта идеология — любая ложь, позволяющая буржуазии эксплуатировать и паразитировать на миллионах людей труда. Что целью такой идеологии является узаконение и увековечивание частной собственности, эксплуатации и паразитирования  буржуазии на трудящихся, оправдание и освещение такого порядка вещей, при котором единицы живут в невообразимой роскоши, а другие — в полнейшей нищете и безысходности.

И именно поэтому буржуазия скрывает тот факт, что в ее государстве полностью господствует ее идеология — подлая и лживая буржуазная идеология. Она лицемерит, мол, нет у нас никакой идеологии, все идеологии равны – мы никого не принуждаем ни к какому мировоззрению и миропониманию, как это делала тоталитарная Советская власть! И даже в Конституции у нас записано, что у нас нет официальной идеологии! Мы ведь не то, что тоталитарные коммунисты, которые все и вся заидеологизировали. У нас этого нет,  у нас плюрализм — исповедуй любую идеологию, какая тебе нравится. У нас свобода, а не тоталитаризм, демократия, а не диктатура.

И, конечно, российские буржуазные пропагандисты не упоминают тот факт, что в этой же Конституции, в основном законе нашей страны, главнейшая и основополагающая суть всей буржуазной идеологии  зафиксирована  в  статье 35-ой, гласящей, что «частная собственность охраняется законом». Основной закон страны стоит на страже капиталистического строя, частной собственности и эксплуатации, охраняет устои капитализма. А значит на страже интересов тех, кто этой собственностью обладает. Таковых же у нас в России если и наберется, то от силы 2-3% населения. (Напомним, речь о частной собственности на средства производства — заводы, фабрики, трубопроводы, землю, недра, электростанции и т.п., а не на зубную щетку!)

Вот она — обязательная, возведенная в основу государственного строя идеология буржуазного общества!

Ты можешь исповедовать любую идеологию. Можешь даже отрицать частную собственность. Но если ты попробуешь на деле воспротивиться этому порядку — рискнешь  восстать против частной собственности и против эксплуатации  –  ты окажешься  преступником, врагом буржуазного закона и буржуазного государства со всеми отсюда вытекающими карательными мерами, которые будут почище тех мер, которые применяла к своим классовым врагам диктатура пролетариата.

Получается, что идеология, освещающая частную собственность и эксплуатацию – самая что ни на есть  обязательная - это официальная идеология буржуазного государства, которое лицемерно заявляет о том, что у него якобы вообще нет никакой идеологии.

Есть еще один вариант лицедейства, которое частенько применяет буржуазии, когда ей это выгодно. Она признается, что идеология у буржуазном обществе есть, но это идеология, мол, неклассовая, общенациональная, выражающая интересы «всего народа», «всей нации». В действительности же, поскольку государство не может быть неклассовым и всегда является аппаратом насилия определенного класса — того, кто господствует в обществе, постольку и идеология всегда является классовой и выражает классовые интересы господствующего класса, то есть в данном случае — буржуазии. Однако буржуазные идеологи этот факт всячески скрывают и поднимают на щит «общенациональную идею», в качестве каковой у них, как правило, выступает буржуазный патриотизм.

Буржуазия цепко хватается за «общенациональную идею» всегда, когда ей требуется помощь в борьбе со своими конкурентами на международной арене. С помощью буржуазного патриотизма она стремится обмануть трудящихся  баснями о «национальном единстве», раздуть в них патриотический и националистический угар, добиться их поддержки, и таким путем, с одной стороны, обеспечить себе защиту и новые прибыли, сколотив из одурманенных ее лживой пропагандой трудящихся масс армию, готовую умирать за ее интересы, а, с другой стороны, отвлечь трудовой народ от борьбы за свои собственные классовые интересы, полностью противоположные интересам буржуазии.

«Общенациональная идея», во-первых, позволяет «загребать жар чужими руками». Толкнув свой народ на войну, буржуазия имеет возможность заполучить в свое распоряжение такие приятные вещи, как новые подконтрольные территории,  газ, нефть, дешевую рабочую силу, рынки сырья, сбыта и вывоза капитала. Словом — новые богатые возможности для извлечения сверхприбылей. А во-вторых – пока трудящиеся будут добывать для капиталистов все эти приятные вещи, веря, что  воюют за «родное Отечество», за нацию, за народ – самые лучшие из них, самые отважные и сильные будут убиты, как всегда это бывает на войне. Тысячи молодых здоровых мужчин и женщин пойдут на корм червям ради блага десятка зажравшихся паразитов. При этом погибнет самый цвет  рабочего класса — как раз те, кто представляет самую большую опасность для власти  буржуев.

Именно такой момент и наступил теперь для российской буржуазии  — «общенациональная идеология», корнем которой уже сейчас изо всех сил российская власть стремится сделать буржуазный патриотизм, господствующему классу позарез понадобилась не случайно.

Международная обстановка обострилась до предела. Пока еще мирное противостояние групп мировых монополий (самых крупных и мощных капиталистов) вот-вот грозит перейти в открытое военное столкновение. Мировой капитал явно стремится к новому переделу мира, и российский капитал хочет не упустить свой сладкий кусок. Не спокойно и в стране. Положение российских трудящихся ухудшается с каждым днем. Настроения социального протеста растут — того и гляди трудовой народ России, очнувшись от многолетнего сна, перейдет в открытое наступление.  Одурачить в такой момент рабочий класс «общенациональной идеологией» — это единственный способ для российской буржуазии удержать свое господство и может быть даже увеличить свои капиталы, выдвинувшись в первые ряды главных мировых паразитов и эксплуататоров, потеснив там американский и европейский капитал.

Ну, а о то, что все сказанное в первую очередь относится к армии, к военнослужащим, так сказать, к силовым структурам, нечего и говорить. Именно армия в системе государственного аппарата выполняет функцию охраны правящего класса — это основная и единственная ее функция. Долг армии в буржуазном государстве — защищать власть капиталистов и обеспечить им возможность успешно грабить и угнетать рабочий класс. А при попытке рабочих сопротивляться угнетению, бороться за свою свободу – безжалостно раздавить их, покарать так, чтобы больше и не думали ни о каком освобождении.

Поэтому для буржуазии  жизненно важно идеологически подчинить военнослужащих — обработать их так, как надо, чтобы они, одурманенные правильной пропагандой, подчинялись любым приказам как тупые, бездушные механизмы, как роботы, автоматы, чтобы когда понадобится — умирали, а когда потребуется — убивали, и ни в коем случае не задумывались о том, для чего и почему они делают то, что делают, почему им приказывают убивать таких же простых ребят, как они сами, и почему они должны отдавать свои молодые жизни за еще одну яхту Абрамовича или еще один дворец Путина.

Автор статьи не скрывает, что буржуазия преследовала именно эту цель, когда несколько лет назад стала насаждать  в армии религию. И в царской армии дореволюционной России, и в армиях современных капиталистических государств религия имеет вполне определенную задачу – идейно подчинять военных эксплуататорскому классу, сделать их орудием его интересов. По этому пути пошла и наша российская буржуазия, напичкав армию попами, которые с места в карьер агитировали всех «крещенных» солдат «воцерковиться», исповедоваться и причаститься, а некрещеных – непременно окреститься. По телевизору показывали, как в то время «батюшки» крестили солдат целыми ротами.

Однако теперь выясняется, что этого оказалось недостаточно. И объясняется, почему:

«Ситуацию попытались исправить с помощью активного внедрения в армию религиозного воспитания солдат и офицеров. Но, во-первых, не все из них верующие. А во-вторых, страна у нас многонациональная и многоконфессиональная. А значит, надо звать не только православных батюшек, но и раввинов, мулл, ксендзов. Но тогда получается, что у каждого солдата может возникнуть своя мотивация к службе».

Короче, чтобы у каждого солдата не возникла «своя мотивация к службе», а чтобы у всех была только одна мотивация – защита власти нашей буржуазии и подавление ее врагов – решили к попам добавить еще и «комиссаров». Они и должны будут  «окормлять» военных буржуазным патриотизмом, как всякие батюшки, муллы и раввины уже «окормляют» их религиозным дурманом.

Важный буржуазный политик,  дающий по этому вопросу интервью корреспонденту, так объясняет необходимость такого нововведения:

«…до 90% военнослужащих — молодые люди. Они должны хорошо понимать государственную политику».

Что же должны понимать молодые военнослужащие? А вот что:

«…я хочу подчеркнуть, что политическую работу партий внутри армий нужно исключить. Вооруженные Силы должны оставаться вне политической конкуренции и служить государству, народу, Конституции».

Никаких партий – то есть, военные ни в коем случае не имеют права интересоваться политикой и пытаться разобраться в классовой природе нашего общества, в том, какие классовые силы теперь борются, понять, к какому классу они сами принадлежат и  каковы интересы их класса.  Все это для российских военных – строжайшее табу, как было и в царской армии, где офицеры гордились тем, что ничего в политике не понимают, а знают только одно – служить «царю и отечеству».  Офицер, который хоть в малой мере интересовался политикой, сразу вызывал подозрения в неблагонадежности.

Здесь мы видим полную противоположность с Советской Армией, в которой политическому просвещению бойцов и командиров уделялось огромное внимание. Но это вполне понятно. Бойцы Советской Армии служили рабочему классу, отстаивали его власть, были главной опорой рабочего государства. Поэтому они должны были понимать, что происходит в мире и что действия, которые они совершают как военнослужащие, точно идут на пользу рабочему классу и им самим, поскольку они его плоть и кровь.

Совершенно иное дело царская армия и армия буржуазной РФ. Здесь не дай бог, чтобы военнослужащие и особенно младший состав, солдаты, понимали свои собственные классовые интересы. Ведь тогда они сразу поймут и другое — что те, кто отдает им приказы, действуют против них, против их семей и против всего трудового народа России. Такой понимающий солдат никогда не станет чурбаком, безропотно выполняя любой приказ вышестоящего начальства. Он не станет служить тем, кто угнетает его, его семьи, друзей и его народ — эксплуататорскому меньшинству, паразитам.

Вот потому-то и важно, чтобы всякий военнослужащий думал, что служит он не какому-то конкретному классу — а якобы всей нации, всему народу, абстрактной Родине, аморфной и неопределенной России. А кто это конкретно «Родина» и «Россия», кто этот «народ» — кто в него конкретно входит, это не его, солдата, ума дело. Тут, если такой вопрос вдруг возникнет в солдатской голове, как раз и должен помочь новоявленный комиссар — быстренько прочистить солдату мозги, чтобы больше ничего такого не думал.

Российские военные, воюя за интересы олигархов и убивая трудящихся других наций  – должны верить, что они защищают «независимость», «Отчизну».

А когда они будут по приказу этих же олигархов стрелять в восставших российских рабочих – тогда они должны быть убеждены, что «защищают порядок».

Вот для этого российской власти и потребовались в армии «комиссары».

Струма Шумкарова, Алина Белова

Комментариев нет: