суббота, 20 июня 2015 г.

Трагические события в Чили - урок для революционеров всего мира.


Статья, опубликованная в газете «Зери и популлыт»
2 октября 1973 г.
















Контрреволюционная стихия в Чили продолжает свирепо обрушиваться на трудящиеся массы, на патриотов и борцов этой страны. Правые силы, пришедшие к власти 11 сентября в результате государственного переворота, развертывают такой террор, которому бы завидовали даже гитлеровцы. Людей убивают, терзают на улицах, на работе, везде, без суда и под любым предлогом. Даже и стадионы превращены в концентрационные лагеря. Совершается кощунство над передовой культурой, на площадях по нацистскому стилю предается огню марксистская литература. Вне закона объявлены демократические партии, профсоюзы и демократические организации, средневековое мракобесие берет верх во всей стране. На политической сцене появляются самые темные силы, ультрареакционеры-фанатики, агентура американского империализма. Демократические свободы, которые народ завоевал борьбой и кровью, исчезли в один день.



События в Чили затрагивают не только чилийский народ, но все революционные, прогрессивные и миролюбивые силы в мире, поэтому из этих событий должны извлечь уроки революционеры и трудящиеся не только Чили, но и других стран. Здесь, конечно, идет речь не об анализе подробностей и чисто национальных моментов, или же отдельных сторон чилийской революции, недостатков и ошибок, не выходящих за ее национальные рамки. Тут речь идет о тех общих законах, которых никакая революция не может избежать и которых должна придерживаться любая революция. Речь идет о том, чтобы в свете чилийских событий рассматривать и оценивать правильные и неправильные взгляды на вопросы теории и практики революции, определить, какие положения являются революционными, а какие - оппортунистическими, какие позиции и поступки содействуют революции, а какие - контрреволюции.

В первую очередь надо сказать, что период правления правительства Альенде, это такой период, который не так-то легко изгладить из жизни чилийского народа, как и из всей истории Латинской Америки. Выражая требования и чаяния самых широких народных масс, правительство Народного единства приняло ряд мер и провело ряд реформ, направленных на укрепление свободы и национальной независимости, на независимое развитие экономики страны.

Оно нанесло тяжелый удар как внутренней олигархии, так и американским монополиям, которые занимали все ключевые позиции и вершили закон в стране. Вдохновителем этого прогрессивного и антиимпериалистического курса был президент Альенде, одна из благороднейших фигур, которые когда-либо знала Латинская Америка, выдающийся патриот и борец-демократ. Под его руководством чилийский народ боролся за проведение аграрной реформы, за национализацию иностранных компаний, за демократизацию жизни страны и высвобождение Чили из- под американского влияния. Альенде решительно поддерживал антиимпериалистическое освободительное движение в Латинской Америке, а свою страну превратил в убежище для всех борцов за свободу, которые подвергались преследованиям гориллами и военными хунтами Южной Америки. Он безоговорочно поддерживал освободительные и антиимпериалистические движения народов, до конца солидаризовался с борьбой вьетнамского, кампучийского, палестинского и других народов.

Могли ли простить Альенде этот курс и эту деятельность чилийские латифундисты, которые видели, что их земли распределялись бедным крестьянам? Могли ли терпеть его владельцы заводов Сантьяго, которые были выдворены с национализированных заводов, или американские компании, потерявшие свою власть? Было вне всякого сомнения, что в один прекрасный день они объединятся, чтобы низвергнуть его и вернуть себе утраченные привилегии. Но здесь возникает естественный вопрос: Понимал ли Альенде окружавшую его обстановку, подмечал ли он составлявшиеся против него заговоры? Конечно, да. Реакция орудовала в открытую. Она убивала министров, деятелей правительственных партий и простых служащих. При ее подстрекательстве и под ее руководством были устроены контрреволюционные стачки водителей грузовиков, купцов, врачей и других мелкобуржуазных слоев. Наконец, она испробовала свою силу не удавшимся июньским военным государственным переворотом. Были раскрыты некоторые планы ЦРУ низвергнуть законное правительство.

Эти наскоки внутренней и внешней реакции были бы достаточными, чтобы опомниться и бить тревогу. Они были бы достаточными, чтобы привести в действие великий закон каждой революции — контрреволюционному насилию противопоставить революционное насилие. Однако президент Альенде подобного не сделал, не тронулся с места. Конечно, его нельзя упрекать в отсутствии идеалов. Он всем сердцем любил дело, за которое боролся, и до конца верил в его правоту. Он был наделен личной смелостью, он был полон решимости принести, как и принес, самую высшую жертву. Однако его трагедия заключалась в его убеждении в том, что силой разума он сможет убедить реакционные силы прекратить деятельность и подобру-поздорову уступить старые позиции и привилегии.

В Чили думали, что более или менее старые демократические традиции, парламент, легальная деятельность политических партий, существование свободной печати и т.д. - все это было непреодолимым препятствием для любой реакционной силы, которая попыталась бы силой захватить власть. Однако жизнь доказала обратное. Государственный переворот, совершенный правыми силами, доказал, что буржуазия допускает некоторые свободы, пока не затронуты ее существенные интересы, но когда она видит, что они в опасности, она больше не считается ни с какой этикой.

Теперь революционные и прогрессивные силы в Чили понесли поражение. Это очень тягостно, но временно. Правда, можно низвергать конституционное правительство, можно убивать тысячи людей, можно создавать десятки концентрационных лагерей, но нельзя ни убивать и ни заключать в тюрьмы дух свободы, повстанческий дух народа. Народ сопротивляется, а это значит, что трудящиеся массы не мирятся с поражением, что они преисполнены решимости извлечь из него уроки и идти вперед по революционному пути. Освободительная борьба против реакции и империализма имеет свои зигзаги, свои приливы и отливы. Нет никакого сомнения в том, что чилийский народ, который подавал столь много примеров высокого патриотизма, проявлял столь горячее стремление к свободе и справедливости и так сильно ненавидит империализм и реакцию, сумеет мобилизовать свои силы, бороться острием к острию со своими врагами и обеспечить себе окончательную победу.

Однако то, что для чилийцев является большим, но временным несчастьем, для современных ревизионистов является всесторонним провалом, новым опровержением их оппортунистических теорий. Московские, итальянские, французские и другие ревизионисты выдавали «чилийский опыт» за доказательство правильности своих «новых теорий» о «мирном пути революции», о переходе к социализму под руководством многих партий, о смягчении империализма, затухании классовой борьбы в условиях мирного сосуществования и т.д. Ревизионистская пресса много спекулировала «чилийским путем» с тем, чтобы рекламировать оппортунистические положения XX съезда КПСС и реформистских, утопических программ тольяттинского типа.

В «чилийском опыте» ревизионисты надеялись увидеть не только доказательство своих «теорий» о «парламентском пути», но и «классический» пример построения социализма под руководством коалиции марксистских и буржуазных партий. Они ждали от него подтверждения того, что в социализм можно перейти путем парламентских выборов, без революции, что социализм можно строить не только без ломки старого государственного аппарата буржуазии, но и с его помощью, не только без установления народной революционной власти, но отрицая ее.

Теории «мирного сосуществования» и «мирного, парламентского пути» советских ревизионистов, но в первую очередь итальянских, французских ревизионистов и их последователей, в значительной степени способствовали распространению пацифистских иллюзий и оппортунистическому отношению к буржуазии, отходу от революционной борьбы.

Во всех программных документах западных ревизионистских партий, выпущенных после XX съезда КПСС, возводится в абсолют «парламентский путь» перехода от капитализма к социализму, а немирный путь окончательно исключается. Практически это привело к тому, что эти партии окончательно отказались от революционной борьбы и стремятся к обычным реформам узко экономического и административного характера. Они выродились в партии буржуазной оппозиции и выставили свою кандидатуру на пост управляющего богатствами буржуазии, как это делали до сих пор старые социал-демократические партии.

Коммунистическая партия Чили, которая являлась одной из главных сил правительства Альенде, как в теории, так и на практике, была пламенным сторонником хрущевских положений о «мирном переходе». Действуя по указке дирижерской палочки Москвы, она утверждала, что местная буржуазия, как и империализм, уже смягчились, стали уступчивыми, разумными, что в новых классовых условиях, созданных якобы в результате нынешнего мирового развития, они больше не в состоянии поднять контрреволюцию.

Однако такие или другие подобные им теории, как это вновь доказал свежий случай с Чили, вызывают у трудящихся масс нерешительность, сбивают их с толку, ослабляют их революционный дух, мешают их мобилизации на отражение угрозы буржуазии, парализуют их способности и возможности противопоставить контрреволюционным планам и акциям буржуазии решительные революционные акции.

Ревизионисты, как это предвидели настоящие марксистско-ленинские партии и как было доказано временем, были против революции и стремились превратить Советский Союз, как и превратили, в капиталистическую страну, из базы революции в базу контрреволюции. Очень долгое время они сеяли разброд в рядах революционеров и подрывали революцию. Везде и во всех случаях они выступали пожарниками революционных битв и национально-освободительных войн. Хотя демагогии ради прикидываются сторонниками революции, своими взглядами и действиями ревизионисты пытаются удушить революцию в самом зародыше или сорвать ее, когда она вспыхивает.

Отход от марксизма-ленинизма, измена классовым интересам пролетариата и делу национального освобождения народов привели ревизионистов к полному отрицанию революции. Теория и практика революции была сведена ими к кое-каким реформистским требованиям, которые можно осуществить в условиях существования капиталистического строя, без того чтобы трогать его устои. Ревизионисты пытаются доказать, будто в нынешнее время границы между революцией и реформами уже стерты, будто в нынешних условиях мирового развития больше нет необходимости в революционных переворотах, ибо нынешняя научно-техническая революция якобы устраняет социальные классовые противоречия буржуазного общества, так как она является, мол, средством врастания капитализма в социализм, средством создания «нового общества», при котором будет достигнуто всеобщее благосостояние. Итак, согласно этой ошеломляющей логике, больше нельзя говорить об эксплуататорах и эксплуатируемых, а следовательно, больше нет необходимости в социальной революции, нет необходимости в ломке машины буржуазного государства и установлении диктатуры пролетариата.

Под маской ленинизма и его творческого развития, ревизионисты стремились к установлению своего мирового господства, превратившись в социал-империалистов. Они начали с «мирного сосуществования», с «мирного соревнования», с «мира без оружия и без войны», с хрущевского «парламентского пути» и т.д. и кончили тем, что в Советском Союзе был реставрирован капитализм, что социализм переродился в социал-империализм.

Итак, они были против революции и борьбы народов за свое освобождение, против коммунистических партий, остававшихся верными марксизму-ленинизму и защищавших его. Чтобы добиться своих целей, особенно удушения освободительных войн и революционных движений, ревизионисты положили в основу своей «теории» «мирный путь». Ревизией основных положений марксизма, таких как теория революции, и пропагандой своих оппортунистических положений они пытались убедить рабочих отказаться от революционной классовой борьбы, подчиниться буржуазии, принять капиталистическое рабство.

С другой стороны, «мирное сосуществование», которое советские руководители провозгласили основной линией своей внешней политики и пытались навязать всему международному коммунистическому и национально-освободительному движению, представляло собой развернутый стратегический план, нацеленный на заключение с американским империализмом большой сделки об удушении революционного движения и погашении освободительных войны, о сохранении и расширении зон влияния. Такого рода «сосуществование», вполне подходящее также и для империализма и буржуазии, ревизионисты хотели использовать, как и использовали, в качестве большой диверсии, направленной на идеологическое и политическое обезоруживание масс, на притупление их революционной бдительности, на их демобилизацию, чтобы они были беззащитными перед будущими наскоками империалистов и социал-империалистов.

Советские ревизионисты, как и другие ревизионисты, которым удалось узурпировать власть, подорвали партию, лишив ее революционной теории, они отвергли и попрали все ленинские нормы, расчистили в стране путь либерализму и разложению. Распространяя свои антимарксистские положения о том, что «капитализм интегрирует в социализм», что «носителями идеалов социализма и вожаками борьбы за социализм могут стать и непролетарские партии», что «по пути к социализму идут и страны, где у власти стоит национальная буржуазия», ревизионисты не только отрицали теорию об авангардной роли партии рабочего класса, но и хотели оставить рабочий класс без руководства перед лицом организованного натиска буржуазии и реакции.

История подтверждает, а события в Чили, где еще не шла речь о социализме, а об одном только демократическом режиме, вновь внесли ясность в положение о том, что установление социализма парламентским путем совершенно невозможно. В первую очередь, следует сказать, что до сих пор не было такого случая, когда бы буржуазия допустила завоевания коммунистами большинства в парламенте и создания ими своего правительства. Даже и в каком-нибудь отдельном случае, когда коммунистам и их союзникам удавалось обеспечить в парламенте кое-какое равновесие сторон в свою пользу и войти в состав правительства, это не изменяло буржуазного характера ни парламента, ни правительства, и их акция никогда не доходила до ломки старой государственной машины и создания новой.

В условиях, когда в руках у буржуазии бюрократическо-административный аппарат, обеспечение такого «парламентского большинства», которое изменило бы судьбы страны, дело не только невозможное, но и ненадежное. Основную часть государственной машины буржуазии составляют политическая и экономическая власть и вооруженные силы. Поскольку эти силы остаются нетронутыми, то есть, поскольку они не распущены и не заменены новыми, поскольку сохраняется старый аппарат полиции, секретных разведывательных служб и т.д., не может быть никаких гарантий в том, что какой-нибудь демократический парламент или демократическое правительство будут долго жить. Не только случай с Чили, но и много других случаев показывают, что контрреволюционные государственные перевороты произведены именно вооруженными силами, управляемыми буржуазией.

Хрущевские ревизионисты нарочно запутали и вызвали большую неразбериху вокруг столь ясных и четких ленинских положений об участии коммунистов в буржуазном парламенте и о взятии власти из рук буржуазии. Известно, что Ленин не отрицал возможности участия коммунистов в буржуазном парламенте в определенных случаях. Но он смотрел на такое участие только как на трибуну, с которого можно выступать в защиту интересов рабочего класса, разоблачать буржуазию и ее власть, навязывать буржуазии принятие каких-либо мер в пользу трудящихся. Но Ленин в то же время предупреждал, что, борясь за использование парламента в интересах рабочего класса, следует остерегаться создания парламентских иллюзий, фальшивости буржуазного парламентаризма.
«Участие в буржуазном парламентаризме, - говорил Ленин, - необходимо для партии революционного пролетариата ради просвещения масс, достигаемого выборами и борьбой партий в парламенте. Но ограничивать борьбу классов борьбой внутри парламента, или считать эту последнюю высшей, решающей, подчиняющей себе остальные формы борьбы, значит переходить фактически на сторону буржуазии против пролетариата». В. И. Ленин, Соч., т. 30, стр. 304-305, алб. изд.
Ленин, критикуя «парламентский кретинизм» представителей Второго Интернационала, которые свои партии превратили в партии избирательные, ясно указывал на то, куда ведет парламентаризм в идеологии, в политике и на практике. Он подчеркивал, что буржуазное государство
«... смениться государством пролетарским (диктатурой пролетариата) не может путем «отмирания », а может, по общему правилу, лишь насильственной революцией». В. И. Ленин, Соч., т. 25, стр. 473, алб. изд.
Он подчеркивал, что:
«Необходимость систематически воспитывать массы в таком и именно в таком взгляде на насильственную революцию лежит в основе всего учения Маркса и Энгельса». В. И. Ленин, Соч., т. 25, стр. 473, алб. изд.
Продолжая придерживаться «парламентского пути», современные ревизионисты делают не что иное, как следуют безвыходному пути Каутского и его компании. Но чем дальше они идут по этому пути, тем больше разоблачаются и тем больше поражений несут. Вся история международного коммунистического и рабочего движения доказывает, что насильственная революция, ломка государственной машины буржуазии и установление диктатуры пролетариата составляют общий закон пролетарской революции.
«Развитие вперед, - подчеркивал Ленин, - т.е. к коммунизму, идет через диктатуру пролетариата и иначе идти не может, ибо сломить сопротивление эксплуататоров капиталистов больше некому и иным путем нельзя». В. И. Ленин, Соч., т. 25, стр. 548, алб. изд.
В эпоху империализма, как вначале, так и теперь, всегда существовала и существует опасность установления фашистской военной диктатуры всякий раз, когда капиталистические монополии считают, что их интересы в опасности. Более того, доказано, особенно со времени второй мировой войны и до сих пор, что американский, английский и др. империализмы приходили на помощь буржуазии различных стран, чтобы отстранить те правительства или подавить те революционные силы, которые так или иначе хоть сколько-нибудь ставили под угрозу устои капиталистической системы.

До тех пор, пока будет существовать империализм, будут существовать и его база, его возможность, его неизменная политика вмешательства во внутренние дела других стран, контрреволюционных заговоров, свержения законных правительств, ликвидации демократических и прогрессивных сил, удушения революции.

Это американский империализм содержал и содержит фашистские режимы в Испании и Португалии, это он поощряет возрождение германского фашизма и японского милитаризма, поддерживает расистские режимы Южной Африки и Родезии, а у себя - дискриминацию негров, это он оказывает поддержку реакционному режиму Южной Кореи и сайгоновским марионеткам и поддерживает режим пномпеньских марионеток, это он поощрял сионистскую агрессию и помогает Израилю удерживать захваченные арабские земли. С Соединенных Штатов дули и дуют все яростные ветры антикоммунизма, национального гнета и капиталистической эксплуатации. В странах Латинской Америки, за редкими исключениями, американский империализм установил тиранические фашистские режимы, которые нещадно эксплуатируют и угнетают народ. На этом континенте оружие, из которого стреляют в демонстрантов, в рабочих и крестьян, не только является оружием американского производства, но и поставлено американцами.

Фашистский военный переворот в Чили это дело не одной лишь внутренней реакции, но и империализма. В течение трех лет, то есть, за весь период правления президента Альенде, Соединенные Штаты Америки постоянно поддерживали чилийские правые силы, организовывали и поощряли их в их контрреволюционном деле. Чилийская реакция и американские монополии отомстили президенту Альенде за его прогрессивную и антиимпериалистическую политику. Подрывная деятельность правых партий и всех реакционных сил, их акты насилия и террора были хорошо скоординированы с давлением американских монополий извне, с экономической блокадой и политической борьбой, которую американское правительство развертывало против Чили. За военной хунтой стояло ЦРУ, та же преступная рука, чьим делом является столь много государственных переворотов в Латинской Америке, Индонезии, Иране и т.д. События в Чили еще раз показали истинное лицо американского империализма. Они явились новым свидетельством того, что он был и остается ярым врагом всех народов, злейшим врагом справедливости и прогресса, борьбы за свободу и независимость, революцию и социализм.

Однако контрреволюция в Чили - это дело не только отъявленных реакционных сил и американских империалистов. Против правительства Альенде с величайшей яростью боролись и его подрывали и демо-христиане и другие буржуазные течения, так называемые радикально-демократические течения, силы, которые похожи на те, сообща с которыми коммунистические партии Италии и Франции думают перейти к социализму через реформы, мирным парламентским путем. Партия Фрея в Чили несет не только «интеллектуальную ответственность», как это утверждает кое-кто, за отказ от консультации и сотрудничества с правительством Альенде, или за отсутствие лояльности в отношении законного правительства. Она несет ответственность за то, что всеми способами саботировала нормальную деятельность правительства, примкнула к правым силам, чтобы саботировать национализированную экономику и вызвать беспорядки в стране, совершила тысячи подрывных действий. Она боролась за создание той политической и духовной атмосферы, которая предшествует контрреволюции.

Советские ревизионисты также замешаны в чилийские события. Тысяча нитей происков и заговоров связывает советских лидеров с американским империализмом. Они не думали и не хотели оказывать помощь правительству Альенде, когда оно стояло у власти, так как эта помощь вызвала бы конфликт и испортила бы их сердечные отношения с американским империализмом.

Свое отношение к Чили и теории революции хрущевские ревизионисты показали не только в случае с событиями в Чили, но и раньше. Они показали его во время повторных трагических событий в Иране, где внутренняя реакция убивала и сажала в тюрьмы сотни и тысячи коммунистов и передовых революционеров, а советские ревизионисты даже и пальцем не шевелили, а не то, чтобы разорвать дипломатические отношения! Снова показали его они и во время потрясающих событий в Индонезии, где было убито и замучено около 500 000 коммунистов и прогрессивных людей. И на этот раз советские ревизионисты остались немыми, не предприняли никаких шагов, им и в голову не приходило отозвать свое посольство из Джакарты.[1] Подобная позиция советских ревизионистов не случайна. Она свидетельствует об их тайном сотрудничестве с американскими империалистами,
чтобы саботировать революционные движения и потушить освободительные войны народов.

Подобная позиция бросает свет и на демагогический характер шумного разрыва теперь дипломатических отношений с Чили.

Вот какова действительность. А их словеса о так называемой солидарности с чилийским народом, как и все другие их демагогические разглагольствования, представляют собой маски, с помощью которых они рассчитывают обмануть общественность и скрыть свою измену делу революции и освободительного движения народов.

Советское правительство разорвало дипломатические отношения с Чили с тем, чтобы прикидываться покровителем жертв реакции, сторонником тех, кто борется за свободу и независимость, представляя дело так, будто ревизионисты выступают в защиту прогрессивных режимов.

Советские ревизионисты поддерживают какой-нибудь прогрессивный режим постольку, поскольку это отвечает их империалистическим интересам. Дальше этого они не идут. Они не гнушаются поддерживать нормальные дипломатические отношения даже с таким обанкротившимся и дискредитировавшимся режимом, как режим Лон Ноля, и хранить молчание о такой широкой освободительной борьбе, какой является борьба кампучийского народа.

Чилийские события еще раз обнаружили всю тягостность трагедии, переживаемой народами Латинской Америки. Они снова показали также недостатки, недочеты и слабые стороны революции на этом континенте, трудные и весьма тернистые пути, по которым она проходит. Но они служат уроками не только для революционеров Латинской Америки. Из них должны извлечь уроки все революционеры в мире, все те, кто борется за национальное и социальное освобождение, против империалистического вмешательства и насилия, за демократию и прогресс человечества. Сюда относятся и революционеры Советского Союза, которые должны встать против ревизионистских властителей, чтобы опрокинуть заодно с ревизионизмом все оппортунистические и антиленинские теории. Уроки из чилийских событий должны извлечь также революционеры в Италии, Франции и других развитых капиталистических странах, которые упорно должны бороться с ревизионизмом и отвергнуть реакционные теории «мирных, парламентских путей», проповедуемых тольяттинцами и другими ревизионистами.

Мы уверены, что чилийские события, фашистское наступление реакции на демократические завоевания чилийского народа, наглое вмешательство американского империализма и поддержка, которую он оказывает военной хунте, — все это побудит народы мира проявлять бдительность, решительно отбрасывать прочь демагогические лозунги империалистов, ревизионистов и оппортунистов всяких мастей, мобилизовать все силы на решительную защиту свободы и национальной независимости, мира и безопасности.
___
[1] Советские ревизионисты выгнали из Советского Союза корреспондента органа КПИ «Харьян Ракьят» и благосклонно отнеслись к визиту Адама Малика, в то время министр иностранных дел индонезийского фашистского режима. Они продолжали также поставку советского оружия Индонезии.

Против современного ревизионизма 1971-1975

Ходжа Э. Избранные произведения. Том 4. Февраль 1966 - июль 1975.

Источник: Энвер Ходжа. Его жизнь и работа.

Комментариев нет: