понедельник, 26 сентября 2016 г.

Материалистическая диалектика Маркса, Энгельса, Ленина

Диалектический материализм Маркса — Энгельса — гениальный продукт новой исторической эпохи, когда на историческую сцену вышел рабочий класс, когда со всей явственностью раскрылось противоречие, антагонизм наёмного труда и капитала, антагонизм между пролетариатом и буржуазией, когда чётко определилась историческая миссия пролетариата в современном обществе. В своей ранней работе «Святое семейство» Маркс и Энгельс следующим образом характеризуют эту историческую роль пролетариата:
«Но он не может освободить себя, не упразднив своих собственных жизненных условий. Он не может упразднить своих собственных жизненных условий, не упразднив всех бесчеловечных жизненных условий современного общества, сосредоточившихся в его собственном положении. Он не напрасно проходит суровую, закаляющую школу труда. Дело не в том, в чём в данный момент видит свою цель отдельный пролетарий или даже весь пролетариат. Дело в том, что такое пролетариат, что он сообразно этому своему бытию исторически вынужден будет делать» (Маркс и Энгельс, т. III, стр. 56).
Диалектический материализм Маркса и Энгельса — продукт эпохи, когда анархия и кризисы капиталистического общества обнаружились уже в высокой степени, когда они поставили пролетариат уже перед необходимостью бороться не только за частичные улучшения, но против самого капиталистического общества в целом; продукт той эпохи, когда начинаются первые рабочие восстания, например июньское восстание 1848 г. в Париже, когда рабочее движение начинает делать первые успехи, прорывать свои локальные национальные рамки, приобретать мировой характер; продукт той исторической эпохи, когда на горизонте появляются грозные признаки пролетарской революции, когда «призрак коммунизма» уже бродит по Европе».
Являясь гениальным детищем этой революционной эпохи, научным революционным методом и мировоззрением пролетариата, материалистическая диалектика Маркса и Энгельса внушает злобу и ужас теоретикам и идеологам буржуазии. Диалектический материализм Маркса и Энгельса, являясь идеологией и мировоззрением пролетариата, вырастает из предшествующего развития немецкой классической философии, в особенности из гегелевской диалектики. Однако он не есть прямое и непосредственное продолжение диалектики Гегеля, как это думают меньшевиствующие идеалисты; он не есть также простое заимствование диалектики Гегеля; он не есть также механический «синтез» диалектики Гегеля и материализма Фейербаха, как это представляют себе и Аксельрод, и Деборин, и механисты, и меньшевиствующие идеалисты.
Диалектический материализм Маркса и Энгельса представляет собой результат преодоления идеалистической диалектики Гегеля и одновременно ограниченного характера материализма Фейербаха; он есть результат материалистической переработки диалектики Гегеля, опираясь на богатейший материал классовой борьбы и изучение исторических задач пролетариата со стороны Маркса и Энгельса; он одновременно есть преодоление созерцательного характера материализма Фейербаха, не понимавшего исторического пути развития человечества и «практически критической революционной деятельности».
Материалистическая диалектика Маркса — Энгельса явилась «революционной душой» марксизма в целом, его «коренным теоретическим основанием». При помощи метода материалистической диалектики Маркс создаёт свой «Капитал». При помощи этого метода Маркс и Энгельс создают свои гениальные исторические работы, свои стратегические и тактические работы и т. д. «Применение материалистической диалектики к переработке всей политической экономии, с оснований её, к истории, к естествознанию, к философии, к политике и тактике рабочего класса — вот что более всего интересует Маркса и Энгельса, вот во что они вносят наиболее существенное и наиболее новое, вот в чём их гениальный шаг вперёд в истории революционной мысли», — писал Ленин, характеризуя переписку Маркса и Энгельса.
Ленин развивает марксизм в новую историческую эпоху, в эпоху империализма и пролетарских революций. Ленин вносит новое и конкретизирует марксистское учение во всех его составных частях применительно к условиям новой эпохи. «Ленин был и остаётся самым верным и последовательным учеником Маркса и Энгельса, — писал т. Сталин в ответе американской рабочей делегации в 1927 г., — целиком и полностью опирающимся на принципы марксизма. Но Ленин не был только лишь исполнителем учения Маркса — Энгельса. Он был вместе с тем продолжателем учения Маркса — Энгельса. Что это значит? Это значит, что он развил дальше учение Маркса — Энгельса применительно к новым условиям развития, применительно к новой фазе капитализма, применительно к империализму. Это значит, что, развивая дальше учение Маркса в новых условиях классовой борьбы, Ленин внёс в общую сокровищницу марксизма нечто новое по сравнению с тем, что могло быть дано в период до империалистического капитализма, причём это новое, внесённое Лениным в сокровищницу марксизма, базируется целиком и полностью на принципах, данных Марксом и Энгельсом. В этом смысле говорится у нас о ленинизме, как марксизме эпохи империализма и пролетарских революций».
Ленинский этап в развитии диалектического материализма, представляя собой органическую составную часть ленинизма в целом, есть продукт развития материалистической диалектики применительно к той эпохе, когда «противоречия капитализма дошли до крайней точки, когда пролетарская революция стала вопросом непосредственной практики, когда старый период подготовки рабочего класса к революции оперся и перерос в новый период прямого штурма капитализма» (Сталин).
Ленинский этап в развитии материалистической диалектики, являясь продуктом новой в высшей степени революционной эпохи, представляет собой конкретизацию и дальнейшее развитие метода Маркса и Энгельса, его материалистической диалектики.
Тов. Сталин писал: «В самом деле, если ленинизм есть теория и тактика пролетарской революции, а основным содержанием пролетарской революции является диктатура пролетариата, — то ясно, что главное в ленинизме состоит в вопросе о диктатуре пролетариата, в разработке этого вопроса, в обосновании и конкретизации этого вопроса». Это положение должно быть отправным пунктом для понимания того обстоятельства, что было определяющим моментом для развития всех составных частей марксизма, данных Лениным применительно к новой эпохе, в том числе и к философской основе марксизма. Однако отсюда вовсе не вытекает прямое отождествление философской основы марксизма-ленинизма с теорией диктатуры пролетариата, с теорией пролетарской революции.
Лениным дано дальнейшее развитие материалистической диалектики как «философской науки». В основном то новое, что внесено Лениным в понимание материалистической диалектики как «философской науки», состоит в дальнейшем развитии теории материалистической диалектики как логики, как теории познания. Тождество диалектики, логики, теории познания — вот то важнейшее звено в понимании диалектического материализма, что дальше развито, конкретизировано Лениным по сравнению с Марксом и Энгельсом.
В своём отрывке «К вопросу о диалектике» Ленин пишет: «Диалектика и есть теория познания (Гегеля и) марксизма: вот на какую «сторону» дела (это не «сторона» дела, а суть дела) не обратил внимания Плеханов, не говоря уже о других марксистах». Придавая этому вопросу исключительно большое значение, Ленин возвращается к нему много раз в своих философских тетрадях. Так например в IX «Сборнике», на стр. 119, он пишет: «Итак, не только описание форм мышления и не только естественно-историческое описание явлений мышления (чем это отличается от описания форм...), но и соответствие с истиной, т. е... квинтэссенция, или, проще, результаты и итоги истории мысли...» На полях по поводу этой последней фразы Ленин делает следующую приписку: «В таком понимании логика совпадает с теорией познания. Это вообще очень важный вопрос».
Так дальше, на стр. 203 IX «Сборника», Ленин опять пишет: «Логика есть учение о познании. Есть теория познания. Познание есть отражение человеком природы. Но это не простое, не непосредственное, не цельное отражение, а процесс ряда абстракций, формулирования, образования понятий, законов и т. д., каковые понятия, законы и т. д. (мышление, наука — «логическая идея») и охватывают условно приблизительно универсальную закономерность вечно движущейся и развивающейся природы».
К этому же вопросу Ленин возвращался снова в XII «Сборнике», когда он писал: «Диалектика, логика, теория познания (не надо трёх слов) — это одно и то же».
Итак, как же понимать эту ленинскую трактовку сути марксистской философии, т. е. единство, тождество диалектики и теории познания? Для того чтобы разобраться в этом вопросе, надо прежде всего посмотреть, как разрешается в материалистической диалектике вопрос о соотношении и единстве логического и исторического. Обратимся к Энгельсу, который даёт классическую формулировку этого вопроса. В статье-рецензии на «Критику политической экономии» Маркса он писал: «Преимущество способа мышления Гегеля перед способом мышления всех других философов коренится в том огромном историческом чутье, которое лежало в основе первого. Несмотря на абстрактность и идеалистичность формы, ход его мыслей всегда развёртывался параллельно ходу истории, и последний должен был служить только проверкой для первого...»
В этой же статье Энгельс развивает ряд мыслей о соотношении исторического и логического, которые крайне важны в связи с рассмотрением ленинских заметок. Он указывает, что всякое историческое развитие идёт скачками, зигзагообразно, с большими уклонениями в стороны, с возвращением назад. Если теоретику какой-либо науки пришлось бы использовать весь этот материал, то ему часто приходилось бы уделять весьма значительное внимание малоценному материалу, прерывать ход мыслей и т. д. «Логический метод исследования являлся поэтому единственно подходящим. Последний однако есть тот же исторический метод, только освобождённый от его исторической формы и от нарушающих стройность изложения исторических случайностей».
Энгельс развивает вопрос о единстве логического и исторического метода исследования, который положен Марксом в основу его «Критики политической экономии». Ленин в своих философских тетрадях, особенно при рассмотрении вопроса о диалектике и теории познания, исходит из этих положений.
Как мы видели выше, Гегель сделал шаг вперёд при подходе к этим вопросам по сравнению с Кантом. Гегель в своей системе категорий хотел на идеалистической основе дать теорию познания, разрешающую проблему логического и исторического, дать теоретическую картину всемирно-исторического опыта и познание человечества, понимая этот опыт и познание и само историческое развитие человечества идеалистически. История однако оказалась подчинённой логическому развитию абсолютного духа. Историческое, действительное движение оказалось производным следствием логического движения. Ленин за схоластической, темной «гегельянщиной» раскрывает то содержание, которое имеется по этим вопросам у Гегеля, и вместе с тем даёт замечательное материалистическое истолкование этих проблем, развивая тем самым важнейшие проблемы теории материалистической диалектики.
Гегель в одном из своих определений логики в первой строке пишет: «Логика есть чистая наука, т. е. чистое», а в другой строке: «знание в полном объёме своего развития». Замечания Ленина по этому поводу следующие: «1‑я строка — ахинея, 2‑я строка — гениальна». Знание в полном объёме своего развития — вот суть нашей диалектики как теории познания. На этот вопрос Ленин обращает центральное внимание в своих философских тетрадях. Он даёт следующие определения: «движение научного познания», «сам себя конструирующий путь познания», «путь (тут гвоздь, по-моему) действительного познания, познавательного движения». Ленин неустанно подчёркивает в разных вариациях эту мысль: «новое шествие движения нашего знания о вещах всё глубже и глубже», «категории суть ступеньки выделения, т. е. познания, мира», итог опыта наук и т. д. и т. п.
Однако материалистическая логика, диалектика не есть просто эмпирическая история познания, описательная история наук, идеологий, истории философии и т. д. Тут мы имеем единство логического и исторического в том смысле, как об этом писал Энгельс. В нашей теории материалистической диалектики мы имеем такую историю познания, которая изложена в отвлечении от исторических случайностей, которая дана в обобщающих эту историю познания законах, в категориях.
«История мысли с точки зрения развития и применения общих понятий и категорий логики — вот что нам нужно!» (IX «Ленинский сборник», стр. 195).
Весь практический, теоретический, научный опыт человечества, изученный в процессе исторического развития, — вот основа материалистической диалектики, логики, материалистической теории познания. Ленин вскрыл это содержание, выяснив, что история, путь познания, всемирно-исторического опыта человечества, данный в обобщающих этот путь развития категориях, в их взаимной переплетённости, связи, в их необходимых переходах, — что это и есть наша логика, диалектика, теория познания.
В самом деле, может ли быть теория познания, претендующая на научное значение, не базирующаяся на процессе человеческого познания в полном объёме его развития. Может ли быть какая-нибудь теория познания, стоящая вне исторического процесса познания?
В соответствии с таким пониманием диалектики и теории познания можно перейти к выяснению того, что собой представляют категории диалектики, как они развиваются Лениным в его «философских тетрадях. Категории понятия суть «моменты познания человеком природы» (IX «Сборник», стр. 231). «Практикой своей доказывает человек объективную правильность своих идей, понятий, знаний, науки. Повторяясь и подтверждаясь в практической деятельности людей, миллиарды раз определённые связи между этими понятиями приобретают характер логических законов, признаются нами наиболее общими формами движения материальных и духовных явлений» (ср. IX «Сборник», стр. 219).
И для пояснения этого Ленин рисует следующую картину: «Река и капли в этой реке. Положение каждой капли, её отношение к другим; её связь с другими; направление её движения; скорость; линия движения — прямая, кривая, круглая и т. д. — вверх, вниз. Сумма движения. Понятие как учёты отдельных сторон движения, отдельных капель (= «вещей»), отдельных «струй» и т. д. Вот приблизительно картина мира по «Логике» Гегеля, — конечно минус боженька в абсолют» (IX «Сборник», стр. 139). Логика, теория материалистической диалектики изучает наиболее общие формы связи, переходов, взаимозависимостей между этими каплями и струями. В соответствии с этим Ленин даёт следующее определение логики:
«Логика есть учение не о внешних формах мышления, а о законах развития «всех материальных, природных и духовных вещей», т. е. развитие всего конкретного содержания мира и познания его, т. е. итог, сумма, вывод истории познания мира» (IX «Сборник», стр. 41).
Таким образом отличие диалектико-материалистической логики как теории познания заключается в том, что она рассматривает свои законы и категории не как пустые, независимые от содержания, равнодушные к нему формы, как это имеет место в формальной логике, и не как моменты саморазвивающейся независимо от материального мира идеи, как это имеет место у Гегеля, а как выражение отражённого в нашем мозгу, переведённого и переработанного в человеческой голове материального движения.
Чем же отличается по своему существу диалектическая логика от формальной, метафизической? Энгельс указывал, что метафизика рассматривает мир как совокупность готовых вещей, в то время как диалектика рассматривает его как совокупность процессов. А для того, чтобы правильно выразить движение, наши понятия тоже должны быть подвижны, должны быть связаны друг с другом и переходить друг в друга. «Человеческие понятия не неподвижны, а вечно движутся, переходят друг в друга, переливаются одно в другое, без этого они не отражают живой жизни. Анализ понятий, изучение их, «искусство обращаться с ними» (Энгельс) требует всегда изучения движений понятий, их связи, их взаимопереходов» (XII «Сборник», стр. 181–183).
Таковы некоторые важнейшие положения, которые необходимы для понимания теории материалистической диалектики и всего её отличия от теории идеалистической диалектики, развёрнутой и созданной Гегелем. В показанной нами здесь разработке вопросов теории материалистической диалектики, которую даёт Ленин, мы имеем последовательный ответ на важнейшие вопросы философии. Материалистическая диалектика даёт единственно последовательное до конца материалистическое разрешение проблемы единства формы и содержания, абстрактного и конкретного, логического и исторического, чувственности и мышления, вопросов о характере, систематической связи категорий и их переходов. Перед нами стоит серьёзная задача широко развернуть и показать теоретическое богатство марксизма по всем этим проблемам.
Особое внимание надо обратить на «ядро диалектики», на закон единства и борьбы противоположностей. Этот основной и важнейший закон диалектики получает особое развитие в работах Ленина. В IX «Сборнике» Ленин, говоря об этом законе, пишет: «Диалектика есть учение о том, как могут быть и как бывают (как становятся) тождественными противоположности, — при каких условиях они бывают тождественны, превращаясь друг в друга, — почему ум человека не должен брать эти противоположности за мёртвые, застывшие, а за живые, условные, подвижные, превращающиеся одна в другую.

Ленин, применяя этот закон диалектики к анализу сложных процессов действительности эпохи империализма и пролетарских революций, — применяя его, одновременно с этим теоретически его развивает и уточняет. Возьмём например важнейшие лозунги и трактовки коренных политических проблем большевизмом: перерастание буржуазно-демократической революции в социалистическую, превращение империалистической войны в гражданскую, диктатура пролетариата как пролетарская демократия, уничтожение классов в процессе ожесточённой классовой борьбы, — мы увидим, что они представляют собой «сгустки диалектики», применение и дальнейшее теоретическое развитие закона единства противоположностей.

Вернуться к оглавлению.

Комментариев нет: