понедельник, 3 октября 2016 г.

III. Диалектический материализм — мировоззрение марксистско-ленинской партии

Философские теории, созданные до Маркса и Энгельса, хотя и содержали подчас великие открытия, но всё же не были до конца последовательными, вполне научными, бесстрашными во всех своих выводах, последовательно-революционными по своему существу. Это относится как к диалектическому учению Гегеля, так и к материалистической теории Фейербаха. Вполне понятно, почему сложившийся в ряде европейских стран к 1830–1840 гг. рабочий класс не мог просто заимствовать эти для своего времени передовые учения. Он должен был выковать своё собственное теоретическое оружие, последовательно-революционное и действенное, смело разящее врагов трудящихся.
Философские убеждения Маркса и Энгельса не были «синтезом» диалектических идей Гегеля и материалистического учения Фейербаха. Но, как об этом писали Маркс и Энгельс, Фейербах оказал на них крупное «освободительное влияние». В одной из статей того времени Маркс так оценивает философию выдающегося немецкого материалиста:
«А вам, спекулятивные богословы и философы, я советую: освободитесь от понятий и предрассудков прежней спекулятивной философии, если желаете добраться до вещей, как они существуют в действительности, т. е. до истины. И нет для вас другого пути к истине и свободе, кроме пути через Фейербаха — этот «огненный поток», ...который является чистилищем нашего времени»[1]. Одновременно с высокой оценкой Фейербаха Маркс начал критику ограниченности его взглядов. «Тезисы о Фейербахе» Маркс заканчивает так: «Философы лишь различным образом объясняли мир, но дело заключается в том, чтобы изменить его»[2].
Это уже было изложение нового мировоззрения нового общественного класса — пролетариата.
Вывести рабочих на путь борьбы за коммунизм — такую задачу поставили перед собой Маркс и Энгельс, разрабатывая гениальное учение об освобождении рабочего класса.
Маркс уже в ранних работах, относящихся к 1844–1846 гг., подвергнул критике литературное направление, возглавляемое Бауэром, отвергавшее творческую роль революционного народа в общественном развитии. Бауэр и его сторонники проповедовали теорию, согласно которой все недостатки исторического процесса относились за счёт действий масс, а все прогрессивные черты этого процесса — за счёт духовного творчества отдельных деятелей. Маркс тогда впервые формулирует то важнейшее положение исторического материализма, согласно которому историю делает сам народ и от его борьбы зависит направление исторического развития. Маркс писал в «Святом семействе»: «Если социалистические писатели приписывают эту всемирно-историческую роль пролетариату, то это никоим образом не происходит от того, что они, как уверяет нас критическая критика, считают пролетариев богами»[3].
«Скорее, — писал Маркс, — наоборот. Так как отвлечение от всего человеческого, даже от видимости человеческого, нашло себе в оформившемся пролетариате практически совершенное выражение; так как в жизненных условиях пролетариата все жизненные условия современного общества достигли вершины бесчеловечности; так как в пролетариате человек потерял самого себя, но вместе с тем не только обрёл теоретическое сознание этой потери, а непосредственно ещё вынужден к возмущению против этой бесчеловечности велением ничем не прикрашенной, неумолимой, абсолютно властной нужды, этого практического выражения необходимости, — то поэтому пролетариат может и должен сам себя освободить. Но он не может освободить себя, не упразднив своих собственных жизненных условий... не упразднив всех бесчеловечных жизненных условий современного общества, сосредоточившихся в его собственном положении. Он не напрасно проходит суровую, закаляющую школу труда»[4].
Маркс делает в высшей степени замечательный вывод о том, что на протяжении всей истории духовное развитие человечества шло таким образом, что оно делалось в ущерб общей массе человечества. Но при том общественном устройстве, которое создаст рабочий класс, идейное совершенствование людей будет происходить одновременно с общим подъёмом материального благосостояния трудящихся.
Прекрасным подтверждением этой мысли является великий опыт СССР. Товарищ Сталин в своей речи на совещании стахановцев показал те особенности нашей революции, в результате которых культурный подъём всего народа является необходимой ступенью для перехода к коммунизму и уничтожения противоположности между умственным и физическим трудом; он показал, что только Великая Октябрьская социалистическая революция обеспечила материальные условия для подлинного расцвета всех сил нашего народа.
Но если вся история общества имеет своей основой деятельность народов, если всё, что есть бессмертного и положительного в истории, зависит от того, как боролся и творил народ, то вполне понятно, что Маркс и Энгельс видели свою задачу прежде всего в том, чтобы организовать народ и сделать его деятельность ещё более плодотворной для исторического прогресса.
Маркс и Энгельс шаг за шагом разоблачают так называемую «защиту» народа, на которую способны представители либеральной буржуазии. Народ должен освободить себя сам — таков вывод Маркса и Энгельса.
В непосредственной связи с учением о роли народа в развитии общества стоит замечательное учение Маркса и Энгельса об изменении действительности как задаче революционной теории и практики. Маркс доказывает, что идеи никогда не выводили общество за пределы старого строя, что они выводили лишь за пределы идей старого строя, а чтобы действительно осуществить этот переход, нужно применить практическую силу. Чтобы освободиться от действительного ярма, следует применить и действительные средства борьбы. Последние же могут быть достаточны тогда, когда в борьбу вовлекается большинство народа.
При этом условии «вместе с основательностью исторического действия будет, следовательно, расти и объём массы, делом которой оно является»[5].
Народ, его деятельность, его организация, его способность к завоеванию политических свобод, его неиссякаемая энергия, способная смести все старые, консервативные политические учреждения и все старые, изжитые жизнью доктрины, — такова великая историческая сила, преобразующая мир, о которой писал Маркс.
Великие продолжатели дела Маркса и Энгельса — Ленин и Сталин придают огромное значение этим идеям Маркса. Ленин резко критиковал игнорирование народниками деятельности масс. Он доказал, что только после пролетарской революции, «с социализма начнётся быстрое, настоящее, действительно массовое, при участии большинства населения, а затем всего населения, происходящее движение вперёд во всех областях общественной и личной жизни»[6].
Товарищ Сталин, развивая эту замечательную идею, высказанную впервые Марксом и Энгельсом в «Святом семействе», также показывает, что судьбы народов и государств решают миллионы масс трудящихся, что только социализм разрешает вопрос о сознательной деятельности всего народа в интересах самого народа.
Трудящиеся — действительные творцы исторического процесса, подлинные творцы истории.
Когда мы обращаемся к словам товарища Сталина, сказанным на приёме работников металлургической и угольной промышленности, о бессмертии народа, тогда идеи Маркса и Энгельса о роли деятельности народа получают ещё более яркое, ещё более глубокое значение.
Маркс считал, что изменение действительности возможно только при условии знания этой действительности. Действительная, практическая история должна стать основой для философии. На этой почве Маркс подвергает резкой критике те идеи утопического социализма, которые мешали дальнейшему развитию самосознания рабочего класса.
Маркс и Энгельс выступали не просто за изменение действительности, но за определённый характер этого изменения, результатом которого должно быть коммунистическое общество.
Маркс видел в коммунизме общество, где не будет частной собственности и эксплуатации, где история сознательно делается, где человек впервые в истории общества получает возможность гармоничного, всестороннего развития.
Идеи Маркса и Энгельса о коммунистической революции и диктатуре пролетариата, развитые ими в целом ряде произведений, в том числе в гениальном «Манифесте коммунистической партии» (1848 г.), показали будущее всех народов, неизбежность победы рабочего класса.
Они с несокрушимой логикой возвестили всему передовому и прогрессивному человечеству о всемирно-исторической роли рабочего класса, о неизбежности коммунистической революции и завоевании политической власти трудящимися. Могучим призывом к борьбе за освобождение угнетённых прозвучали гордые, полные глубокой веры в победу рабочего класса слова Маркса: «Призрак бродит по Европе, призрак коммунизма».
Маркс и Энгельс показали в «Манифесте коммунистической партии», что буржуазное общество, создавшее могущественные средства производства и сообщения, походит на волшебника, который не в состоянии справиться с вызванными им силами. Всё более обостряющаяся борьба классов и рост организованности пролетариата — свидетельство приближающегося конца капитализма и неизбежности социалистической революции.
Весь последующий опыт мирового развития блестяще подтвердил гениальный прогноз основоположников марксизма.
Вся последующая жизнь великих основоположников марксизма была яркой и последовательной борьбой за победу того нового общественного строя — коммунизма, историческую неизбежность возникновения которого Маркс и Энгельс предсказали ещё в 40‑х годах прошлого века.
***
Вместе с ростом и развёртыванием революционного массового движения пролетариата создавалось и оттачивалось его мировоззрение, его революционная теория, которая складывается, по словам Ленина, лишь в тесной связи с практикой действительно массового и действительно революционного движения. Вот почему марксистская «теория есть опыт рабочего движения всех стран, взятый в его общем виде» (Сталин).
Теория, созданная Марксом и Энгельсом, поднятая на новую, высшую ступень Лениным и Сталиным, была с первых шагов связана с революционным движением пролетариата, с борьбой его партии. Именно благодаря тому, что партия рабочего класса владела таким могучим оружием, как последовательно-научная марксистско-ленинская теория, она могла указать трудящимся путь к их освобождению и научно открыть действительные средства борьбы против старого мира. Марксизм нашёл в пролетариате своё материальное оружие. Пролетариат нашёл в революционной теории идейное оружие: понимание своих задач, законы развития общества и борьбы классов, пути осуществления своей конечной цели. Ленин писал, что без революционной теории не может быть и революционного движения, что непреодолимая сила, которая влечёт к марксистской теории последовательных революционеров всех стран, состоит в том, что марксизм соединяет в себе внутренне и неразрывно строгую и высшую научность с последовательной революционностью.
Ещё в ранних работах — «Что такое «друзья народа» и как они воюют против социал-демократов?» и «Что делать?» Ленин тщательно выяснил вопрос об условиях победы революционного народа и его передового класса — пролетариата — над царизмом и буржуазией. Этим важнейшим условием Ленин считал соединение массового революционного движения рабочих и крестьян с научным социализмом, логически, необходимо вытекающим, по словам товарища Сталина, из диалектического материализма.
«Ленин и Сталин учат, что, оставаясь на ступени стихийного движения и тред-юнионистского сознания, рабочий класс не может победить. Сознательную, последовательно-революционную борьбу осуществляет партия рабочего класса, над созданием которой работали Маркс и Энгельс, которую выпестовали, закалили, воспитали в крупнейших революционных боях Ленин и Сталин. Именно большевистская партия сумела соединить массовое рабочее движение с научным социализмом, именно она, руководствуясь диалектико-материалистическим мировоззрением, подняла мировое рабочее движение на более высокую ступень, привела рабочий класс царской России к завоеванию политической власти, привела СССР к победам всемирно-исторического значения.
Учители и вожди рабочего класса — Маркс, Энгельс, Ленин, Сталин поставили все завоевания мировой истории на службу революционному преобразованию общества и расцвету подлинно научного знания. С развитием классовой борьбы пролетариата возникла историческая необходимость установить принципы этой борьбы и мировоззрения единственного в истории последовательно-революционного класса — пролетариата. Благодаря развитию отдельных областей знания и накоплению огромного фактического материала появилась возможность создания строго научной, глубоко революционной философской теории как знания «в полном объёме своего развития»[7]. Такая теория и была создана Марксом и Энгельсом и развита Лениным и Сталиным как мировоззрение последовательно-революционной партии рабочего класса.
«Марксизм не есть только теория социализма, — писал товарищ Сталин, — это есть цельное мировоззрение, философская система, из которой логически вытекает пролетарский социализм Маркса. Эта философская система называется диалектическим материализмом»[8].
Материалистическая диалектика, созданная Марксом и Энгельсом, Лениным и Сталиным как философия рабочего класса и его партии, явилась осознанным выражением классовых задач и опыта борьбы пролетариата и гениальным обобщением всего положительного, жизненного, прогрессивного, что накопило человечество за тысячи лет общественного и научного развития.
В отличие от всех прошлых, метафизических теорий партия Ленина — Сталина рассматривает всю жизнь природы и общества как вечно движущуюся и изменяющуюся в результате развития противоречий, т. е. диалектически. Диалектика как метод, прямо противоположный метафизике, характеризуется тем, что «рассматривает природу не как случайное скопление предметов, явлений, оторванных друг от друга, изолированных друг от друга и независимых друг от друга, — а как связное, единое целое, где предметы, явления органически связаны друг с другом, зависят друг от друга и обусловливают друг друга»[9].
Диалектический метод противоположен метафизике, рассматривающей предметы, явления природы абстрактно, изолированно друг от друга, вне их жизни и исторического развития. Каждое явление диалектика рассматривает конкретно, в связи со всеми окружающими условиями. Поэтому и познание диалектическое правдиво, богато, многосторонне.
И не только природу, но и всё познание общественного человека, все его идеи и понятия диалектический метод рассматривает в развитии, изменении. В мышлении человека так же, как и в природе, нет ничего абсолютно неизменного, раз навсегда данного.
Классическим примером диалектической гибкости понятий, применённых объективно, может служить учение Ленина о перерастании буржуазно-демократической революции в социалистическую, в частности его «Письма о тактике». Указав, что всякое научное обоснование политики должно исходить из «самого точного, объективно проверимого учёта соотношения классов и конкретных особенностей каждого исторического момента»[10], Ленин разработал стройное исторически конкретное учение о перерастании буржуазно-демократической революции в социалистическую и подверг беспощадному разоблачению контрреволюционную «теорию» изменников, предателей социалистической революции — Троцкого, Каменева, Зиновьева, Рыкова, Бухарина и других холопов буржуазии, превратившихся в банду шпионов, диверсантов, вредителей и террористов. Эти изменники революции боролись против социалистической революции. Изменив делу рабочего класса, они пытались повернуть развитие революции вспять, уничтожить самую возможность завоевания рабочим классом власти, «повторяя бессмысленно заученную формулу, вместо изучения своеобразия новой, живой действительности». Ленин вскрыл сущность изменнической, враждебной пролетариату позиции Каменева — Зиновьева.
««Революционно-демократическая диктатура пролетариата и крестьянства», — указывал Ленин в апреле 1917 г., — уже осуществилась» хотя в крайне своеобразной форме двоевластия советов и временного правительства. На очереди социалистическая революция и борьба за диктатуру рабочего класса. Жизнь вывела понятия «из царства формул в царство действительности, облекла её плотью и кровью, конкретизировала и тем самым видоизменила»[11]. Такова ленинская постановка вопроса о конкретности и гибкости диалектического познания.
В этой связи следует особенно подчеркнуть дальнейшее развитие товарищем Сталиным марксистско-ленинского учения о социалистическом государстве как великой, творческой, преобразующей силе, обеспечивающей успешное завершение строительства бесклассового социалистического общества и постепенный переход от социализма к коммунизму. Что нового вносит сталинский доклад на XVIII съезде партии в учение о государстве? Товарищ Сталин доказал, что весь опыт развития нашей страны и вся современная обстановка общественной жизни существенно отличаются от развития общества в эпоху, когда жили Маркс и Энгельс. Для той эпохи, для середины прошлого столетия, был совершенно справедлив взгляд, согласно которому победа социалистического общества возможна только одновременно во всех или в большинстве крупнейших капиталистических стран. Но в эпоху империализма, когда ещё сильнее проявляется закон неравномерного развития капитализма, когда окреп и развился рабочий класс, когда выросли закалённые в длительном опыте политической борьбы коммунистические партии рабочего класса, способные привести его к победе и закрепить эту победу, становится возможной и, необходимой победа социализма первоначально в немногих или в одной, отдельно взятой стране и невозможна победа социализма одновременно во всех странах.
А это всё означает, что произошло коренное изменение исторической обстановки по сравнению с периодом жизни Маркса и Энгельса. Маркс и Энгельс исходили в своих взглядах из условий домонополистического развития капитализма, когда была реальная перспектива победы социализма одновременно в большинстве цивилизованных стран, и предполагалось, что государство в стране, где утвердилась диктатура пролетариата, будучи окружённым соседними, социалистическими государствами, могло бы при переходе к коммунизму вовсе отмереть с осуществлением высшей фазы коммунистического общества.
Но историческая обстановка в эпоху империализма радикально изменилась. Конкретные исторические условия строительства социализма в СССР наглядно подтвердили новое учение Ленина и Сталина о строительстве социализма в одной стране и в окружении капиталистических государств. Товарищ Сталин, обобщая великий опыт строительства социализма в СССР, доказал, что социалистическое государство в новых исторических условиях, пока оно находится в капиталистическом окружении, должно не отмирать при переходе к коммунизму, а укрепляться. Государство остаётся и при коммунизме, если коммунистическое общество, построенное в одной стране, будет находиться в капиталистическом окружении.
Разработка товарищем Сталиным вопроса о двух фазах развития советского государства, учение об изменении функций социалистического государства вместе с изменением задач и конкретных условий социалистического строительства является блестящим развитием ленинского учения о роли социалистического государства в период социализма.
В отличие от метафизики «диалектика рассматривает природу не как состояние покоя и неподвижности, застоя и неизменяемости, а как состояние непрерывного движения и изменения, непрерывного обновления и развития, где всегда что-то возникает и развивается, что-то разрушается и отживает свой век»[12]. Диалектический материализм как последовательно-революционная теория научно раскрывает перспективу, будущее всякого развития и показывает, что должно победить и что должно погибнуть в этом развитии. Этим самым диалектика в руках марксистско-ленинской партии является боевым и действенным, руководящим теоретическим оружием в борьбе за победу прогрессивного, жизненного, положительного, за уничтожение реакционного, изжившего себя, старого. «Краткий курс истории ВКП(б)» с ленинско-сталинской мудростью, показал, что для нашей партии прежде всего важно не то, что кажется прочным в данный момент, но уже начинает отмирать, а важно то, что возникает и развивается, чему принадлежит будущее. Именно из этого положения диалектического материализма вытекает руководящая директива для каждого марксиста-ленинца в его борьбе за построение коммунистического общества: «Значит, чтобы не ошибиться в политике, надо смотреть вперёд, а не назад»[13].
Такие же в высшей степени важные выводы для всего передового, прогрессивного человечества следуют из той черты диалектики, согласно которой всё развитие рассматривается как переход от незначительных и скрытых количественных изменений к изменениям открытым, коренным, качественным, внезапным, скачкообразным. Согласно этой черте марксистской диалектики все переходы «от одного состояния к другому состоянию, наступают не случайно, а закономерно, наступают в результате накопления незаметных и постепенных количественных изменений»[14]. Развитие природы, общественной жизни и человеческого познания идёт в процессе переходов от старых состояний к новым не по замкнутому кругу и «не как простое повторение пройденного, а как движение поступательное, как движение по восходящей линии, как переход от старого качественного состояния к новому качественному состоянию, как развитие от простого к сложному, от низшего к высшему»[15].
Благодаря марксистской диалектике вся история человеческого общества получает единственно правильное научное объяснение. Трудящиеся имеют незаменимое оружие в борьбе за своё освобождение.
Диалектический материализм является научным обоснованием того замечательного учения основоположников марксизма-ленинизма, согласно которому освобождение рабочего класса от капиталистического гнёта возможно лишь путём революции, а не путём медленных количественных изменений капитализма. Именно отсюда следует замечательный вывод: «Значит, чтобы не ошибиться в политике, надо быть революционером, а не реформистом»[16].
В IV главе «Краткого курса истории ВКП(б)» мы читаем:
«В противоположность метафизике диалектика исходит из того, что предметам природы, явлениям природы свойственны внутренние противоречия, ибо все они имеют свою отрицательную и положительную сторону, своё прошлое и будущее, своё отживающее и развивающееся, что борьба этих противоположностей, борьба между старым и новым, между отмирающим и нарождающимся, между отживающим и развивающимся, составляет внутреннее содержание процесса развития, внутреннее содержание превращения количественных изменений в качественные»[17].
Диалектический материализм даёт возможность проникнуть в смысл исторической закономерности развития общества и природы и поставить познанные законы на службу революционному действию рабочего класса и его партии. Диалектический материализм обнаруживает царящие в природе и обществе противоречия, показывает путь для их революционного разрешения. Борьба противоположностей, наблюдающаяся во всём объективном мире и в истории мышления, носит всеобщий характер. Ленин писал об этой стороне диалектического материализма:
«Раздвоение единого и познание противоречивых частей его... есть суть (одна из «сущностей», одна из основных, если не основная, особенностей или черт) диалектики»[18]. Все стороны объективного мира и познания развиваются через эту борьбу. Поэтому открытие во всех процессах природы и общества, во всех областях научного развития «взаимоисключающих, противоположных тенденций»[19] есть решающее условие для познания «всех процессов мира в их «самодвижении», в их спонтанейном развитии, в их живой жизни...»[20] Уже в самых простейших, элементарных связях и явлениях природы и мышления диалектический материализм раскрывает как различия, так и противоречия, взаимную связь противоположностей. Даже простое механическое движение уже представляет собой глубокое противоречие и вместе с тем непрерывное возобновление и разрешение этого противоречия.
С переходом к более сложным и многосторонним явлениям природы их противоречивое развитие становится более богатым. Отображение, открытие противоречий живой жизни и организация борьбы за их революционное практическое разрешение — таково основное требование диалектического метода. Отсюда вывод для всей практической деятельности пролетариата и его партии:
«Если развитие происходит в порядке раскрытия внутренних противоречий, в порядке столкновений противоположных сил на базе этих противоречий с тем, чтобы преодолеть эти противоречия, то ясно, что классовая борьба пролетариата является совершенно естественным и неизбежным явлением.
Значит, нужно не замазывать противоречия капиталистических порядков, а вскрывать их и разматывать, не тушить классовую борьбу, а доводить её до конца»[21].
Именно этим и объясняется, почему Ленин считал возможным дать определение материалистической диалектике как учению о единстве и борьбе противоположностей, как науке, изучающей противоречия в самой сущности предметов, отмечая, что этим определением схвачено ядро диалектики. «Диалектика есть учение о том, как могут быть и как бывают (как становятся) тождественными противоположности, — при каких условиях они бывают тождественны, превращаясь друг в друга, — почему ум человека не должен брать эти противоположности за мёртвые, застывшие, а за живые, условные, подвижные, превращающиеся одна в другую»[22], — писал Ленин.
Прекрасной конкретизацией и иллюстрацией положения диалектического материализма о том, что всё развивается на базе борьбы противоположностей, является развитие диктатуры рабочего класса в СССР. Многочисленные враги социализма делали немало попыток свернуть развитие СССР с линии укрепления диктатуры рабочего класса на путь её ослабления и «отмирания». Лютый враг народа, фашистский наймит Бухарин ратовал за немедленное уничтожение армии и органов, наблюдающих за революционным порядком и т. п.
Товарищ Сталин вскрыл диалектику развития нашего государства. Товарищ Сталин говорил на XVIII съезде нашей партии:
«Мы идём дальше, вперёд, к коммунизму. Сохранится ли у нас государство также и в период коммунизма?
Да, сохранится, если не будет ликвидировано капиталистическое окружение, если не будет уничтожена опасность военных нападений извне. При этом понятно, что формы нашего государства вновь будут изменены, сообразно с изменением внутренней и внешней обстановки.
Нет, не сохранится и отомрёт, если капиталистическое окружение будет ликвидировано, если оно будет заменено окружением социалистическим»[23].
Опыт строительства социализма в ССОР целиком подтверждает эти классические положения марксизма-ленинизма. Развитие нашей страны к коммунизму опирается на всё возрастающую мощь социалистического государства и его армии.
Диалектический метод нашей партии есть единственно научное познание природы и общества, непримиримое ко всякому реформизму, ко всякой метафизике. Он ставит на службу революционной борьбе опыт всего мирового развития. Он даёт партии и рабочему классу уверенность в исторической правоте дела Ленина — Сталина и непоколебимую уверенность в его осуществлении.
Диалектический материализм представляет собой не только последовательно-научный и революционный метод познания явлений природы и общества, но и научное, марксистско-ленинское объяснение явлений природы. Он является одновременно материалистической теорией, марксистским философским материализмом.
Диалектический материализм даёт нашей партии мощное идейное оружие познания и изменения действительности. ВКП(б) благодаря диалектико-материалистическому мировоззрению в своей деятельности опиралась на точное и всестороннее знание законов исторического развития.
Мировоззрение партии Ленина — Сталина исходит из признания объективного, вне нас существующего мира, т. е. природы и общества. В материальном мире, окружающем человека, партия видит конечный источник появления и развития всех идей. В вопросе «об источнике нашего познания, об отношении познания (и «психического» вообще) к физическому миру...»[24] лежит важнейшее, коренное отличие диалектико-материалистического мировоззрения от всех видов идеализма. Последовательно-материалистический характер мировоззрения марксистско-ленинской партии в корне подрывает всякий субъективизм, схоластику, оторванность теории от жизни.
Благодаря тому, что исходным в диалектическом материализме является сам материальный мир, мировоззрение партии Ленина — Сталина имеет тем самым объективный неиссякаемый источник для своего беспрерывного обогащения. Основные положения диалектического материализма, по форме отличаясь от законов объективного мира, по содержанию своему целиком совпадают с ними, ибо законы логики есть не что иное, как отражение развития природы и общества в сознании человека.
Такой характер диалектического материализма обусловлен тем, что он включает в своё содержание итог, богатство разностороннего развития природы, общества и мышления. Материалистическая диалектика «должна быть выведена из «развития всей жизни природы и духа»». Диалектический материализм требует, чтобы вся человеческая практика вошла «в полное «определение» предмета и как критерий истины и как практический определитель связи предмета с тем, что нужно человеку»[25].
Всесилие, верность, глубокая жизненность мировоззрения марксистско-ленинской партии вытекают из правильного научного решения вопроса об отношении революционной теории к практике. Благодаря этой внутренней и глубокой связи с жизнью научное мировоззрение нашей партии приобретает глубокое объективное содержание, многосторонним образом проверяется практикой общественного человека, практикой социалистического строительства, мирового коммунистического движения и всего научного развития.
Но в истории общества нет абстрактной «жизни» и «практики», стоящих над обществом и человеком. Эта «жизнь» всегда исторически и социально конкретна, она существует в виде деятельности общественных классов, партий. Диалектический материализм впервые в истории науки самую практику раскрыл конкретно и многосторонне.
Классики марксизма-ленинизма видели одну из наиболее серьёзных ограниченностей философов и естествоиспытателей прошлого как раз в том, что они «совершенно пренебрегали исследованием влияния деятельности человека на его мышление; они знают, — писал Энгельс, — с одной стороны, только природу, а с другой — только мысль. Но существеннейшей и первой основой человеческого мышления является как раз изменение природы человеком, а не одна природа как таковая, и разум человека развивался пропорционально тому, как он научался изменять природу»[26].
Уже Маркс и Энгельс научно обосновали предмет и характер диалектического материализма, выяснив, что это наука об общих законах развития объективного мира и познания. Основоположники марксизма показали, что для того чтобы проникнуть в смысл всеобщих законов развития объективного мира и познания и поставить эти познанные законы развития мира на службу рабочему классу, требовалось активное вмешательство коммунистической партии, преодолевшей все старые идеологии и критически, творчески обобщившей все достижения мировой науки.
Маркс неустанно повторял, что особенность нашей философии состоит в её действенности, активности, в её стремлении и способности перестроить, изменить мир. Он критиковал все философские теории и системы прошлого за то, что они были недейственны, пассивны, созерцательны. Он разработал научно вопрос о том, что значит изменить мир. Только партия большевиков сумела перенести этот вопрос из сферы теории в жизнь. Она на опыте революции разработала вопрос о том, как следует изменить мир, какими средствами и каким путём может объединиться философия с могущественной практической силой, способной осуществить это изменение действительности. Тем самым партия Ленина — Сталина формулу Маркса — философы до сих пор лишь объясняли мир, а задача состоит в том, чтобы изменить его, — вывела из царства формул и сделала действительностью. Именно наша партия, трудящиеся СССР под её руководством смогли изменить мир, построив в основном социалистическое общество и вступив в полосу постепенного перехода от социализма к коммунизму.
Маркс уже в «Святом семействе» заметил, что ошибочность прошлых философских систем подчас состояла в том, что люди часто хотели изменить окружающую их действительность, но считали, что изменить действительность можно при помощи одних идей. Так поступали все утопические социалисты, так поступали многие великие философы. Маркс доказал, что одни идеи не могут уничтожить рабство и вывести человека за пределы старого строя. Идеи могут вывести лишь за пределы идей старого строя, а чтобы найти действительный выход, следует применить практическую силу.
Ленин и Сталин развили эту идею Маркса. Они показали, что особенность мировоззрения марксистской, большевистской партии состоит в том, что наряду с признанием роли теории, идей в общественной жизни признаётся самым решительным образом значение революционной энергии, революционного творчества, революционной инициативы масс.
В речи на конференции хозяйственников товарищ Сталин привёл замечательный пример, говорящий о величайшем историческом опыте, поставленном на службу борьбе нашей партии, на службу строительству коммунистического общества. Товарищ Сталин говорил в этой речи, что в истории армий, народов, государств бывали случаи, когда армии терпели поражение оттого, что не знали правильного пути, ведущего к победам. Только большевистская партия сумела соединить две великие силы — революционную теорию и практическую деятельность масс.
Эта идея об изменении мира нашла своё блестящее развитие во всех работах товарища Сталина. Товарищ Сталин показал, что марксизм — не только теория социализма, но также и цельное мировоззрение, философская система, из которой логически вытекает пролетарский социализм Маркса и Энгельса. Эта философская система называется диалектическим материализмом. В этой мысли товарища Сталина во всём объёме раскрывается смысл и значение сложнейшего вопроса о том, что философы до сих пор лишь объясняли мир, а задача состоит в том, чтобы изменить его. Товарищ Сталин гениально раскрыл, что философская система, называемая диалектическим материализмом, освещает путь завоевания диктатуры пролетариата, в условиях которой идеи научного коммунизма овладевают народом и становятся могучей силой, способной изменить мир.
Революционные идеи большевистской партии уже до октября 1917 г. представляли собой выдающуюся, мощную силу. Ещё большее всемирно-историческое значение эти идеи приобрели после завоевания диктатуры рабочего класса в нашей стране, когда диалектический материализм стал господствующим мировоззрением на одной шестой части земного шара. В результате этого впервые в истории общественной жизни партия большевиков объединила деятельность многих десятков миллионов людей для достижения единой цели. Возникло могучее движение, в котором слились в одно целое народ и коммунизм.
Диалектический материализм как мировоззрение марксистско-ленинской партии является единственной философской идеологией, которая практически уже осуществляет жизненное, глубокое единение коммунизма, науки с народом.
В истории культуры, науки, философии не было случаев, чтобы научные мировоззрения, передовая философская теория стали достоянием всего народа, стали теоретическим оружием десятков миллионов людей. Этого и не могло быть до появления диктатуры рабочего класса, потому что философские системы прошлого не могли целиком отвечать интересам народа. Даже передовые научные теории прошлого не смогли стать достоянием народа ибо средства идеологического влияния и распространения идеологии находились в руках господствующих классов, которые никогда не были заинтересованы в том, чтобы народ знал законы общественной жизни и научно понимал свои задачи. Всё это в корне меняется с завоеванием политической власти рабочим классом.
Наша партия, как и все партии Коммунистического Интернационала, в противоположность партиям буржуазным и реформистским заинтересована в том, чтобы весь народ овладел современным научным мировоззрением — диалектическим материализмом. И партия Ленина — Сталина имеет все средства для того, чтобы претворить это в жизнь. Основой для осуществления этой великой задачи является победа социализма в нашей стране, основа для этого — Сталинская Конституция:
Задача, поставленная XVIII съездом партии — коммунистическое воспитание народа, — поистине является самой величественной и возвышенной задачей, которую когда-либо ставили себе люди и государство. Стоит со всем вниманием вдуматься в суть этой великой задачи: объединить весь народ под знаменем одного мировоззрения — марксизма-ленинизма, — сделать единственным мировоззрением советского общества научный взгляд на законы общественного развития.
В прошлом ни одно общество, ни один класс, ни одна партия не могли ставить себе такую грандиозную задачу. Такой задачи не может быть и теперь у правящих классов современных капиталистических стран. Ведь ни один эксплуататорский класс не заинтересован в том, чтобы сделать науку достоянием всего народа, чтобы привлечь народ к активной политической жизни, тем более не заинтересован в том, чтобы сам народ взял в свои руки свою собственную судьбу. Этим, в конечном счёте, определяется и борьба эксплуататорских классов против распространения среди трудящихся научных взглядов на развитие общества.
Положение коренным образом изменилось в результате Великой Октябрьской социалистической революции. Достигнутые Советским Союзом успехи делают реально возможным такой быстрый и всесторонний культурный подъём нашего народа, такой рост его социалистического сознания, чтобы и научное мировоззрение его стало единым. Мы уже достигли морально-политического единства советского общества. Теперь требуется огромная дальнейшая работа нашей партии по коммунистическому воспитанию трудящихся, по подъёму идейно-политического уровня советского общества.
XVIII съезд великой партии Ленина — Сталина дал в руки советского народа программу дальнейшего роста материального и культурного уровня советского народа, ещё большего морально-политического и идейного сплочения трудящихся СССР вокруг большевистской партии. Коммунистическое воспитание трудящихся, проводимое партией, приобщает к великой научной сокровищнице человечества — марксизму-ленинизму — весь советский народ, многие миллионы трудящихся — активных строителей коммунизма.
Ленинско-сталинское учение о включении опыта мирового рабочего движения, всего научного развития в марксистскую философскую теорию делает эту науку, как говорил Ленин, знанием в полном объёме его исторического развития. Благодаря исключительному богатству и жизненной правде философского мировоззрения нашей партии это мировоззрение единственное, дающее полный охват существенных внутренних противоречивых черт изучаемого явления. Диалектико-материалистическое мировоззрение требует изучения всех сторон предмета, всех его связей и опосредствований. Такое требование «всесторонности предостерегает нас от ошибок и от омертвения»[27], делает диалектический материализм наукой революционного преобразования действительности.
Образец всестороннего и вместе с тем конкретного изучения общественных явлений даёт Ленин, вскрывая закономерности развития империализма. Изучив огромный философский материал, так же как Маркс, когда он создавал свой «капитал», Ленин в ряде классических работ приходит к выводу об обострении закона неравномерности развития капитализма в эпоху империализма. Ленин разоблачил лакея буржуазии Каутского, провозгласившего наступление стадии организованного капитализма — ультраимпериализма, — при котором капитализм якобы экономически сильнее, чем полсотни лет назад. Чтобы ослабить силы революции, Каутский фальсифицировал законы развития капитализма, выхватывал и в извращённом виде описывал отдельную тенденцию развития капиталистического общества, игнорируя все другие условия и стороны жизни общества, а выхваченную сторону преподносил в качестве решающей и единственной. Ленин разоблачил до конца эту предательскую, лженаучную «методологию» Каутского. Ленин писал, что если рассуждать абстрактно, упрощённо, недиалектически и, следовательно, неправильно, если «не опираться на идущее в действительности развитие, а предварительно отрываться от него...», то можно представить, будто развитие идёт к одному единственному всемирному тресту, поглощающему все предприятия и государства. Остановиться на анализе только этого — значит извратить действительность и выразить наиболее сокровенные желания крупной монополистической буржуазии. Это и делает Каутский. Если же рассматривать направление развития капитализма с позиции революционного пролетариата, т. е. единственно научно, объективно, последовательно-материалистически, то нужно сказать, что развитие капитализма идёт «при таких обстоятельствах, таким темпом, при таких противоречиях, конфликтах и потрясениях, — отнюдь не только экономических, но и политических, национальных и пр. и пр., — что непременно раньше, чем дело дойдёт до одного всемирного треста, до «ультраимпериалистского» всемирного объединения национальных финансовых капиталов, империализм неизбежно должен будет лопнуть, капитализм превратится в свою противоположность»[28]. Один этот пример уже ярко показывает, что подлинно научным взглядом на общественное развитие является мировоззрение марксистско-ленинской партии, которое видит новое, нарождающееся, чему принадлежит будущее, и, с другой стороны, старое, отживающее, подлежащее уничтожению. Всесилие и могущество этого мировоззрения состоит также в том, что оно показывает путь развития этого нового, прогрессивного способствует его победе и мобилизует внимание и энергию партии и трудящихся на уничтожение старого, отживающего, реакционного. Диалектический материализм даёт нам глубоко правдивую картину подлинно исторического развития, в которой в теоретически-последовательной форме дано отражение исторической действительности, освобождённое от случайностей и несущественных явлений, затемняющих основные тенденции развития.
В теоретической и практической деятельности ВКП(б), Коминтерна, их основателей и вождей — Ленина и Сталина диалектический материализм в новую эпоху, в эпоху империализма и пролетарской революции, диктатуры пролетариата, в период непосредственного строительства коммунизма в нашей стране находит своё блестящее всестороннее развитие, обоснование, конкретизацию и применение.
Революционная диалектика Ленина как дальнейшее развитие диалектического метода, созданного Марксом и Энгельсом, выросла и окрепла «в схватках с оппортунизмом II Интернационала, борьба с которым являлась и является необходимым предварительным условием успешной борьбы с капитализмом»[29]. Товарищ Сталин показал, что Ленин не только возродил, восстановил, очистил от оппортунизма и ревизионизма диалектический материализм Маркса и Энгельса, «но он сделал ещё шаг вперёд, развив марксизм дальше...»[30].
«То, что дано в методе Ленина, — говорил товарищ Сталин, — в основном уже имелось в учении Маркса, являющемся, по словам Маркса, «в существе своём критическим и революционным». Именно этот критический и революционный дух проникает с начала и до конца метод Ленина. Но было бы неправильно думать, что метод Ленина является простым восстановлением того, что дано Марксом. На самом деле метод Ленина является не только восстановлением, но и конкретизацией и дальнейшим развитием критического и революционного метода Маркса, его материалистической диалектики»[31]. Анализируя новый этап мирового развития империализма, научно освещая путь борьбы пролетариата за социалистическую революцию и диктатуру рабочего класса, создавая и развивая великое учение о построении социализма в одной стране, создавая стройную систему взглядов по вопросам стратегии и тактики большевизма, разрабатывая учение о партии пролетариата, подытоживая всё научное развитие после Маркса и Энгельса, Ленин и Сталин всесторонне развили и обогатили мировоззрение марксистско-ленинской партии — диалектический материализм.
Так, разрабатывая стратегию и тактику большевизма, Ленин и Сталин развивают все стороны диалектического метода и марксистского философского материализма. Они указывают, что для обеспечения стратегической и тактической задачи партии требуется всестороннее знание как общих законов исторического процесса, так и конкретных условий момента. Борьба пролетариата может быть победоносной лишь при том условии, пишет Ленин, если программа его партии будет «точной формулировкой действительного процесса». Именно диалектический материализм даёт партии возможность сформулировать закономерный результат будущих битв общественных классов, наметать стратегическую линию и цель борьбы. Марксистско-ленинская партия большевиков отражает в своих лозунгах объективный процесс развёртывающихся событий в их закономерном движении, строго учитывая активные действия рабочего класса и его партии. Вот почему Ленин говорил:
«Не может быть догматизма там, где верховным и единственным критерием доктрины ставится — соответствие её с действительным процессом общественно-экономического развития»[32].
Благодаря выполнению этого основного требования диалектического материализма стратегическая линия поведения рабочего класса и его партии указывает единственно верный путь осуществления поставленной цели. Сквозь все отклонения и случайности исторического развития партия рабочего класса, вооружённая последовательно-научным мировоззрением, видит основную тенденцию развития руководящей линии борьбы. Этим же объясняется, почему, по словам Энгельса, революционную партию пролетариата события никогда не застигали врасплох.
Учитывая, что история «всегда богаче содержанием, разнообразнее, разностороннее, живее, «хитрее», чем воображают самые лучшие партии, самые сознательные авангарды наиболее передовых классов»[33], ВКП(б) и Коминтерн, глубоко анализируя конкретную обстановку, строят принципиальную и гибкую тактику, всегда отвечающую изменившейся обстановке. Гибкость тактики должна отражать гибкость действительности и служить рабочему классу орудием изменения этой действительности. Тактика и стратегия революционной, борьбы, разработанные Лениным и Сталиным, ярчайшим образом показывают всю значимость диалектического материализма как мировоззрения марксистско-ленинской партии.
Дальнейшее развитие диалектического материализма, обогащение его новым опытом борьбы со всеми врагами рабочего класса, опытом современного научного развития, опытом международного рабочего движения и строительства социализма в СССР осуществляется товарищем Сталиным. Весь сложнейший, неизведанный ещё историей до опыта СССР путь к коммунизму товарищ Сталин освещает революционной теорией, даёт партии и всему народу «уверенность, силу ориентировки и понимание внутренней связи окружающих событий...»[34] Особое значение для всего строительства коммунизма в СССР имеет доклад товарища Сталина на XVIII съезде ВКП(б), его анализ перспектив развития СССР, укрепления социалистического государства. Развивая диалектический материализм, товарищ Сталин дал мудрый анализ всего движения СССР к коммунизму. Признавая, как и Маркс, Энгельс и Ленин, огромную роль познания объективных закономерностей общественного развития, товарищ Сталин одним из условий великих побед партии считает знание того, как и куда партия должна вести дело. «...Партия непобедима, если она знает, куда вести дело, и не боится трудностей»[35]. Товарищ Сталин требует строгого учёта революционной перспективы, умения правильно сочетать хозяйственные и политические задачи страны с повседневной, «будничной» работой над отдельными вопросами социалистического строительства. Он рассматривает каждый шаг вперёд в развитии страны как момент в общем продвижении СССР к полному коммунизму, каждое отдельное достижение как выражение общего развития в направлении к коммунизму, каждую отдельную победу как проявление и раскрытие общего закона развития СССР, т. е. коммунистического строительства, направляемого, руководимого и осуществляемого диктатурой рабочего класса.
Следуя Марксу и Энгельсу, которые на протяжении всей своей боевой революционной деятельности вели беспощадную борьбу против всех видов идеализма, метафизики (от младогегельянцев — Б. Бауэра, Штирнера и др. — до Авенариуса) и механицизма (от вульгарных материалистов типа Фохта, Бюхнера, Молешотта до схоластов-эклектиков, как Дюринг и др.), Ленин и Сталин, продолжая борьбу со всеми видами идеализма и метафизики, до конца разоблачили реакционный, антинаучный, софистический характер всевозможных писаний по вопросам философии народников, махистов, неокантианцев, струвистов, меньшевиков, каутскианцев, троцкистско-бухаринских реставраторов капитализма и др.
Товарищ Сталин, вождь народов СССР, до конца разоблачил контрреволюционность троцкистов, зиновьевцев, бухаринцев и буржуазных националистов, объединившихся в своей лютой ненависти и борьбе против СССР в фашистскую банду шпионов, диверсантов, убийц.
Под непосредственным руководством товарища Сталина партия разгромила меньшевиствующий идеализм и механицизм, которые выступили на философском фронте как прямое идеологическое прикрытие для подлой шпионской деятельности троцкистско-бухаринских выродков, фашистских наёмников. В непримиримой борьбе с врагами народа развил товарищ Сталин марксизм-ленинизм, диалектический материализм.
Победа социализма в СССР, организованная партией Ленина — Сталина, партией, которая имеет своим философским мировоззрением диалектический материализм, является величайшим триумфом марксистско-ленинской теории. Всё мировое развитие, как и развитие СССР, — блестящее подтверждение полной истинности, глубокой научности и действенности диалектического материализма — мировоззрения, созданного Марксом, Энгельсом, Лениным, Сталиным.
Товарищ Сталин в своём замечательном докладе на XVIII съезде партии с гениальной прозорливостью раскрыл значение дела коммунистического воспитания трудящихся и овладения теорией нашими кадрами для успешного строительства коммунизма.
«Нужно признать, — говорил товарищ Сталин, — как аксиому, что чем выше политический уровень и марксистско-ленинская сознательность работников любой отрасли государственной и партийной работы, тем выше и плодотворнее сама работа, тем эффективнее результаты работы и, наоборот, — чем ниже политический уровень и марксистско-ленинская сознательность работников, тем вероятнее срывы и провалы в работе, тем вероятнее измельчание и вырождение самих работников в деляг-крохоборов, тем вероятнее их перерождение. Можно с уверенностью сказать, что, если бы мы сумели подготовить идеологически наши кадры всех отраслей работы и закалить их политически в такой мере, чтобы они могли свободно ориентироваться во внутренней и международной обстановке, если бы мы сумели сделать их вполне зрелыми марксистами-ленинцами, способными решать без серьёзных ошибок вопросы руководства страной, — то мы имели бы все основания считать девять десятых всех наших вопросов уже разрешёнными».
Внимание нашей партии, её мудрые решения направлены на подъём теоретического и политического уровня кадров партии и государства и всех трудящихся Советской страны.
Все человеческие общества до завоевания политической власти рабочим классом развивались стихийно, противоречиво, через бурные потрясения и антагонизмы. Этому развитию часто сопутствовали шаги назад, отступления, смена прогрессивных тенденций развития общества реакционными и т. д.
Эпоха диктатуры пролетариата характеризуется совершенно другими особенностями развития общества. Здесь нет слепого подчинения трудящихся чуждым, внешним и независимым от них силам. Народ, взяв власть в свои руки, сам управляет своей судьбой. Но именно это обстоятельство и накладывает огромную ответственность на свободный народ, самостоятельно строящий свою жизнь, требует от широких слоёв партийных и непартийных большевиков всестороннего овладения наукой о законах развития общества.
Наша страна идёт по неизведанному ещё историей пути, идёт к коммунизму, историческая неизбежность которого научно доказана основоположниками марксизма-ленинизма. То, что было теоретически предсказано Марксом и Энгельсом, в наших условиях становится реальной действительностью, практической жизнью многомиллионного народа. В этих условиях колоссально возрастает роль передовой революционной теории. От того, как овладеют наши кадры наукой об обществе, как многомиллионные массы трудящихся нашей страны это знание превратят в своё родное, близкое и доступное им дело, от того, как воля и опыт советского народа и его неиссякаемая революционная энергия будут направлены на выполнение планов, начертанных решениями XVIII съезда партии, — от всего этого будет зависеть успех всего нашего дела.
Во всей творческой деятельности нашего народа, в росте его коммунистической сознательности, в успешном преодолении пережитков капитализма в сознании людей решающее значение имеет наша большевистская партия. Именно она, руководя всем строительством коммунизма, объединяет и мобилизует все творческие способности народа на строительство коммунизма. В огромной степени возрастают задачи, стоящие перед партией, её роль.
Партия Ленина — Сталина привела страну по сложнейшему пути к социализму.
Если бы мы спросили себя, где причины наших выдающихся успехов, достигнутых вопреки всем попыткам вредителей, убийц, троцкистско-бухаринских выродков, шпионов, агентов иностранных разведок препятствовать нашему продвижению к коммунизму, то мы должны были бы сказать, что причины эти лежат в ленинско-сталинской политике нашей партии, в её боеспособности, в единстве её рядов, в сталинском руководстве ЦК нашей партии.
Недаром сейчас для всех слоёв нашего народа и для всех честных и передовых людей капиталистических стран имя вождя нашей партии товарища Сталина является синонимом таких слов, как свобода, счастье, прогресс, культура.
Партия пролетарских революционеров, воспитанная Марксом и Энгельсом, великая партия большевиков, выпестованная и закалённая Лениным и Сталиным, всегда придавала огромное значение науке об обществе, знанию законов революции.
Ни одна буржуазная и мелкобуржуазная партия ни в прошлом, ни в настоящем не может идти ни в какое сравнение с партией большевиков в вопросе отношения партии к науке, в вопросе правдивого отражения в теории законов общественной жизни. Объясняется это тем, что только партия большевиков выражает в программе своей борьбы будущее всех народов. Её цели, её план построения коммунизма не противоречат объективному ходу исторического развития общества, но, наоборот, вытекают из него и содействуют этому развитию.
Вот почему великие идеи нашей партии всегда звали народ вперёд, к борьбе за более высокую форму общественной жизни, содержали в себе могущественный призыв к победе, были способны сплотить и объединить многомиллионные массы трудящихся для борьбы за победу нового общественного строя над старым. И наоборот, поскольку цели и программные установки буржуазных и мелкобуржуазных партий защищали уже сложившиеся буржуазные общественные отношения, консервировали и оправдывали их, постольку неизбежно цели этих партий вступали в противоречие со всем прогрессивным в общественной жизни, постольку идеология этих реакционных партий и классов была вынуждена всеми средствами оправдывать сложившийся, но уже изживший себя общественный строй. Понятным поэтому становится тот факт, что буржуазные идеологи никогда не могли правдиво и всесторонне раскрыть смысл законов общественной жизни.
Буржуазные учёные всячески искажали и искажают исторические факты, тенденциозно обобщают сведения о политических событиях из истории народов, создают неправильное представление о перспективах развития общества, о его будущем, восстают против тех деятелей науки и культуры, которые ведут борьбу за дело рабочего класса, которые все свои идеи, желания, политические цели и организации направляют против господствующих, эксплуататорских классов. Буржуазная общественная наука перестала по существу быть наукой в силу того, что она искажённо, неправильно объясняет исторический процесс.
То же самое можно сказать и о так называемой общественной «науке» современных социалистических и социал-демократических партий. Достаточно указать на тот глубочайший разрыв теории и практической деятельности, идей и жизни народа, программных целей и практических средств и форм борьбы, который характерен для деятельности любой социал-демократической партии, чтобы убедиться в том, что и эти взгляды на общество не могли быть действительно научными и плодотворными.
Товарищ Сталин в своём гениальном классическом труде «Об основах ленинизма» вскрыл основной порок социал-демократической идеологии — разрыв теории, и практики и как результат этого разрыва — полную невозможность социал-демократических «теоретиков» познать законы общественной жизни и поставить эти законы на службу революционным действиям пролетариата.
Товарищ Сталин указывает, что в результате глубокого разрыва теории и практики в социал-демократических и социалистических партиях II Интернационала имеют место «вместо цельной революционной теории — противоречивые теоретические положения и обрывки теории, оторванные от живой революционной борьбы масс и превратившиеся в обветшалые догмы. Для виду, конечно, вспоминали о теории Маркса, но для того, чтобы выхолостить из неё живую революционную душу.
Вместо революционной политики — дряблое филистерство и трезвенное политиканство, парламентская дипломатия и парламентские комбинации. Для виду, конечно, принимались «революционные» решения и лозунги, но для того чтобы положить их под сукно.
Вместо воспитания и обучения партии правильной революционной тактике на собственных ошибках — тщательный обход наболевших вопросов, их затушёвывание и замазывание. Для виду, конечно, не прочь были поговорить о больных вопросах, но для того, чтобы кончить дело какой-либо «каучуковой» резолюцией.
Вот какова была физиономия II Интернационала, его метод работы, его арсенал»[36].
Развивая дальше марксистскую науку об обществе, о большевистской партии, Ленин и Сталин подвергли уничтожающей критике теоретические догмы II Интернационала. Требовалось, как говорил товарищ Сталин, восстановить нарушенное единство между теорией и практикой, ликвидировать разрыв между ними и на этой почве создать действительно пролетарскую партию, вооружённую самой передовой, последовательно-научной, революционной теорией.
Товарищ Сталин неоднократно указывал, какой огромный вред для рабочего движения может принести отрыв теории от практики, неспособность поставить на службу революционной борьбе знание законов общественной жизни.
В докладе на VII расширенном пленуме Исполкома Коминтерна в 1926 г. товарищ Сталин передал рассказ одного шведского революционного синдикалиста:
«Дело происходило в 1906 г., во время Стокгольмского съезда нашей партии. Этот шведский товарищ довольно смешно изображал в своём рассказе манеру социал-демократов цитировать Маркса и Энгельса, а мы, делегаты съезда, слушая его, хохотали до упаду. Вот содержание этой версии. Дело происходит в Крыму во время восстания флота и пехоты. Приходят представители флота и пехоты и говорят социал-демократам: вы нас звали за последние годы к восстанию против царизма, мы убедились, что ваш призыв правилен, мы, матросы и пехота, сговорились восстать и теперь обращаемся к вам за советом. Социал-демократы всполошились и ответили, что они не могут решить вопроса о восстании без специальной конференции. Матросы дали понять, что медлить нельзя, что дело уже готово, и если они не получат прямого ответа от социал-демократов, а социал-демократы не возьмутся за руководство восстанием, то дело может провалиться. Матросы и солдаты ушли в ожидании директив, а социал-демократы созвали; конференцию для обсуждения вопроса. Взяли первый том «Капитала», взяли второй том «Капитала», взяли, наконец, третий том «Капитала». Ищут указаний насчёт Крыма, Севастополя, насчёт восстания в Крыму. Но ни одного, буквально ни одного указания не находят в трёх томах «капитала» ни о Севастополе, ни о Крыме, ни о восстании матросов и солдат (смех). Перелистывают другие сочинения Маркса и Энгельса, ищут указаний, — всё равно никаких указаний не оказалось (смех). Как же тут быть? А матросы уже пришли, ждут ответа. И что же? Социал-демократам пришлось признать, что при таком положении вещей они не в силах дать какого бы то ни было указания матросам и солдатам. «Так провалилось восстание флота и пехоты», — кончил свой рассказ шведский товарищ» (смех).
Вполне понятно, что такого рода «соединение» знания законов революции с практической революционной деятельностью никогда не могло бы привести к победе, к великим социалистическим завоеваниям. Только Маркс и Энгельс, Ленин и Сталин, наша победоносная большевистская партия создали великий исторический по своей значимости опыт соединения научных взглядов на общественную жизнь, на законы революции и коммунистическое строительство с массовым революционным движением трудящихся, направленным против капиталистического рабства, на борьбу за социалистические завоевания.
Маркс и Энгельс оставили замечательные образцы того, как революционной партии следует бороться за подлинно научное знание об обществе и, что самое главное, как следует соединять это знание с массовым рабочим революционным движением.
Один пример. 30 марта 1846 г. Маркс собрал у себя на квартире совещание, чтобы решить вопрос об объединении всех революционных сил немецкого народа для борьбы против реакции и произвола, чтобы определить общий по возможности образ действий между руководителями рабочего движения. На этом совещании, кроме Маркса и Энгельса, присутствовали: Вейтлинг, проповедовавший сектантский, утопический коммунизм; примыкающий к коммунистам Эдгар фон Вестфален; деятель рабочего движения в США, первый пропагандист марксизма в США Вейдемейер; русский либеральный журналист П. В. Анненков и др. Анненков в своих «Литературных воспоминаниях» пишет, что Маркс поставил вопрос о том, что пора покончить с «сектантским коммунизмом» ремесленников, что требуется проповедовать научный коммунизм. Вейтлинг — представитель сектантского коммунизма — стал развивать мысль, будто для пролетариата не имеет значения, насколько он подготовлен в теоретической области, что для него имеет большое значение организация магазинов, кофеен, торговых предприятий рабочих и т. д. Вейтлинг, вероятно, говорил бы ещё «если бы Маркс, с гневно стиснутыми бровями, не прервал его и не начал своего возражения. Сущность саркастической его речи заключалась в том, что возбуждать население, не давая ему никаких твёрдых, продуманных оснований для деятельности, значило просто обманывать его. «Возбуждение фантастических надежд, о котором говорилось сейчас, — замечал далее Маркс, — ведёт только к конечной гибели, а не к спасению страдающих... Обращаться к работнику, без строго научной идеи и положительного учения равносильно с пустой и бесчестной игрой в проповедники, при которой, с одной стороны, полагается вдохновенный пророк, а, с другой — допускаются только ослы, слушающие его, разинув рот»[37].
Когда Вейтлинг начал настаивать на своих филистерских, утопических, реакционных планах, отвергая значимость революционной теории для достижения победы рабочим классом, «взбешённый окончательно Маркс ударил кулаком по столу так сильно, что зазвенела и зашаталась лампа на столе, и вскочил с места, проговорив: «Никогда ещё невежество никому не помогало»[38].
Этот факт, как и вообще вся деятельность Маркса, характеризует его борьбу с антинаучными представлениями об исторической роли рабочего класса. Маркс стоял за глубокое единство революционной теории и практики в международном рабочем движении.
Именно эти замечательные идеи Маркса были развиты и обогащены Лениным в его многочисленных трудах и специально в книге «Что делать?»
Гениальное учение Ленина о соединении революционной теории с массовым рабочим движением получило дальнейшее развитие в работах товарища Сталина. Великий соратник Ленина, наш вождь и учитель товарищ Сталин учит большевистскую партию мудрому ленинскому соединению знания с действием, теории с практикой, умению ориентироваться в сложных общественных событиях с умением по-ленински организовать победу. Товарищ Сталин, развивая марксистско-ленинское учение об обществе, раскрыл великую творческую, созидательную роль народа, когда деятельность осуществляется на основе знания законов революции, законов развития общества. Придавая исключительное значение революционной теории, знанию законов развития пролетарской революции, товарищ Сталин придаёт огромное значение организованной, всепобеждающей творческой деятельности революционного народа.
Товарищ Сталин учит, что народ в своей деятельности бессмертен, что подлинным творцом исторического процесса являются рабочие, крестьяне, интеллигенция, что только там возможны великие победы и доблестные завоевания, где глубочайшим внутренним образом соединены наука и народ, коммунизм и деятельность трудящихся масс. Высшим достижением и величайшим подтверждением истинности этого взгляда является замечательное соединение науки и деятельности народа в Советской стране, соединение народа и коммунизма.
Сейчас уже для любого трудящегося нашей страны совершенно отчётлив и ясен вывод: если бы великая партия Ленина — Сталина не открыла строго научным образом исторические пути, законы строительства коммунистического общества, если бы большевистская партия в своих решениях не начертала конкретные средства, формы и исторические сроки построения социализма и коммунизма и если бы партия, овеянная славой трёх революций, приведшая народ Советской страны к счастливой, радостной жизни, не смогла бы эти идеи донести до народа, сплотить народ вокруг себя, повести народ за собой, то не могло бы быть тех великих побед и завоеваний, которыми пользуются трудящиеся нашей страны.
Эти бесспорные завоевания большевистской партии являются глубочайшим и всесторонним подтверждением ленинско-сталинского учения о соединении знания законов революции, законов строительства коммунизма с могучей созидательной деятельностью народных масс.
Всё это накладывает на каждого члена партии и непартийного большевика обязанность непрестанно изучать великий исторический опыт нашей партии, её учение о законах пролетарской революции, уметь руководствоваться этим учением в своей борьбе за осуществление решений партии.




[1] Маркс и Энгельс, т. I, стр. 120.
[2] Маркс и Энгельс, т. IV, стр. 589 и 591.
[3] Маркс и Энгельс, т. III, стр. 56.
[4] Маркс и Энгельс, т. III, стр. 56.
[5] Маркс и Энгельс, т. III, стр. 105.
[6] Ленин, т. XXI, стр. 439.
[7] Ленин, Философские тетради, стр. 103.
[8] Цит. по книге Берия «К вопросу об истории большевистских организаций в Закавказье», стр. 115, 1938 г.
[9] Краткий курс истории ВКП(б), стр. 101.
[10] Ленин, т. XX, стр. 100.
[11] Ленин, т. XX, стр. 101.
[12] Краткий курс истории ВКП(б), стр. 101.
[13] Краткий курс истории ВКП(б), стр. 105.
[14] Краткий курс истории ВКП(б), стр. 102.
[15] Краткий курс истории ВКП(б), стр. 102.
[16] Краткий курс истории ВКП(б), стр. 105.
[17] Краткий курс истории ВКП(б), стр. 103–104.
[18] Ленин, т. XIII, стр. 301.
[19] Ленин, т. XIII, стр. 301.
[20] Ленин, т. XIII, стр. 301.
[21] Краткий курс истории ВКП(б), стр. 105–106.
[22] Ленин, Философские тетради, стр. 109.
[23] Сталин, Отчётный доклад на XVIII съезде партии о работе ЦК ВКП(б), стр. 56, Госполитиздат, 1939 г.
[24] Ленин, т. XIII, стр. 213.
[25] Ленин, т. XXVI, стр. 135.
[26] Маркс и Энгельс, т. XIV, стр. 406.
[27] Ленин, т. XXVI, стр. 134.
[28] Ленин, т. XVIII, стр. 357.
[29] Сталин, Вопросы ленинизма, стр. 2, изд. 10‑е.
[30] Сталин, Вопросы ленинизма, стр. 2, изд. 10‑е.
[31] Сталин, Вопросы ленинизма, стр. 12, изд. 10‑е.
[32] Ленин, т. I, стр. 192.
[33] Ленин, т. XXV, стр. 230.
[34] Сталин, Вопросы ленинизма, стр. 13, изд. 10‑е.
[35] Сталин, Вопросы ленинизма, стр. 512, изд. 10‑е.
[36] Сталин, Вопросы ленинизма, стр. 8, изд. 10‑е.
[37] П. А. Анненков, Литературные воспоминания, стр. 482, Л. 1928.
[38] П. А. Анненков, Литературные воспоминания, стр. 483, Л. 1928.

Вернуться к оглавлению.

Комментариев нет: