пятница, 31 июля 2015 г.

Закон перехода количества в качество и обратно.

Другой закон материалистической диалектики — это закон перехода количества в качество и обратно. Для понимания процесса развития этот закон имеет важнейшее значение, ибо в этом законе диалектики находит свое выражение революционный скачкообразный переход от одного качества к другому.

Под качеством следует понимать определенность явлений, благодаря которой они отграничиваются друг от друга, и которая делает их тем, что они есть. Научное исследование достигает успеха в том случае, если оно, изучая определенный объект, берет его в его качественном своеобразии по сравнению с другими предметами. Определенность, характеризующая предмет, и есть качество. Качественное многообразие предметов объективной действительности объясняется наличием в окружающем мире различных форм движения материи. Все существующее находится в виде определенной формы движения материи. Правда, отдельным вещам присуща не одна форма движения, а ряд их. Например, человеческий организм заключает в себе формы движения материи, начиная от механической и кончая мышлением. Но для каждой специфической, определенной вещи характерна какая-либо одна из форм движения, играющая решающую, определяющую для нее роль. Следовательно, когда мы говорим о качестве, то имеем в виду не независимое от объективного мира существование качеств, но самые предметы, явления, обладающие тем или иным качеством. Качество носит объективный характер; качественная определенность вещей в природе существует независимо от сознания. Мышление человека лишь отображает эту качественную определенность объективных процессов.

Благодаря своему качеству вещи отличаются, отграничиваются друг от друга. Граница эта, правда, не носит абсолютного характера, ибо абсолютно индивидуальных, абсолютно единичных предметов в природе не существует. Каждый предмет заключает в себе нечто общее со всеми другими предметами, с которыми он и находится всегда в неразрывной связи. Качественная определенность вещей не есть нечто постоянное, неизменное, как думали представители средневековой схоластики. Качественная определенность явлений действительности постоянно развивается, изменяется, усложняется.

Для того чтобы правильно понять категорию качества, необходимо рассмотреть вопрос о качестве и свойстве. Этот вопрос разбирает в своей «Науке логики» Гегель. Он пишет: «Качество есть свойство прежде всего и преимущественно в том смысле, поскольку оно обнаруживает себя во внешнем отношении как имманентное определение»[1]. Мысль Гегеля состоит здесь в том, что, в то время как качество выражает имманентную, т. е. внутренне присущую данному явлению, процессу или предмету определенность, свойство выражает эту определенность в отношении к другим предметам. Так, например, роза как цветок имеет определенные качества как один из видов растений, и это качество есть ее определенность, отличающая ее от всяких других растений. Эта ее определенность выражается в целом ряде свойств — в запахе розы, в цвете и т. д.

Качество неразрывно связано с самим бытием вещи. Без того или иного свойства вещь еще не теряет своей определенности, теряя же качество, вещь перестает быть тем, что она есть, она становится другою. Качественная определенность вещи получает свое выражение в специфической закономерности, определяющей характер ее развития. Научное определение вещи приобретает содержательный характер только тогда, когда оно улавливает качественную определенность ее.

Познание вещи, однако, не останавливается на одной качественной характеристике, оно схватывает также присущую исследуемому объекту количественную определенность. Что же такое количество? Обратимся сначала к тому, как определяет количество Гегель.

Он пишет: «Качество есть вообще тождественная с бытием, непосредственная определенность, в отличие от рассматриваемого после него количества, которое есть также определенность бытия, но уже не непосредственно тождественная с последним, а безразличная к бытию, внешняя ему определенность»[2].

Таким образом Гегель определяет количество как безразличную к бытию, внешнюю определенность. В этом определении зерно истины состоит в том, что изменения количества до поры до времени действительно внешни по отношению к качеству. Несмотря на изменения количества, качество остается тем же. Однако это все только до определенного момента, когда дальнейшее изменение количества ведет к изменению качества. В таком случае данная определенность не просто увеличивается или уменьшается, а, наоборот, в корне изменяется. Количественная определенность явлений так же, как и качественная, носит объективный характер. Понятие количества есть отображение в сознании тех количественных отношений, которые свойственны самим явлениям. Поэтому научное познание и должно схватывать, отображать реальную действительность не только в ее качественном, но и в ее количественном многообразии. Количественная определенность предмета не существует вне его качественной определенности, она всегда тесно связана с последней. Точно так же для определенного качества характерна и определенная специфическая мера количественных измерений.

Итак, в природе нет просто качества и количества, есть вещи, обладающие и качественной и количественной определенностью. Количественная и качественная определенность предмета составляет неразрывное единство. Но это единство есть единство различных определенностей, единство противоположностей. Поэтому переход количества в качество и обратно представляет собою, по словам Ленина, пример взаимоперехода противоположностей. Определенное, присущее тем или иным вещам окружающего мира единство количества и качества составляют меру. Мера выражает собою специфическую качественную определенность предмета, которой присуща также специфическая количественная характеристика. Однако количественные изменения предметов происходят на основе определенного, им соответствующего качества. Качество к тому же ограничивает до поры до времени пределы количественных изменений предмета. Так, например, феодальный способ производства крайне ограничивал возможности роста производительных сил, материального богатства и весь уровень развития общества. Эти феодальные отношения были устранены в результате буржуазной революции, установившей капиталистический способ производства. В свою очередь и капитализм, сыграв прогрессивную роль в истории, превратился на империалистической стадии своего развития в крайнее препятствие для дальнейшего движения общества вперед. Зато какие невиданные темпы развития всех сторон общественной жизни мы имеем в условиях диктатуры пролетариата и именно потому, что СССР представляет собою по типу производственных отношений новое качество!

Словом, свою основу и свое ограничение количественное изменение находит в качественной определенности предмета. В свою очередь количественное изменение предмета воздействует на качественную сторону его. Определенный предмет остается тем, чем он есть лишь до известного момента. Количественный процесс изменения, достигнув предельной для определенного качества и при данных определенных условиях грани, требует изменения качества, вызывает переход одного качества в другое. Одновременно этот переход есть и переход качества в количество, так как через уничтожение старого качества достигается теперь возможность нового количественного движения вперед. При любых возможных условиях количественного роста в капиталистическом обществе невозможно осуществление социалистического типа производственных отношений. Зато в условиях диктатуры пролетариата создается новая социалистическая форма производственных отношений и даже простое сложение средств производства в коллективизированном сельском хозяйстве дает несравненно больший количественный рост производства.

Закон перехода количества в качество, как и другие законы диалектики, был сформулирован Гегелем в его «Науке логики». Но у Гегеля этот закон получил идеалистическое выражение, как закон самодвижения категорий, а не закон объективного мира. Само собою понятно, что гегелевское идеалистическое понимание закона перехода количества в качество для нас абсолютно неприемлемо. Основоположники марксизма, доказав несостоятельность гегелевского понимания закона перехода количества в качество, вскрыли в нем рациональное зерно, дали ему глубоко материалистическое истолкование, как формулирует Энгельс. «Закон этот мы можем для своих целей выразить таким образом, что в природе могут происходить качественные изменения — точно определенным для каждого отдельного случая способом — лишь путем количественного прибавления, либо количественного убавления материи или движения (так называемой энергии).

Все качественные различия в природе основываются либо на различном химическом составе, либо на различных количествах или формах движения (энергии), либо — что имеет место почти всегда — на том и другом. Таким образом невозможно изменить качество какого-нибудь тела без прибавления или отнимания материи, либо движения, т. е. без количественного изменения этого тела»[3].

В подтверждение этой мысли Энгельс и в «Анти-Дюринге» и в «Диалектике природы» приводит целый ряд примеров, показывающих, как чисто количественное уменьшение или увеличение одних и тех же химических элементов превращается в качественное различие.

Энгельс, имея в виду закон перехода количества в качество и обратно, указывает, что «открытый Гегелем закон природы празднует свои величайшие триумфы в области химии. Химию можно назвать наукой о качественных изменениях тел, происходящих под влиянием изменения количественного состава»[4]. Затем Энгельс приводит следующие примеры: кислород и озон. В молекулу кислорода соединяются два атома, а в молекулу озона — три, — получается новое тело, отличающееся своими свойствами от кислорода. «А что сказать, — пишет дальше Энгельс, — о различных пропорциях, в которых кислород соединяется с азотом или серой и из которых каждая дает тело, качественно отличное от всех других тел! Как отличен веселящий газ (закись азота N2O) от азотного ангидрида (двупятиокиси азота N2O5)! Первый — это газ, второй при обыкновенной температуре — твердое кристаллическое тело! А между тем все отличие между ними по составу заключается в том, что во втором теле в пять раз больше кислорода, чем в первом, и между обоими заключаются еще другие окиси азота (NO, N2O3, N2O7), которые все отличаются качественно от них обоих и друг от друга»[5].

Таковы примеры из химии, которые приводит Энгельс в качестве иллюстраций к закону перехода количества в качество. Энгельс считает, что этот закон имеет огромное значение для самих химических элементов. Открытая и разработанная Менделеевым периодическая система элементов показывает, что качество элементов и место их в системе обусловлено количеством их атомного веса.

Итак, количественные изменения явлений носят до известного предела характер непрерывного роста одного и того же по своему качеству предмета. Предмет, изменяясь количественно в пределах одной и той же меры, не перестает быть тем, что он есть. Только на определенной ступени своего развития, при определенных исторических условиях предмет теряет свое качество, перестает существовать. Превращение одного качества в другое, в противоположность непрерывному количественному процессу изменения, происходит не постепенно, а скачком. Предмет, ставший новым качеством, проявляет лишь свои многоразличные свойства, стороны, остается по своему качеству тем же предметом до тех пор, пока борьба противоположных сторон не приведет его к изменению качества. Скачок, перерыв непрерывного процесса и есть момент перехода одного качества в другое.

Одно лишь количественное непрерывное изменение явлений никогда не приводит к возникновению новых качеств. Признание только непрерывного изменения влечет за собою отрицание возможности возникновения качественно новых вещей. А это и означало бы стоять на точке зрения неизменности вещей, которые, раз появившись, совершают движение по вечно неизменному кругу. Точно так же несостоятельным было бы и признание одного лишь качественного развития явлений. Одни лишь качественные переходы без соответствующего количественного изменения означали бы отсутствие исторической связи между различными фазами изменения явлений.

Диалектическая концепция развития в отличие от вульгарной теории эволюции признает скачкообразный, прерывистый характер изменения явлений окружающего нас мира. Скачок, переход одного качества в другое, подготовляется не сразу, а в процессе постепенного изменения вещи. И в этом постепенном изменении заключена с самого начала возможность перерыва, скачка, который наступит тотчас же, как только в достаточной степени созреют необходимые для каждого случая количественные изменения.

Закон перехода количества в качество и обратно вызывает особую ненависть со стороны врагов марксизма, всякого рода реформистов и оппортунистов, ибо этот закон в применении к явлениям общественной жизни означает признание необходимости революционного изменения общества, признание необходимости скачка при переходе от одной общественной формации к другой. Реформисты и социал-фашисты, выхолащивая революционное содержание марксизма, проводят ту точку зрения, что переход к социализму вовсе не обязателен через революцию, через диктатуру пролетариата, что простое количественное развитие демократии само собой приведет общество к социализму. Гитлеровский фашизм воочию показал, куда ведет развитие буржуазной демократии, и всю ценность социал-фашистских «теоретических» измышлений по вопросу о «постепенной реформе» капиталистического общества.

В советских условиях учение материалистической диалектики о качестве и количестве подвергается ревизии со стороны механистов и со стороны меньшевиствующих идеалистов.

Сторонники механистического мировоззрения объясняют «всякие изменения из изменений места, все качественные различия из количественных и не замечают, что отношение между качеством и количеством взаимно, что качество также переходит в количество, как количество в качество, что здесь имеется взаимодействие»[6].

Давая блестящее опровержение механистического мировоззрения, Энгельс показывает, что если мы будем «сводить все различия и изменения качества к количественным различиям и изменениям, к механическим перемещениям, то мы с необходимостью приходим к тому положению, что вся материя состоит из тождественных мельчайших частиц и что все качественные различия химических элементов материи вызываются количественными различиями в числе и пространственной группировке этих мельчайших частиц при их объединении в атомы»[7]. Но в таком случае возникает вопрос, где причина того многообразия, той многокачественности, которую мы наблюдаем в природе? На этот вопрос, не попадая в болото безотрадной метафизики, механисты не могут ответить. Так, например, современные механисты отрицают качественное своеобразие всех форм движения, сводя их к механическому движению и объясняя последним положительно все явления окружающей нас действительности.

Отрицание механистами того, что качества носят объективный характер, влечет за собою как свое неизбежное следствие отрицание скачкообразного развития явлений. В самом деле, если предметы окружающего мира определимы только с количественной стороны, то их развитие может состоять исключительно в количественном увеличении или уменьшении, но не в превращении одного качества в другое, как учит диалектическая концепция развития. Поэтому механисты и являются реставраторами давно изжившей себя, а, следовательно, и реакционной теперь вульгарной эволюционной теории, сводящей развитие к увеличению или уменьшению и отрицающей скачки.

Вульгарная теория эволюции, отрицающая скачкообразный характер развития и превращение одного качества в другое, является теоретической основой ревизионизма. Отец ревизионизма Бернштейн, в свое время исходя из этой теории, проповедовал притупление классовых противоречий между буржуазией и пролетариатом, отрицал неизбежность крушения капитализма и необходимость пролетарской революции. Современные социал-фашисты аргументируют свою тактику вульгарной теорией эволюции, выдвигая ее против учения о пролетарской революции. В условиях диктатуры пролетариата вульгарная концепция эволюции является методологической предпосылкой правооппортунистической теории затухания классовой борьбы и врастания кулака в социализм. Реакционные взгляды современных механистов дают философское обоснование правооппортунистическим выводам.

В противоположность механистам, меньшевиствующие идеалисты признают на словах единство качества и количества и объективный характер качества. Однако эти категории, как и все другие, они превращают в абстрактные формулы и чисто логические категории, оторванные от действительного мира. В оторванности общих категорий качества и количества от их конкретного, материального содержания состоит идеалистическое понимание закона перехода количества в качество и обратно. Придавая понятиям качества и количества самодовлеющее значение, меньшевиствующие идеалисты выводят чисто логическим путем, переходы количества в качество и обратно, считая возможным рассматривать любые конкретные случаи перехода, независимо от условий, времени и места.



[1] Гегель, Наука логики, стр. 54. 1929 г.
[2] Гегель, Соч., т. I, стр. 157, 1930 г.
[3] Энгельс, Диалектика природы, стр. 125.
[4] Энгельс, Диалектика природы, стр. 127.
[5] Энгельс, Диалектика природы, стр. 127.
[6] Энгельс, Диалектика природы, стр. 81.
[7] Энгельс, Диалектика природы, стр. 81.

Комментариев нет: