понедельник, 11 июня 2018 г.

Предисловие к испанскому изданию

В английском издании этой книги я утверждал, что период между XX и XXII‑ми съездами Коммунистической партии Советского Союза (КПСС) стал свидетелем появления, становления, развития и систематизации хрущёвского ревизионизма по ряду очень важных, принципиальных вопросов, и в течение этого периода учение марксизма-ленинизма было подвергнуто полному пересмотру, искажению и прямой фальсификации.

К XXII‑му съезду КПСС хрущёвский ревизионизм стал гораздо более систематизированным, смелым и открытым, в результате чего он оказался в состоянии обеспечить принятие и включение своих ошибочных положений в новую программу, принятую на этом съезде.
Новая программа заявляла, что диктатура пролетариата «перестала быть необходимой в СССР» и, что «государство, которое возникло как государство диктатуры пролетариата, на новом, современном этапе, превратилось в общенародное». В программе утверждалось, что «в результате победы социализма в СССР и укрепления единства советского общества Коммунистическая партия рабочего класса стала авангардом советского народа, партией всего народа».
В то время эти и многие другие искажения и извращения марксизма-ленинизма, уже подвергались обширной и тщательной критике в ходе международной борьбы с ревизионистским движением, в которой Коммунистическая партия Китая (КПК) и Партия Труда Албании (ПТА) играли наиболее важную роль. И в связи с этим обстоятельством я решил не включать критику этих искажений в свою книгу. Вместо этого я сосредоточился на экономической стороне ревизионизма, на предложенных им экономических теориях, предпринятых практических шагах и «реформах», проведённых хрущёвскими ревизионистами на пути (и в порядке) реставрации капитализма в СССР и социалистических странах Восточной и Центральной Европы.
Тогда я считал, что ревизионистские искажения основ учения марксизма-ленинизма в области идеологии, политики и классовой борьбы — по вопросам, начиная от партии пролетариата и диктатуры пролетариата до империализма и войны, концепции мирного сосуществования, природы государства и отношения пролетарской революции к буржуазному государству — были настолько очевидны, что не требовали дополнительного к ним обращения. Теперь я думаю, что было ошибкой исключать разоблачение этих ревизионистских фальсификаций марксизма-ленинизма, в частности, в связи с тем, что молодое поколение коммунистов, даже в некоторых из лучших коммунистических партий в мире, вряд ли знакомо с происхождением этих фальсификаций, и тем разрушительным воздействием, оказываемым ими на международное коммунистическое движение, которое последнее по-прежнему лишь пытается преодолеть. Именно с целью содействия этому процессу преодоления коммунистическим движением разрушительного для него ревизионизма я решил перечислить и подвергнуть критике хрущёвские фальсификации некоторых из основных положений марксизма-ленинизма — задача, которой посвящается оставшаяся часть этого предисловия.
XX‑й партийный съезд КПСС (1956) знаменует собой первый шаг на пути ревизионизма, сделанный хрущёвским руководством, которое пришло к власти после смерти Иосифа Виссарионовича Сталина в 1953 году. На этом съезде под предлогом «борьбы с культом личности» Хрущёв в своей «секретной» речи предпринял полную брани атаку на Сталина, обвинив его в «мании преследования», в «жестоком произволе», в осуществлении «массовых репрессий и террора», в том, что он «знал страну и сельское хозяйство только по фильмам» и «планировал военные операции на глобусе», а так же в том, что его руководство «стало серьёзным препятствием на пути советского социального развития».
В безумии Хрущёва была своя система. Его нападки на Сталина, его попытка нарисовать Сталина в чёрных тонах не могут быть объяснены исключительно приписываемой ему личной неприязнью и враждебностью по отношению к Сталину. Правда заключается в том, что Сталин руководил советским народом в течение трёх долгих десятилетий чрезвычайной сложности и эпохальных достижений, победив всех внутренних и внешних врагов в героической борьбе за социалистическое строительство, в трудной борьбе за защиту и укрепление первой социалистической страны в мире, и венцом этих достижений стала победа в Великой Отечественной войне советского народа против фашистских полчищ гитлеровского германского империализма. За долгие годы его руководства КПСС, Сталин изо всех сил боролся против всех оппортунистических извращений марксизма-ленинизма. Защищая и сохраняя революционное марксистско-ленинское учение, он помог обогатить и осуществить дальнейшее развитие теории и практики науки о пролетарской революции. На XX партийном съезде КПСС, Хрущёв, прикрываясь нападками на Сталина и отрицанием его роли, в действительности отрицал и нападал на диктатуру пролетариата и на основные положения учения марксизма-ленинизма — положения, которые Сталин всю свою жизнь так сильно, так блестяще и так успешно защищал и развивал. Вот в чём истинное значение и сущность нападок Хрущёва на Сталина. Поэтому не случайно, что на том же съезде Хрущёв в своём докладе начал проводить политику отказа от марксизма-ленинизма по нескольким принципиальным вопросам, которые я рассмотрю ниже.
Нападки на Сталина и ошибочные положения, выдвинутые в выступлении Хрущёва на XX‑м съезде партии, послужившие делу дискредитации Советского Союза, диктатуры пролетариата и коммунизма в целом, обрадовали сердца империалистической буржуазии и её агентов в рабочем движении — ревизионистов, троцкистов и социал-демократов — предоставляя им оружие для уничтожения авторитета и влияния коммунистического движения во всём мире. Хрущёвский «секретный» доклад послужил империалистам в качестве тарана для атаки коммунистической крепости, он предоставил им манифест, позволивший мировой реакционной приливной волне обрушиться на Советский Союз, против коммунизма, против революционного и национально-освободительного движения. Действительно, этот доклад предоставил им возможность, которой они с большой готовностью воспользовались для того, чтобы выступить за «мирный переход» СССР к капитализму.
Раздувшиеся от высокомерия последователи Тито становились всё более агрессивными и, щеголяя своими реакционными «антисталинскими» заслугами, коварно напали на социалистический строй и диктатуру пролетариата, утверждая, что XX‑ый съезд КПСС «создал достаточно элементов» для проведения «нового курса», который инициировала Югославия, и что «вопрос теперь стоит так: победит ли этот курс, или же верх снова возьмёт сталинистский курс»[1].
Речь Хрущёва вдохнула новую жизнь в троцкистских ренегатов от коммунизма. Выйдя из отчаянного положения, в котором они находились, эти контрреволюционные агенты буржуазии лихорадочно возобновили свою деятельность на службе эксплуататорских классов. Так называемый Четвёртый Интернационал в своём манифесте к рабочим и народам всего мира заявил:
«Сегодня, когда сами кремлёвские лидеры признают преступления Сталина, они, таким образом, безоговорочно признают, что неутомимая борьба, ведущаяся мировым троцкистским движением… против перерождения рабочего государства, вполне оправданна»[2].
«Секретный» доклад Хрущёва вполне ожидаемо вызвал идеологический хаос в международном коммунистическом движении и сделал его жертвой потока ревизионистских идей. Послужив в качестве сигнала для контрреволюционных элементов в социалистических странах, антисталинская тирада Хрущёва привела непосредственно к венгерскому контрреволюционному мятежу 1956 года.

Мирный переход

На XX‑м съезде КПСС Хрущёв поднял вопрос о «мирном переходе» к социализму, под тем предлогом, что в международной обстановке произошли «радикальные изменения». Заявляя, что путь Октябрьской революции был «единственно правильным путём в тех исторических условиях», он утверждал, что с учётом изменившейся ситуации, с тех пор стало возможным осуществление перехода от капитализма к социализму «парламентским путём». Этот ошибочный тезис Хрущёва ясно отмечал начало пересмотра и затем полного отхода от учения марксизма-ленинизма о государстве и революции и был очевидным отрицанием универсального значения пути Октябрьской революции.
По словам Хрущёва, пролетариат в состоянии завоевать прочное большинство в парламенте в условиях диктатуры буржуазии и при избирательном законодательстве последней. Рабочий класс в капиталистических странах, «объединяя вокруг себя трудящееся крестьянство, интеллигенцию, все патриотические силы и давая решительный отпор оппортунистическим элементам, неспособным отказаться от политики соглашательства с капиталистами и помещиками, имеет возможность нанести поражение реакционным, антинародным силам, завоевать прочное большинство в парламенте и превратить его из органа буржуазной демократии в орудие действительной народной воли»[3].
Хрущёв приравнивает завоевание пролетариатом стабильного большинства в парламенте захвату государственной власти и слому буржуазной государственной машины. Для пролетариата «завоевать большинство в парламенте и превратить его в орган народной власти, учитывая мощное революционное движение в стране, означает уничтожение военно-бюрократической машины буржуазии (курсив мой. Х. Б.), и создание нового, пролетарского, народного государства в парламентской форме»[4].
Более того, Хрущёв утверждал, что завоевание стабильного парламентского большинства «создало бы для рабочего класса ряда капиталистических… стран условия, обеспечивающие проведение коренных социальных преобразований» и «обеспечило бы передачу основных средств производства в руки народа»[5].
Ещё в 1852 году, на основе конкретного исторического опыта Французской революции 1848–1851 годов, Маркс пришёл к выводу, что, в то время как все прежние революции усовершенствовали государственную машину, задача пролетарской революции состоит в том, чтобы «разбить» «бюрократическую военную машину». Кроме того, в период после Парижской Коммуны 1871 года, Маркс заявил: «В особенности Коммуна доказала, что «рабочий класс не может просто овладеть готовой государственной машиной и пустить её в ход для своих собственных целей» (см. «Гражданская война во Франции. Воззвание Генерального Совета Международного Товарищества Рабочих», немецкое издание, стр. 19, где эта мысль развита полнее)»[6].
Исторический опыт с тех пор полностью подтвердил учение марксизма. Именно вопреки учению марксизма о государстве, в вопросе отношения пролетарской революции к буржуазному государству, а также вопреки историческому опыту Хрущёв разводил свою болтовню о мирном парламентском пути к социализму.
На XXII‑м съезде КПСС, где хрущёвская клика укрепила свои позиции, советские ревизионисты смогли закрепить тезис о мирном переходе к социализму и многие другие ошибочные тезисы в программе КПСС.
В тезисе Хрущёва о «мирном переходе» не было ничего нового. Это был всего лишь пересказ ревизионистских тезисов Бернштейна и Каутского, у которых главное место в предательстве марксизма занимала их защита правового, мирного, парламентского пути к социализму и их насильственная (простите за каламбур) оппозиция насильственной революции, слому буржуазной государственной машины и замене её диктатурой пролетариата. Бернштейн заявил, что капитализм может «врастать в социализм» мирным путём, что политическая система современного буржуазного общества не должна быть уничтожена, а ей только «требуется дальнейшее развитие», и что «мы сегодня путём голосования, демонстрации и аналогичными средствами давления обеспечиваем реформы, для которых бы сто лет назад потребовались кровавая революция»[7].
По словам Бернштейна, парламентская дорога сама по себе может осуществить переход к социализму, достижение равного и всеобщего избирательного права для рабочего класса было равносильно достижению основных условий для его освобождения, и в один прекрасный день численность рабочего класса станет такой, что правящий класс будет не в состоянии выдержать его давление и капитализм рухнет полуспонтанно.
Ленин осуждал ренегатские высказывания Бернштейна, говоря:
«Бернштейнианцы принимали и принимают марксизм за исключением его непосредственно-революционной стороны. Парламентскую борьбу они рассматривают не как одно из средств борьбы, пригодное особенно в определённые исторические периоды, а как главную и почти исключительную форму борьбы, делающую ненужным «насилие», «захваты», «диктатуру»[8].
Карл Каутский был достойным преемником Бернштейна. Он также рьяно пропагандировал парламентский путь. Он также горячо выступал против насильственной революции и диктатуры пролетариата. Он высказывал мнение, что буржуазно-демократическая система не оставила «больше места для вооружённой борьбы для разрешения классовых конфликтов»[9]. Он объявил смешными идеи насильственного свержения политического строя, нападая на Ленина и большевистскую партию, сравнивая их с «империалистической акушеркой, которая использует насилие для того, чтобы беременная женщина родила на пятом месяце вместо девятого»[10].
Следующее заявление Каутского подчёркивает степень его парламентского кретинизма:
«Целью нашей политической борьбы остаётся, как до сих пор, завоевание государственной власти путём получения большинства в парламенте и превращение парламента в хозяина правительства»[11].
Ленин подвергает критике парламентский кретинизм Каутского следующими горькими и острыми словами:
«Только негодяи или дурачки могут думать, что пролетариат сначала должен завоевать большинство при голосованиях, производимых под гнётом буржуазии, под гнётом наёмного рабства, а потом должен завоёвывать власть. Это верх тупоумия или лицемерия, это — замена классовой борьбы и революции голосованиями при старом строе, при старой власти»[12].
Парламентский путь Каутского, — говорил Ленин, есть — «уже чистейший и пошлейший оппортунизм, отречение от революции на деле при признании её на словах»[13].
И далее — «Когда Каутский «истолковал» понятие «революционной диктатуры пролетариата» таким образом, что исчезло революционное насилие со стороны угнетённого класса над угнетателями, то в деле либерального искажения Маркса был побит всемирный рекорд»[14].
Марксизм-ленинизм учит, что основным вопросом всякой революции является вопрос о государственной власти. Далее он учит, и опыт это подтверждает, что господствующие классы никогда добровольно не отказываются от власти. Даже в период кризиса старый режим никогда не падёт сам по себе — на него необходимо надавить. Казалось бы, что этот универсальный закон классовой борьбы был настолько очевиден, что он не требовал ни напоминания, ни объяснения. Само собой разумеется, что всякая революция предполагает и требует больших жертв со стороны революционного класса. Тем не менее, отказаться от революции под предлогом избежания жертв — равносильно требованию от угнетённых и эксплуатируемых классов принять вечное рабство в качестве своей судьбы, в котором они будут всегда терпеть безграничную боль и всегда приносить жертвы, ибо родовые схватки революции — ничто по сравнению с хронической болью и агонией жизни в условиях капитализма. По словам Ленина: «Современный (капиталистический) порядок всегда и неизбежно, даже при самом мирном течении дел, возлагает на рабочий класс бесчисленные жертвы»[15].
Марксизм-ленинизм учит, а исторический опыт подтверждает, что насильственная революция является универсальным законом пролетарской революции. Вся история рабочего движения также повествует нам, что признание или непризнание этого универсального закона о необходимости слома старой буржуазной государственной машины, а также о необходимости замены диктатуры буржуазии диктатурой пролетариата всегда является границей между марксизмом и всеми формами оппортунизма и ревизионизма, между пролетарскими революционерами и всеми отступниками от дела пролетарской революции.
В. И. Ленин неоднократно подчёркивал необходимость и неизбежность «гражданской войны, без которой не обходилась ещё ни одна великая революция в истории, без которой не мыслил себе перехода от капитализма к социализму ни один серьёзный марксист»[16].
Ленин указывал, что длительный период «родовых схваток» отделяет социализм от капитализма, что насилие всегда играет роль повивальной бабки при рождении нового общества в недрах старого общества, что буржуазное государство «смениться государством пролетарским (диктатурой пролетариата) не может путём «отмирания», а может, по общему правилу, лишь насильственной революцией» и что «необходимость систематически воспитывать массы в таком и именно таком взгляде на насильственную революцию лежит в основе всего учения Маркса и Энгельса»[17].
Только те, кто страдает неизлечимой болезнью «парламентского кретинизма», которая отнимает у людей, ею страдающих, «всякий смысл, всю память, всё понимание грубого внешнего мира», могут подписаться под тезисом «мирного перехода к социализму».
Только те, кто забывают, что «всякое допущение мысли о мирном подчинении капиталистов воле большинства эксплуатируемых, о мирном, реформистском переходе к социализму является не только крайним мещанским тупоумием, но и прямым обманом рабочих, подкрашиванием капиталистического наёмного рабства, сокрытием правды. Правда эта состоит в том, что буржуазия, самая просвещённая и демократическая, уже сейчас не останавливается ни перед каким обманом и преступлением, перед избиением миллионов рабочих и крестьян для спасения частной собственности на средства производства. Только насильственное свержение буржуазии, конфискация её собственности, разрушение всего буржуазного государственного аппарата снизу доверху, парламентского, судебного, военного, бюрократического, административного, муниципального и проч., вплоть до поголовного изгнания или интернирования эксплуататоров наиболее опасных и упорных, установление над ними строгого надзора для борьбы с неизбежными попытками сопротивления и реставрации капиталистического рабства, только подобные меры в состоянии обеспечить действительное подчинение всего класса эксплуататоров»[18].
Что касается вопроса о том, может ли коренное преобразование капиталистического порядка быть достигнуто мирным путём, без насильственной революции, без диктатуры пролетариата, то вот, как на это ответил Сталин:
«Ясно, что нельзя. Думать, что такую революцию можно проделать мирно, в рамках буржуазной демократии, приспособленной к господству буржуазии, — значит либо сойти с ума и растерять нормальные человеческие понятия, либо отречься грубо и открыто от пролетарской революции»[19].
В своей статье «Проблемы войны и стратегии», следуя по стопам марксистско-ленинской теории и опыта, в частности, в отношении китайской революции, Мао Цзэдун высказался по этому вопросу в следующих выразительных словах: «Центральной задачей революции и высшей её формой является захват власти вооружённым путём, то есть решение вопроса войной. Этот революционный принцип марксизма-ленинизма верен повсюду; он безусловно верен, как для Китая, так и для других государств»[20].
И далее: «Опыт классовой борьбы в эпоху империализма показывает, что рабочий класс и трудящиеся массы могут победить вооружённую буржуазию и помещиков только с помощью винтовки; в этом смысле можно сказать, что перестроить мир можно только с помощью винтовки»[21].
Именно эти вышеприведённые, фундаментальные положения марксизма-ленинизма, полностью подтверждённые историческим опытом, предаёт хрущёвский ревизионизм.
В. И. Ленин подчёркивал снова и снова, что империализм в силу его коренных экономических свойств «…отличается наименьшим миролюбием и свободолюбием, наибольшим и повсеместным развитием военщины. «Не заметить» этого при рассуждении о том, насколько типичен или вероятен мирный или насильственный переворот, значит опуститься до самого дюжинного лакея буржуазии»[22].
В то время, когда небольшая группа империалистических стран, в особенности, американский империализм, содержит сотни военных баз за рубежом, когда один только американский империализм тратит $540 млрд. (или $23 000 в секунду) на свой ежегодный военный бюджет — сумму, превышающую общие военные расходы остального мира, когда сотни тысяч империалистических солдат оккупируют другие земли и ведут захватнические грабительские войны, убивая миллионы невинных мужчин, женщин и детей, как, например, в Афганистане и Палестине, когда империализм, в союзе с самыми реакционными монархическими, диктаторскими и средневековыми режимами, делает всё возможное, чтобы подавить национально-освободительное движение и пролетарскую революционную борьбу, когда империалистические державы, вооружённые до зубов, готовы утопить в крови революционную борьбу в стране и за рубежом — в таких условиях говорить о мирном, парламентском пути к социализму, как это делают хрущёвские ревизионисты, в том числе и наши доморощенные ревизионисты в Коммунистической партии Великобритании (КПВ) — это предоставить неоспоримое доказательство своего безумия или грубо и открыто отказаться от пролетарской революции.
Но тогда, по самой природе вещей, те, кто страдает неизлечимой болезнью — «…парламентским кретинизмом, который поражённых им держит в плену воображаемого мира и лишает всякого рассудка, всякой памяти, всякого понимания грубого внешнего мира»[23], — ничего не могут сделать на поприще преобразования общества, потому что в своих расчётах опираются на иллюзорную веру в существование мирного, парламентского пути к социализму.
Само собой разумеется, что, подчёркивая необходимость насильственной революции для свержения буржуазии, марксисты-ленинцы при этом всегда признавали необходимость участия пролетариата в парламентской борьбе при благоприятных условиях. Однако такое участие должно быть направлено на использование парламентской трибуны в качестве средства разоблачения реакционного, гнилого и устаревшего буржуазного строя, на воспитание масс, а не для посева среди них иллюзий относительно «мирного перехода к социализму». Иными словами, пролетариат участвует в парламентской работе с единственной целью — использование парламента для разоблачения буржуазного парламентаризма.
По словам В. И. Ленина: «Участие в буржуазном парламентаризме необходимо для партии революционного пролетариата ради просвещения масс, достигаемого выборами и борьбой партий в парламенте. Но ограничивать борьбу классов борьбой внутри парламента или считать эту последнюю высшей, решающей, подчиняющей себе остальные формы борьбы, значит переходить фактически на сторону буржуазии против пролетариата.[24]
В свете вышеизложенного ясно, что те, кому дороги идеалы коммунизма, те, кто привержен делу освобождения пролетариата, а через него — и освобождения всего человечества, не могут не выразить своё полное и безоговорочное согласие с данными заключительными словами Манифеста Коммунистической партии:
«Коммунисты считают презренным делом скрывать свои взгляды и намерения. Они открыто заявляют, что их цели могут быть достигнуты лишь путём насильственного ниспровержения всего существующего общественного строя. Пусть господствующие классы содрогаются перед Коммунистической Революцией. Пролетариям нечего в ней терять, кроме своих цепей. Приобретут же они весь мир. ПРОЛЕТАРИИ ВСЕХ СТРАН, СОЕДИНЯЙТЕСЬ!»[25]
Ко времени XXII‑го съезда КПСС (октябрь 1961), хрущёвская ревизионистская клика, усилившая свои позиции внутри партии, перешла к систематизации своей неверной линии, проводимой ею, начиная с XX-го съезда, суть которой состояла в «мирном переходе», «мирном соревновании» и «мирном сосуществовании». XXII-й съезд принял насквозь ревизионистскую программу, которая, в дополнение к односторонне подчёркиваемым возможностям для мирного перехода, охарактеризовала мирное сосуществование государств с антагонистическим общественно-экономическим устройством — как общий принцип внешней политики СССР, заменила концепцию диктатуры пролетариата понятием «общенародного государства», а концепцию партии пролетариата — концепцией «партии всего народа». Она заменила марксистско-ленинскую теорию классовой борьбы буржуазным гуманизмом, и буржуазными лозунгами свободы, равенства и братства — прекрасные идеалы коммунизма. Это была программа, характеризующаяся своей оппозицией к революции или завершению революции в тех странах, которые уже стали социалистическими. Она была, по сути, программой сохранения и реставрации капитализма, конечным продуктом которой, к сожалению, должен был стать распад СССР и социалистических стран Восточной и Центральной Европы, а также создание огромных препятствий для пролетарского революционного и национально-освободительного движений.

Общенародное государство

На XXII‑м съезде КПСС Хрущёв нагло развернул знамя оппозиции диктатуре пролетариата и замены его «общенародным государством». Программа, принятая на съезде заявляет, что диктатура пролетариата «перестала быть необходимой в СССР», что «диктатура рабочего класса перестаёт быть необходимой раньше, чем государство отмирает», и что «государство, которое возникло как государство диктатуры пролетариата, превратилось на новом, современном этапе в общенародное государство, в орган выражения интересов и воли всего народа»[26].
Через этот тезис, в полное нарушение основ учения марксизма-ленинизма о значении диктатуры пролетариата, хрущёвцы разоружили советский пролетариат, а также пролетариат и многих других стран, в частности, пролетариат социалистических стран Восточной Европы. Даже полный новичок в марксизме знает, что государство есть не что иное, как орудие классового господства, инструмент для обеспечения диктатуры одного класса над другим, подчинения одного класса другим. Пока существует государство, оно не может стоять над классами, пока пролетариат использует это государство, он делает это для подавления своих классовых противников. Более того, само существование государства является красноречивым доказательством непримиримости классовых противоречий. Как только государство начинает выступать как представитель всего общества, оно становится избыточным и лишним и исчезает как таковое.
Тем не менее, пролетариат нуждается в собственном государстве — диктатуре пролетариата — в течение «целого исторического периода, отделяющего капитализм от «общества без классов», от коммунизма»[27]. Диктатура пролетариата необходима, чтобы сделать возможной «экспроприацию экспроприаторов», подавить неизбежное сопротивление и попытки восстановления власти бывших эксплуататорских классов, организовать экономическое переустройство общества — одним словом, подготовить материал и духовные условия для перехода общества от низшей к высшей фазе коммунизма.
Поскольку классы и классовая борьба продолжают существовать и после свержения буржуазии, в течение целой исторической эпохи, на весь этот период также необходима диктатура пролетариата, чтобы долгий, трудный и сложный путь от низшей к высшей стадии коммунизма не смог быть повернут без неё вспять. Говоря незабываемыми словами Ленина, «марксист лишь тот, кто распространяет признание борьбы классов до признания диктатуры пролетариата. В этом самое глубокое отличие марксиста от дюжинного мелкого (да и крупного) буржуа. На этом оселке надо испытывать действительное понимание и признание марксизма… Оппортунизм не доводит признания классовой борьбы как раз до самого главного, до периода перехода от капитализма к коммунизму, до периода свержения буржуазии и полного уничтожения её. В действительности этот период неминуемо является периодом невиданно ожесточённой классовой борьбы, невиданно острых форм её, а, следовательно, и государство этого периода неизбежно должно быть государством по-новому демократическим (для пролетариев и неимущих вообще) и по-новому диктаторским (против буржуазии)»[28].
Марксисты-ленинцы никогда не уклонялись от открытого заявления о своих взглядах на государство. Пролетариат и его партия никогда не скрывали, что пролетарская социалистическая революция направлена на свержение буржуазной власти (диктатуры буржуазии) и установление диктатуры пролетариата, что эта диктатура необходима для целой исторической эпохи, отделяющей капитализм от бесклассового коммунистического общества. У марксистов-ленинцев нет никаких оснований, чтобы скрывать эту истину, ибо диктатура пролетариата по самой своей природе является правлением подавляющего большинства над меньшинством эксплуататоров и потенциальных эксплуататоров. Только буржуазия и её политические представители (политические партии), управляющие от имени крошечного меньшинства эксплуататоров, в попытке обмануть массы делают всё возможное, чтобы скрыть классовую природу буржуазного государства и изобразить свою государственную машину, как государство «всего народа» и ультра-класса.
Хрущёвское обнародование отмены диктатуры пролетариата в Советском Союзе и её предполагаемой замены «общенародным государством» было не чем иным, как заменой учения марксизма-ленинизма по вопросу государства на буржуазную ложь. Столкнувшись с критикой собственной лжи по этому важному вопросу, хрущёвская клика тщетно попыталась подвести теоретическую основу под понятие «общенародное государство», утверждая, что период диктатуры пролетариата, согласно Марксу и Ленину, применяется только к первой стадии, что между нею и высшей стадией — коммунизмом и отмиранием государства, имеется ещё один этап — этап «общенародного государства».
Софистика хрущёвской клики шарлатанов слишком очевидна по сравнению с определёнными и ясными высказываниями Маркса и Ленина по рассматриваемому вопросу. В своей «Критике Готской программы» Маркс изложил широко известную аксиому, согласно которой диктатура пролетариата длится в течение всего переходного периода от капитализма к коммунизму. Вот как чётко Ленин объяснил эту марксистскую аксиому: «…Между капиталистическим и коммунистическим обществом, — продолжает Маркс, — лежит период революционного превращения первого во второе. Этому периоду соответствует и политический переходный период, и государство этого периода не может быть ничем иным, кроме как революционной диктатурой пролетариата…»[29]
«До сих пор эта аксиома никогда не оспаривалось социалистами, а вместе с тем это означает признание государства вплоть до момента, когда победивший социализм превратится в полный коммунизм».
И далее: «Сущность учения Маркса о государстве усвоена только тем, кто понял, что диктатура одного класса является необходимой не только для всякого классового общества вообще, не только для пролетариата, свергнувшего буржуазию, но и для целого исторического периода, отделяющего капитализм от «общества без классов», от коммунизма»[30].
Хрущёвцы утверждали, что только замена диктатуры пролетариата «общенародным государством» может углубить демократию до «подлинной демократии для всего народа», они претенциозно утверждали, что их линия на ликвидацию диктатуры пролетариата представляет собой «линию энергично развивающейся демократии», и является примером того, как «пролетарская демократия становится социалистической демократией общенародной»[31].
Всякий, кто хоть немного знаком с предметом, знает, что демократия есть форма государства, и, таким образом, представляет собой демократию классовую. Не существует такой вещи, как внеклассовая демократии — «демократия всего народа». По словам В. И. Ленина: «Демократия для гигантского большинства народа и подавление силой, т. е. исключение из демократии, эксплуататоров, угнетателей народа, — вот каково видоизменение демократии при переходе от капитализма к коммунизму»[32].
Другими словами, единственный способ выработать, углубить и расширить демократию для трудящихся масс — в осуществлении диктатуры пролетариата над эксплуататорскими классами, без последней не может быть подлинной демократии для трудящихся. Пролетарская демократия и буржуазная демократия являются понятиями взаимоисключающими. Наиболее полное уничтожение буржуазной демократии является необходимым условием для наиболее полного расцвета демократии пролетарской.
Отказ от диктатуры пролетариата, вместо того, чтобы она стала мерой по расширению демократии на пути к коммунизму, неизбежно должен был послужить и в действительности послужил инструментом для сокращения демократии для масс — пролетарской демократии — и расширения прав и возможностей привилегированных слоёв и прослоек советского общества, тем самым проложив путь к реставрации капитализма.
Тем не менее, хрущёвские ревизионисты выступили против этого основного положения марксистско-ленинского учения о демократии. По их словам, нет никакой демократии, если враги пролетариата подавляются, и единственный путь к развитию демократии — это отмена диктатуры пролетариата над его врагами, прекращение их подавления, а также создание «демократии для всего народа».
Хрущёвское представление о демократии ничем не отличается от концепции «чистой демократии» ренегата Каутского, критикуя которого, Ленин говорил: «…Чистая демократия» есть не только невежественная фраза, обнаруживающая непонимание как борьбы классов, так и сущности государства, но и трижды пустая фраза, ибо в коммунистическом обществе демократия будет, перерождаясь и превращаясь в привычку, отмирать, но никогда не будет «чистой» демократией»[33].
Поскольку демократия есть форма государства, само собой разумеется, что, как только исчезнет государство — она растворится, это будет, когда общество достигнет высшей стадии развития — коммунизма, тогда и демократия тоже исчезнет.
«Диалектика — (ход) развития», — говорил Ленин, — «такова: от абсолютизма к демократии буржуазной; от буржуазной демократии — к пролетарской; от пролетарской — к никакой»[34].
Таким образом, мы видим, что «демократия для всего народа» Хрущёва, как и его «общенародное государство» были ничем иным, как мистификацией, призванной скрыть предательство его ревизионистской кликой дела пролетариата, его оппозицию к социализму и подготовку основ для реставрации капитализма.

Партия всего народа

Кроме того, на XX‑м съезде КПСС Хрущёв начал свою атаку против пролетарского характера коммунистической партии, объявив о замене партии пролетариата «партией всего народа». Программа, принятая на XX‑м съезде, гласила: «В результате победы социализма в СССР, укрепления единства советского общества Коммунистическая партия рабочего класса превратилась в авангард советского народа, стала партией всего народа, расширила своё направляющее влияние на все стороны общественной жизни»[35].
Даже поверхностного знакомства с марксизмом-ленинизмом, достаточно, чтобы осознать абсурдность этого предложения. Политическая партия является средством классовой борьбы. Ни одна политическая партия никогда не может быть лишена классового характера. Внеклассовая или надклассовая политическая партия — это химерический абсурд. Никогда не было и не может быть такой вещи, как «партия всего народа», которая не выражает интересы определённого класса.
Партия пролетариата строится в соответствии с революционной теорией и организационными принципами марксизма-ленинизма; это — партия, созданная из передовых членов рабочего класса, которые безгранично преданны исторической миссии пролетариата, т. е. тому, чтобы вести общество к высшей стадии коммунизма посредством диктатуры пролетариата; это — организованный авангард и высшая форма организации пролетариата.
Кроме членов рабочего происхождения, партия пролетариата также включает в свои ряды и представителей других классов. Однако последние не вступают в партию в качестве представителей других классов: с момента своего вступления в партию, они должны оставить позади свои бывшие классовые позиции и принять позицию пролетариата. По словам Маркса и Энгельса: «Если к пролетарскому движению примыкают представители других классов, то прежде всего от них требуется, чтобы они не приносили с собой остатков буржуазных, мелкобуржуазных и тому подобных предрассудков, а безоговорочно усвоили пролетарское мировоззрение»[36].
Все важнейшие принципы, касающиеся характера пролетарской партии, были, по мнению хрущёвцев, всего лишь «стереотипными формулировками», а их «партия всего народа» якобы соответствовала «фактической диалектике развития коммунистической партии».
Одним из ложных аргументов, которым пользовались хрущёвцы для подкрепления своего тезиса о «партии всего народа», был такой: якобы весь советский народ принял марксистско-ленинское мировоззрение рабочего класса, и что цель рабочего класса — строительство коммунизма, — стала целью всего советского народа. Как можно было утверждать в условиях продолжающейся классовой борьбы в СССР, что все в СССР приняли марксистско-ленинское мировоззрение? Можно ли было утверждать, что сотни тысяч старых и новых буржуазных элементов в СССР действительно перешли к марксистскому мировоззрению? И, если марксизм-ленинизм действительно стал мировоззрением всего советского народа, как утверждали хрущёвские ревизионисты, разве не следовало из этого, что в советском обществе не стало никаких различий между членами партии и теми, кто был вне её рядов, и что, таким образом, не стало необходимости для существования партии вообще? Почему в таком случае вообще ещё имело значение: существовала эта «партия всего народа» или нет?
Истинной целью хрущёвцев в положении о «партии всего народа» было изменение пролетарского характера КПСС и превращение её из марксистско-ленинской партии в ревизионистскую, какой она и стала. Хрущёвцы, таким образом, положили начало процессу перерождения КПСС из марксистско-ленинской партии в ревизионистскую, которая продолжала руководить процессом реставрации капитализма в некогда славном Советском Союзе.
«Партия, которая хочет существовать», — говорил Ленин, — «не может допускать ни малейших колебаний в вопросе о её существовании и никаких соглашений с теми, кто может её похоронить»[37].
Советским людям пришлось позднее заплатить дорогой ценой за отказ широких кругов членов КПСС вести борьбу против хрущёвцев, ибо этой клике ренегатов удалось, в конце концов, хоронить некогда великую КПСС и вызвать крах социализма в стране Ленина и Сталина, с катастрофическими последствиями для революционно-пролетарского и национально-освободительных движений во всём мире.

Мирное сосуществование

Именно Ленин выдвинул идею мирного сосуществования. Поскольку социализм не побеждает во всех странах одновременно, социалистические страны обязаны существовать бок о бок с капиталистическими странами. В такой ситуации социалистические государства должны проводить политику мирного сосуществования в отношении стран с другим социальным строем.
После победы Октябрьской революции Ленин не раз провозглашал миролюбивую внешнюю политику Советского государства. Со своей стороны, империалисты, стремящиеся уничтожить новорождённую республику, развязали против неё военную интервенцию. Вынесший к 1920 году бесчисленные жертвы, страдания и неисчислимые бедствия советский народ вышел победителем в борьбе с империалистической военной интервенцией.
Война закончилась, советские люди перешли к задачам мирного строительства. Именно в этих условиях Ленин выдвинул лозунг мирного сосуществования, в то же время признавая, что нет никакой гарантии такого сосуществования, в связи с изначально агрессивной природой империализма. Отсюда для социалистического государства вытекает необходимость быть постоянно бдительным. Следующие идеи красной нитью проходят через верную ленинскую политику мирного сосуществования:
Первая идея в том, что социалистическое государство тогда находилось во враждебном окружении империалистических держав. В такой ситуации даже если оно придерживается мирной внешней политики, у империализма нет большого желания жить с ним в мире, и он будет использовать любую возможность, чтобы противостоять социалистическому государству и даже уничтожить его. Ленин говорил: «…Существование Советской республики рядом с империалистическими государствами продолжительное время немыслимо. В конце концов, либо одно, либо другое победит. А пока этот конец наступит, ряд самых ужасных столкновений между Советской республикой и буржуазными государствами неизбежен»[38].
Вторая. Только через борьбу и повторные столкновения сил между империалистическими странами и социалистическим государством, через принятие последним более строгой политики, в зависимости от сочувствия и поддержки пролетариата и угнетённых народов мира, а так же при использовании им межимпериалистических противоречий — советское государство было в состоянии жить бок о бок с империалистическими государствами мирно.
Третья. В практической реализации политики мирного сосуществования к разным странам капиталистического мира должны были применяться различные критерии. Это потребовало создания более тесных отношений и дружбы между советским государством и теми странами, которые подвергались гнёту и издевательствам со стороны империализма. Ленин поставил основную задачу советского государства так — победить эксплуататоров и завоевать на свою сторону колеблющихся, и последние включали в себя, среди прочих, и «целый ряд буржуазных государств, которые, как буржуазные государства, ненавидят нас, а, с другой стороны, как угнетаемые — предпочитают мир с нами»[39].
Идея четвертая. Мирное сосуществование было политикой, которую должен был проводить находящийся у власти пролетариат в отношении стран с различным социальным строем. Это — не сумма всей внешней политики Советского государства. В. И. Ленин неоднократно подчёркивал, что основной принцип, лежащий в основе внешней политики Советского государства, — не что иное, как принцип пролетарского интернационализма.
Ленин заявлял: «Советская Россия считает величайшей гордостью помогать рабочим всего мира в их трудной борьбе за низвержение капитализма. Победа будет за нами»[40].
И — пятая. Для угнетённых классов и народов невозможно мирно сосуществовать с классами и нациями угнетателей.
Вышеприведённые основные идеи Ленина по вопросу о мирном сосуществовании были полностью поддержаны Сталиным в течение 30 долгих лет, которые он был лидером Советского Союза. Полностью поддерживая и проводя ленинскую политику мирного сосуществования, Сталин был категорически против отказа в братской поддержке революционной борьбы других народов для того, чтобы выслужиться перед империализмом. Указывая на противоположные линии во внешней политике, одну из которых нужно было выбирать, он говорил, что первейшей из них является та, что «мы будем вести и впредь революционную политику, сплачивая вокруг рабочего класса СССР пролетариев и угнетённых всех стран, — и тогда международный капитал будет нам всячески мешать в нашем продвижении вперёд».
Другая линия состояла в том, чтобы отказаться «от своей революционной политики, и пойти на ряд принципиальных уступок международному капиталу, — и тогда международный капитал, пожалуй, не прочь будет «помочь» нам в деле перерождения нашей социалистической страны в «добрую» буржуазную республику».
Сталин продолжил свою мысль примером: «Америка требует, чтобы мы отказались принципиально от политики поддержки освободительного движения рабочего класса других стран, что всё пошло бы хорошо, если бы мы пошли на такую уступку. Что же, товарищи, может быть, пойти на эту уступку?» И далее он ответил на этот вопрос так: «…мы не можем пойти на эти и подобные им уступки, не отказавшись от самих себя»[41].
Следуя по стопам Ленина, Сталин, во-первых, поддержал мнение о том, что «Революция победившей страны должна рассматривать себя не как самодовлеющую величину, а как подспорье, как средство для ускорения победы пролетариата во всех странах»[42].
Он продолжил, добавив, что «она составляет… могучую базу её дальнейшего развёртывания»[43].
Таким образом, очевидно, что ленинская политика мирного сосуществования, политика, которой верно придерживался СССР в течение трёх десятилетий сталинского руководства, идёт рука об руку с пролетарским интернационализмом — политикой союза с угнетёнными нациями и поддержкой пролетарского революционного движения развитых стран в их борьбе за национальное освобождение против империализма, и за их социальное освобождение — соответственно.
Начиная с XX‑го съезда КПСС, восходящая хрущёвская клика ренегатов начала фальсификацию и отход от ленинской политики мирного сосуществования — и все её усилия были направлены на то, чтобы выслужиться перед империализмом, в особенности, перед американским империализмом. Во имя мирного сосуществования, хрущёвцы заменили международную классовую борьбу международным сотрудничеством классов и выступили за политику «всестороннего сотрудничества» между социализмом и империализмом, открыв тем самым шлюзы для империалистического проникновения в социалистические страны — политика, аккуратно отвечающая требованиям схемы американского империализма по «мирной эволюции» социалистических стран в «хорошие» буржуазные республики.
Хрущёвцы утверждали:
что мирное сосуществование является высшим и главным инструментом для решения жизненно важных проблем, стоящих перед обществом, и должно стать «основным законом жизни для всего современного общества»[44];
что лидеры империализма согласились принять мирное сосуществование, громко заявляя о предполагаемом признании администрацией Кеннеди обоснованности и целесообразности мирного сосуществования между странами с различными социальными системами;
что мирное сосуществование является «генеральной линией внешней политики Советского Союза и стран социалистического лагеря»[45];
что принцип мирного сосуществования является определяющим фактором генеральной линии внешней политики КПСС и других марксистских партий, что он лежит в основе стратегии коммунизма в современном мире, и что все коммунисты якобы «сделали борьбу за мирное сосуществование общим принципом своей политики»[46];
что мирное сосуществование стало важным предварительным условием победы в революционной борьбе народа, и что победа кубинской революции, достижение независимости более чем 40 странами, включая Алжир, рост числа и сил коммунистических партий, а также усиление влияния международного коммунистического движения были достигнуты в условиях мирного сосуществования между государствами с различным социальным строем и были связаны именно с этим условием;
что мирное сосуществование является «лучшим способом помочь международному революционному рабочему движению достичь своих основных классовых целей»[47], заявляя, что возможность мирного перехода к социализму в капиталистических странах выросла именно в условиях мирного сосуществования;
что победа социализма в экономическом соревновании должна будет нанести сокрушительный удар по всей системе капиталистических отношений с помощью программы КПСС, принятой на XXII съезде КПСС, смело утверждавшей, что «когда советский народ будет пользоваться благами коммунизма, новые сотни миллионов людей на земле скажут: «Мы за коммунизм!»[48], и что к тому времени даже капиталисты смогут «перейти в коммунистическую партию».
Из вышесказанного очевидно, что, в то время как ленинская политика мирного сосуществования была нацелена на обуздание империалистической политики войны и агрессии, стояла на позициях международной классовой борьбы и исторической миссии пролетариата, которые требуют от социалистических стран в дополнение к проведению политики мирного сосуществования также оказывать решительную поддержку революционной борьбе угнетённых народов и наций, а также пролетарскому революционному движению рабочего класса, хрущёвское мирное сосуществование, в свою очередь, служило империализму и поощряло империалистическую политику войн и агрессии, стремясь заменить мировую пролетарскую революцию пацифизмом и выступая за полный отказ от пролетарского интернационализма. Хрущёвская политика является политикой классовой капитуляции и лишает ленинскую политику мирного сосуществования её революционной сущности, извращая, искажая и фальсифицируя её до неузнаваемости. В то время как ленинская политика мирного сосуществования была лишь одним аспектом международной политики обладающего государственной властью пролетариата, хрущёвцы преобразовали мирное сосуществование в генеральную линию внешней политики социалистических стран и даже в генеральную линию всех коммунистических партий.
Капитализм и социализм — две диаметрально противоположные системы. Капитализм не сможет смириться с существованием социализма. Время от времени он будет пытаться уничтожить социализм путём вооружённой борьбы. Всего лишь несколькими примерами таких убийственных попыток уничтожения социализма являются вооружённая империалистическая интервенция против молодой Советской республики, жестокая война, развязанная гитлеровским фашизмом против СССР, и геноцидные войны американского империализма против корейского и вьетнамского народов. Все социалистические страны завоевали право жить бок о бок с империализмом — право на мирное сосуществование с ним — только лишь своей борьбой и вооружённой защитой, только путём нанесения ошеломляющих поражений империализму. Любая политика мирного сосуществования, не подкреплённая борьбой, не привела бы социалистические страны ни к чему хорошему для них.
В отсутствии «горячей» войны, в периоды, когда империализм не может вести войну из-за слабости и неблагоприятных условий, он развязывает «холодные» войны, в ходе которых он значительно расширяет свои вооружения и готовится к войне, прибегая ко всем доступным средствам, к любому трюку, чтобы саботировать развитие социалистических стран политически, экономически, культурно и идеологически. «Холодная» война, развязанная империализмом против социалистических стран, особенно, против Советского Союза в период с конца Второй мировой войны и вплоть до распада СССР, а так же всех стран народной демократии на востоке Европы, это красноречиво доказывает (если ещё необходимы доказательства, чтобы принять данную самоочевидную истину). После распада СССР «холодная» война империализма против оставшихся социалистических стран продолжается.
Империализм отнюдь не ограничивает свои военные планы и агрессивные войны социалистическими странами. В своём стремлении к господству, к контролю над источниками сырья, к возможности для экспорта капитала и к извлечению максимальной прибыли он ведёт войны против революционных освободительных движений угнетённых народов, а также против стран, стремящихся сохранить свою независимость и защитить свой суверенитет. Жестокие хищнические войны против народов Ирака, Афганистана и Палестины, унёсшие жизни миллионов невинных людей, являются живым доказательством, этой, слишком самоочевидной, истины.
Будучи объектом империалистических провокаций, военных приготовлений и войн, социалистические страны должны неизменно помогать друг другу и вести совместную борьбу против империализма, а не уклоняться от неё во имя воображаемой доктрины мирного сосуществования, которую, в её хрущёвской разработке, можно по праву назвать «мирной капитуляцией и классовой коллаборацией». Победы всех революций в мире до настоящего времени произошли далеко не благодаря мирному сосуществованию, они стали результатом упорных сражений, войн и революционной борьбы. Только такой бесстыдный лицемер, как Хрущёв, мог описать свои непрерывные отступления от всех пролетарских принципов, и своё кроткое согласие капитулировать перед унизительными требованиями американского империализма, как «победу во имя мирного сосуществования».
Отрицая непримиримое противоречие между социалистической и капиталистической системами, отрицая основное противоречие между лагерями социализма и империализма, хрущёвцы, в конечном итоге, не могли не закончить тем, что превратили мирное сосуществование между этими двумя системами во «всестороннее сотрудничество». Настаивая на том, чтобы мирное сосуществование было принято в качестве генеральной линии внешней политики всех стран социализма, хрущёвский ревизионизм выбросил за борт основной принцип внешней политики социалистических стран, а именно, принцип пролетарского интернационализма.
«В союзе с революционерами передовых стран и со всеми угнетёнными народами против всяких и всех империалистов — такова внешняя политика пролетариата»[49].
После Октябрьской революции, Ленин, а затем и Сталин неоднократно утверждали, что Советский Союз, в котором была установлена диктатура пролетариата, стал базой для продвижения мировой пролетарской революции. Выступив против этого основного положения, превращая мирное сосуществование в общий принцип внешней политики всех социалистических стран, хрущёвцы превратили СССР из базы мировой революции, какой он до этого являлся, в базу для унизительного отступления и капитуляции перед империалистическими требованиями, а также в механизм помощи империализму в проведении мирных преобразований в СССР и в странах Восточной и Центральной Европы, необходимых для превращения их в «хорошие» буржуазные республики.
Более того, утверждая, что коммунистические партии всех капиталистических стран и угнетённых народов должны принять мирное сосуществование в качестве своей генеральной линии, хрущёвцы занимались заменой революционной линии компартий своей политикой мирного сосуществования, намеренно применяя эту политику к отношениям между угнетёнными и угнетающими классами и между угнетёнными и угнетающими нациями. Такая политика не могла не ослабить пролетарское и национально-освободительное движения и, таким образом, дополнительно повредить социалистическим странам. Ведь достичь успехов в пролетарской борьбе и национальном освобождении можно, только оказав давление на все реакционные и империалистические силы, постоянно ослабляя их. Это способствовало бы усилению дела мира и социального прогресса, и, таким образом, упрочило бы позиции социалистических стран в их борьбе за мирное сосуществование со странами, имеющими другую социальную систему. Только правильное применение ленинской политики мирного сосуществования, пролетарского интернационализма в международной классовой борьбе в качестве её основы, может гармонировать с революционной борьбой народов всех стран.
Хрущёвская политика мирного сосуществования была манной небесной для империализма, особенно, для американского империализма, который стал лидером империалистического лагеря после Второй мировой войны. Под прикрытием мирного сосуществования американский империализм попытался запретить Советскому Союзу и другим социалистическим странам оказывать поддержку революционной борьбе народов капиталистического мира. В своём выступлении перед комитетом по иностранным делам Палаты представителей США 28 января 1959 года, Даллес, госсекретарь США, заявил:
«Что касается советского правительства, то оно может положить конец «холодной войне», если оно освободится от руководящей роли в направлении международного коммунизма и будет заботиться в первую очередь о благосостоянии русского народа. Кроме того, «холодной войне» придёт конец, если международный коммунизм откажется от своих целей…»
Джон Ф. Кеннеди и его государственный секретарь Дин Раск говорят то же самое. По словам последнего, «не может быть гарантированного прочного мира, пока коммунистическое руководство не откажется от своей цели — мировой революции»[50].
Кроме того, за фасадом мирного сосуществования американский империализм проталкивал вперёд свою политику «мирной эволюции» СССР и других социалистических стран в буржуазные республики. По словам Даллеса, «…отказ от использования силы… подразумевает не сохранение статус-кво, а мирные перемены», что «недостаточно занимать оборонительные позиции» в «борьбе за свободу», что «должна быть положительная сила, которая будет проникать в СССР», и что «мы надеемся поощрять эволюцию внутри советского мира».
Иными словами, согласно американскому империализму, мирное сосуществование должно состоять из следующего: народы, живущие под империалистическим господством и в рабстве, не могут бороться за своё освобождение, а тех, кто уже освободился, необходимо снова покорить и подвергнуть империалистическому господству и рабству; и весь мир должен быть включён в американское «мировое сообщество свободных наций».
Таким образом, нетрудно понять, почему американский империализм и его сателлиты встретили хрущёвскую генеральную линию на мирное сосуществование с такой готовностью и энтузиазмом. Они отреагировали так, потому что, в частности, хрущёвцы своей капитулянтской политикой, опозорили и ослабили партию большевиков, которая до смерти Сталина совершенно справедливо рассматривалась всеми братскими партиями, как «ударная бригада» мирового революционного и рабочего движения — название, полностью заслуженное бескорыстной помощью, предоставляемой КПСС для облегчения положения тех, кто страдает от капиталистического рабства.
Во времена Ленина и Сталина Советское государство вынесло множество испытаний не на жизнь, а на смерть, но большевистская партия и советские люди ни на минуту не уклонились от исполнения своего революционного долга и не отступили перед трудностями. Не было такой крепости, которую они не могли бы взять штурмом — и это в то время, когда советское государство было несравненно слабее империализма. Однако, начиная с середины 1950‑х годов, когда ситуация в мире стала намного более благоприятной для революции, и позиции социализма стали намного сильнее, чем когда-либо прежде, хрущёвские ревизионисты опозорили Советское государство, основанное великим Лениным, позволив империализму США запугивать, указывать и унижать его, чем, в конечном итоге, они опозорили весь социалистический лагерь.
Хрущёвцы использовали престиж, которым пользовался СССР, для преследования своих низкопробных целей, обозначенных в проекте сотрудничества с американским империализмом. Со своей стороны, американский империализм награждал хрущёвцев всё большим и большим унижением.
США вышли из Второй мировой войны в качестве самой мощной и свирепой империалистической страны, поставившей себе сумасшедшую стратегическую цель — завоевать весь мир. Они выступили в роли новых гитлеровцев, и стали мировым жандармом для подавления революционной борьбы угнетённых народов и наций, гася пламя пролетарской революционной борьбы и обеспечивая откат волны социалистических преобразований в Восточной Европе, а, в конечном итоге — и в Советском Союзе. Не может быть никакого «всестороннего сотрудничества» между этим смертельным врагом человечества и социалистическими странами. Если хрущёвцы думали, что такое сотрудничество возможно, это могло быть только по той причине, что они решили пойти по пути, ведущему к реставрации капитализма в СССР. Именно так и обстояло дело, и всё, что снижало авторитет социализма и советского государства, любая политика, которая ослабляла диктатуру пролетариата и партию пролетариата, с удовольствием подхватывалась хрущёвцами. Во всех сферах, от атаки на Сталина, через свои ошибочные теории о природе пролетарской партии и пролетарской революции, и вплоть до своих экономических реформ, они последовательно преследовали цель восстановления капитализма. Их фальсификация ленинской линии на мирное сосуществование должна рассматриваться только и только лишь в свете понимания этого.

Война и мир

Невозможно избежать дискуссии и споров по вопросам войны и мира, не только потому, что эти вопросы имеют большое теоретическое и научное значение, но и потому, что с войной и широкомасштабным уничтожением человеческих жизней мы сталкиваемся на каждом шагу.
Не считая двух мировых войн, которые в совокупности унесли жизни более 100 миллионов человек, изувечили ещё большее число и вызвали беспрецедентные материальные разрушения невообразимых масштабов, благодаря империализму мир после окончания Второй мировой войны в 1945 году не видел буквально ни одного года без войн. Миллионы людей были убиты в ходе империалистических войн, развязанных американским империализмом против народов Кореи, Индо-Китая, Конго, Ирака, Афганистана, Ливана, Палестины и Югославии. Только за последние 19 лет империалистические войны разорили Ирак, Афганистан, Конго и Югославию. Израильские фашисты — на службе и от имени американского империализма — занимались разрушением Ливана и Палестины с присущей гитлеровцам садистской жестокостью. Американский империализм стремится сохранить и расширить своё господство во всём регионе, простирающимся от Ближнего Востока до бывших восточных республик Советского Союза, видя в этом средство для обеспечения общего мирового господства.
Однако во всех дискуссиях на животрепещущие темы войны и мира, самое главное, что, как правило, забывается, чему оказывается недостаточно внимания, и что, следовательно, вызывает так много споров — это тот факт, что люди «обыкновенно забывают в вопросе о войне… о том, какой классовый характер война носит, из-за чего эта война разразилась, какие классы её ведут, какие исторические и историко-экономические условия её вызвали…»[51]
Важно кратко изложить марксистско-ленинское учение по этому, исключительно важному, вопросу, а также ревизионистские искажения и фальсификации этого учения для того, чтобы убедиться, что марксистско-ленинское учение, и только оно, позволяет рабочему классу и угнетённым народам в их борьбе за пролетарскую революцию и национальное освобождение добиться свержения империализма.
В соответствии с ленинизмом, война есть продолжение политики иными (насильственными) средствами. Для оценки той или иной конкретной войны и определения своего отношения к ней надо выяснить классовый характер войны, т. е. — какой класс ведёт войну, каковы политика и цели, проводимые этим классом до войны, а не просто — «кто напал первым». Марксизм требует «…исторического анализа каждой отдельной войны, чтобы разобрать, можно ли считать эту войну прогрессивной, служащей интересам демократии или пролетариата, в этом смысле законной, справедливой»[52].
Глядя на какую-либо войну в её исторической перспективе, марксизм говорит: «если «действительная сущность» войны состоит, например, в свержении чуженационального гнёта…, то война прогрессивна со стороны угнетённого государства или нации. Если «действительная сущность» войны есть передел колоний, делёж добычи, грабёж чужих земель… тогда фраза о защите отечества есть «сплошной обман народа»[53].
Военный конфликт не может быть отделён от политики воюющих сторон, которая привела их к вооружённому конфликту.
Таким образом, является ли война прогрессивной и, следовательно, справедливой и законной с точки зрения пролетариата, или реакционной и, следовательно, несправедливой и незаконной, с точки зрения пролетариата, зависит от классового характера войны, от того, какой класс ведёт её, цели, для которой он ведёт эту войну и политики, продолжением которой эта война является. Только после тщательного изучения и глубокого анализа всех этих факторов пролетариат может определить своё отношение к этой войне. В своём отношении к любой войне пролетариат должен руководствоваться принципами пролетарского интернационализма, а также своим долгом внести свой вклад в подготовку и ускорение мировой пролетарской революции.
Ленин подчёркивал, что «война есть не только продолжение политики, она есть суммирование политики»[54].
Иными словами, война в условиях капитализма, не является отклонением, отрывом от норм политической борьбы, а как раз напротив, особенно, на последней стадии капитализма — при империализме. Войны при капиталистическом империализме, «как обычно», представляют собой нормальный бизнес — настолько же обычный, как эксплуатация пролетариата буржуазией и угнетение наций крошечной горсткой империалистических государств-угнетателей.
Только буржуазные пацифисты и оппортунисты в рабочем движении могут рассматривать мир как нечто, по существу отличное, от войны, потому что они никогда не понимали, что война есть продолжение политики иными (насильственными) средствами, что империалистическая война является продолжением империалистической политики мира, а империалистический мир, в свою очередь, является продолжением политики империалистической войны; что империалистические войны вырастают из империалистического мира, который, в свою очередь, создаёт почву для дальнейших империалистических войн. Буржуазия совершенно очевидно заинтересована в том, чтобы массы не понимали неразрывной связи между войнами и политикой, ведущейся перед ними. Оппортунисты, в своей неспособности или нежелании понять эту неизбежную связь между войной и политикой, ей предшествовавшей, между периодами империалистического мира и периодами империалистических войн, помогают буржуазии обманывать и умиротворять пролетариат.

Неизбежность войн при капитализме

В отличие от каутскианцев и их новоявленных потомков с их теориями ультра-империализма и коллективного империализма, которые на практике представляют собой ничто иное, как маску защиты империализма и тщетные попытки скрыть от рабочего класса противоречия, присущие империализму, которые неизбежно ведут к войне, ленинизм учит (а жизнь подтверждает), что современные войны — это продукт империализма, и они, как таковые, не могут быть устранены без того, чтобы не покончить с империализмом: с эксплуатацией человека человеком и одной нации — другой.
Ленин заметил: «Несомненен, следовательно, тот факт, что переход капитализма к ступени монополистического капитализма, к финансовому капиталу связан с обострением борьбы за раздел мира»[55].
Одним из основных признаков империализма — перехода от капитализма домонополистической свободной конкуренции к его монополистической стадии, является то, что он знаменует собой завершение территориального раздела мира наиболее мощными капиталистическими государствами. После осуществления этого раздела может быть только новый и новый его передел, вследствие изменения относительной силы различных империалистических стран в связи с законом неравномерного развития, согласно которому одни страны совершают рывок вперёд в своём развитии, а другие отстают. Если, как это часто бывает, те страны, которые вчера были слабее экономически, и, следовательно, доля которых в разделе мировой «добычи» была сравнительно скудной, опередят своих конкурентов и станут более мощными, делая, таким образом, существующее разделение мира устаревшим, они не могут не потребовать нового его раздела — на основе буржуазного понятия о «справедливости». Новые, более молодые и сильные, грабители утверждают, что это их «священное» право — грабить бандитов более старших и более разжиревших. Это может быть достигнуто только путём грабежа последних первыми, так как более молодые разбойники «…пришли к капиталистическому банкетному столу, когда все места уже были заняты…» И такие вопросы в условиях капитализма, решаются путём далеко не мирным: «Финансовый капитал и тресты не ослабляют, а усиливают различия между быстротой роста разных частей всемирного хозяйства. А раз соотношения силы изменились, то в чём может заключаться, при капитализме, разрешение противоречия, кроме как в силе?»[56]
Одобрительно цитируя слова Р. Гильфердинга о том, что «финансовый капитал стремится к господству, а не к свободе»[57], Ленин заметил, что доминирование является сутью империалистической политики, как внутренней, так и внешней.
Так как мировое господство является содержанием империалистской политики, империалистическая война есть лишь продолжение этой политики иными (насильственными) средствами.
Две мировые войны XX‑го века, а также десятки небольших локальных войн империализма, особенно, американского империализма, начиная с захватнических войн против народов Кореи, Вьетнама, Камбоджи и Лаоса вплоть до войн против народов Югославии, Ирака, Афганистана, Палестины и Ливана (последние две велись американским империализмом через своих израильских сионистских представителей) являются красноречивым доказательством (если такие доказательства ещё нужны) правоты марксистско-ленинского учения в вопросе о сущности войны и мира.

Справедливые войны

Марксисты-ленинцы выступают не против всех войн. Кроме империалистических войн, есть ещё и другие войны — войны, которые являются справедливыми, которые продвигают человечество вперёд по пути прогресса и которые, следовательно, заслуживают поддержки со стороны пролетариата. «Социалисты, не переставая быть социалистами, не могут быть против всякой войны»[58].
Такими войнами, против которых социалисты не только не выступают, но и искренне их поддерживают, являются:
1. Гражданские войны пролетариата за свержение буржуазии: такие войны являются неизбежным продолжением и усилением классовой борьбы, нельзя совершенно отказаться от гражданской войны, не отказываясь при этом от социалистической революции.
2. Национально-освободительные войны, ведущиеся угнетёнными народами против колониализма и империализма, такие, какими были войны китайского народа против японского империализма, народов Кореи и Индокитая против японского, французского и американского империализма, а также войны, которые ведутся в настоящее время народами Ирака, Афганистана, Ливана и Палестины против англо-американского империализма и его суррогата — израильского сионизма.
В случае такой национально-революционной войны не только лозунг защиты отечества является в ней законным лозунгом со стороны угнетённой нации, но и на социалистов и пролетариев нации угнетающей возлагается обязанность принять сторону угнетённой нации и желать, и работать на поражение собственной империалистической буржуазии, — независимо от того, кто на кого напал первым.
3. Войны против абсолютизма и средневековья, — как, например, в Саудовской Аравии и других странах Персидского залива, а так же малых государствах — Непал, Филиппины и др. В этих странах средневековые самодержавие и абсолютизм в тесном союзе с империализмом, особенно, американским, подвергают свои народы варварскому существованию, лишая его самых элементарных гражданских свобод и возможности встать на путь экономического и социального прогресса. Борьба народов этих стран за демократическую революцию, за свержение средневековых порядков настолько же законна и прогрессивна, как революционная борьба различных европейских народов против феодализма и иноземных угнетателей в период с 1789 по 1871 год. Таким образом, эта борьба заслуживает нашей полной поддержки.
4. Войны победившего социализма.
5. Последняя категория: войны победоносных социалистических стран против империализма, в защиту социализма, против буржуазных государств, пытающихся сокрушить социалистические государства, являются справедливыми, законными и прогрессивными, а значит, достойны поддержки со стороны всего прогрессивного человечества. Таковы, например, были войны Советской России против хищной империалистической коалиции интервентов в первые годы Советской власти. Такой же по характеру была и Великая Отечественная война советского народа против нацистских мародёров, которую вёл Советский Союз против германского империализма. Сегодня такими стали бы войны, ведущиеся КНДР, Кубой, Народной Республикой Китай, и т. д., если империализм осмелится начать войну против этих стран. По словам Ленина, «…победивший в одной стране социализм отнюдь не исключает разом вообще все войны. Наоборот, он их предполагает. Развитие капитализма совершается в высшей степени неравномерно в различных странах. Иначе и не может быть при товарном производстве. Отсюда непреложный вывод: социализм не может победить одновременно во всех странах. Он победит первоначально в одной или нескольких странах, а остальные в течение некоторого времени останутся буржуазными или добуржуазными. Это должно вызвать не только трения, но и прямое стремление буржуазии других стран к разгрому победоносного пролетариата социалистического государства. В этих случаях война с нашей стороны была бы законной и справедливой. Это была бы война за социализм, за освобождение других народов от буржуазии»[59].
Для ликвидации войн должна быть ликвидирована система империализма.
Марксизм-ленинизм учит, а история подтверждает, что невозможно устранить войны без уничтожения империализма, и что, пока существует империализм, войны неизбежны. «Империализм поставил на карту судьбу европейской культуры: за данной войной, если не будет ряда успешных революций, последуют вскоре другие войны — сказка о «последней войне» есть пустая, вредная сказка, мещанская «мифология» (по верному выражению «Голоса»)»[60].
Если империализм всё ещё не ликвидирован, то любой мир, заключённый после окончания войны не может быть более чем перемирием и продолжением империалистической войны иными средствами.
Таким образом, борьба за мир должна быть неразрывно связана с борьбой за устранение деления общества на классы, с борьбой за революцию и социализм, ибо «…нельзя вырваться из империалистской войны и из порождающего её неизбежно империалистского мира (если бы у нас было старое правописание, я бы написал здесь два слова «мира» в обоих их значениях), нельзя вырваться из этого ада иначе, как большевистской борьбой и большевистской революцией»[61].
В одном из предыдущих своих заявлений, В. И. Ленин подчёркивал связь между миром и прекращением разделения общества на классы таким образом: «…Пролетариат борется и всегда будет неуклонно бороться против войны, не забывая, однако, ни на минуту, что уничтожение войн возможно лишь наряду с полным уничтожением деления общества на классы»[62].

Оппортунистические искажения по вопросу о войне и мире

Оппортунисты II Интернационала и их новоявленные потомки, хрущёвские ревизионисты, создали целый арсенал искажений по вопросу о войне и мире, с единственной целью приукрашивания империализма и притупления боеспособности пролетариата путём скрытия опасности войны, исходящей от империализма, и запугивания масс тем, что война уничтожит человечество. Ренегатство Каутского зашло так далеко, что он утверждал, будто источником войн является не империализм, а освободительное движение угнетённых народов и СССР, который он называл диктатурой, в то время как империалистические государства, по его мнению, представляют собой всего лишь — «чистые демократии».

Соотношение оружия и духовного состояния масс

Ревизионисты и оппортунисты постоянно пытаются стереть различия между справедливыми и несправедливыми войнами и распространять ошибочную теорию о том, что оружие является решающим фактором победы в войнах, и что, следовательно, в силу подавляющего превосходства в вооружениях, которыми пользуются империалистические государства, для пролетариата и угнетённых народов бессмысленно противостоять империализму путём вооружённой борьбы.
Марксизм-ленинизм занимает диаметрально противоположную по отношению к позиции Каутского позицию, правильность которой полностью подтверждается целым рядом успешно завершившихся примеров вооружённой борьбы против империализма, как пролетарско-революционной, так и революционно-освободительной.
«Во всякой войне победа, в конечном счёте, обусловливается состоянием духа тех масс, которые на поле брани проливают свою кровь. Убеждение в справедливости войны, сознание необходимости пожертвовать своею жизнью для блага своих братьев поднимает дух солдат и заставляет их переносить неслыханные тяжести. Царские генералы говорят, что наши красноармейцы переносят такие тяготы, какие никогда не вынесла бы армия царского строя. Это объясняется тем, что каждый рабочий и крестьянин, взятый под ружье, знает, за что он идёт, и сознательно проливает свою кровь во имя торжества справедливости и социализма. Это осознание массами целей и причин войны имеет громадное значение и обеспечивает победу»[63].
Только это ленинское учение даёт объяснение победам Красной Армии в годы гражданской войны и интервенции, а также успехам целого ряда других акций революционной борьбы. Если оружие должно было стать решающим фактором в войне, как утверждал Каутский и другие ревизионисты и социал-демократы, то тогда были бы совершенно необъяснимы не только победы Октябрьской революции, но и победа китайской, корейской и вьетнамской революций. Если только оружие решало бы исход войны, то дело иракского, афганского, палестинского и ливанского сопротивления было бы безнадёжным, — действительно, как движение сопротивления в этих странах могло бы противостоять комбинированному оружию англо-американского империализма и сионизма? И всё же мы видим, как на наших глазах сопротивление в этих странах одерживает ежедневные победы над хищными оккупационными армиями империализма и сионизма. Вооружённые до зубов англо-американские войска, оккупировавшие Ирак, как и силы НАТО в Афганистане, бессильны перед лицом сопротивления в Ираке и Афганистане, также израильская оккупационная армия — перед лицом палестинского и ливанского сопротивления. Духовный настрой масс в этих странах более чем компенсирует низкое качество их вооружения. Эта борьба является ежедневным опровержением пессимистических теорий оппортунистических «социалистов», социал-демократов и буржуазных пацифистов всех видов, так как она является живым повседневным доказательством верности марксистско-ленинского учения по данному важному вопросу.
Вместо того, чтобы связать борьбу против войн с борьбой за уничтожение империализма, за устранение деления общества на классы, оппортунисты распространяют иллюзии, что мир во всём мире и равенство наций могут быть обеспечены через разоружение, а деньги, сэкономленные на разоружении, могут быть использованы для помощи отсталым странам. Они не в состоянии понять простую истину, что империализм гоняется за извлечением максимальной прибыли, в погоне за которой он стремится к господству, а не к свободе и равенству. Империализм не был бы империализмом, если бы он выступал в поддержку народа в своих странах, не говоря уже об угнетённых народах за рубежом.

Хрущёвский ревизионизм и война

По вопросу о войне и мире, как и по многим другим вопросам, хрущёвский ревизионизм следовал по стопам Бернштейна, Каутского и других ведущих ревизионистских социал-демократов ренегатского Второго Социалистического Интернационала.
После Второй мировой войны CША стали сильнейшей империалистической державой, и, заняв место немецкого, японского и итальянского фашизма, пытаются с тех пор сколотить огромную империю беспрецедентных масштабов и достичь мирового господства путём подавления национально-освободительных движений и максимального сужения границ социализма. Благодаря предательству хрущёвского ревизионизма, с его оптовым пересмотром марксистско-ленинского учения, в том числе по вопросу о войне и мире, американский империализм смог, пускай и временно, частично достичь своих целей.
Хрущёв в своё время хвалил Эйзенхауэра, империалистического лидера, как человека, который пользуется «абсолютным доверием своего народа», и который разделяет «искреннее стремление к миру так же, как и мы». Речь идёт о том самом Эйзенхауэре, который организовал свержение Патриса Лумумбы в Конго, вызвавшее продолжающуюся и по сей день бойню миллионов конголезцев.
Затем Хрущёв нахваливал Кеннеди, как политика даже ещё более подходящего, чем Эйзенхауэр, для того, чтобы взять на себя бремя поддержания мира во всём мире. «Кеннеди», — заявил Хрущёв, — «показал заботу о сохранении мира»[64]. Поэтому было вполне естественно ожидать от него «создания надёжных условий для мирной жизни и созидательного труда на земле»[65].
Несомненно, что Кеннеди был мастером лжи и хорошо манипулировал обманчивыми фразами о мире, которые на деле, однако, были призваны служить глобальной стратегии американского империализма по «мирному» содействию неоколонизации США государств Азии, Африки и Латинской Америки, «мирному» проникновению и господству над другими империалистическими и капиталистическими странами, «мирной эволюции» социалистических стран в направлении, выбранном последователями Тито в Югославии, а также ослаблению и уничтожению «мирными» средствами национально-освободительных движений и других движений, ведущих борьбу против империализма. Эти «мирные» средства частенько включали в себя кровавые вооружённые перевороты против народных режимов, совершаемые при помощи ЦРУ, и блокаду таких стран, как Куба. Обе эти тактики, как мирная, так и тактика насилия, характерны для всех реакционных классов, которые используются одновременно при помощи религиозного толка обмана и жестокого подавления в духе мясника.
Обманчивая мирная политика империализма лишь дополняет, а не заменяет его военную политику. Уже в начале 1960‑х годов военный бюджет империализма США вырос с 46,7 миллиардов долларов в 1960 году до 60 млрд. долл. — в 1964‑м. Сегодня военный бюджет США составляет колоссальную сумму в $450 млрд. — больше, чем совокупные военные бюджеты всех остальных стран мира. Капиталистическую страну, которая тратит такие гигантские суммы на военные нужды, конечно, трудно заподозрить в скрытых мирных намерениях. Всё это совершенно очевидно и следует из всех войн американского империализма, начиная с конца Второй мировой войны, и до настоящего времени — в Корее, Индокитае, Югославии, Ираке и Афганистане, а также прокси-войн против Палестины и Ливана. Не довольствуясь этими войнами, США завели длинный список стран, против которых активно планируют вести новые кровопролитные войны.
Выступая против ленинского тезиса о том, что невозможно устранить войны без ликвидации империализма, полностью подтверждённого исторической практикой, хрущёвский ревизионизм, следуя по стопам Каутского, утверждал, что всех войн можно избежать, не устраняя империализма. В 1952 году Сталин подчеркнул сохраняющуюся актуальность ленинского положения по вопросу о войне и мире так: «Чтобы устранить неизбежность войн, нужно уничтожить империализм»[66].
Правильность ленинского тезиса и полное банкротство каутскианско-хрущёвских бессмысленных фантазий были полностью подтверждены двумя мировыми войнами, непрерывными локальными войнами и вооружёнными конфликтами, развязанными империализмом либо по его подстрекательству — особенно в Азии, Африке и Латинской Америке. Перед лицом этой суровой реальности энергичное распространение Хрущёвым и его соратниками каутскианской теории «ультраимпериализма», считающей, что мир без оружия и без войн возможен без ликвидации империализма, могло преследовать только одну цель, а именно — саботировать и ликвидировать национально-освободительные движения и революционные гражданские войны против империализма и его приспешников, и, таким образом, содействовать и помогать империализму в его подготовке новых войн.
Но хрущёвское руководство пошло ещё дальше, обратившись к ядерному фетишизму и ядерному шантажу в качестве теоретической основы и руководящего принципа своей политики по вопросу о войне и мире, а также по ряду смежных вопросов. Дело дошло до того, что было высказано положение, что с появлением ядерного оружия различие между справедливыми и несправедливыми войнами якобы устарело. «Атомная бомба не разбирается, где империалист, а где трудящийся — она бьёт по площадям, поэтому на одного монополиста были бы уничтожены миллионы рабочих»[67].
Хрущёвцы посоветовали угнетённым народам отказаться от всех идей революции и воздерживаться от ведения справедливых народных и национально-освободительных войн, ибо такая война «может легко привести к полному уничтожению человечества в ядерной катастрофе». «…Любая малая локальная война», — утверждал Хрущёв, — «может разжечь пожар мировой войны, и в наше время… любая война, даже если она начнётся как обычная, неядерная, вероятнее всего, перерастёт в разрушительный ракетно-ядерный пожар и в разрушение нашего «ноева ковчега» — планеты»[68].
Если следовать линии Хрущёва, то социалистическим странам не остаётся ничего другого, как капитулировать перед ядерным шантажом и угрозами империализма и сотрудничать с его схемами достижения мирового господства. По словам Хрущёва, «…не может быть никаких сомнений, что если империалистические маньяки развяжут мировую ядерную войну, то она неизбежно приведёт к ликвидации капиталистической системы, системы, порождающей войны» (и это говорит тот же Хрущёв, который одновременно с этим продолжает утверждать, что войны уже не неизбежны, даже если империализм продолжает существовать? — прим. автора).
Но разве социалистические страны и дело социализма во всём мире выиграют от мировой ядерной катастрофы? Только люди, которые сознательно закрывают глаза на факты, могут думать так. Что касается марксистов-ленинцев, они не могут выступать за создание коммунистической цивилизации на руинах центров мировой культуры, на земле, опустошённой и загрязнённой ядерными осадками. Едва ли нужно добавлять, что в отношении многих народов вопрос о социализме вообще не встанет в повестку дня, потому, что они физически исчезли бы с лица нашей планеты»[69].
Иными словами, по словам Хрущёва и его коллег-отщепенцев, все основные противоречия в мире — между трудом и капиталом, между империализмом и социализмом, между империализмом и угнетёнными нациями и межимпериалистические противоречия между различными империалистическими странами — все они перестали существовать с появлением ядерного оружия. По их мнению, осталось лишь одно противоречие, а именно — сфабрикованное ими фиктивное противоречие между предполагаемым общим выживанием империализма и угнетённых классов и народов, с одной стороны, и их полным уничтожением — с другой.
«Правда» от 16 августа 1963 года подвела итог этим хрущёвским перлам таким единственным коротким риторическим вопросом: «Какой толк в принципах, если отрубят голову?»[70] От кощунства и ренегатства, содержащихся в корне этого вопроса «Правды», просто захватывает дух, ибо он сводится к утверждению, что те, кто погибли за победу Октябрьской революции, миллионы советских людей, которые отдали свои жизни в битвах Великой Отечественной войны против фашизма, десятки миллионов отважных бойцов, отдавших свои жизни в борьбе за национальное освобождение против империализма, были лишь тупицами и дураками, сознательно сложившими свои головы ради принципа!
После раскрутки «теории» ядерного фетишизма и ядерного шантажа хрущёвцы выдвинули предположение, что мир во всём мире может быть защищён не путём создания широкого единого фронта против империализма, особенно, американского, а путём сотрудничества между Советским Союзом и американским империализмом.
«Мы (СССР и США) — самые сильные страны в мире, и если мы объединим свои усилия для мира, то войне не бывать. Тогда, если сумасшедший захочет войны, нам достаточно будет погрозить ему пальцем, чтобы его отвадить»[71].
Хрущёв сделал эти заявления тогда, когда американский империализм только что завершил геноцидную войну против народа Кореи и был занят активизацией своей не менее геноцидной агрессивной войны против вьетнамского народа. Кроме того, империализм по определению не может быть заинтересован в сохранении мира и свободы, а лишь — в ускорении погони за господством. Только ренегаты каутскианско-хрущёвского ревизионизма могли строить иллюзии на этот счёт, в своей попытке морально, духовно и в военном отношении разоружить пролетариат и угнетённые народы в их борьбе за освобождение от империалистической эксплуатации, угнетения и разбоя. Конечно, американский империализм отказался играть в эти игры. В ответ на это хрущёвцы, вместо признания ошибочности своих теорий, вместо того, чтобы их решительно отбросить, поочерёдно занимались ядерным авантюризмом и полной капитуляцией перед империализмом США, как, например, во время кубинского ракетного кризиса.
Марксизм-ленинизм учит, а жизнь подтверждает, что путь к миру лежит через борьбу против империализма, а не за счёт капитуляции перед ним. Ещё в 1958 году Мао Цзэдун сказал, что, «если монополистические группировки США будут упорствовать в своей политике агрессии и войны, то непременно наступит день, когда народы всего мира приговорят их к виселице»[72].
И далее: «Проводя такую политику, эти антинародные, агрессивные империалистические силы добиваются собственной гибели, создавая своих собственных могильщиков»[73].
Конечно же, верный своей природе империализм, во главе с империализмом американским, продолжил свою политику войн и агрессии. Столь же верные своей природе, люди мира ответили на такую политику в духе «зуб за зуб» — ведением революционной войны против империализма. На наших глазах народы Колумбии, Непала, Афганистана, Ирака, Палестины и Ливана заняты расправой с англо-американским империализмом и его помощником — израильским сионизмом. Империалисты и их лакеи действительно идут по дороге саморазрушения и к собственной гибели.
Конечно, Хрущёв и его последователи не просто ограничились пересмотром марксистско-ленинского учения по вопросам войны и мира. Они вышли далеко за рамки этого и занимались полным пересмотром и искажением марксизма-ленинизма в области политической экономии, философии и классовой борьбы. Именно этот комплексный пересмотр, сопровождающийся ревизионистской практикой в течение трёх с половиной десятилетий, привёл к краху некогда славного СССР и к ликвидации КПСС как партии Ленина и Сталина.



[1] Речь Тито в Пуле 11 ноября 1956 г.
[2] «Генеральная линия», с. 68.
[3] Хрущёв Н. С. Отчётный доклад ЦК КПСС ХХ съезду партии 14 февраля 1956 г.
[4] Хрущёв Н. С. За новые победы мирового коммунистического движения: из речи Н. С. Хрущёва на встрече с международными партийными организациями в Высшей партийной школе, Академии общественных наук и Институте марксизма-ленинизма ЦК КПСС 6 января 1961 года. Всемирное марксистское обозрение, № 1, 1961, с. 22; «Генеральная линия», с. 362.
[5] Хрущёв Н. С. Отчётный доклад ЦК КПСС ХХ съезду партии 14 февраля 1956 г.
[6] Маркс К., Энгельс Ф. Манифест Коммунистической партии. Предисловие к немецкому изданию 1872 года. К. Маркс, Ф. Энгельс. Сочинения, 2‑е изд., т. 18, с. 90.
[7] Эдуард Бернштейн, «Проблемы социализма и задачи социал-демократии», немецкое издание, 1923, с. 11 и с. 197 — см. Генеральная линия, стр. 363–364.
[8] Ленин В. И. Победа кадетов и задачи рабочей партии. Ленин В. И., ПСС, т. 12, с. 323.
[9] Каутский К. «Материалистическое понимание истории», немецкое издание, Берлин 1927, стр. 431–432.
[10] Каутский К., «Пролетарская революция и её программа», немецкое издание 1922 года, Берлин, с. 90, — цитируется по «Генеральной линии», с. 364–365.
[11] Каутский К., «Новая тактика», Die Neue Zeit, № 46, 1912, цитируется по «Генеральной линии», с. 365.
[12] Ленин В. И. Привет итальянским, французским и немецким коммунистам. Ленин В. И. ПСС, т. 39, с. 219.
[13] Ленин В. И. Государство и революция. Ленин В. И., ПСС, т. 33, с. 117.
[14] Ленин В. И. Пролетарская революция и ренегат Каутский. Ленин В. И., ПСС, т. 37, с. 250.
[15] Ленин В. И. Новое побоище. Ленин В. И., ПСС, т. 5, с. 14.
[16] Ленин В. И. Пророческие слова. Ленин В. И., ПСС, т. 5, с. 474.
[17] Ленин В. И. Государство и революция. Ленин В. И., ПСС, т. 33, с. 22.
[18] Ленин В. И. Тезисы ко второму конгрессу Коммунистического интернационала. Ленин В. И., ПСС, т. 41, с. 185.
[19] Сталин И. В. К вопросам ленинизма. Сталин И. В., Сочинения, т. 8, с. 24.
[20] Мао Цзэдун. Война и вопросы стратегии. Мао Цзэдун. Избранные произведения, т. 2.
[21] Мао Цзэдун. Война и вопросы стратегии. Мао Цзэдун. Избранные произведения, т. 2.
[22] Ленин В. И. Пролетарская революция и ренегат Каутский. Ленин В. И., ПСС, т. 37, с. 248.
[23] Маркс К. Восемнадцатое брюмера Луи Бонапарта.
[24] Ленин В. И. Выборы в Учредительное собрание и диктатура пролетариата. Ленин В. И., ПСС, т. 40, с. 21.
[25] Маркс К., Энгельс Ф. Манифест коммунистической партии.
[26] Программа КПСС, принятая XXII съездом КПСС, часть 2, раздел 3.
[27] Ленин В. И. Государство и революция. Ленин В. И., ПСС, т. 33, с. 35.
[28] Ленин В. И. Государство и революция. Ленин В. И., ПСС, т. 33, с. 34.
[29] Ленин В. И. Государство и революция. Ленин В. И., ПСС, т. 33, с. 36.
[30] Ленин В. И. Государство и революция. Ленин В. И., ПСС, т. 33, с. 35.
[31] Хрущёв Н. С. Отчёт XXII‑му съезду КПСС, октябрь 1961 года, и «Доклад о Программе КПСС» на съезде.
[32] Ленин В. И. Государство и революция. Ленин В. И., ПСС, т. 33, с. 89.
[33] Ленин В. И. Пролетарская революция и ренегат Каутский. Ленин В. И., ПСС, т. 37, с. 251.
[34] Ленин В. И. Подготовительные материалы к книге «Государство и революция», «Марксизм о государстве» Ленин В. И., ПСС, т. 33, с. 170.
[35] Программа КПСС, принятая XXII съездом КПСС, часть 2, раздел 7.
[36] Маркс К. и Энгельс Ф. — Августу Бебелю, Вильгельму Либкнехту, Вильгельму Бракке и др. Циркулярное письмо в Лейпциг. Черновик. К. Маркс, Ф. Энгельс, Сочинения, 2‑е изд., т. 34, с. 322.
[37] Ленин В. И. Как Вера Засулич убивает ликвидаторство. Ленин В. И., ПСС, т. 24, с. 42.
[38] Ленин В. И. Отчёт Центрального комитета VIII съезду РКП(б). Ленин В. И., ПСС, т. 38, с. 139.
[39] Ленин В. И. Доклад о работе ВЦИК и Совнаркома на первой сессии ВЦИК VII созыва, 2 февраля 1920 г. Ленин В. И., ПСС, т. 40, с. 96.
[40] Ленин В. И. IV Всемирному Конгрессу Коминтерна, Петроградскому Совету рабочих и красноармейских депутатов. Ленин В. И., ПСС, т. 45, с. 277.
[41] Сталин И. В. О работах Апрельского объединённого пленума ЦК и ЦКК: Доклад на собрании актива московской организации ВКП(б), 13 апреля 1928 г. Сталин И. В. Сочинения, т. 11, с. 54–56.
[42] Сталин И. В. Октябрьская революция и тактика русских коммунистов. Предисловие к книге «На путях к Октябрю» Сталин И. В. Сочинения, т. 6, с. 396.
[43] Сталин И. В. Октябрьская революция и тактика русских коммунистов. Предисловие к книге «На путях к Октябрю» Сталин И. В. Сочинения, т. 6, с. 400.
[44] Хрущёв Н. С. Выступление на Генеральной Ассамблее ООН, 23 сентября 1960 г.
[45] Хрущёв Н. С. Речь на приёме в посольстве КНДР в Советском Союзе, 5 июля 1961 г.
[46] «Мирное сосуществование и революция», Коммунист № 2, М., 1962 г.
[47] «Открытое письмо ЦК КПСС ко всем партийным организациям, всем коммунистам Советского Союза», 14 июля 1963 г.
[48] Программа КПСС, принятая XXII съездом КПСС, часть VII.
[49] Ленин В. И. Внешняя политика русской революции. Ленин В. И., ПСС, т. 32, с. 337.
[50] Выступление на Национальном съезде Американского легиона, 10 сентября 1963 г.
[51] Ленин В. И. Война и революция. Лекция 14 (27) мая 1917 г. Ленин В. И., ПСС, т. 32, с. 77.
[52] Ленин В. И. О карикатуре на марксизм и об «империалистическом экономизме». Ленин В. И., ПСС, т. 30, с. 82.
[53] Ленин В. И. О карикатуре на марксизм и об «империалистическом экономизме». Ленин В. И., ПСС, т. 30, с. 82.
[54] Ленин В. И. Доклад ВЦИК и Совнаркома VII Всероссийскому съезду Советов, 5 декабря 1919 г. Ленин В. И., ПСС, т. 39, с. 406.
[55] Ленин В. И. Империализм как высшая стадия капитализма. Ленин В. И., ПСС, т. 27, с. 374.
[56] Ленин В. И. Империализм как высшая стадия капитализма. Ленин В. И., ПСС, т. 27, с. 374.
[57] Ленин В. И. О карикатуре на марксизм и об «империалистическом экономизме» Ленин В. И., ПСС, т. 30, с. 93.
[58] Ленин В. И. Военная программа пролетарской революции. Ленин В. И., ПСС, т. 30, с. 131.
[59] Ленин В. И. Военная программа пролетарской революции. Ленин В. И., ПСС, т. 30, с. 133.
[60] Ленин В. И. Положение и задачи социалистического интернационала. Ленин В. И., ПСС, т. 36, с. 41.
[61] Ленин В. И. К четырёхлетней годовщине Октябрьской революции. Ленин В. И., ПСС, т. 44, с. 149.
[62] Ленин В. И. Европейский капитал и самодержавие. Ленин В. И., ПСС, с. 9, с. 373.
[63] Ленин В. И. Речь на широкой рабоче-красноармейской конференции в Рогожско-Симоновском районе 13 мая 1920 г. Газетный отчёт. Ленин В. И., ПСС, т. 41, с. 121.
[64] Письмо к Дж. Ф. Кеннеди, 27 октября 1962 г.
[65] Новогоднее поздравление от Хрущёва и Брежнева Дж. Ф. Кеннеди, «Известия», 3 января 1963 года.
[66] Сталин И. В. Экономические проблемы социализма в СССР. Сталин И. В., Сочинения, т. 16, с. 179.
[67] Открытое письмо Центрального Комитета Коммунистической партии Советского Союза от 14 июля 1963 г.
[68] Выступление Хрущёва для радио и телевидения 15 июня 1961 года.
[69] Хрущёв, речь на VI съезде Социалистической Единой партии Германии, 16 января 1963 г.
[70] Газета «Правда» от 16 августа 1963 г.
[71] Хрущёв, интервью американскому корреспонденту Сульцбергеру 5 сентября 1961 года, газета «Правда», 10 сентября 1961 года.
[72] Мао Цзэдун. Выступление на Верховном Государственном Совещании, 8 сентября 1958 года.
[73] Мао Цзэдун. Выступление на Верховном Государственном Совещании, 8 сентября 1958 года.

Вернуться к оглавлению.

Комментариев нет: