вторник, 12 июня 2018 г.

II. Г. В. Плеханов-борец за научное материалистическое мировоззрение

Характеризуя деятельность Г. В. Плеханова, нельзя не отметить то важное значение, которое имеет его теоретическое наследие в области марксистской философии. Он был поистине великим борцом за научное материалистическое мировоззрение. Создание марксистской философии Г. В. Плеханов рассматривал как подлинную революцию в истории идей, как самую великую революцию в духовной жизни человечества. Диалектический материализм, говорил он, — это величайшая, единственная заслуживающая этого имени философская система нашего времени. Появление его знаменовало собой самый важный поворот в истории человеческой мысли.

Всей душой ненавидел Г. В. Плеханов идеализм и его носителей. Это был воинствующий материалист, ревностный поборник материалистического мировоззрения. В своих произведениях он саркастически высмеивал благоглупости идеализма, показывая его служебную роль по отношению к религии. Он боролся против идеалистических извращений марксистской философии и был глубоко прав, когда заявлял, что последовательность в проведении точки зрения марксистской философии обязательна под страхом измены своему собственному делу.
Характеризуя диалектический материализм, Г. В. Плеханов показал, что в нём органически слились материализм и диалектический метод и что ахиллесовой пятой домарксовского материализма являлось отсутствие у него идеи развития.
В своих работах Г. В. Плеханов подчёркивал революционный характер марксистской диалектики. Материалистическая диалектика, утверждал Г. В. Плеханов, — это большая вдохновляющая сила, она даёт возможность раскрывать антагонизмы существующего буржуазного общества, указывает на его преходящий характер, на его неминуемую гибель. Марксистская диалектика не терпит застоя, шаблона, косности, она требует постоянного роста и движения вперёд, она служит общественному прогрессу, обосновывая великие перевороты в истории человечества, смену форм общественного развития. Диалектика — это «алгебра революции», — часто повторял Г. В. Плеханов известные слова Герцена. Вот почему, говорил он, жалкие филистеры, реформисты и ревизионисты, выхолащивающие из марксизма его «душу живу», так ненавидят материалистическую диалектику и стараются её заменить всякого рода метафизическими концепциями, взятыми из арсенала буржуазной философии.
Много сделал Г. В. Плеханов для популяризации знаменитых положений Маркса из предисловия «К критике политической экономии», в котором были изложены основы исторического материализма. Он внёс значительный вклад в обоснование вопроса о том, почему процесс производства и воспроизводства материальных условий существования общества — основа общественной жизни. Нет ни одной проблемы исторического материализма, которая не получила бы своего освещения в трудах Г. В. Плеханова.
Г. В. Плеханов подверг критике многочисленных врагов материалистического понимания истории. Со всей силой отстаивает он исходное положение исторического материализма о том, что общественное бытие определяет общественное сознание. Он разбивает в прах идеалистические утверждения об определяющей роли «разума» в общественной жизни. Подчёркивая несомненную роль интеллектуальных способностей человека в развитии науки и создании новых орудий производства, Плеханов, однако, указывает, что мера этих способностей определяется уровнем развития производительных сил, характером производственных отношений в обществе.
Много внимания Г. В. Плеханов уделял истории философии и истории социально-политических идей. Энциклопедическая эрудиция Плеханова делает его труды по вопросам философии и социологии богатым кладезем научной мысли. С особым интересом он занимался историей материалистических идей. Материализм древности, философия Бэкона, Спинозы, французский материализм XVIII века, учение Фейербаха, материалистические воззрения Белинского, Чернышевского получили в его произведениях глубокое освещение.
Плеханов раскрыл идеалистический, антинаучный характер взглядов неокантианцев, махистов, бергсонианцев и многих других буржуазных философов второй половины XIX века. Таков диапазон его многогранных исследований по вопросам истории философии.
Большой интерес представляет критика Плехановым современной ему буржуазной философии и социологии, не утратившая своей актуальности и в наши дни. Он показал реакционный характер отрицания многими буржуазными социологами закономерностей общественного развития, прогресса в обществе, выступил против метафизических «теорий», устанавливавших, что исторические явления якобы только индивидуальны и не могут быть поэтому предметом научного изучения и предвидения. Г. В. Плеханов блестяще показал несостоятельность эклектической «теории факторов». И поныне многие представители буржуазной социологии придерживаются «теории факторов», отрицают прогресс в обществе, повторяют старые аргументы, давным-давно опровергнутые Г. В. Плехановым.
С глубокой иронией высмеивал он всякого рода современных ему «опровергателей» материализма. И сейчас многие буржуазные философы и социологи упорно пытаются «опровергнуть» материализм. На этом поприще решил испытать свои силы даже и господин Даллес. В своей книге «Война или мир» он требует покончить с материализмом, «полностью отвергнуть его», так как, дескать, эта теория груба, не признаёт индивидуальности, отрицает высокие идеалы.
О подобных «ниспровергателях» материализма в своё время остроумно писал Г. В. Плеханов. Он сравнивал их представление о материализме с рассуждениями некоей титулярной советницы, которая считала, что смысл теории Дарвина сводится к тому возмутительному положению, что вот-де она, почтенная чиновница, представляет собою не более как наряженную в чепчик обезьяну. Видимо, у господина Даллеса такое же понимание материализма, как у титулярной советницы понимание теории Дарвина.
Сколько других несостоятельных попыток сделано и делается буржуазными идеологами, чтобы ослабить и ниспровергнуть учение Маркса, сколько заклинаний произносится об «устарелости марксизма», о «кризисе марксистской философии» и т. д.! Совсем недавно итальянская газета «Мессаджеро» вещала, что русским-де «надо набраться храбрости и оставить в покое Маркса и Ленина».
Жалкие пигмеи! Они пытаются занести руку на великое революционное учение, правильность которого подтверждена жизнью, опытом истории, особенно опытом последних сорока лет, на учение, под знаменем которого объединились сотни миллионов людей! (Аплодисменты).
Велико идейное наследство Плеханова и по вопросам теории литературы и искусства. Его исследования в области художественной критики представляют собой серьёзный вклад в разработку марксистской теории эстетики. И пусть им в этой области допущено немало ошибок, пусть не всегда он в этих своих трудах последователен — его работы по эстетике, его борьба против декадентских воззрений, его анализ и популяризация эстетических взглядов русских революционных демократов, его оценки творчества крупнейших русских и западноевропейских писателей, его критика упадочнического буржуазного искусства конца 19‑го и начала 20‑го века представляют собой большое идейное богатство.
Рассматривая вопросы теории литературы и искусства, Г. В. Плеханов прежде всего исходил из того, что научной основой этой теории может быть только материалистическое понимание истории. Плеханов подверг критике буржуазные концепции о «вечных» законах искусства и литературы. Он требовал классового подхода и историзма в эстетической теории. Он всесторонне обосновал положения о неразрывной связи литературы и искусства с жизнью, о высокой общественной роли художественной литературы и искусства. Плеханов предъявлял серьёзные требования к литературной критике, считая, что она должна отличаться философской глубиной — быть научной и одновременно публицистичной в лучшем смысле этого слова, т. е. быть актуальной, исходить из потребностей жизни, звать вперёд, выражать точку зрения передовых общественных сил и классов.
Не всё написанное Г. В. Плехановым по диалектическому и историческому материализму является правильным и успешно прошло испытание временем. Им были допущены в трактовке некоторых вопросов серьёзные ошибки. К ним относятся: ошибка относительно понятия «опыт», выразившаяся в смешении понимания опыта материализмом и эмпириокритицизмом, ошибка в уподоблении ощущений иероглифам, что вносило в марксистскую теорию познания известные элементы агностицизма. Крупным недостатком работ Г. В. Плеханова по вопросам материалистической диалектики является непонимание им диалектики как логики и теории познания марксизма, недостаточное подчёркивание значения марксистской диалектики как науки, недостаточное внимание к проблемам новейшего естествознания. Как известно, перед марксистской философией в конце 19‑го и начале 20‑го века встали новые вопросы, связанные с революцией в естествознании, с новыми открытиями в области структуры материи и т. д. Бурный процесс в развитии науки сопровождался ломкой старых понятий и представлений. Всё это требовало новых обобщений с точки зрения диалектического материализма. К сожалению, Г. В. Плеханов на эти вопросы не обратил внимания, прошёл мимо них.
Марксистский ответ на все гносеологические вопросы, поставленные в связи с революцией в естествознании, всестороннюю критику так называемого «физического идеализма», развёрнутое материалистическое обобщение всего того, что дало естествознание за весь период после смерти Маркса и Энгельса, дал В. И. Ленин, развернувший программу очищения науки от идеалистических извращений. Новый этап в развитии диалектического материализма в послемарксовскую эпоху связан с именем великого Ленина.
Труды Плеханова за 20 лет, начиная с образования группы «Освобождение труда» до II съезда РСДРП, сыграли значительную роль не только в русском, но и международном рабочем движении. В то время авторитет Г. В. Плеханова был очень высок. В его лице Энгельс увидел пламенного защитника идей марксизма, провозвестника научного социализма на русской почве. Г. В. Плеханов и Ф. Энгельс знали лично друг друга, находились между собой в переписке.
Энгельс интересовался работами Г. В. Плеханова и в последние годы своей жизни читал их как в переводе, так и на русском языке. Он был знаком с его работами. «Социализм и политическая борьба», «Наши разногласия», «К вопросу о развитии монистического взгляда на историю» и др. Энгельс интересовался также и переводом его статей на иностранные языки. Он рекомендовал болгарским товарищам, издававшим сборник «Социал-демократ», перевести и напечатать на болгарском языке некоторые работы Г. В. Плеханова.
Имя Г. В. Плеханова принадлежит не только русскому рабочему классу, оно известно передовым слоям трудящихся всех стран. Его работы, направленные против немецких и французских оппортунистов, против бернштейнианцев и мильеранистов, против анархистов, против реакционных буржуазных философских взглядов, имевших распространение в Англии и во Франции, в Германии и Италии, создали ему широкую известность среди социал-демократов европейских стран в 90‑х годах прошлого века и в первые годы 20‑го века. Он был лично знаком и вёл активную переписку с Жюлем Гедом и Жоресом, с Лабриолой и Лафаргом, с Вильгельмом Либкнехтом и Бебелем, с Каутским и Элеонорой Маркс, с Мерингом и Розой Люксембург, с Кларой Цеткин и Д. Благоевым и многими другими деятелями международного рабочего движения.
Благодаря Плеханову, его участию в ряде международных конгрессов II Интернационала русская социал-демократия связывалась с европейскими социал-демократическими партиями. Несомненной заслугой Г. В. Плеханова является его роль в укреплении интернациональных связей русских и западных социал-демократов.
После II съезда партии Г. В. Плеханов начинает утрачивать своё положение одного из авторитетных вождей русской социал-демократии. Начинаются его колебания и отходы от революционного марксизма, его переход на позиции оппортунизма в вопросах тактики, которые завершаются оборонческой позицией во время первой мировой войны и отрицательным отношением к Великой Октябрьской социалистической революции.

Вернуться к оглавлению.

Комментариев нет: