вторник, 12 июня 2018 г.

I. Г. В. Плеханов — первый выдающийся пропагандист марксизма в России

Плеханов прошёл сложный и противоречивый жизненный путь. Свою революционную деятельность он начал как народник. Будучи студентом Горного института в Петербурге, он устанавливает связи с рабочими и вместе со своими друзьями организует 6 декабря 1876 г. на площади перед Казанским собором первую рабочую демонстрацию в России, на которой выступает с революционной речью. В связи с усиливающимися преследованиями со стороны царизма он в январе 1880 года эмигрирует за границу, где довольно быстро разочаровывается в своих прежних народнических взглядах. Благодаря настойчивому изучению марксистской литературы, опыта революционного движения в Западной Европе, поняв явную несостоятельность народничества, Плеханов вскоре становится горячим последователем научного социализма. «Лично о себе могу сказать, — писал он, — что чтение «Коммунистического Манифеста» составляет эпоху в моей жизни. Я был вдохновлён «Манифестом» и тотчас же решил его перевести на русский язык» (Г. В. Плеханов, Соч., т. XXIV, стр. 178–179).

В течение двадцати лет своей революционной деятельности как убеждённый сторонник научного социализма (1883–1903 гг.) Г. В. Плеханов дал массу превосходных сочинений против народников, оппортунистов, махистов. В эти годы, по меткому выражению Ленина, в нём «витал дух революционного якобинца».
Отличаясь глубоким знанием трудов Маркса и Энгельса и ведя неустанную пропаганду марксистского мировоззрения, Г. В. Плеханов совершил подлинную революцию в умах передовой русской революционной интеллигенции. Влияние его первых марксистских произведений было настолько сильным, что серьёзно изменило всю обстановку в революционных кругах. Ленин отмечал значение этих работ, как важнейшую веху в развитии и распространении социалистических идей в России. Говоря о брошюре Г. В. Плеханова «Социализм и политическая борьба», В. И. Ленин указывал, что если «Коммунистический Манифест» Маркса и Энгельса явился первым изложением взглядов всемирного социализма, то это произведение Плеханова было первым изложением взглядов русского социализма.
На примере России эта книга подтверждала ту марксистскую истину, что всякая классовая борьба есть борьба политическая. Лейтмотивом в этой брошюре против народничества является идея о том, что социализм не может быть индифферентным по отношению к политической борьбе, наоборот, должен быть органически связан с нею. По словам Ленина, эта книга показала, как именно и почему именно русское революционное движение должно привести к слиянию социализма и политической борьбы.
Оценивая с марксистских позиций общественные отношения в России, Плеханов распознал то новое, что произошло в стране за последние два десятилетия после крестьянской реформы; он буквально «открыл» русский капитализм и русский пролетариат.
Огромная заслуга Г. В. Плеханова состоит в том, что он впервые указал на историческую миссию рабочего класса России как главной силы, способной сокрушить русский абсолютизм и открыть путь для прогрессивного развития страны. «Пролетариат — это тот динамит, с помощью которого история взорвёт русское самодержавие», — писал он в своей работе «Русский рабочий в революционном движении» (Плеханов, Соч., т. III, стр. 207).
Основанная Плехановым в 1883 г. группа «Освобождение труда» положила начало созданию политической марксистской рабочей партии в России и сделала первый шаг навстречу рабочему движению. Эта группа вынесла на своих плечах большие трудности, встававшие перед русскими революционерами по распространению марксистских взглядов в России, по разоблачению народничества, его реакционной субъективно-идеалистической социологии, его тактики, наносивших ущерб рабочему движению и отвлекавших энергию и внимание молодёжи от революционных задач того времени.
Последовательно борясь против народников, Г. В. Плеханов написал известную работу «Наши разногласия» (1885 г.), в которой вскрыл полную несостоятельность их воззрений и настойчиво подчёркивал необходимость создания рабочей партии в России. Эта книга, насыщенная богатым содержанием, отличается великолепной силой аргументации, разящим полемическим талантом, подлинным блеском изложения. Она вызвала большой интерес и воспитала в России многих пламенных сторонников марксизма, так же как и выявила озлобленных врагов против него.
На учредительном конгрессе II Интернационала в Париже в июле 1889 года, представляя русских последователей научного социализма, Плеханов в своём выступлении, характеризуя перспективы революционной борьбы в стране, говорил:
«Революционное движение в России может восторжествовать только как революционное движение рабочих» (Плеханов, Соч., т. IV, стр. 54).
Особенно важное значение имела книга Г. В. Плеханова «К вопросу о развитии монистического взгляда на историю» (1895 г.). Многие поколения революционной молодёжи воспитывались на этом произведении. Поистине непреходящим является значение этой книги. Она и теперь не потеряла своей ценности и может служить источником для изучения марксистского мировоззрения.
В период жалкого крохоборчества либеральных народников, имевших ещё известное влияние среди молодёжи, но уже совершенно обветшавших идей о «героях» и «толпе», книга Г. В. Плеханова «К вопросу о развитии монистического взгляда на историю», излагавшая в боевом духе, с искренним полемическим задором основные идеи научного социализма и пролетарского миросозерцания, производила особенно большое впечатление.
Важное значение имеют положения о роли личности и народных масс в истории, освещённые Плехановым как в этой книге, так и в ряде его других работ этого периода. В полном соответствии с марксизмом Плеханов подверг уничтожающей критике взгляды Лаврова, Ткачёва, Михайловского и многих других народников, игнорировавших роль народных масс и утверждавших, что решающую роль в историческом процессе играют «критически-мыслящие личности», выдающиеся «герои», составляющие, по их мнению, чуть ли не некую «особую», «высшую» разновидность человечества. В борьбе против сугубо вредных народнических представлений о «личности» и «массе» Г. В. Плеханов, используя исторические факты и богатейшую научную аргументацию, противопоставил народникам развёрнутые марксистские позиции по этим вопросам.
Прогресс общества, утверждал Плеханов, определяется не пожеланиями и идеями личностей, хотя бы и самых выдающихся, а развитием материальных условий жизни общества, изменениями в способах общественного производства. Не отрицая роли крупных личностей в ходе общественного развития, а, наоборот, подчёркивая эту роль, Плеханов отмечал, что она тем значительнее, чем больше выдающиеся личности связаны с массами, чем лучше они выражают интересы и чаяния масс, чем дальше и глубже видят они, чем лучше они познают объективные исторические закономерности. Вместе с тем, подчёркивал Плеханов, никакая крупная личность не может навязать обществу такие отношения, которые не соответствуют данной ступени развития производительных сил, не в состоянии изменить по своему произволу характер производственных отношений.
Плеханов отмечал, что борьба народных масс за свободу и за своё благосостояние представляет собой в многовековой летописи человечества гораздо более величественное зрелище, чем «походы» завоевателей, «подвиги» царей, столь цветисто расписанные феодальными и буржуазными учёными. Народные массы, доказывал Плеханов, представляют собой решающую силу в истории, народ — творец, демиург истории.
«Кто разрушил Бастилию? — спрашивал он. — Кто сражался на баррикадах в июле 1830 и в феврале 1848 г.? Чьё оружие поразило абсолютизм в Берлине? Кто сверг Меттерниха в Вене? Народ, народ, народ, т. е. бедный трудящийся класс, т. е. преимущественно рабочие... Никакими софизмами, — писал он, — нельзя вычеркнуть из истории тот факт, что решающая роль в борьбе западноевропейских стран за своё политическое освобождение принадлежала народу и только народу» (Плеханов, Соч., т. III, стр. 405–406). Точно так же, утверждал Г. В. Плеханов, и в грядущем социалистическом преобразовании России решающая роль будет принадлежать трудовому народу.
Велики исторические заслуги Г. В. Плеханова в идейном разоблачении народничества. Он первый дал марксистскую критику его ошибочных взглядов, расчистив почву для распространения марксизма в России. Однако только В. И. Ленину, гениально развивавшему марксистскую теорию и тесно связанному с рабочими массами России, удалось нанести окончательный удар по субъективно-идеалистической социологии народничества и довершить его идейный разгром. Именно на долю В. И. Ленина выпало решение важнейшей задачи революционной борьбы в России — органически связать социализм с рабочим движением, выковать марксистскую партию нового типа.
Народничество было не единственным врагом, стоявшим на пути распространения марксизма в России. В международном рабочем движении, особенно в немецкой социал-демократии, возникло ревизионистское направление, стремившееся погасить революционный дух марксизма, выхолостить его революционную диалектику, отбросить учение о диктатуре пролетариата и приспособить рабочее движение к интересам буржуазии. Ревизионисты подвергали критике философские основы марксизма и стремились «соединить» экономическое и историческое учение Маркса с новейшими буржуазными философскими течениями, вроде неокантианства и махизма.
Наиболее известным представителем этой ревизии марксизма выступил немецкий социал-демократ Эдуард Бернштейн. В России последователями бернштейнианской ревизии марксизма явились, с одной стороны, так называемые «легальные марксисты» — проповедники буржуазных взглядов на перспективы экономического развития в России, с другой стороны — так называемые «экономисты» — певцы кустарщины и стихийности в рабочем движении.
Г. В. Плеханов увидел опасность, таившуюся во взглядах новоявленных критиков марксизма, и с непримиримостью выступил в защиту марксизма, против бернштейнианства и его русских разновидностей — струвизма и экономизма. Статьи Г. В. Плеханова, направленные против Бернштейна, Конрада Шмидта, против П. Струве, представляют собой образец защиты революционного марксизма от оппортунистов и ревизионистов.
С подлинной революционной страстью писал Г. В. Плеханов свои работы против Бернштейна. Бернштейн — враг марксизма, он умер для школы Маркса; надо с ревизионизмом бороться не на живот, а на смерть, вопрос идёт о том, кто кого похоронит: Бернштейн социал-демократию или социал-демократия Бернштейна, — таковы были ответы Плеханова Каутскому, Лафаргу, Вильгельму Либкнехту, недовольным резкостью его полемики и советовавшим ему смягчить свои выступления против Бернштейна.
В статьях против Бернштейна он указывал: «Если г. Бернштейн отказался от материализма для того, чтобы не «угрожать» одному из «идеологических интересов» буржуазии, который называется религией, то его отказ от диалектики вызван был его нежеланием пугать ту же буржуазию «ужасами насильственной революции»» (Плеханов, Соч., т. XI, стр. 58–59). Хотя сам Бернштейн и ничтожная величина, утверждал Плеханов, но взгляды, выражаемые им, опасны и поэтому должны быть идейно разгромлены. Так энергично убеждал он вождей немецкой социал-демократии в необходимости самой решительной борьбы с бернштейнианством.
Г. В. Плеханов настаивал также перед ними об исключении Бернштейна из партии за его ревизионистские взгляды и подверг при этом критике распространённый в то время среди немецких социал-демократов ложный взгляд на так называемую «свободу мнений» в партии.
«Говорят, — писал Г. В. Плеханов, — «как же исключить человека из партии за его взгляды? Это значило бы преследовать его за ересь». Люди, рассуждающие таким образом, — продолжал он, — забывают, что свобода мнений необходимо должна дополняться свободой взаимного сближения и расхождения, и что эта последняя свобода не существует там, где тот или другой предрассудок заставляет идти вместе таких людей, которым лучше разойтись ввиду различия их взглядов» (Плеханов, Соч., т. XI, стр. 68).
В 1901–1902 гг. Г. В. Плеханов написал несколько статей, направленных против П. Струве, в которых резко критиковал его формулу «притупленного противоречия», отрицание им идеи социальной революции и диктатуры пролетариата. Г. В. Плеханов разоблачал струвистское отрицание марксовой теории обнищания пролетариата, выступая одновременно и против взглядов ряда тогдашних буржуазных английских деятелей — Гошена, Коллета и других, утверждавших, что в капиталистическом обществе происходит якобы процесс «распределения богатств на всё более широкой плоскости» и что в связи с этим рабочие становятся собственниками и классовые противоречия смягчаются. Плехановская критика этих воззрений звучит и в наше время очень актуально, так как современные измышления многих правых социалистов, также утверждающих о якобы происходящем в буржуазном обществе процессе «деконцентрации капиталистической собственности», «росте числа собственников» и «размягчении классовых антагонизмов», — как две капли воды, похожи на реформистские позиции струвистов начала XX века.
По свидетельству В. И. Ленина, «единственным марксистом в международной социал-демократии, давшим критику тех невероятных пошлостей, которые наговорили здесь ревизионисты, с точки зрения последовательного диалектического материализма, был Плеханов» (Ленин, Соч., т. 15, стр. 19).
Рост революционного движения в России, выход в свет общерусской политической газеты «Искра» поставили на очередь дня вопрос о создании действующей революционной марксистской партии. Большое значение в этой связи имела выработка программы партии, которая поставила бы своей задачей дать марксистский анализ исторических условий развития революционного рабочего движения в России, обобщить накопившийся опыт работы местных социал-демократических организаций.
В создании программы марксистской партии в России заслуги Г. В. Плеханова известны. Не случайно В. И. Ленин, спустя почти 20 лет, вырабатывая новую программу Коммунистической партии, которая и была принята VIII съездом, писал в черновом наброске проекта программы РКП, касаясь раздела о капитализме и диктатуре пролетариата: «Об этом воспроизвести нашу старую, марксистскую, составленную Плехановым, программу, в главной её части, дабы уяснить и «исторические корни» нашего миросозерцания» (Ленинский сборник, т. XIII, стр. 41).
При этом, однако, следует подчеркнуть, что в выработке этой старой программы, которую В. И. Ленин называет плехановской, он сам принимал деятельное участие. Как известно, первоначальный проект, представленный Г. В. Плехановым, содержал серьёзные ошибки. В. И. Ленину пришлось резко поспорить с Г. В. Плехановым. В результате этих споров многие принципиальные положения В. И. Ленина были приняты Г. В. Плехановым. Полемика между ними по программным вопросам в 1902 г., как показали дальнейшие события, не была случайной, она явилась выражением начала тех расхождений, которые в последующем далеко развели В. И. Ленина и Г. В. Плеханова в разные стороны.
Центральным пунктом расхождений был вопрос о взаимоотношении пролетариата и крестьянства в ходе подготовки и развития будущей революции. В. И. Ленин, всемерно подчёркивая роль рабочего класса и его борьбы, как основного стержня социального процесса, отмечал вместе с тем, что пролетариат должен сыграть роль гегемона, способного повести за собой своего союзника — крестьянство. Плеханов же растворял особую и руководящую роль пролетариата в общем революционном движении всех трудящихся и фактически отрицал роль крестьянства как союзника пролетариата.
В. И. Ленин считал, что программа революционной партии должна носить боевой характер, должна быть, по его словам, «объявлением войны русскому капитализму». Он предлагал вместо расплывчатой формулы «власть пролетариата» дать чёткую формулу «диктатура пролетариата». Проект же программы, написанный Плехановым, по мнению Ленина, отличался абстрактностью формулировок и больше походил на «программу для учащихся», в которой говорится о «капитализме вообще, а ещё не о русском капитализме» (Ленинский сборник, т. II, стр. 65). Так уже в самом начале 20‑го века, при выработке программы партии, определились в зародыше те пункты расхождений между В. И. Лениным и Г. В. Плехановым, которые впоследствии привели к двум резко отличным политическим направлениям в рабочем движении России: большевизму и меньшевизму.
По основным вопросам, обсуждавшимся на II съезде РСДРП, Г. В. Плеханов выступал в одном ряду с В. И. Лениным. На съезде он отстаивал положения о диктатуре пролетариата, поддержал В. И. Ленина в вопросе об Уставе партии. «Проект Ленина, — говорил он в речи об Уставе, — может служить оплотом против их (интеллигентов, не желающих подчиняться партийной дисциплине. — М. М.) вторжений в партию, и уже по одному этому за него должны голосовать все противники оппортунизма» (Плеханов, Соч., т. XII, стр. 427).
Давая отповедь оппортунистам, Плеханов провозгласил своё знаменитое положение, что успех революции — это высший закон.
В то время Г. В. Плеханов стремился к сохранению единства среди социал-демократов. Его раздражали многие выступления меньшевиков на съезде, желавших во что бы то ни стало вбить клин между ним и В. И. Лениным. Остроумно высмеял он одного из них — Акимова, особенно усердствовавшего в этих попытках. В своём выступлении на съезде Г. В. Плеханов говорил: «У Наполеона была страстишка разводить своих маршалов с их жёнами; иные маршалы уступали ему, хотя и любили своих жён. Тов. Акимов в этом отношении похож на Наполеона, — он во что бы то ни стало хочет развести меня с Лениным. Но я проявлю больше характера, чем наполеоновские маршалы; я не стану разводиться с Лениным и надеюсь, что и он не намерен разводиться со мною. (Тов. Ленин, смеясь, качает отрицательно головою.)» (Плеханов, Соч., т. XII, стр. 418).
Позиция Г. В. Плеханова в годы, предшествовавшие второму съезду РСДРП и на самом съезде, — это кульминационный пункт его революционной деятельности. В этот период он выступает как глубокий марксист-теоретик, неустанно борющийся за повышение политической сознательности рабочего класса, за активизацию его сил, за всемерное развитие революционного движения в России.
В эти же годы он предстаёт перед нами как выдающийся деятель в борьбе за идеологию марксизма. «Ведь без революционной теории нет революционного движения, в истинном смысле этого слова», — писал он. Великие революционные идеи могут иметь такое значение, что их не заменят никакие взрывчатые вещества в мире. Без повседневного отстаивания позиций научного социализма от его врагов, разоблачения их наскоков на идеологию пролетариата нельзя успешно вести борьбу за дело рабочего класса — такова была в эти годы принципиальная позиция Г. В. Плеханова в вопросах идеологической борьбы. В этом отношении он был на голову выше других вождей социал-демократических партий II Интернационала, как известно, относившихся примиренчески к извращениям марксизма. Именно за непримиримость Г. В. Плеханова к извращениям марксизма Ленин особенно высоко его ценил.

Вернуться к оглавлению.

Комментариев нет: