среда, 2 сентября 2015 г.

Ленин и исторической материализм.

В связи с извращением марксизма, которое мы наблюдаем даже у лучших теоретиков II Интернационала, особенное значение приобретает роль Ленина в обосновании и развитии исторического материализма. Ленинское понимание исторического материализма развивалось и выковывалось им в партийных боях, которые Ленин вел с идеализмом народников, с историческими воззрениями кантианцев-струвистов, с исторической теорией и практикой международного и российского меньшевизма, с махизмом Богданова, с оппортунизмом Плеханова, с каутскианским центризмом, с историческим субъективизмом Троцкого, с идеализмом и механицизмом Р. Люксембург и др. «левых» c.-д., с социологической схоластикой Бухарина. Отсюда его исключительное значение для теории и практики не только российского, но и международного большевизма.

Ленин поднимает материалистическое понимание истории на новую, более высокую ступень. Углубляя, развивая и уточняя основные положения, выдвинутые Марксом и Энгельсом, применяя их к эпохе империализма и пролетарских революций, Ленин дополнительно вскрывает их огромное философское содержание и их непосредственное значение для политической борьбы рабочего класса. Исторический материализм для Ленина — дальнейшее «углубление и развитие» философского материализма, «доведение его до конца», «последовательное продолжение, распространение материализма на область общественных явлений». Это — материалистическая теория отражения, распространенная на историю. «Точно так же, — говорит Ленин, — как познание человека отражает независимо от него существующую природу, т. е. развивающуюся материю, так общественное познание человека, т. е. разные взгляды и учения философские, религиозные, политические и т. п., отражают экономический строй общества»[1]. В то же время Ленин видит в исторической теории марксизма отражение внутренней диалектики самих исторических форм, естественно-исторический процесс развития общественно-экономических формаций. Это — «путь к научному изучению истории, как единого, закономерного во всей своей громадной разносторонности и противоречивости процесса».
Однако для Ленина было важно не ограничиться изучением истории, но сделать отсюда и продолжить последовательно тот вывод, которому учит всемирная история. Этот вывод есть учение о классовой борьбе. Все огромное политическое значение исторического материализма вытекает из того, что, по словам Ленина, «исторический материализм впервые дал возможность с естественно-исторической точностью исследовать общественные условия жизни масс и изменения этих условий. Таким образом, из исторического материализма непосредственно вытекает тактика классовой борьбы пролетариата: «На каждой ступени развития, в каждый момент тактика пролетариата должна учитывать эту объективно неизбежную диалектику человеческой истории»[2]. Исторический материализм не является у Ленина абстрактной социологией «вообще», он становится теоретической и методологической основой тактики пролетарской борьбы.
Выступив одновременно с Плехановым и даже несколько ранее его на борьбу с народнической социологией, — ленинские «Друзья народа» вышли в свет ранее «Монистического взгляда», — Ленин, в противоположность Плеханову, сразу занимает позицию борьбы на два фронта за исторический материализм. Он ведет борьбу не только с историческим субъективизмом (идеализмом) народников, но и с историческим объективизмом, со струвизмом, с «легальным» марксизмом, вскрывая буржуазный характер последнего и его кантианские методологические корни. В противоположность абстрактно академическому рассмотрению вопросов исторического развития у Плеханова, Ленин делает упор на классово-партийный характер исторического материализма, на политическое содержание всех его основных положений. Он устанавливает коренное отличие материалиста от исторического объективиста типа Струве.
Уже в ранней своей работе «Что такое «друзья народа», Ленин ставит в центре внимания и тесно связывает между собой все основные понятия исторического материализма — понятие общественно-экономической формации, теорию классовой борьбы и учение о коммунистической революции. Ленин дает наиболее полное диалектическое освещение учения марксизма об общественно-экономических формациях, об особых законах зарождения, функционирования и развития социально-производственных «организмов». Понятие общественно-экономической формации немедленно обнаруживает в работах Ленина все свое политическое, революционное значение. Оно становится отправным пунктом для правильного понимания ленинизмом законов и особых путей развития капитализма в России, особенностей нашей буржуазной революции, для определения Лениным коренного различия между буржуазной и пролетарской революцией, для ленинского учения о неравномерности развития капитализма, для учения Ленина об империализме, для его учения о перерастании буржуазно-демократической революции в социалистическую, а также при выяснении Лениным характера экономики переходного периода.
Если развитое Лениным понятие общественно-экономических формаций дает нам возможность охватить объективную логику исторического развития и закономерность этого развития, то ленинская теория классовой борьбы помогает нам выявить роль передового класса в историческом развитии, в определении этим революционным классом характера складывающихся общественных отношений. Ленин вскрывает классовое содержание каждой исторической закономерности в классовом обществе, выясняет, какой класс «заведует» этой закономерностью, неуклонно проводя теорию классовой борьбы в качестве руководящей нити социального исследования.
Ленинское определение классов имеет исключительно важное методологическое значение, позволяя нам связать в единое целое все категории классового общества. В своей критике Струве, Плеханова, Троцкого, Богданова, Бухарина Ленин неустанно подчеркивает классовое содержание всех основных категорий исторического материализма — производительных сил, производственных отношений, государства, идеологической надстройки. Ленин вскрывает классовое содержание производительных сил и роль в них революционного рабочего класса, классовый антагонизм «в пределах уже производственных отношений» классового общества, классовый характер всякой идеологии в этом классовом обществе. Учение Ленина о стихийности и сознательности в развитии рабочего движения, о роли революционной теории для развития классового сознания пролетариата — обосновывает все значение идеологической борьбы как особой формы классовой борьбы. Ленинский анализ отдельных общественных классов и общественных групп — пролетариата, крестьянства, интеллигенции и т. д. — представляет собой точно так же новый вклад в теоретическую сокровищницу марксизма. Не меньшее значение для исторического материализма имеют и работы Ленина по аграрному вопросу, а также глубокое освещение Лениным национального вопроса и критика ошибок Р. Люксембург и др.
Научно-классовый анализ развития русского капитализма и изучение Лениным эпохи империализма представляют исключительную важность для исторической теории. Ленин выясняет огромную роль, которую может сыграть революционная партия пролетариата в определении путей пролетарской революции. Учение о партии, об ее организации и ее связи с рабочим классом, учение о тактике партийной борьбы является, согласно Ленину, необходимой стороной исторического материализма, без которой, по словам Ленина, последний был бы «половинчатым, односторонним, мертвенным»[3]. Учение Ленина о революции, об ее объективных и субъективных факторах подтверждает правильность ленинской борьбы на два фронта в вопросах исторического материализма. Разработка Лениным вопросов теории революции, ее предпосылок, ее движущих сил и этапов ее развития больно бьет и по всякому историческому субъективизму, например, в воззрениях Троцкого, и по всякой объективистской теории мирной исторической «эволюции». Учение о революции бросает яркий свет на все решительно проблемы исторического материализма, выясняя таким путем подлинное значение этой партийной боевой теории.
Исторический материализм, боевое оружие Маркса и Энгельса, вновь воскресает в работах Ленина: он облекается в плоть и кровь живой конкретной политической действенности. Ленинская диалектика в понимании истории дает нам наиболее глубокое понимание объективной логики исторических процессов и в то же время она дает возможность определить на каждом историческом этапе роль и задачи пролетариата и его партии. Ленин всецело идет здесь по пути, проложенному Марксом и Энгельсом. Но, как мы уже выяснили, он не довольствуется простым повторением основных положений их исторического мировоззрения. Он уточняет, дополняет и развивает далее материалистическое понимание истории Маркса и Энгельса, давая его основным вопросам наиболее глубокое и всестороннее, соответствующее новой исторической эпохе, освещение. Это новое, которое Ленин вносит в исторический материализм, можно проследить и на учении Ленина об общественных формациях, и на анализе им форм классовой борьбы, и в его теории государства, в его учении о стихийности и сознательности, о роли партии, о национальном вопросе, в его взглядах на развитие пролетарской культуры и на культурную революцию и т. д. Это новое вносится Лениным в исторический материализм в процессе изучения им эпохи империализма, путей пролетарской революции, условий переходного периода. Ленинское учение о неравномерности капиталистического развития, о перерастании буржуазно-демократической революции в социалистическую, учение Ленина о диктатуре пролетариата, о взаимоотношении пролетариата и крестьянства и обоснование возможности построения социализма в одной стране — являются в этом смысле особенно важными моментами, характеризующими ленинизм как новую ступень в развитии исторического материализма.
Разумеется, было бы неправильно отождествлять философские предпосылки и все составные части марксизма-ленинизма — философский материализм, диалектику, его экономическую теорию и т. д. — с одной его, хотя и весьма важной составной частью — с материалистическим пониманием истории. Но несомненно, что и собственно исторический материализм, диалектика исторических процессов — учение об общественной формации, о классовой борьбе и пр. — играет в разрешении всех названных проблем самую непосредственную роль.
Особенное значение имеет исторический материализм в его ленинском понимании, как методологическая основа теории и тактики пролетарской диктатуры, как обоснование возможности построения социализма в одной стране. Все учение о переходном периоде непосредственно вытекает из марксистско-ленинского понимания общественно-экономических формаций, особых законов их возникновения и развитая. В своем «Государстве и революции» Ленин вскрывает всю строгую естественно-научную точность анализа Маркса, изучающего условия зарождения и развития коммунистического общества, которое через революцию и диктатуру пролетариата приходит на смену капитализму. Такой же строгий «естественно-научный» анализ положен Лениным в основу изучения экономики и политики в эпоху диктатуры пролетариата, где Ленин исследует взаимоотношение экономических укладов и общественных классов, представляющих эти экономические уклады в переходный период, изменения названных экономических укладов, изменения классов и взаимоотношений между ними. На основе того же материалистического понимания истории, с его учетом диалектической взаимозависимости между экономикой и политикой, Ленин строит все свое учение о новом типе государства, соответствующем переходному периоду, и о роли пролетарского государства в развитии новой экономики.
Исключительно важное значение для изучения исторического материализма имеет критика Лениным субъективистской теории перманентов революции Троцкого и его критика «сухановщины» в вопросе о зрелости предпосылок пролетарской революции. Обосновывая свой взгляд на возможность построения социализма в одной стране и выводя его из закона неравномерности капиталистического развития, Ленин — в противовес авантюризму и волюнтаризму Троцкого, и мертвым меньшевистским схемам Суханова, который требовал «сперва» определенного (?) уровня производительных сил, — развертывает перед нами подлинную диалектику исторического процесса. Ленин доказывает Сухановым, что единство и общая закономерность всемирной истории нисколько не обозначают неизбежности развития всех стран по некоторому единому шаблону, что это единство и общая закономерность исторического процесса вполне совместимы с его разносторонностью и противоречивостью. Ленин показывает, что историческое развитие отдельных стран вносит в общую линию развития мировой истории свое качественное своеобразие либо в отношении формы, либо в отношении порядка этого развития.
Оппортунисты II Интернационала, указывает Ленин, не поняли решающего в марксизме — его революционной диалектики. «Им совершенно чужда всякая мысль о том, что при общей закономерности развития во всей всемирной истории нисколько не исключаются, а, напротив, предполагаются отдельные полосы развития, представляющие своеобразие либо формы, либо порядка этого развития». Россия, по словам Ленина, «могла и должна была явить некоторое своеобразие, лежащее, конечно, по общей линии мирового развития, но отличающее ее революцию от всех предыдущих революций западноевропейских стран и вносящее некоторые частичные новшества при переходе к странам восточным». Ленин критикует ученость этих оппортунистов, утверждающих, что у нас нет «объективных экономических предпосылок для социализма». «Что, — спрашивает Ленин, — если полная безвыходность положения, удесятеряя тем силы рабочих и крестьян, открывала нам возможность иного перехода к созданию основных посылок цивилизации, чем во всех остальных западноевропейских государствах. Изменилась ли от этого общая линия развития мировой истории? Изменились ли от этого основные соотношения основных классов в каждом государстве, которое втягивается и втянуто в общий ход мировой истории?»
И Ленин делает вывод, в известном смысле завершающий материалистическое понимание истории марксизма-ленинизма:
«Если для создания социализма требуется определенный уровень культуры (хотя никто не может сказать — каков этот определенный «уровень культуры»), то почему нам нельзя начать сначала с завоевания революционным путем предпосылок для этого определенного уровня, а потом уже, на основе рабоче-крестьянской власти и советского строя, двинуться догонять другие народы»[4].



[1] Ленин, Три источника и три составные части марксизма.
[2] Ленин, Карл Маркс, т. XVIII, с. 28.
[3] Ленин, Карл Маркс, т. XVIII, с. 28.
[4] Ленин, Сочинение, т. XVIII, ч. 2, О нашей революции, с. 118-119.

Комментариев нет: