понедельник, 7 сентября 2015 г.

Производительные силы.

Понятие производительных сил общества — важнейшее понятие исторического материализма, без анализа которого нельзя получить точное представление о движущих силах развития общественно-экономической формации. В категории производительных сил мы имеем своего рода пробный камень правильного понимания всей исторической и экономической теории марксизма. А между тем именно по вопросу о производительных силах мы имеем до сих пор даже в марксистской литературе невероятное число извращений, которые лишний раз свидетельствуют о том, что есть марксизм и «марксизм».

Открыто ревизионистскую линию в вопросе о производительных силах занял еще до войны международный меньшевизм — к совершенно буржуазным взглядам на их природу скатился современный социал-фашистский «марксизм». Пресловутая меньшевистская теория «производительных сил» состоит в том, что производительные силы превращаются ею в некоторый фетиш, в своего рода нового «боженьку». Развитие производительных сил мыслится ею как чисто автоматический процесс, совершающийся независимо от состояния общества, а стало быть независимо и от классовой борьбы и классовых противоречий. Ссылка на «недостаточное» развитие производительных сил всегда приводится социал-фашистами для того, чтобы «доказать» незрелость пролетарской революции. При этом изменение производительных сил отождествляется социал-фашизмом обычно с прогрессом техники. Социальные же предпосылки, необходимые для дальнейшего исторического изменения самой техники, созданной капитализмом, вовсе не выясняются.
Каутский делает в этом вопросе дальнейший шаг к чисто буржуазной теории общества. Прикрываясь марксистской фразеологией, Каутский стремится протащить в свое понимание производительных сил столь приятный буржуазному сердцу исторический идеализм и сделать таким путем вполне приемлемым для буржуазии свое собственное «материалистическое» понимание истории. По словам Каутского, «развитие материальных производительных сил в основе своей есть лишь иное обозначение для развития познания природы. Глубочайшей основой реального базиса, этого материального фундамента человеческой идеологии, оказывается, таким образом, духовный процесс — процесс познания природы»[1].
Мы еще вернемся к идеалистической концепции Каутского. Пока же остановимся на внешне противоположном ему понимании производительных сил, которое свойственно современным механистам. Тов. Бухарин видит «центральный вопрос социологии» в том, «почему производительные силы привлекаются в качестве объясняющей все последней причины». Он явно недоволен таким решением этой проблемы, когда не дают объяснения причин изменения самих производительных сил, и пытается дать ей механистическое разрешение. По мнению т. Бухарина, «производительные силы определяют общественное развитие потому, что они выражают собой соотношение между обществом как определенною реальною совокупностью и его средой. А соотношение между средой и системой есть величина, определяющая, в конечном счете, движение любой системы». Иными словами, причину развития производительных сил т. Бухарин видит во внешних противоречиях между средой (природой) и обществом, во внешних условиях среды. Под производительными же силами он понимает «соотношение между обществом и природой, количество материальной энергии, за счет которой общество живет»[2]. В другом месте, беря за исходный пункт анализа производительные силы, т. Бухарин определяет их как «техническую основу общества», «естественный технический аппарат». И в этом случае он целиком исходит из своей теории равновесия. По мнению т. Бухарина, производительность труда выражает отношение между количеством выкачиваемой из природы материальной энергии и затрачиваемым трудом. С точки зрения своих материальных составных частей, производительность труда зависит от «массы средств производства» и «массы рабочих сил», которые вместе взятые и образуют материальные производительные силы общества. Но так как средства производства «определяют собой и рабочие силы», так как, по словам Бухарина, люди «прилажены» к машинам, то т. Бухарин приходит к выводу: «точным материальным показателем соотношения между обществом и природой является система общественных орудий труда, т. е. техника данного общества. В этой технике находят свое выражение материальные производительные силы и производительность общественного труда»[3].
Абстрактно-механистическая постановка т. Бухариным вопроса о «причинах» развития производительных сил и стремление отыскать эти «причины» вне самих производительных сил совершенно не учитывают конкретного социального содержания производительных сил и той роли, которую играет в их развитии конкретно историческая структура производственных отношений. Рассуждения т. Бухарина о производительных силах как некотором «количестве материальной энергии» не новы и не оригинальны. Тов. Бухарин только в новой форме повторяет ту же самую теорию «энергетического баланса» между-природой и обществом, которую развивали в своих работах А. Богданов и другие махисты и которая в свое время встретила самую резкую отповедь со стороны Ленина. Ленин особенно возражал против понимания роста производительных сил как накопления «энергии» и вообще против приложения пустых «энергетических» словечек к марксовой общественной теории. «Маркс, — писал тогда Ленин, — дал совершенно точное определение понятию производительных сил и изучал конкретный процесс этого роста». В ответ на заумное утверждение махистов, что «производительные силы выполняют экономическую функцию по отношению к процессу труда», Ленин насмешливо заметил: «это все равно, как если бы сказать — жизненные силы выполняют жизненную функцию по отношению к процессу жизни»[4]. Что касается взглядов т. Бухарина, то Ленин считал явно ошибочным сведение Бухариным производительных сил к технике и забвение социального содержания понятия производительных сил. Относить, как это делает Маркс, машины к производительным силам, по словам Ленина, вовсе не означает отождествлять производительные силы с техникой.
И при идеалистическом взгляде на развитие производительных сил как на «процесс познания», и при механистической попытке свести производительные силы к «технике» или известному количеству «материальной энергии» мы имеем явное искажение марксистской диалектики. Здесь нет понимания диалектического единства, которое существует между объективными и субъективными факторами процесса производства. Здесь игнорируется социальное и историческое содержание понятия производительных сил. «Энергетические» словечки нисколько не выражают действительного социального и исторического содержания понятия производительных сил как основного понятия исторического материализма.
Закон развития материальных производительных сил — глубочайшая основа всего процесса общественно-исторического развития. «Согласно материалистическому пониманию истории, — говорит Энгельс, — определяющим моментом истории является в конечном счете производство и воспроизводство непосредственной жизни[5]. Развитие производительных сил есть не что иное, как общественное выражение содержания и материальный результат деятельности людей, направленной на производство и воспроизводство их материальной жизни, их непосредственной жизни, т. е. на поддержание их существования этого процесса «общественного отправления их жизни». Но, «развивая свои производительные силы, т. е. живя», люди развивают и определенные отношения друг к другу[6]. Производительные силы действительно выражают отношение человеческого общества к природе. Но это возможно лишь потому, что развитие производительных сил предполагает и раскрывает исторически определенные отношения в самом обществе. Как писали Маркс и Энгельс в своей ранней работе, — в истории «имеется на каждой ступени некоторый материальный результат, некоторая сумма производительных сил (рукою Маркса: исторически созданное отношение к природе и личностей друг к другу[7].
Производительные силы представляют собой вовсе не энергетический «баланс» между обществом и внешней средой. Они выявляют каждый раз исторически определенную ступень внутреннего развития самого общества, а следовательно, и вытекающее отсюда исторически изменяющееся активное отношение этого общества к внешней природе. Поэтому в корне неправильно абстрактно ставить вопрос о «причинах» развития производительных сил, отвлекаясь от конкретно исторической формы общества. Совокупность различных составных элементов, входящих в состав производительных сил, — техника, рабочая сила и т. д. — свое единство и свою социальную, историческую связь получает в процессе самого общественного труда. Исторически определенное сочетание этих вещественных и личных факторов производства раскрывает перед нами исторически определенную ступень развития производительности общественного труда[8].
Общественные производительные силы — это совокупность всех моментов производственного процесса, которые направлены на производство и воспроизводство непосредственной, материальной жизни общества и необходимых для этого орудий труда. Состояние производительных сил выражает исторически определенную ступень развития производительности труда и тем самым «исторически созданное отношение общества к природе и людей друг к другу». Чем же определяется повышение производительности (производительной силы) общественного труда на каждой исторической ступени? Поэтому вопросу в экономической литературе еще до Маркса развернулась обширная полемика. Буржуазные экономисты, как адвокаты капитала, стремились объяснить всю производительность общественного труда вещественными элементами производства, вывести ее из орудий труда, из техники, принадлежащей капиталистам. В противоположность им утопические социалиста справедливо считали единственным источником ценности труд рабочего. Но они делали из этого ошибочный вывод, что вся производительность труда может быть объяснена одним субъективным, личным фактором производства — искусством, способностями, умением рабочих. Критикуя эту ошибочную позицию, Маркс писал: «Данная ступень развития производительности труда есть то, из чего мы исходим, — что имеется не только как дарование, способность рабочего, по также и в вещественных орудиях, которые этот труд создал себе... Это настоящий Prius (первоначально), составляющий исходный пункт, и этот Prius есть результат процесса развития»[9]. В другом месте Маркс дает более подробную характеристику всей сложной совокупности моментов, определяющих производительную силу общественного труда: «Производительная сила труда определяется многосложными обстоятельствами, между прочим средней степенью искусства рабочего, уровнем развития науки и ее технических применений, общественной организацией производственного процесса, размерами и дееспособностью средств производства и, наконец, естественными условиями»[10]. Таким образом и в средствах производства и в вещественных орудиях Маркс видит очень важный момент, но лишь один из ряда моментов, определяющих производительность труда на данной исторической ступени.
Производительные силы, в которых находит свое материальное выражение историческая ступень развития производительности труда, представляют собой всегда единство вещественных и личных (субъективных) факторов производственного процесса, — единство человеческой рабочей силы со средствами производства. Это необходимые факторы всякого процесса производства, которые нуждаются в их соединении для того, чтобы был возможен производственный процесс. Различный исторический способ их соединения определяет собой данный, исторически определенный способ производства. «Каковы бы ни были общественные формы производства, — говорит Маркс, — рабочие и средства производства всегда остаются его факторами. Но, находясь в состоянии отдаления одни от других, и те, и другие являются его факторами лишь в возможности. Для того чтобы вообще производить, они должны соединиться. Тот особый характер и способ, какими осуществляется это соединение, различает отдельные экономические эпохи социальной структуры»[11].
Средства производства — техника, машины и т. п., — взятые сами по себе, не тождественны производительным силам общества; это лишь возможные факторы будущего производственного процесса. Лишь живое пламя труда, по выражению Маркса, воскрешает их из мертвых. Лишь в соединении с рабочей силой в процессе производства эти вещественные орудия труда становятся действительными факторами развития производительности труда — его производительными силами. Но точно так же неправильно сводить производительную силу к развитию самих людей, их рабочей силы, их познания, искусства, способностей, к проявляемой людьми практической энергии. Люди, — писал Маркс, — критикуя воззрения идеалиста Прудона, — «не свободны в выборе своих производительных сил... Всякая производительная сила есть приобретенная сила, продукт предшествующей деятельности. Таким образом производительные силы — это результат практической энергии людей, но сама эта энергия ограничена теми условиями, в которых люди находятся, производительными силами, уже приобретенными раньше, общественной формой, существовавшей раньше, которую создали не эти люди, которая является созданием прежних поколений»[12]. Имеющийся на каждой исторической ступени материальный результат работы прежних поколений — в виде сложного технического аппарата, определенных условий труда, общественной формы этого труда — определяет ту необходимую обстановку, в которой каждый раз происходит применение знаний, способностей, практической энергии нового человеческого поколения. Не видеть роли живого труда в развитии производительных сил — значит впадать в голый техницизм, в механицизм. Забывать о материальных условиях приложения рабочей силы — значит стать на путь идеалистического объяснения истории, как это сделал Каутский.
Соединение средств производства с живой рабочей силой происходит в процессе общественного производства. Личный, субъективный фактор производства — рабочая сила — имеет всегда определенное в классовом обществе классовое содержание. Это обстоятельство делает производительные силы социальной категорией. Понятие производительных сил — вовсе не техническое понятие, как полагает т. Бухарин. Также не выражает существа вопроса определение Бухариным понятия производительных сил как категории, «пограничной» между техникой и экономикой. Понятие производительных сил — основное понятие исторического материализма, оно имеет определенное социальное значение и смысл.
Но и этого мало для правильного понимания производительных сил. Маркс, по приведенным словам Ленина, не только дал точное определение понятию роста производительных сил, но также «изучал конкретный процесс этого роста». Как и всякая социальная категория, понятие производительных сил от начала до конца проникнуто историзмом. Это понятие выражает исторически созданное отношение к природе и личностей друг к другу. Соединение рабочей силы со средствами производства совершается не в форме производительных сил «вообще», но всегда конкретно исторически, в различных исторических формах, отличаясь каждый раз «особым характером и способом» этого соединения. Развитие производительных сил — не «вообще» некоторый, независимый от классовых противоречий и классовой борьбы технический процесс, как воображают механисты, и не «вообще» развитие человеческого познания, способностей и т. п., как того хотели бы идеалисты.
Правые оппортунисты с характерной для них механистической установкой брали под защиту кулацкие хозяйства во имя «развития производительных сил». Они забыли о том, что эти производительные силы будут неизбежно производительными силами капитализма, укрепляющими капиталистические отношения. Состояние материальных производительных сил, определенная ступень и формы их развития неразрывно связаны с исторически определенной общественной формацией, с определенными классами и их противоречиями — и они не могут быть поняты вне этой своей исторической конкретности. Производительные силы капитализма, производительные силы феодальной формации, производительные силы социалистического строительства — всюду здесь соединение рабочей силы со средствами производства протекает каждый раз в особой общественной форме, определяющей социальное качество и пути развития производительных сил. Понятие «уровень производительных сил» в различных экономических условиях приобретает особое содержание, и различный характер носит и рост производительных сил в условиях капитализма, переходной экономики и т. д.
Переходный период и строительство социализма в СССР вносят ряд новых моментов в наше понимание учения марксизма о производительных силах, содействуют его дальнейшей конкретизации и тем самым возводят его на более высокую ступень. С момента перехода власти к пролетариату и проведения им национализации земли и перехода в руки пролетариата командующих высот промышленности производительные силы Советской страны приобретают новое, социалистическое качество: они становятся производительными силами социалистического развития. Ведущая роль социалистического уклада в восстановительный период, победа его в реконструктивный период, вступление в период социализма и завершение построения фундамента социалистической экономики, вторая пятилетка, которая должна завершить его техническую реконструкцию, каждая новая ступень в развитии переходной экономики углубляет и усиливает это новое социальное содержание процесса развития производительных сил.
Развитие производительных сил при капитализме носит стихийный характер: на современной империалистической ступени капиталистические производственные отношения становятся рогатками на пути дальнейшего развития производительности труда и возмущение производительных сил против сковывающих их производственных отношений находит свое яркое выражение в мировом экономическом кризисе. Пролетариат, ставший у власти, ставит своей задачей планомерное развитие производительных сил и рациональное их использование в интересах и в направлении социалистического строительства. Еще в восстановительный период подъем производительных сил мелкого и среднего крестьянского хозяйства оказывается в тесной зависимости от развития производительных сил в социалистической госпромышленности. Социалистическая реконструкция приводит ко все большему подчинению социалистической плановости процесса развития производительных сил во всех областях народного хозяйства: в сельском хозяйстве, в кустарной промышленности, в кооперации и т. д. Еще в 1918 г. Ленин выдвинул здесь следующие задачи: 1) рациональное размещение промышленности с точки зрения близости источников сырья и наименьшей потери труда при переходе к последовательным стадиям обработки сырья, 2) наиболее рациональное сосредоточение и слияние производства в крупнейших предприятиях, 3) наибольшее обеспечение для Советской страны возможностей самостоятельно снабдить себя всеми главнейшими видами сырья и промышленности, 4) особое внимание электрификации промышленности и транспорта, применению электричества к земледелию, 5) разрешение проблемы топлива, 6) применение водных сил, использование ветряных, электрических и т. д. двигателей вообще и в частности в сельском хозяйстве[13].
Легко заметить, что обширная программа планомерного и рационального развития производительных сил в направлении к социализму, намеченная здесь Лениным, целиком осуществляется сейчас коммунистической партией. Хозяйственное районирование, создание новых промышленных районов, приближение предприятий непосредственно к источникам сырья и их рациональное размещение, индустриализация национальных окраин — важность всех этих задач была подтверждена XVI съездом и XVII конференцией. Созданы и вновь строятся гиганты и сверхгиганты промышленности, рационально сосредоточивающие в себе важнейшие производства — тракторов, автомобилей и т. д., создается новая форма промышленных комбинатов и объединений, в совхозах и колхозах, охватываемых работой МТС, объединяются и сосредоточиваются производительные силы СССР от капиталистического окружения, самостоятельность в деле снабжения «всеми главнейшими видами сырья и промышленности». XVII партконференция во весь рост поставила проблему создания технической базы социалистического общества, подчеркнув значение электрификации как важнейшего элемента технической реконструкции и ведущую роль машиностроения.
Конкретно и более углубленно ставится вопрос о значении всех элементов производительных сил в народном хозяйстве Советского союза. Еще Ленин выдвинул перед советской наукой задачу изучения естественных производительных сил, задачу отыскания новых источников сырья, изучения силы воды, видов топлива и других видов энергии, содержащихся в разнообразных и богатейших природных условиях нашей страны. Значение природы как «предмета труда» для развития производительных сил строящегося социализма, получает свою полную и правильную оценку. В противоположность право-и «лево»-оппортунистическим нытикам и маловерам, партия, под руководством Ленина и затем т. Сталина, подчеркнула всю важность технической реконструкции всего нашего народного хозяйства для построения социализма. Задача «электрификации всей страны», применения новых видов энергии, применения новых двигателей в промышленности и в сельском хозяйстве, поставленная Лениным, успешно осуществляется в проводимом строительстве гигантских электростанций, в механизации производственного процесса, в развитии советского машиностроения, в технической реконструкции сельского хозяйства. Тов. Сталин подчеркнул исключительное значение, какое имеет техника и овладение техникой в период социалистической реконструкции: «Механизация процессов труда, — говорит т. Сталин, — является новой для нас и решающей силой, без которой невозможно выдержать ни наших темпов, ни новых масштабов производства».
Наиболее глубокое освещение наконец получает в переходный период и вопрос о рабочей силе, как необходимом и важнейшем составном элементе производительных сил социалистического развития. Это — вопрос о рабочих и технических кадрах и о формах социалистической организации труда, о наиболее рациональном, с точки зрения социалистической плановости, использовании и подготовки рабочей силы. Исчерпывающее освещение этой проблемы дано в исторических шести условиях т. Сталина. Согласно указаниям т. Сталина, внесение социалистической плановости в проблему рабочей силы предполагает: 1) организованный набор рабочих для промышленности, который должен сменить стихийное движение путем «самотека» рабочей силы из деревни в город, характерное для капитализма; 2) правильную квалификацию работника, выражение этого в системе зарплаты согласно квалификации, в ликвидации уравниловки, и закрепление таким путем работника за предприятием; 3) правильную организацию труда, с правильной расстановкой сил и строгой ответственностью работника за механизмы, за выполнение плана, за качество продукции; 4) создание производственно-технической интеллигенции рабочего класса, плановую подготовку высококвалифицированных кадров; 5) использование и привлечение старой технической интеллигенции; 6) внедрение хозрасчета и создание условий внутрипромышленного накопления и дальнейшего развертывания производительных сил.
Поставив проблему рабочей силы на важнейшее место среди условий дальнейшего социалистического строительства, т. Сталин в то же время рассматривает эту проблему конкретно-исторически, в неразрывном единстве с процессом технической реконструкции, с ростом механизации нашего производства, с организацией труда, с экономикой хозрасчета, с социалистической формой общественных отношений. Все эти указания т. Сталина имеют крупнейшее значение для исторического материализма, для марксистско-ленинского понимания процесса развития производительных сил.



[1] Каutsку, Materialistische Geschichtsauffassung, В. I. Следует отметить, что к абстрактно-идеалистическому пониманию производительных сил скатываются, и представители меньшевиствующего идеализма, говоря о развитии производительных сил «вообще», не учитывая активной роли, которую играет общественная форма развития производительных сил или объясняя причины развития производительных сил их «беспокойным характером» (?!) (см. работы Тымянского, Гоникмана и др.).
[2] Бухарин, К постановке проблем теории исторического материализма.
[3] Бухарин, Теория исторического материализма, с. 122-124.
[4] Ленин, Сочинения, т. XIII, «Материализм и эмпириокритицизм».
[5] Энгельс, Происхождение семьи и т. д. Подчеркнуто нами. – Авт.
[6] Письмо Маркса к Анненкову.
[7] «Маркс и Энгельс о Фейербахе», Арх. М. и Э., т. I, с. 227.
[8] Как излагает Ленин мысль Маркса, — производственные отношения «всегда соответствуют той степени развития производительности, которой в данное время обладают их экономические силы... На известной ступени развития своей производительности силы приходят в столкновение с производственными отношениями» и т. д. (Ленин, Соч., т. I, «Что такое «друзья народа», с. 69).
[9] Маркс, Теории прибавочной стоимости, т. III.
[10] Маркс, Капитал, т. I, с. 6.
[11] Маркс, Капитал, т. II, глава 1, с. 10.
[12] Маркс, Письмо к Анненкову.
[13] Кржижановский, Основы технико-экономического плана реконструкции СССР, 1931 г., «Набросок плана научно-технических работ».

Комментариев нет: