пятница, 18 сентября 2015 г.

Основные черты социалистической экономики. Социализм и коммунизм.

Буржуазная наука, а вслед за ней и социал-фашизм — и как их отголоски и наши оппортунисты — превращают социализм в пустую, в бесконечно отдаленную от действительности абстракцию. Для социал-фашизма непонятно, как мы можем говорить сейчас о вступлении Советской страны в период социализма, когда одновременно у нас еще сохранились классы, идет классовая борьба, когда одним из методов нашей классовой борьбы является развитие советской торговли, когда мы сейчас ликвидируем «уравниловку» в «зарплате и «обезличку» в производственном процессе и вводим твердые начала хозрасчета. Буржуазия и социал-демократия в связи с этим склонны кричать о «ликвидации коммунизма», о «капитуляции большевиков» перед капитализмом и т. д. Между тем в этих всех явлениях находит свое выражение двойственная, противоречивая природа нэпа: вступление в период социализма означает вместе с тем последний этап нэпа. Но и в период развернутого социализма начало хозрасчета, ответственности и т. д., как мы сейчас увидим, сохранят все свое огромное значение.

Переходный период нельзя представлять себе, как период, отгороженный китайской стеной от периода социализма. С началом переходного периода началось и развитие, становление новой социалистической формации — сначала в форме одного из пяти, но ведущего социалистического уклада. Эта ведущая роль социалистического уклада наложила свой отпечаток и на всю совокупность производственных отношений нэпа, она придала новое социалистическое качество его производительным силам. Однако новая социалистическая формация прошла в своем развитии целый ряд ступеней, отражавших процесс постепенного вытеснения социалистическим укладом всех остальных укладов в условиях ожесточенной классовой борьбы. Победа социализма могла быть обеспечена лишь после построения его экономической базы.
В чем состоит экономическая суть и экономическая база социализма? — спрашивал т. Сталин и отвечал на этот вопрос: «Создать экономическую базу социализма — это значит сомкнуть сельское хозяйство с социалистической индустрией в одно целое хозяйство, подчинить сельское хозяйство руководству социалистической индустрии, наладить отношения между городом и деревней на основе прямого обмена продуктов сельского хозяйства и индустрии, закрыть и ликвидировать все те каналы, при помощи которых рождаются классы и рождается прежде всего капитал, создать в конце концов такие условия производства и распределения, которые ведут прямо и непосредственно к уничтожению классов»[1]. К этому поворотному пункту в строительстве социализма мы подошли сейчас. Мы «отменяем начальную стадию нэпа, развертывая последующую его стадию, которая есть последняя стадия нэпа». Преодолевая трудности социалистической реконструкции и сопротивление враждебных классов, «мы уже вышли из переходного периода в старом его смысле» (Сталин):
Мы вступили в период социализма, а также завершили построение фундамента социалистической экономики.
Вступление в период социализма означает новый этап революционного переустройства общества, новый этап в развитии социалистической формации. Оно означает, что нами уже разрешена проблема «кто кого»?», проблема борьбы растущего коммунизма с умирающим капитализмом, стоявшая в течение всего переходного периода; что «социалистический сектор держит в руках все хозяйственные рычаги всего народного хозяйства» (Сталин); что уже создана социалистическая система хозяйства, охватывающая все народное хозяйство Советского союза.
Прежде всего вопрос «кто кого?» полностью разрешен в промышленности. Не только командные высоты промышленности — это непосредственное завоевание пролетарской революции — целиком находятся в руках пролетариата, — но мы имеем исключительный рост социалистической индустрии, окончательно вытеснившей остатки капитализма и по своим невиданным в истории темпам опередившей капиталистические страны. Из страны аграрной мы уже превратились в страну индустриальную. Мы начинаем постепенно догонять капитализм и по уровню развития нашей индустрии, выходя на одно из первых мест в ее наиболее решающих участках (нефть, уголь, металл), строя сверхгиганты промышленности, соперничающие с крупнейшими предприятиями, созданными капитализмом, создавая мощные промышленные комбинаты, закладывая новые шахты, рудники и величайшие в мире электростанции, овладевая производством сложнейших машин и создавая новые их образцы. «Но, — говорит т. Сталин, — нам нужна не всякая индустриализация. Нам нужна такая индустриализация, которая обеспечивает растущий перевес социалистических форм промышленности над формами мелкотоварными и тем более капиталистическими. Характерная черта нашей индустриализации состоит в том, что она есть индустриализация социалистическая, индустриализация, обеспечивающая победу обобществленного сектора промышленности»[2].
Удельный вес социалистического сектора хозяйства в народном доходе на 1932 г. определен в 91%. А это обозначает, что вместе с успехами сплошной коллективизации и ликвидации на ее основе кулачества как класса проблема «кто кого?» получила целиком свое разрешение и в сельском хозяйстве. Социалистическая переделка мелкого крестьянского хозяйства должна привести к небывалому подъему производительных сил сельского хозяйства. Исключительные успехи в строительстве совхозов и колхозов, проводимая механизация сельского хозяйства путем охвата колхозов МТС, планирование и оперативное руководство важнейшим сельскохозяйственными мероприятиями последовательное разрешение зерновой, животноводческой, и других проблем — все это свидетельствует, что сельское хозяйство, все более смыкается с социалистической индустрией в одно целостное хозяйство и все более подчиняется плановому руководству социалистической индустрии. Организация советской торговли и все расширяющийся охват кооперацией планового снабжения широких масс трудящихся, значительное улучшение материальных и культурных условий их быта — все это точно так же признаки, говорящие о том, что мы завершили построение фундамента социалистической экономики, что мы создали экономические предпосылки намеченного во второй пятилетке уничтожения классов. Вместе с тем вступление в период социализма обозначает дальнейшее усиление темпов социалистического строительства, переход социализма в наступление по всему фронту.
В процессе построения фундамента социалистической экономики и в процессе дальнейшего развития социалистической системы хозяйства мы встречали и встречаем немало препятствий и трудностей. Но, указывает т. Сталин, в отличие от затруднений капиталистической системы наши трудности «есть трудности роста, трудности продвижения вперед... Это значит, что наши трудности являются такими трудностями, которые сами содержат в себе возможность их преодоления... Самый характер наших трудностей, являющихся трудностями роста, дает нам возможности, необходимые для подавления классовых врагов. Но чтобы использовать эти возможности и превратить их в действительность, чтобы подавить сопротивление классовых врагов и добиться преодоления трудностей, для этого существует лишь одно средство: организовать наступление на капиталистические элементы по всему фронту, изолировать оппортунистические элементы в наших собственных рядах...»[3].
Среди трудностей, которые необходимо преодолеть социалистическому наступлению, особенно важное значение имеют: обеспечение предприятий рабочей силой и ее организованный набор; механизация производственного процесса; правильная организация зарплаты и улучшение бытовых условий рабочих, правильная организация труда и борьба с безответственностью и обезличкой в работе; подготовка нового командного инженерно-технического состава хозяйства из среды трудящихся, умелое использование поворота в сторону социализма среди старых специалистов; осуществление начал хозяйственного расчета и создание таким путем условий для внутрипромышленного накопления. Все эти важнейшие задачи, стоящие перед нашим социалистическим хозяйством и являющиеся необходимыми предпосылками его дальнейшего развития, получили свое выражение в шести исторических условиях, формулированных т. Сталиным[4].
Остановимся прежде всего на задаче механизации производства и ее роли в технической реконструкции нашего народного хозяйства. «Механизация процессов труда, — говорит т. Сталин, — является той новой для нас и решающей силой, без которой невозможно выдержать ни наших темпов, ни новых масштабов производства».
Социалистическая система хозяйства предполагает полную реконструкцию не только ее экономической, но и ее технической базы. Именно этот смысл имел лозунг, в свое время выдвинутый Лениным: «Коммунизм — это советская власть плюс электрификация всей страны». Ту же задачу ставил Ленин, говоря о необходимости для нас с крестьянской лошадки пересесть на «лошадь тяжелой машинной индустрии». Мысль эту подчеркнул в 1921 г. в своем письме Ленину т. Сталин, отметив исключительную важность плана электрификации. Уже тогда т. Сталин видел в электрификации «действительно реальную и единственно возможную техническую производственную базу» — в противоположность «левым» «героическим» планам Троцкого о применении труда неквалифицированной крестьянско-рабочей массы и правооппортунистической обывательской «маниловщине» т. Рыкова, критиковавшего план ГОЭЛРО. Позже т. Сталин подчеркнул, что под электрификацией Ленин понимал перевод всего народного хозяйства на новую техническую базу, «на техническую базу современного крупного производства, связанного так или иначе, прямо или косвенно, с делом электрификации». В речи о «шести условиях» т. Сталин подчеркнул задачу механизации производственного процесса.
Партия воплотила эти идеи Ленина и Сталина в поставленной ею очередной задаче овладения наукой и техникой. Но техническая реконструкция не обозначает простого заимствования передовой капиталистической техники существующими социалистическими госпредприятиями. Техническая реконструкция предполагает создание новых социалистических форм технико-экономического объединения промышленности и сельского хозяйства (комбинаты, МТС и т. д.). Она предполагает создание новых отраслей промышленности и полную техническую независимость страны социализма; она требует планомерного размещения производительных сил по районам. Построение экономической и технической базы социализма предполагает дальнейшее развитие и создание новых образцов техники в новых социалистических условиях. Оно предполагает кроме того сочетание наиболее передовой, созданной капитализмом техники с социалистической организацией труда. Наша техническая реконструкция предполагает в качестве своей необходимой предпосылки социалистическую организацию труда.
Исключительная важность указаний т. Сталина в выдвинутых им шести условиях состоит не только в том, что они широко освещают вопрос о значении механизации производства для социалистической реконструкции и вопрос о рабочей силе как важнейшем элементе производительных сил социалистической системы (см. гл. II). Огромное теоретическое значение условий т. Сталина также и в том, что одновременно т. Сталин дает здесь наиболее глубокую характеристику социалистических производственных отношений, социалистической организации труда.
Характерной особенностью нашей социалистической системы хозяйства является полное уничтожение безработицы. Социалистическая переделка крестьянского хозяйства подорвала процесс расслоения в деревне и постепенно привела к прекращению прежнего бегства крестьянина в город. Оба эти обстоятельства ведут к тому, что исчезает возможность обеспечить промышленность рабочей силой в порядке «самотека», используя прежний «рынок труда». Поэтому прежняя купля-продажа рабочей силы на рынке должна смениться новой социалистической организацией набора рабочей силы — путем договоров с колхозами, путем профсоюзной мобилизации и переброски, квалифицированных рабочих в другие районы и т. д.
Социалистическая система предполагает и полное изменение в организации оплаты труда. Прежде всего рабочий в социалистической системе хозяйства перестал создавать прежнюю «прибавочную стоимость», которую присваивали капиталисты. Уже в условиях переходного периода теряют свой смысл прежние «стоимостные», «ценностные» категории буржуазной экономики. Ленин считал правильным то положение, что «ценность, как категория товарно-капиталистической системы... менее всего пригодна в переходный период»[5]. В социалистических условиях место прибавочной стоимости занимает прибавочный труд рабочего, производящий социалистический общественный продукт, лишенный прежней антагонистической формы. Рабочая сила перестала быть товаром. Зарплата рабочих зависит уже не от капиталистической стоимости и цены труда, а от общих успехов социалистического строительства, ведущих к неуклонному ее росту. Но социалистическая система хозяйства отнюдь не основана на «равенстве» всех работающих в смысле полного удовлетворения их потребностей, независимо от характера и квалификации выполняемого ими труда. Одним из важнейших условий для закрепления рабочей силы за промышленностью является ликвидация «уравниловки» в зарплате — оплата рабочих по труду, по квалификации. Сдельная оплата, являвшаяся при капитализме средством дополнительной эксплуатации рабочих, в условиях социализма становится важным стимулом заинтересованности рабочего в повышении производительности своего труда. Наряду с этим огромное значение приобретает и общее улучшение материально-бытовых условий пролетариата (жилищное строительство, коммунальное дело, общественное питание).
Социалистическая система хозяйства предполагает также в качестве необходимых условий правильную организацию самого производственного процесса, правильную расстановку сил на предприятии и установление строгой ответственности каждого за порученную ему работу. Одним из первоочередных условий развития социалистического хозяйства является борьба с безответственностью и «обезличкой» в процессе производства. Социализм обозначает еще большее повышение ответственности работников за количество и качество выполняемого труда по сравнению с требованиями, предъявляемыми рабочему капиталистом; социализм предполагает сознательную борьбу рабочих против развращающей их классово чуждой психологии безответственности. Социалистическая организация труда предполагает и количественный рост, и качественные изменения командного инженерно-технического состава промышленности. «Мы не можем уже обходиться тем минимумом инженерно-технических и командных сил промышленности, которым мы обходились раньше, — говорит т. Сталин, — но нам нужны не всякие командные и инженерно-технические силы. Нам нужны такие командные и инженерно-технические силы, которые способны понять политику рабочего класса нашей страны, способны усвоить эту политику и готовы осуществить ее на совесть». Наряду, с этой важной задачей — создания рабочим классом своей собственной производственно-технической интеллигенции для развития социализма необходимо всестороннее «использование опыта» и знаний старой технической интеллигенции, смелое вовлечение ее в работу по социалистическому строительству, постановка с ее помощью всей социалистической организации труда на научные основы.
Социалистическая система хозяйства имеет, наконец, своей предпосылкой дальнейшее развитие производственной базы социализма и полную победу его над остатками других экономических укладов. Она предполагает свое расширенное воспроизводство, расширенное воспроизводство социалистических производительных сил и социалистических производственных отношений. Марксизм не имеет ничего общего с мещанским «потребительским социализмом», который проповедует сейчас Троцкий, понимая социализм лишь как удовлетворение непосредственных потребностей. Социализм не есть «производство для потребления...» «Рабочий, — подчеркивал т. Молотов на XVII партконференции, — никогда не отрицал и не будет отрицать необходимости выделения части продукции своего труда для общегосударственных нужд, для создания резервов и т. д.… Необходимо дать решительный отпор попыткам оторвать вопросы потребления от поднятия производства, от проведения политики индустриализации»[6].
Капиталистическое воспроизводство зиждется на накоплении капитала путем эксплуатации рабочих, на росте средств производства за счет доли переменного капитала, расходуемой на зарплату. Социалистическое воспроизводство возможно лишь при наличии социалистического внутрипромышленного накопления. Поэтому социалистическая система немыслима без укрепления начал хозрасчета, без уничтожения бесхозяйственности, без борьбы за снижение себестоимости, без мобилизации внутренних ресурсов, без режима строгой экономии, без ряда мероприятий, обеспечивающих социалистическое накопление и воспроизводство.
Но развитие социализма, расширенное воспроизводство социалистических отношений требует и других условий. Оно предполагает единство хозяйственной основы и полный охват ею всего народного хозяйства, в том числе и прежнего мелкого крестьянского хозяйства. Последнее обстоятельство на известном этапе должно было предопределить нашу политику коллективизации в деревне. «Наша крупная централизованная социалистическая промышленность, — указывал т. Сталин в своей речи на конференции аграрников, — развивается по марксистской теории расширенного воспроизводства, ибо она растет ежегодно в своем объеме, имеет свои накопления и двигается вперед семимильными шагами. Но наша крупная промышленность не исчерпывает народного хозяйства. Наше мелкое крестьянское хозяйство не только не осуществляет в своей массе ежегодно расширенного воспроизводства, но, наоборот, оно не всегда имеет возможность осуществлять даже простое воспроизводство». Отсюда — в полной противоположности с теорией равновесия секторов т. Бухарина — т. Сталин делал вывод о невозможности длительно базировать социалистическое строительство «на двух разных основах», о необходимости «укрупнить сельское хозяйство, — сделать его способным к накоплению, к расширенному воспроизводству и преобразовать таким образом сельскохозяйственную базу народного хозяйства». Отсюда — в противоположность капиталистическому пути развития крупного сельского хозяйства — т. Сталин выдвигал «путь социалистический, состоящий в насаждении колхозов и совхозов в сельском хозяйстве». Колхозы, как тип хозяйства, — указывал т. Сталин, — представляет собой «одну из форм социалистического хозяйства»[7]. Разумеется, всячески подчеркивая, в противоположность оппортунистам, объявляющим колхозную форму «мелкобуржуазной», социалистическую природу колхозов, мы не должны забывать и того обстоятельства, что крестьянство идет к социализму особыми, своеобразными путями, отличными от путей рабочего класса. Колхозы как производственно-социалистический тип кооперации, где хозяевами средств производства являются сами колхозники, отличны от государственно-социалистических предприятий, от совхозов, принадлежащих государству, от более высоких форм социалистического хозяйства. Но «своеобразие путей их социалистического развития не только не затрудняет, но только оно и может обеспечить окончательную победу социализма»[8].
Наконец социалистическая система хозяйства и расширенное воспроизводство социалистических отношений предполагают исключительно высокие, все возрастающие темпы развития нашего народного хозяйства. Тов. Сталин указывал в своем докладе на XVI партсъезде, что рост обобществленного сектора «означает поступательный рост емкости внутреннего рынка, увеличение спроса на продукты промышленности со стороны рабочих и крестьян. А это значит, что рост внутреннего рынка будет обгонять рост промышленности и толкать ее вперед, к непрерывному расширению». В этом отношении социалистическое хозяйство представляет собой полную противоположность капиталистическому хозяйству, в котором темпы развития неминуемо наталкиваются на противоречие между общественным производством и капиталистическим присвоением.
И правые оппортунисты, и троцкисты кричали о «преувеличенности и непосильности» наших темпов. Троцкий, чтобы оправдать свои прежние планы «сверхиндустриализации», ныне доказывает, что высокие темпы развития были мыслимы лишь в восстановительный период, а «с завершением восстановительного процесса коэффициент роста должен будет значительно снизиться». Тов. Сталин противопоставил этой троцкистской теории «потухающей кривой» большевистскую линию подымающейся кривой наших темпов. Тов. Сталин показал, что эта троцкистская теория является буржуазной теорией, переносящей на социалистическое хозяйство закономерности капитализма, что эта троцкистская теория не учитывает особого качества социалистической системы хозяйства, для которой непрерывный рост темпов есть и необходимая предпосылка, и необходимый результат расширенного социалистического воспроизводства[9].
Говоря об особенностях социалистической системы хозяйства и ее производственных отношений, необходимо более подробно остановиться на изменившемся отношении к труду и на задаче воспитания новой трудовой дисциплины, а также на роли планового начала в определении законов социалистической экономики.
С первых же шагов своего существования социалистический уклад создал новое отношение к труду, какого не знало старое капиталистическое общество. Таковы были коммунистические субботники, в которых еще в период военного коммунизма Ленин увидел зародыши будущего коммунистического труда. Совершенно новыми являются и те формы организации труда, которые выдвинула сейчас эпоха социалистической реконструкции: социалистическое соревнование, ударничество, хозрасчетные сквозные бригады, общественный буксир, встречный промфинплан и др. В них заложено начало подлинно свободного коммунистического труда, который глубоко отличен от буржуазной «свободы» рабочего продавать свою рабочую силу на рынке.
Одним из характерных признаков социализма является то, что люди начинают постепенно привыкать, без всякого внешнего принуждения, к соблюдению элементарных правил общежития, элементарных правил общественности. Уже в течение переходного периода отмирает прежнее, воспитанное условиями крепостничества и капитализма отношение к труду как к тяжелой, извне навязанной обязанности. В этом Ленин видел одну из основных и первоочередных предпосылок возможности отмирания государства при коммунизме. Вот почему уже сейчас воспитание новой трудовой дисциплины становится важнейшей задачей, той формой классовой борьбы с прежним рабским отношением к труду, которая должна привести к полному уничтожению принудительного» характера труда, характерного для капиталистического общества. Воспитание в массах трудящихся привычки к труду как к естественной потребности, как к свободному, естественному проявлению человеческих сил и способностей — в этом одна из важнейших задач коммунистических субботников, социалистического соревнования и ударничества. Буржуазия кричит о «принудительном труде» в Советском союзе. Между тем только в условиях строящегося социализма труд из средства порабощения превращается в «дело чести, дело славы дело доблести и геройства» (Сталин).
Основной задачей всех форм социалистической организации труда является огромное повышение производительности труда по сравнению с производительностью труда, созданной капитализмом. «Капитализм, — говорит Ленин, — может быть окончательно побежден и будет окончательно побежден тем, что социализм создаст новую, гораздо более высокую производительность труда».
Переход к социализму означает, по выражению Энгельса, «скачок из царства необходимости в царство свободы». Этот скачок характеризует то новое содержание, которое приобретают общественно-исторические закономерности при социализме. Последнее не значит конечно, что социалистическое общество не подчинено экономической необходимости, не подчинено определенным экономическим законам. Но законы социалистической экономики уже не носят прежнего стихийного характера. Они становятся законами, которые во все большей степени будут устанавливаться и применяться людьми с полным сознанием их необходимости. «Законы их собственной общественной деятельности, — говорит по этому поводу Энгельс, — которые до сих пор противостояли им как им чуждые и потому господствовали над ними, будут применяться людьми с полным пониманием дела и согласно с их собственными интересами. Подчинение общественной организации, которая им до сих пор как бы навязывалась природой и историей, станет теперь их собственным свободным делом. Только тогда люди будут сами вполне сознательно творить свою историю, а приводимые ими в движение исторические факторы станут все в большей и большей мере давать желанные для них результаты»[10]. Контуры этой свободы намечаются уже. в условиях переходной экономики, по мере того как в ней растет плановое начало. План построения социализма является законом движения и развития переходной экономики, изменяющим соотношение между ее укладами, обусловливающим единство производственных отношений в переходный период. План становится единственным определяющим моментом законов нашей экономики, формой дальнейшего развития экономической необходимости после вступления нашей страны в период социализма.
Развертывание социализма должно привести к устранению товарного производства, а вместе с ним ликвидировать господство продукта над производителем и овеществление общественных отношений, составляющие основу товарного фетишизма. «Общественные отношения людей к их работам и продуктам их труда, — говорит Маркс о социализме, — остаются здесь прозрачно ясными как в производстве, так и в распределении»[11]. Однако на настоящей ступени нашего развития преждевременно еще говорить об устранения товарного производства и торговли. Советская торговля, коренным образом изменяясь по своему социальному содержанию, представляет для нас метод, сохраняющий все свое важное значение на ближайший период. Мы должны вести решительную борьбу с правооппортунистическим пониманием нашей советской торговли как торговли в буржуазно-нэпманском смысле и с «левацким» отрицанием советской торговли и противопоставлением ей социалистического плана и непосредственного продуктообмена. Советская торговля не находится в противоречии с планом, но, напротив того, предполагает и включает социалистическое планирование распределения и снабжения. Советская торговля должна подготовить все необходимые предпосылки для возможности организации в процессе дальнейшего развития социалистического общества прямого социалистического продуктообмена. Рыночная форма связи между органами социалистического хозяйства должна будет при этом сыграть немалую роль в создании форм социалистического распределения.
Маркс, Энгельс, Ленин никогда не рассматривали коммунизм как пустую абстракцию, как нечто «готовое», что рождается «сразу». Коммунистическое общество для них — не раз навсегда установленная, неизменная вещь, а нечто такое, «что постоянно меняется и прогрессирует». Они различают поэтому низшую и высшую фазы коммунизма. Развитие низшей фазы коммунистического общества есть, иными словами, построение полного социалистического общества. Вопрос о структуре этой низшей социалистической фазы коммунизма приобретает для нас сейчас большую актуальную важность. Сопоставляя особенности, обозначающиеся в нашей экономической структуре в связи с вступлением нашей страны в период социализма, с теми указаниями, которые делали по этому вопросу Маркс, Энгельс, Ленин, мы констатируем все основные черты, характеризующие дальнейшие этапы развертывания социалистического общества.
Успехи первой пятилетки, указывает резолюция XVII партконференции, создали в Стране советов «собственную базу для завершения реконструкции всего народного хозяйства, базу социалистической крупной машинной индустрии», произвели коренной перелом в сельском хозяйстве и превратили Советский союз «в страну самого крупного в мире земледелия на основе коллективизации, развертывания совхозов и широкого применения машинной техники». Победоносное строительство социализма в первую пятилетку обозначает «окончательный подрыв корней капитализма в деревне, предрешающий полную ликвидацию капиталистических элементов и полное уничтожение классов».
Подведя итоги первого пятилетия в «директивах к составлению второго пятилетнего плана», XVII партконференция отметила, что эти успехи социалистического строительства подготовляют базу для дальнейшего, еще более мощного роста социализма в СССР. Директивы, данные партийной конференцией, подчеркивают, что «основной политической задачей второй пятилетки является окончательная ликвидация капиталистических элементов и классов вообще, полное уничтожение причин, порождающих классовые различия и эксплуатацию, и преодоление пережитков капитализма в экономике и сознании людей, превращение всего трудящегося населения страны в сознательных и активных строителей бесклассового социалистического общества»[12].
Директивы XVII партконференции вскрывает всю диалектику дальнейшего этапа развития нового социалистического общества. Социализм есть уничтожение классов. Завершение фундамента социалистической экономики окончательно подрывает экономические основы классовой эксплуатации. Но оно обозначает лишь начало полной социалистической реконструкции, лишь создание базы для полного завершения реконструкции народного хозяйства, которая одна только может обеспечить полное уничтожение причин, порождающих классовые различия и эксплуатацию. Первое пятилетие создает единую социалистическую экономику, обеспечивает окончательную и бесповоротную победу социалистического хозяйства и в городе, и в деревне. Однако окончательная ликвидация всех пережитков капитализма и в экономике, и в сознании трудящихся предполагает полное уничтожение частной собственности на средства производства. Но окончательное уничтожение частной собственности как основы и источника классовых различий и классовой эксплуатации возможно лишь на основе подведения под социалистическую экономику нового технического базиса социализма, на основе развернутой технической реконструкции во всех областях народного хозяйства. В создании новейшей технической базы для всех отраслей народного хозяйства и заключается основная и решающая хозяйственная задача второй пятилетки. Осуществление ее должно привести к полному обеспечению экономической независимости Советского союза от капиталистического мира в техническом отношении, к тому, что уже во второй пятилетке Советский союз выдвинется на первое место в капиталистической Европе в технико-экономическом отношении.
Ведущая роль в завершении технической реконструкции, как подчеркивают директивы XVII партконференции, должна принадлежать советскому машиностроению. Развертывание машиностроения особенно важно не только потому, что основу нашего хозяйственного строительства должно, как и на первом этапе, составлять производство средств производства — тяжелая индустрия. Ведущая роль машиностроения во второй пятилетке объясняется тем, что только на основе его достижима полная механизация производственного процесса — одно из условий т. Сталина — и тем самым обеспечены подлинные большевистские темпы дальнейшего строительства социализма. Развертывание машиностроения и механизации всех отраслей народного хозяйства будет обозначать полное обеспечение рабочей силой наших растущих гигантов промышленности. Завершение механизации сельскохозяйственного производства даст не только нужные нам излишки рабочей силы, но вместе с тем создаст технические предпосылки для уничтожения противоположности между городом и деревней. Развертывание машиностроения и механизации производства будет обозначать более высокую техническую квалификацию рабочей силы и связанную с этим возможность дальнейшего сокращения рабочего дня и огромного культурного подъема трудящихся города и деревни. Разумеется, важнейшим элементом технической реконструкции остается «электрификация всей страны», — создание новейшей энергетической базы с использованием новых сырьевых ресурсов, источников топлива, водной энергии и т. д. Только на этой основе и возможна полная механизация и автоматизация производства, полная техническая реконструкция народного хозяйства. Однако это важнейшее значение электрификации не должно заслонять перед нами той ведущей роли, которую должно сыграть на ближайшем этапе советское машиностроение, без которого немыслимо было бы и дальнейшее развитие нашей энергетики.
Техническая реконструкция является условием, без которого невозможна полная ликвидация пережитков капитализма в сознании и решительный подъем культурного уровня трудящихся. И в то же самое время разрешение задач технической реконструкции немыслимо без одновременного культурного подъема масс, без осуществления всеобщей грамотности населения, без овладения техникой нашими хозяйственными кадрами, без работы по технической квалификации и по созданию кадров новой технической пролетарской интеллигенции, без изживания экономической и культурной отсталости отдельных национальностей. Это диалектическое взаимодействий технической реконструкции и культурной революции должно обеспечить превращение всех трудящихся Советского союза в сознательных и активных строителей социализма. Но и техническая реконструкция и культурная революция, как отмечают директивы к составлению второй пятилетки, были бы невозможны без дальнейшего роста социалистического накопления, без решительного подъема материального благосостояния трудящихся. Развертывание товарооборота и начал хозрасчета должны стимулировать создание экономических резервов в нашем народном хозяйстве и одновременно улучшить материальное положение трудящихся.
Уже в течение первой пятилетки начинается ликвидация некоторых основных противоречий, характерных для развития всего предшествующего классового общества и связанных с порабощением членов этого классового общества условиями разделения труда. Так социалистическая реконструкция сельского хозяйства кладет начало уничтожению противоположности между городом и деревней, вводя в сельское хозяйство передовую промышленную технику, сближая совхозы и колхозы путем охвата их машинно-тракторными станциями с предприятиями городской промышленности, создавая предпосылки для уничтожения частной собственности не только в городе, но и в деревне. Этому уничтожению противоположности между городом и деревней способствует также более правильное и равномерное распределение производительных сил по всей стране, планомерное размещение промышленности, строительство новых социалистических городов, уничтожение «идиотизма» деревенской жизни путем внесения новой социалистической культуры в деревню и т. д. Вторая пятилетка должна создать условия «для полного устранения противоположности между городом и деревней».
Вторая пятилетка должна решительно уничтожить старые взаимоотношения между городом и деревней. Однако при этом не следует забывать о сохранении руководящей роли пролетариата в социалистической переделке деревни и о своеобразии путей развития крестьянского хозяйства к социализму. Рабочий класс и трудящаяся масса крестьянства идут различными путями к социализму, своеобразными для пролетариата, работающего в государственных социалистических предприятиях, и для крестьянства, приходящего в основном к социализму через производственную кооперацию, через ряд ступеней в развитии колхозов (артель, коммуна). «Рабочий класс идет впереди крестьянства, через высшие на данной стадии формы социалистического хозяйства»[13].
Уничтожение классов возможно лишь в процессе социалистического наступления, в процессе ожесточенной классовой борьбы. «И в дальнейшем, — как отметили директивы XVII партконференции, — еще неизбежно обострение классовой борьбы в отдельные моменты и особенно в отдельных районах и на отдельных участках социалистической стройки». Классовая борьба, ведущая к полному уничтожению классов, состоит не только в самом решительном отпоре сопротивлению гибнущих капиталистических элементов, в борьбе с правым и «левым» оппортунизмом, выражающим это сопротивление враждебных классов, но и в преодолении буржуазных и мелкобуржуазных предрассудков, имеющихся в среде трудящихся, в их социалистическом перевоспитании. На этих новых формах классовой борьбы и новых задачах пролетарской диктатуры мы подробно остановимся в дальнейшем изложении (гл. V).
Вместе с развитием всеобщего политехнического обучения и с привлечением самых широких масс трудящихся к управлению государством, начинает смягчаться и другая противоположность, характерная для классового общества, — смягчается противоположность между умственным и физическим трудом. Однако окончательное уничтожение этой последней противоположности требует такого гигантского развития производительных сил, что сейчас говорить о нем как задаче ближайших лет было бы «левым» заскоком. Уничтожение этой противоположности должно захватить весь период развития низшей фазы коммунистического общества,
Социализм потому и является низшей фазой коммунистического общества, что он носит на себе явственный отпечаток того классового общества, из недр которого он выходит. По словам Маркса, коммунистическое общество на этой стадии «еще покрыто во всех отношениях — экономическом, нравственном, умственном — родимыми пятнами старого общества». С этой точки зрения огромный интерес представляет характеристика Марксом и Лениным развернутого социалистического общества. При развернутом социализме средства производства принадлежат всему социалистическому обществу, уничтожены классы, а вместе с ними и классовая эксплуатация. Но развитие производительных сил общественного труда еще недостаточно для того, чтобы социалистическое общество могло полностью удовлетворить все и всяческие потребности своих членов. При социализме сохраняется еще необходимость в распределении общественного продукта «по работе» в зависимости от общественного труда, совершаемого каждым работником. Каждый член общества, выполняющий известную долю общественно-необходимой работы, получает удостоверение об этом от общества и по этой квитанции получает в общественных складах соответственное количество продуктов: «Сколько труда он отдал обществу в одной форме, столько же получает обратно — в другой».
В этом обществе царствует как будто «равенство», но в действительности при таком распределении «по работе» остается еще известное фактическое неравенство. Здесь применяется одинаковый масштаб при определении труда и распределении общественного продукта к различным людям — к людям, которые далеко не одинаковы, не равны друг другу по своим силам, умственным и физическим способностям, по своим потребностям и интересам. «Справедливости и равенства, — замечает Ленин, — следовательно низшая фаза коммунизма дать еще не может». Здесь, говоря словами Маркса, равное право каждого работника на долю общественного продукта «все еще по своему принципу буржуазное право», т. е. оно не устраняет еще окончательно известных ограничений в распределении и потреблении и известного неравенства в этом случае между различными по своим потребностям людьми. Производимое согласно эквиваленту распределение — по труду — предполагает сохранение хозяйственного расчета, сохранение известных правовых норм, а стало быть и сохранение в известном отношении государства, которое бы охраняло эти нормы[14].
Все эти мысли Маркса и Ленина имеют крупнейшее значение для понимания переживаемого нами сейчас периода и дальнейших этапов социализма. Они дают нам возможность понять, насколько буржуазный и мелкобуржуазный характер носит лозунг «равенства», который был выдвинут некогда Лассалем в его потребительском понимании социализма, и который сейчас по отношению к переходному периоду был повторен Троцким и Зиновьевым. Столь же необоснованно и «левацкое» стремление к «уравниловке» в области денежного обеспечения и снабжения рабочих на переживаемой нами ступени развития, равно как и «левацкие» разговоры об «отмирании» государства на современном этапе. По словам Маркса и Ленина, даже на ступени развернутого социализма необходимо должно сохраниться известное неравенство, сохраняется распределение по труду, ведется строгий учет и хозяйственный расчет, сохраняется право и государство. Последние мероприятия партии по ликвидации уравниловки и обезлички в производстве, по введению строгого хозрасчета и укреплению советского госаппарата представляют собой вовсе не шаг назад, к капитализму, как думают буржуазные и социал-фашистские теоретики, а шаг вперед по пути необходимого развертывания социалистической формации.
Период развернутого социализма уничтожает порабощение человека общественными условиями разделения труда, окончательно уничтожает классовые различия, воспитывает новую трудовую дисциплину, создает высшую по сравнению с капитализмом производительность труда. Период социализма будет означать вместе с тем гигантское развитие производительных сил, которое подготовит переход к высшей фазе коммунистического общества. Технический базис коммунистического общества предполагает не только полную электрификацию и на ее основе полную механизацию и автоматизацию производственного процесса, но и использование новых огромных источников энергии. Коммунизм предполагает не только полное уничтожение остатков общественного неравенства и классовых различий в экономике и в сознании трудящихся, но и остатков неравенства в распределении, вызывавших необходимость сохранения государства и правовых норм в период социализма. Только на этой высшей стадии коммунизма полностью исчезнет порабощение человека разделением труда, окончательно уничтожится различие между умственным и физическим трудом, и самый труд станет «первой жизненной потребностью». Лишь здесь исчезнет узкая, односторонняя специализация, препятствующая всестороннему развитию человеческих сил и способностей, и «свобода развития каждого будет условием свободы развития всех». И только здесь гигантское развитие производительных сил даст возможность удовлетворить, полностью все потребности общественного человека независимо от меры производимого им труда.
«Лишь на высшей фазе коммунистического общества, после того как исчезнет порабощающее человека подчинение его разделению труда; когда исчезнет вместе с этим противоположность умственного и физического труда; когда труд перестанет быть только средством для жизни, а станет сам первой потребностью жизни; когда вместе со всесторонним развитием индивидуумов вырастут и производительные силы, и все источники общественного богатства польются полным потоком, — лишь тогда можно будет совершенно преодолеть узкий горизонт буржуазного права, и общество сможет написать на своем знамени: «Каждый по способностям, каждому по потребностям»[15].






[1] Сталин, Еще раз о социал-демократическом уклоне. Подчеркнуто нами. – Авт.
[2] Сталин, Политотчет ЦК ВКП(б) XVI партсъезду.
[3] Сталин, Политотчет ЦК ВКП(б) XVI партсъезду.
[4] Сталин, Новая обстановка – новые задачи хозяйственного строительства.
[5] Ленин, Замечания на «Экономику переходного периода» Бухарина, «Ленинский сборник» IX, с. 389.
[6] Молотов, Доклад на XVII конференции ВКП(б).
[7] Сталин, К вопросам аграрной политики в СССР.
[8] Молотов, Доклад на XVII конференции ВКП(б).
[9] Сталин, Политотчет ЦК ВКП(б) XVI партсъезду.
[10] Энгельс, Анти-Дюринг, стр. 252.
[11] Маркс, Капитал, т. I, с.47.
[12] Директивы XVII конференции ВКП(б) к составлению второго пятилетнего плана.
[13] Молотов, Доклад на XVII конференции ВКП(б).
[14] Маркс, Критика Готской программы; Ленин, Государство и революция.
[15] Маркс, Критика Готской программы.

Комментариев нет: