вторник, 3 ноября 2015 г.

Мировой экономический кризис и социал-фашизм. Социал-фашизм и СССР.

Современный экономический кризис, возникший на почве общего кризиса капитализма в послевоенный период, чрезвычайно ускорил и вскрыл все развитие противоречий капитализма. Со всей ясностью обнаружилась полная несостоятельность капиталистической системы и капиталистического способа производства. Кризис привел к сокращению производства и к невиданной в истории капитализма безработице, захватившей многие десятки миллионов, рабочих.

Все это происходит в то время, когда в СССР ускоренными темпами завершена постройка экономического фундамента социализма, когда один за другим вырастают на территории СССР гиганты индустрии и сельского хозяйства. Естественно, что рабочий класс в капиталистических странах и все эксплуатируемые и угнетенные все больше и больше обращают свои взоры на СССР как на единственно возможный выход из нищеты, голода и угнетения. Естественно, что растет активность и подъем революционного рабочего движения. Растет политическое и организационное влияние коммунистических партий, мобилизующих и подготовляющих индустриальный пролетариат городов и трудящихся деревень к насильственному свержению господства капитала и установлению диктатуры пролетариата.
При таком положении вещей на глазах социал-фашистов рушатся все их теоретические построения. Нельзя уже больше говорить рабочим массам о наступившем новом бескризисном этапе капитализма. Рушилась теория не только «хозяйственной демократии», теория «гармонии классов», но вся теория «политической демократии» и завоевания власти «демократическим путем». Мировой экономический кризис не мог принести для социал-фашистских теорий ничего, кроме позорного разоблачения. Вместе с началом нового кризиса капитализма начался новый кризис социал-демократии, — кризис, выразившийся: 1) в полном банкротстве теории «организованного капитализма» Гильфердиига вместе с его теорией «империализм — становление социализма», 2) в таком же полном банкротстве теории «американского этапа капитализма», якобы не знающего кризисов, при котором рабочий класс постоянно улучшает и повышает свой жизненный уровень. Потерпела крах теория «постепенного завоевания власти» и «постепенного врастания в социализм». С другой стороны, кризис полностью оправдал марксистско-ленинское учение об империализме как последней фазе капитализма, подтвердил, что империализм несет голод, нищету, новые войны трудящимся массам города и деревни. Кризис также подтвердил марксистско-ленинское учение о непримиримости классов и классовом характере буржуазной демократии и буржуазного государства. Экономический кризис подтвердил, наконец, марксистско-ленинское положение, что единственный выход из нищеты, голода и разорения — насильственное свержение капитала и установление диктатуры пролетариата.
Социал-фашисты, саморазоблачаясь и разоблачаемые компартией, все же быстро нашли новые формы и методы обмана рабочих масс. Еще в ноябре 1930 г. теоретики социал-фашистов пытались доказывать, что «явления, которые мы ныне переживаем, суть типичные явления кризиса в конъюнктурном цикле капиталистическо-хозяйственной системы» (Нафтали). Социал-фашисты ставят себе задачу представить мировой кризис, как временное явление в таком виде, чтобы он отвлекал рабочие массы от постановки вопросов об общем кризисе капитализма. В Германии, Австрии и Англии они одинаково выставляют перед рабочими требования: «Необходимо напрячь все силы для смягчения и преодоления нынешнего экономического кризиса». Во имя «будущего социализма» социал-фашисты предлагают рабочим пока что согласиться на снижение зарплаты, на увеличение косвенных и прямых налогов и на уничтожение социального страхования; они выдвигают наряду с выше приведенной теорией еще и другую, более ухищренную: это теория «меньшего зла». Ведь путь в социализм, — уверяют социал-фашисты, — ведет через «хозяйственную и политическую демократию». По этому пути мы двигались и должны двигаться далее — поучают рабочих теоретики социал-фашизма. Но теперь этой демократии угрожает опасность, поэтому не в кризисе дело, кризис это временное, переходное явление. С помощью «демократии» мы, мол, не только сможем изжить экономический кризис, но очень скоро продвинуться по пути к социализму. Каутский и все теоретики II Интернационала доказывают, что основная задача — это сохранить демократию, что буржуазная демократия — меньшее зло по сравнению с открытым фашизмом и с «большевистской диктатурой».
В то же время социал-фашисты используют кризис еще и для того чтобы идеологически обрабатывать широкие массы рабочих и крестьян против СССР. «Каждый новый завод, каждая новая дымящаяся труба на территории СССР умножают безработицу», — писали и говорили социал-фашисты.
«Вся контрреволюционная, антирабочая политика международной социал-демократии находит свое завершение в подготовке блокады и военной интервенции против первого в мире пролетарского государства»[1]. Процесс «союзного бюро» русских меньшевиков (социал-демократов) вскрыл всю гнусную двурушническую контрреволюционную роль социал-демократии. Процесс выяснил, что наряду с поворотом мировой буржуазии к военной интервенционистской политике против СССР проделали поворот в сторону интервенции и партии II Интернационала, сознающие, что победа социализма в СССР окончательно подорвет их влияние в рабочих массах капиталистических стран. На этом деле разоблачили себя не только открытые социал-фашисты типа Зеверинга, Гржезинского, но и Каутский и так называемые «левые» во главе с Отто Бауэром. Зеверинг, Гржезинский, Ренодель, Вандервельде и Каутский открыто требуют военной интервенции против Советского союза, требуют свержения диктатуры пролетариата и восстановления капитализма. Зеверинг и Каутский считают также, что мировой кризис вызван наличием большевизма, т. е. наличием Союза ССР, и видят единственный выход из кризиса в свержении диктатуры пролетариата. «К сожалению, — пишет Каутский, — пока господствует большевизм, емкость русского рынка должна будет оставаться совершенно ничтожной. Победа демократии (т. е. капитализма. — Авторы) в России не только откроет мировой промышленности русский рынок, но она будет в чрезвычайной степени способствовать быстрому расширению этого рынка». Тут же Каутский обращается к рабочим, доказывая им выгодность свержения диктатуры пролетариата в восстановления капитала в СССР. «Последствия такого переворота уменьшат нищету, безработицу в Европе и в Америке». Для того, чтобы свергнуть диктатуру пролетариата, Каутский готов не только сотрудничать с немецкими фашистами и белогвардейцами, но он призывает кулаков и вредителей к выступлению против советской власти. «Каждое восстание против советской власти и против диктатуры пролетариата есть прогрессивный шаг», — восклицает Каутский.
Небезынтересно проследить отношение австро-марксистов и «левых» социал-демократов к СССР. Сначала они не верили в победу пролетариата и старались отговориться от нее. «Все равно, — заявил Бауэр в 1917 г., — если даже русская революция преодолеет все опасности, то ее результатом не может быть что-либо иное, как буржуазная демократия».
В дальнейшем австро-марксисты также взяли курс на интервенцию. Они наряду с правыми социал-фашистами повели идеологическую подготовку среди рабочих масс против СССР. В 1925 г. Отто Бауэр выдвигает такую формулу борьбы против СССР: «Мы должны бороться против большевизма, — заключает он, — так как его внешняя политика направлена в конечном счете на войну».
Сейчас «левые» вынуждены на словах сделать для одурачивания рабочих известный поворот в своих выступлениях против СССР. Они стали признавать успехи пятилетки, стали поговаривать о социалистическом строительстве в СССР, и это тем чаще, чем шире и глубже происходило революционизирование широких масс, шире и глубже начался процесс брожения внутри самой социал-демократии. Но, признавая успехи социалистического строительства в печати и на собраниях, они говорят о «нищенском и голодном положении» русского пролетариата, о тех громадных жертвах, которые приносит русский пролетариат. Для Западной Европы, доказывали они, нужен иной путь развития, нужно укрепление капитализма.
Таким образом и в теории, и на практике «левые» австро-марксисты, как и правые во II Интернационале, ни на минуту не приостановили свою антисоветскую подготовку и свою травлю против СССР. Как никогда правильным и верным является положение в резолюции последнего XI пленума ИККИ, что международная социал-демократия, включая и «левых», превратилась в ударную бригаду мирового капитализма, готовящую войну против Советского союза.



[1] Из тезисов по докладу Мануильского на XI пленуме ИККИ.

Комментариев нет: