пятница, 6 мая 2016 г.

Глава VI. Машинный период капитализма.

Переход от мануфактуры к машинной индустрии.

До тех пор, пока производство базировалось на ручном труде, как это было в мануфактурный период, капитализм не мог осуществить коренного преобразования всей экономической жизни общества. Такое преобразование произошло с переходом от мануфактуры к машинной индустрии, которая стала зарождаться в последней трети XVIII столетия и получила распространение в важнейших капиталистических странах Европы и в США в течение XIX столетия. Крупная машинная индустрия представляет собою третью, наиболее высокую, ступень развития капиталистического производства.
Переход от мануфактуры к машинной индустрии означал полный технический переворот в производстве. Материально-технической основой этого переворота явилась машина.
Всякая развитая машина состоит из трёх частей: 1) машины-двигателя, 2) передаточного механизма, 3) рабочей машины.
Машина-двигатель действует как движущая сила всего механизма. Она либо сама порождает двигательную силу (например, паровая машина), либо получает её извне, от какойнибудь готовой силы природы (например, водяное колесо, приводимое в движение силой падающей воды).
Передаточный механизм состоит из всякого рода приспособлений (трансмиссий, зубчатых колёс, ремней, электроприводов и др.), которые регулируют движение, изменяют в случае необходимости его форму (например, превращают из прямолинейного в круговое), распределяют его и переносят на рабочую машину. Как машина-двигатель, так и передаточный механизм служат для того, чтобы приводить в движение рабочую машину.
Рабочая машина непосредственно воздействует на предмет труда и производит в нём необходимые изменения в соответствии с поставленной целью. Если присмотреться ближе к рабочей машине, то в ней можно найти, хотя часто в очень изменённой форме, в общем те же орудия, которые употребляются и при ручном труде. Но во всех случаях это уже не орудия ручного труда, а орудия-механизмы, механические орудия. Рабочая машина явилась исходным пунктом переворота, который привёл к замене мануфактуры машинным производством. После того как были изобретены механические орудия, произошли коренные изменения в устройстве двигательных и передаточных механизмов.
В своей ненасытной погоне за наживой капитал обрёл в машине могучее средство повышения производительности труда. Во-первых, применение машин, действующих одновременно множеством орудий, освободило производственный процесс от узких рамок, обусловленных ограниченностью органов человека. Во-вторых, применение машин впервые дало возможность использовать в процессе производства огромные новые источники энергии — двигательную силу пара, газа и электричества. В-третьих, применение машин позволило капиталу поставить на службу производству науку, расширяющую власть человека над природой и открывающую всё новые возможности повышения производительности труда. На основе крупной машинной индустрии утвердилось господство капиталистического способа производства.

Промышленный переворот.

Начало крупной машинной индустрии было положено в Англии. В этой стране сложились благоприятные исторические условия для быстрого развития капиталистического способа производства: ранняя отмена крепостного права и ликвидация феодальной раздроблённости, победа буржуазной революции в XVII веке, насильственное обезземеливание крестьянства, а также накопление капиталов путём широко развитой торговли и ограбления колоний.
В середине XVIII века Англия являлась страной с большим количеством мануфактур. Важнейшей отраслью промышленности было текстильное производство. Именно с этой отрасли началась промышленная революция, происшедшая в Англии в течение последней трети XVIII века и первой четверти XIX века.
Расширение рынка и погоня капиталистов за прибылью обусловили необходимость совершенствования техники производства. В хлопчатобумажной промышленности, развивавшейся быстрее других отраслей производства, господствовал ручной труд. Главными операциями в хлопчатобумажной промышленности являются пряденье и ткачество. Продукт труда прядильщиков служит предметом труда ткача. Рост спроса на хлопчатобумажные ткани сказался прежде всего на технике ткачества: в 1733 г. был изобретён самолётный челнок, повысивший вдвое производительность труда ткача. Это вызвало отставание прядения от ткачества. На мануфактурах ткацкие станки часто простаивали изза недостатка пряжи. Возникла насущная потребность в улучшении прядильной техники.
Эта задача была разрешена путём изобретения (в 1765–1767 гг.) прядильных машин, каждая из которых имела полтора-два десятка веретён. Двигательной силой первых машин был сам человек или рабочий скот, затем появились машины, которые приводились в движение силой воды. Дальнейшие технические усовершенствования позволили не только увеличить выработку пряжи, но и улучшить её качество. В конце XVIII века уже существовали прядильные машины, имевшие до 400 веретён. В результате этих изобретений производительность труда в прядении сильно возросла.
В хлопчатобумажной промышленности возникло теперь новое несоответствие: пряденье обогнало ткачество. Это несоответствие было устранено изобретением в 1785 г. механического ткацкого станка. После ряда усовершенствований механический ткацкий станок получил в Англии широкое распространение и к 40-м годам XIX века полностью вытеснил ручное ткачество. Коренным изменениям подверглись и процессы обработки тканей — отбелка, крашение, печатание. Применение химии сократило длительность этих процессов и улучшило качество продукции.
Первые текстильные фабрики строились по руслам рек, и машины приводились в действие при помощи водяных колёс. Это сильно ограничивало возможности применения машинной техники. Необходим был новый вид двигателя, не зависящего от местности и времени года. Таким двигателем явилась паровая машина (изобретённая в России в 1763 г., но не получившая тогда распространения; в Англии паровая машина была изобретена в 1784 г.).
Применение паровой машины имело огромное значение. Паровая машина представляет собой двигатель универсального значения, свободный от многочисленных недостатков, свойственных водяному двигателю. Потребляя уголь и воду, паровая машина производит двигательную силу, которая находится всецело под контролем человека. Эта машина подвижна; она освобождает промышленность от привязанности к природным источникам энергии и даёт возможность концентрировать производство в любом месте.
Паровая машина стала быстро распространяться не только в Англии, но и за её пределами, создавая предпосылки для появления крупных фабрик с множеством машин и большим количеством рабочих.
Машины революционизировали производство во всех отраслях промышленности. Они охватили не только хлопчатобумажное производство, но получили применение и в шерстяной, льняной, шёлковой промышленности. Вскоре были найдены способы использования паровой машины на транспорте: в 1807 г. в США был создан первый пароход, а в 1825 г. в Англии была построена первая железная дорога.
Первоначально машины изготовлялись на мануфактурах при помощи ручного труда. Они обходились дорого, были недостаточно мощны и совершенны. Мануфактуры не могли изготовлять такое количество машин, какое требовалось для быстро растущей промышленности. Задача была разрешена переходом к машинному производству машин. Возникла новая, быстро развивавшаяся отрасль промышленности — машиностроение. Первые машины изготовлялись преимущественно из дерева. Затем деревянные части машин стали вытесняться металлическими. Замена дерева металлом, повысив долговечность и прочность машин, открыла возможность работать с такой скоростью и с таким напряжением, какие раньше были немыслимы. В начале XIX века были изобретены механические молоты, прессы, металлообрабатывающие станки: токарный, затем фрезерный и сверлильный.
Для производства машин, паровозов, рельсов, пароходов понадобилось огромное количество железа и стали. Стала быстро развиваться металлургия. В развитии металлургии большое значение имело открытие способа плавки железных руд на минеральном топливе вместо древесного. Всё более совершенствовались доменные печи. С 30‑х годов XIX столетия холодное дутьё стало заменяться горячим, что ускоряло доменный процесс и давало большую экономию топлива. Были открыты новые, более совершенные способы выплавки стали. Распространение паровой машины, рост металлургии вызвали потребность в огромных количествах каменного угля, что привело к быстрому росту каменноугольной промышленности.
В результате промышленного переворота Англия превратилась в промышленную мастерскую мира. Вслед за Англией машинное производство стало распространяться в других странах Европы и в Америке.
Промышленный переворот во Франции происходил в течение нескольких десятилетий после буржуазной революции 1789–1794 гг. Господствующее положение в промышленности Франции капиталистическая фабрика заняла только во второй половине XIX столетия.
В Германии вследствие её феодальной раздроблённости и длительного сохранения крепостнических отношений промышленный переворот совершился позже, чем в Англии и Франции. Крупная индустрия стала развиваться в Германии только с 40‑х годов XIX столетия и особенно быстро — после объединения Германии в единое государство в 1871 г.
В Соединённых Штатах Америки крупная промышленность возникла в начале XIX столетия. Американская машинная индустрия стала быстро развиваться после гражданской войны 1861–1865 гг. При этом широко использовались технические достижения английской промышленности, а также приток свободных капиталов и кадров квалифицированных рабочих из Европы.
В России переход от мануфактуры к машинной стадии производства начался ранее отмены крепостного права, но во всей широте развернулся в первые десятилетия после крестьянской реформы 1861 г. Однако и после падения крепостного права многочисленные остатки феодально-крепостнического строя в стране тормозили переход промышленности от ручного производства к машинному. Особенно ярко это сказалось на горной промышленности Урала.

Капиталистическая индустриализация.

Промышленный переворот положил начало капиталистической индустриализации. Основой индустриализации является тяжёлая промышленность, производство средств производства.
Капиталистическая индустриализация осуществляется стихийно, в погоне капиталистов за прибылью. Она начинается обычно с развития лёгкой промышленности, то есть отраслей, производящих предметы личного потребления. В этих отраслях требуется меньше вложений средств, капитал оборачивается здесь быстрее и получение прибыли является более лёгким делом, чем в тяжёлой промышленности, то есть в отраслях, производящих орудия труда и другие средства производства — машины, металл, топливо. Тяжёлая промышленность начинает развиваться лишь по истечении длительного срока, в продолжение которого лёгкая промышленность накопляет прибыли. Эти прибыли постепенно перекачиваются в тяжёлую промышленность. Таким образом, капиталистическая индустриализация представляет собой процесс, продолжающийся многие десятилетия.
В Англии, например, долгое время быстрее других росла текстильная промышленность. На протяжении первой половины XIX века она оставалась главной, наиболее развитой отраслью английской промышленности. Во второй половине XIX века преобладающую роль стала играть тяжёлая промышленность. Такая же последовательность в развитии отраслей промышленности имела место и в других капиталистических странах.
Во второй половине XIX века продолжала развиваться металлургия; улучшалась техника плавки металла, возрастал размер доменных печей. Быстро росло производство чугуна. В Англии производство чугуна со 193 тысяч тонн в 1800 г. поднялось до 2 285 тысяч тонн в 1850 г., 6 059 тысяч тонн в 1871 г. и 7 873 тысяч тонн в 1880 г.; в США — с 41 тысячи тонн в 1800 г. до 573 тысяч тонн в 1850 г., 1 692 тысяч тонн в 1870 г. и 3 897 тысяч тонн в 1880 г.
До последней трети XIX века паровая машина оставалась единственным видом двигателя, применявшимся в крупной промышленности и на транспорте. Пар сыграл огромную роль в развитии машинной индустрии. На протяжении всего XIX века продолжалось дальнейшее совершенствование парового двигателя — возрастала мощность паровых машин, степень использования тепловой энергии. В 80‑х годах XIX века была создана паровая турбина. Благодаря своим преимуществам она стала вытеснять в ряде отраслей паровую машину.
Однако чем больше росла крупная промышленность, тем быстрее обнаруживалась недостаточность пара как двигательной силы. Был изобретён новый тип двигателя — двигатель внутреннего сгорания, сначала газовый (1877 г.), а затем двигатель, работающий на жидком топливе, дизель (1893 г.). В последней трети XIX века на арену хозяйственной жизни выступила новая могучая сила, ещё более революционизирующая производство, — электричество.
В XIX веке машинная техника охватывает одну отрасль промышленности за другой. Развивается горная промышленность — добыча руды, каменного угля. В связи с изобретением двигателя внутреннего сгорания увеличивается добыча нефти. Широкое развитие получает химическая промышленность. Быстрый рост крупной машинной индустрии сопровождался усиленным строительством железных дорог.
Капиталистическая индустриализация осуществляется как за счёт эксплуатации наёмных рабочих и разорения крестьянства своей страны, так и за счёт ограбления трудящихся других стран, в особенности колоний. Она неизбежно ведёт к обострению противоречий капитализма, к обнищанию миллионных масс рабочих, крестьян и ремесленников.
История знает различные пути капиталистической индустриализации. Первый путь капиталистической индустриализации — это путь захвата и ограбления колоний. Так развивалась промышленность Англии. Захватив колонии во всех частях света, Англия в продолжение двух веков выкачивала оттуда огромные барыши и вкладывала их в свою промышленность.
Второй путь — это путь войны и контрибуций, взимаемых странами-победителями с побеждённых стран. Так, Германия, разгромив Францию во франко-прусской войне, принудила её уплатить 5 миллиардов франков контрибуции и вложила их в свою промышленность.
Третий путь — это путь кабальных концессий и займов, которые приводят к экономической и политической зависимости отсталых стран от стран, капиталистически развитых. Царская Россия, например, сдавала концессии и получала займы у западных держав на кабальных условиях, стараясь таким образом выбраться постепенно на путь индустриализации. Это привело к превращению царской России в полуколонию.
В истории отдельных стран эти различные пути капиталистической индустриализации нередко переплетались и дополняли друг друга. Примером этого является история экономического развития Соединённых Штатов Америки. Крупная промышленность США была создана за счёт внешних займов и долгосрочных кредитов, а также путём безудержного ограбления коренного населения Америки.
Несмотря на развитие машинной индустрии в буржуазных странах, огромная часть населения капиталистического мира продолжает жить и трудиться в условиях господства примитивной ручной техники.

Рост городов и индустриальных центров. Формирование класса пролетариев.

Капиталистическая индустриализация обусловила быстрый рост городов и промышленных центров. Количество крупных городов в Европе (с населением свыше 100 тысяч) в течение XIX столетия увеличилось в 7 раз. Удельный вес городского населения непрерывно возрастал за счёт сельского населения. В Англии уже в середине XIX века, а в Германии к началу XX века более половины всего населения было сосредоточено в городах.
В мануфактурный период капитализма массы наёмных рабочих ещё не представляли собой сложившегося класса пролетариев. Рабочие мануфактур были сравнительно немногочисленны, в значительной степени связаны с сельским хозяйством, распылены по множеству мелких мастерских и разъединены всякого рода узкими цеховыми интересами.
В результате промышленного переворота и дальнейшего развития машинной индустрии в капиталистических странах сформировался промышленный пролетариат. Быстро возрастала численность рабочего класса, ряды которого непрерывно пополнялись за счёт разоряющегося крестьянства и ремесленников.
С ростом крупной машинной индустрии постепенно изживались местные, цеховые, сословные интересы и предрассудки первых поколений рабочих, их утопические чаяния вернуть утерянное положение средневекового кустаря. Массы рабочих сплачивались в единый класс — пролетариат. Характеризуя формирование пролетариата как класса, Энгельс писал: «Только развитие капиталистического производства, современной промышленности и сельского хозяйства в крупных размерах придало характер постоянства его существованию, увеличило его численно и оформило как особый класс, с особыми интересами и с особой исторической миссией»[1].
В Англии число рабочих в промышленности и на транспорте во втором десятилетии XIX века составляло около 2 миллионов человек; за последующие сто лет оно возросло более чем в три раза.
Во Франции рабочих в промышленности и на транспорте в шестидесятых годах XIX века было около 2 миллионов человек, а к началу XX века их численность составила около 3,8 миллиона человек.
В Соединённых Штатах Америки число рабочих в промышленности и на транспорте составляло в 1859 г. 1,8 миллиона человек, а в 1899 г. — 6,8 миллиона человек.
В Германии число рабочих в промышленности и на транспорте увеличилось с 700 тысяч человек в 1848 г. до 5 миллионов человек в 1895 г.
В России после отмены крепостного права быстро шёл процесс формирования рабочего класса. В 1865 г. на крупных фабриках и заводах, в горной промышленности и на железных дорогах было занято 706 тысяч рабочих, а в 1890 г. — 1 433 тысячи. Таким образом, число рабочих на крупных капиталистических предприятиях за 25 лет более чем удвоилось. К концу 90‑х годов в 50 губерниях Европейской России число рабочих на крупных фабриках и заводах, в горной промышленности и на железных дорогах возросло до 2 207 тысяч, а по всей России — до 2 792 тысяч.

Капиталистическая фабрика. Машина как средство эксплуатации наёмного труда капиталом.

Капиталистическая фабрика есть крупное промышленное предприятие, основанное на эксплуатации наёмных рабочих и применяющее систему машин для производства товаров.
Система машин есть совокупность рабочих машин, одновременно выполняющих одинаковые производственные операции (например, однородные ткацкие станки), или совокупность разнородных, но взаимно дополняющих друг друга рабочих машин. Система разнородных машин представляет собой комбинацию частичных рабочих машин, основанную на разделении производственных операций между ними. Каждая частичная машина даёт работу другой машине. Так как все эти машины действуют одновременно, то продукт непрерывно находится на различных ступенях производственного процесса, переходя из одной фазы производства в другую.
Посредством машин осуществляется механизация труда. Применение машин обеспечивает огромный рост производительности труда и понижение стоимости товара. Машина даёт возможность производить то же количество товаров с гораздо меньшей затратой труда или производить с той же затратой труда значительно больше товаров.
В XIX веке для переработки одинакового количества хлопка в пряжу с помощью машины требовалось рабочего времени в 180 раз меньше, чем при ручной прялке. С помощью машины один взрослый рабочий или подросток печатал в час столько же четырёхцветного ситца, сколько раньше, при ручном труде, 200 взрослых рабочих. В XVIII веке при мануфактурном разделении труда рабочий приготовлял в день 4 800 иголок; в XIX веке один рабочий, работая одновременно на 4 машинах, выпускал до 600 000 иголок в день.
При капиталистическом способе производства все выгоды от применения машин присваиваются собственниками этих машин — капиталистами, прибыли которых растут.
Фабрика представляет собой высшую форму капиталистической кооперации. Капиталистическая кооперация, как совместный труд, совершаемый в сравнительно крупном масштабе, вызывает необходимость в особой функции управления, надзора, согласования отдельных работ. На капиталистическом предприятии функция управления осуществляется капиталистом и имеет специфические черты, выступая одновременно как функция эксплуатации наёмных рабочих капиталом. Капиталист не потому является капиталистом, что он управляет промышленным предприятием, наоборот, он становится руководителем предприятия потому, что он капиталист.
Уже при капиталистической простой кооперации капиталист освобождает себя от физического труда. С увеличением масштабов кооперации труда он освобождает себя и от функции непосредственного и постоянного надзора за рабочими. Эти функции передаются особой категорий наёмных работников — управляющим, мастерам, которые командуют на предприятии от имени капиталиста. По своему характеру капиталистическое управление является деспотическим.
С переходом к фабрике завершается создание капиталом особой, капиталистической дисциплины труда. Капиталистическая дисциплина труда есть дисциплина голода. Рабочий находится здесь постоянно под угрозой увольнения с фабрики, под страхом очутиться в рядах безработных. Капиталистической фабрике свойственна казарменная дисциплина. Рабочих наказывают денежными штрафами и вычетами из заработной платы.
Машина сама по себе является могучим средством облегчения труда и повышения его производительности. Но при капитализме машина служит средством усиления эксплуатации наёмного труда.
С самого начала своего применения машина становится конкурентом рабочего. Капиталистическое применение машин прежде всего лишает средств существования десятки и сотни тысяч работников ручного труда, которые становятся излишними. Так, с широким внедрением паровых ткацких станков 800 тысяч английских ткачей были выброшены на улицу. Миллионы ткачей Индии были обречены на голод и смерть, так как индийские ткани ручного производства не выдерживали конкуренции английских тканей машинного производства. В результате роста применения машин и их совершенствования всё больше наёмных рабочих вытесняется машинами, выбрасывается с капиталистической фабрики на улицу, пополняя растущую армию безработных.
Машина упрощает процесс производства, делает излишним применение большой мускульной силы работника. Поэтому с переходом к машинной технике капитал широко вовлекает в производство женщин и детей. Капиталист заставляет их работать в тяжёлых условиях, за нищенскую плату. Это влечёт за собой высокую детскую смертность в рабочих семьях, физическое и моральное калечение женщин и детей.
Машина открывает широкие возможности уменьшения рабочего времени, необходимого для производства товара, и тем самым создаёт условия для сокращения рабочего дня. Между тем капиталистическое применение машин ведёт к удлинению рабочего дня. В погоне за наживой капиталист стремится наиболее полно использовать машину. Во-первых, чем продолжительнее полезное действие машины в течение рабочего дня, тем скорее она окупает себя. Во-вторых, чем длиннее рабочий день и полнее использование машины, тем меньше опасности, что она технически устареет и что другие капиталисты успеют ввести у себя лучшие или менее дорогие машины, в силу чего окажутся в более выгодных условиях производства. Поэтому капиталист стремится максимально удлинить рабочий день.
В руках капиталиста машина используется для того, чтобы выжать из рабочего больше труда в течение данного времени. Чрезмерная интенсивность труда, теснота фабричных помещений, недостаток воздуха и света, отсутствие необходимых мер по охране труда ведут к массовым профессиональным заболеваниям рабочих, к подрыву их здоровья и сокращению жизни.
Машинная техника открывает широкое поле для использования науки в процессе производства, для придания труду более осмысленного, творческого характера. Но капиталистическое применение машин ведёт к тому, что рабочий превращается в придаток к машине. На долю рабочих остаётся лишь однообразный, изнуряющий физический труд. Умственный труд становится привилегией специальных работников: инженеров, техников, учёных. Наука отделяется от труда и служит капиталу. При капитализме всё более углубляется противоположность между физическим и умственным трудом.
Машина знаменует собой усиление власти человека над силами природы. Повышая производительность труда, машина увеличивает богатство общества. Но это богатство достаётся капиталистам, а положение рабочего, класса — главной производительной силы общества — всё более ухудшается.
Маркс в «Капитале» доказал, что не машины сами по себе являются врагом рабочего класса, а капиталистический строй, при котором они применяются. Он писал, что «машина сама по себе сокращает рабочее время, между тем как её капиталистическое применение удлиняет рабочий день… сама по себе она облегчает труд, капиталистическое же её применение повышает его интенсивность… сама по себе она знаменует победу человека над силами природы, капиталистическое же её применение порабощает человека силами природы… сама по себе она увеличивает богатство производителя, в капиталистическом же применении превращает его в паупера»[2].
С самого возникновения капиталистических отношений начинается классовая борьба между наёмными рабочими и капиталистами. Она ведётся в течение всего мануфактурного периода, а с переходом к машинному производству приобретает широкий размах и небывалую остроту.
Первым выражением протеста незрелого рабочего движения против пагубных последствий капиталистического применения машинной техники были попытки уничтожить машины. Изобретённая в 1758 г. первая стригальная машина была сожжена рабочими, которые с введением этой машины остались без работы. В начале XIX века в промышленных округах Англии развернулось широкое движение «разрушителей машин», направленное прежде всего против парового ткацкого станка. Рабочему классу понадобились известное время и опыт для осознания того, что его угнетение и нищета происходят не от самих машин, а от их капиталистического применения.
Капиталисты широко использовали машину как мощное орудие для подавления периодических возмущений рабочих, стачек и т. д., направленных против самодержавия капитала. После 1830 г. значительное количество изобретений в Англии было вызвано к жизни непосредственно интересами классовой борьбы капиталистов против рабочих, стремлением капиталистов путём сокращения числа занятых рабочих и применения менее квалифицированного труда сломить сопротивление рабочих гнёту капитала.
Так капиталистическое применение машин вызывает ухудшение положения рабочих, обострение классовых противоречий между трудом и капиталом.

Крупная промышленность и земледелие.

Развитие крупной промышленности вело к применению машин и в сельском хозяйстве. Возможность применения машин является одним из важнейших преимуществ крупного производства. Машины в громадной степени повышают производительность труда в земледелии. Но мелкому крестьянскому хозяйству они недоступны, так как для покупки машин требуются значительные средства. Машина может быть эффективно использована при наличии больших посевных площадей, при внедрении в производство технических культур и т. д. В крупном хозяйстве, основанном на машинной технике, затраты труда на единицу продукции значительно ниже, чем в мелком крестьянском хозяйстве, основанном на отсталой технике и ручном труде. Вследствие этого мелкое крестьянское хозяйство не выдерживает конкуренции со стороны крупного капиталистического хозяйства.
Распространение сельскохозяйственных машин в условиях капитализма ускоряет процесс расслоения крестьянства. «Систематическое употребление машин в сельском хозяйстве с такой же неумолимостью вытесняет патриархального «среднего» крестьянина, с какой паровой ткацкий станок вытесняет ручного ткача-кустаря»[3]. Капитализм повышает технику земледелия, двигает её вперёд, но он не может делать этого иначе, как разоряя массу мелких производителей. Вместе с тем наёмная рабочая сила в сельском хозяйстве является настолько дешёвой, что многие крупные хозяйства не пользуются машинами, а предпочитают применять ручной труд. Это тормозит развитие машинной техники в сельскохозяйственном производстве.
Капиталистическое применение машин в земледелии неизбежно сопровождается усилением эксплуатации сельскохозяйственного пролетариата путём повышения интенсивности труда. Например, широко распространённый в своё время вид жатвенных машин получил название «лобогреек», так как работа на них требовала большого физического напряжения.
В машинный период капитализма завершается отделение промышленности от земледелия, углубляется и обостряется противоположность между городом и деревней. При капитализме сельское хозяйство чрезмерно отстаёт в своём развитии от промышленности. Ленин указывал, что земледелие капиталистических стран в начале XX века по своему технико-экономическому уровню стояло ближе к мануфактурной стадии.
Внедрение машинной техники в сельскохозяйственное производство при капитализме происходит значительно медленнее, чем в промышленности. Если паровой двигатель дал возможность произвести коренные технические преобразования в промышленности, то в сельском хозяйстве он нашёл применение только в виде паровой молотилки. На сложной механической молотилке впоследствии были объединены молотьба, очистка и сортировка зерна. Лишь в последней четверти XIX столетия получают распространение хлебоуборочные машины на конной тяге — жнейки-сноповязалки. Гусеничный трактор был изобретён ещё в 80‑х годах прошлого века, а колёсный — в начале XX века, но более или менее широкое применение трактора в крупных капиталистических хозяйствах началось только с 20‑х годов настоящего столетия, главным образом в США. Однако в сельском хозяйстве большинства стран капиталистического мира до настоящего времени основной двигательной силой является рабочий скот, а орудиями обработки почвы — конный плуг, борона, культиватор.

Капиталистическое обобществление труда и производства. Границы применения машин при капитализме.

На основе машинной техники при капитализме был достигнут большой прогресс в развитии производительных сил общества по сравнению с феодальным способом производства. Крупная машинная индустрия произвела глубочайший переворот во всём строе экономической жизни. Машина явилась революционизирующей силой, которая преобразовала общество.
«Переход от мануфактуры к фабрике знаменует полный технический переворот, ниспровергающий веками нажитое ручное искусство мастера, а за этим техническим переворотом неизбежно идёт самая крутая ломка общественных отношений производства, окончательный раскол между различными группами участвующих в производстве лиц, полный разрыв с традицией, обострение и расширение всех мрачных сторон капитализма, а вместе с тем и массовое обобществление труда капитализмом. Крупная машинная индустрия является таким образом последним словом капитализма, последним словом его отрицательных и «положительных моментов»»[4].
На основе крупной машинной индустрии совершается стихийный процесс широкого обобществления труда капиталом.
Во-первых, в результате применения машин промышленное производство всё более сосредоточивается на крупных предприятиях. Машина сама по себе требует совместного труда многих работников.
Во-вторых, при капитализме происходит дальнейшее развитие общественного разделения труда. Увеличивается число отраслей промышленности и сельского хозяйства. Вместе с тем отдельные отрасли и предприятия становятся всё более зависимыми друг от друга. При широкой специализации отраслей фабрикант, производящий, например, ткани, становится непосредственно зависимым от фабриканта, производящего пряжу, этот последний — от капиталиста, производящего хлопок, от владельца машиностроительного завода, каменноугольных копей и т. д.
В-третьих, свойственная натуральному хозяйству раздроблённость мелких хозяйственных единиц исчезает, и местные мелкие рынки сливаются в громадный национальный и мировой рынок.
В-четвёртых, капитализм с его машинной техникой вытесняет различные формы личной зависимости работника. Основой производства становится вольнонаёмный труд. Создаётся большая подвижность населения, что обеспечивает непрерывный приток рабочей силы в растущие отрасли промышленности.
В-пятых, с распространением машинного производства возникает множество индустриальных центров, крупных городов. Общество всё более раскалывается на два основных антагонистических класса — класс капиталистов и класс наёмных рабочих.
Обобществление труда и производства, достигнутое на основе машинной техники, явилось значительным шагом вперёд в прогрессивном развитии общества. Но своекорыстные интересы капиталистов, стремящихся к наживе, ставят определённые границы развитию производительных сил.
С общественной точки зрения применение машины является выгодным, если труд, которого стоит производство машины, меньше того труда, который сберегается её применением, а также если машина облегчает труд. Но для капиталиста имеет значение не экономия общественного труда и не облегчение труда работника, а экономия на оплате труда. Граница применения машин для капиталиста поэтому более узка. Она определяется разностью между ценой машины и заработной платой вытесняемых ею рабочих. Чем ниже заработная плата рабочих, тем слабее стремление капиталиста вводить машины. Поэтому ручной труд до сих пор ещё широко применяется в промышленности даже наиболее развитых капиталистических стран.
Крупная машинная индустрия обострила конкурентную борьбу между капиталистами, усилила стихийность, анархию всего общественного производства. Капиталистическое применение машин принесло с собой не только быстрое развитие производительных сил общества, но и небывалый рост угнетения труда капиталом, обострение всех противоречий капиталистического способа производства.

КРАТКИЕ ВЫВОДЫ

1.       Переход от мануфактуры к крупной машинной индустрии означал промышленную революцию. Громадное значение для перехода к машинной индустрии имели: изобретение паровой машины, улучшение способа плавки металла и создание машин, производящих машины. Машина завоёвывала одну область производства товаров за другой.
2.       С ростом капитализма происходит процесс капиталистической индустриализации важнейших стран Европы и Америки. Капиталистическая индустриализация начинается обычно с развития лёгкой промышленности. В индустриализации капиталистических стран большую роль играют ограбление колоний и побеждённых стран, а также получение кабальных займов. Капиталистическая индустриализация базируется на эксплуатации наёмного труда и усиливает разорение широких масс крестьянства и ремесленников. Она ведёт к дальнейшему росту общественного разделения труда, завершает отделение промышленности от земледелия, обостряет противоположность между городом и деревней.
3.       Капиталистическая фабрика есть крупное предприятие, основанное на эксплуатации наёмных рабочих и применяющее систему машин для производства товаров. Управление на капиталистической фабрике имеет деспотический характер. В капиталистическом обществе применение машин сопровождается возрастанием тяжести труда наёмного рабочего, усилением его эксплуатации, вовлечением в производство женщин и детей, получающих нищенскую заработную плату. Капиталистическое машинное производство завершает процесс отделения умственного труда от физического и обостряет противоположность между ними.
4.       Развитие крупной машинной индустрии ведёт к росту городов, увеличению городского населения за счёт сельского, к формированию класса наёмных рабочих — пролетариата, к росту его численности. При капитализме сельское хозяйство чрезмерно отстаёт от промышленности. Рост применения машин в сельском хозяйстве ускоряет процесс разложения крестьянства.
Крупная машинная индустрия играет исторически прогрессивную роль, ведёт к росту производительности труда и к обобществлению труда капиталом. Границы капиталистического применения машин определяются тем, что капиталисты вводят машину лишь в тех случаях, когда её цена меньше заработной платы вытесняемых машиной рабочих.



[1] Ф. Энгельс, Рабочее движение в Америке, К. Маркс и Ф. Энгельс, Сочинения, т. XVI, ч. I. стр. 287.
[2] К. Маркс, Капитал, т. I, 1953, стр. 446–447.
[3] В. И. Ленин, Развитие капитализма в России, Сочинения, т, 3, стр. 193–194.
[4] В. И. Ленин, Развитие капитализма в России, Сочинения, т. 3, стр. 397.

Вернуться к оглавлению.

Комментариев нет: