вторник, 10 мая 2016 г.

Глава XIX. Историческое место империализма.

Империализм — последняя стадия капитализма.

Определяя историческое место империализма по отношению к капитализму вообще, Ленин писал: «Империализм есть особая историческая стадия капитализма. Особенность эта троякая: империализм есть (1) — монополистический капитализм; (2) — паразитический или загнивающий капитализм; (3) — умирающий капитализм»[1].
Монополистический капитализм не устраняет и не может устранить основ старого капитализма. Он является в известном смысле надстройкой над старым, домонополистическим капитализмом, который везде сочетается с докапиталистическими формами хозяйства. Подобно тому, как нет и не может быть «чистого капитализма», немыслимо существование «чистого империализма». Даже в наиболее развитых странах наряду с монополиями существует множество мелких и средних предприятий, особенно в лёгкой промышленности, в сельском хозяйстве, в торговле и других отраслях хозяйства. Почти во всех капиталистических странах значительную часть населения составляет крестьянство, которое в своей массе ведёт простое товарное хозяйство. Громадное большинство человечества живёт в колониальных и полуколониальных странах, где империалистический гнёт переплетается с докапиталистическими, в особенности с феодальными, формами эксплуатации.
Существенной особенностью империализма является то, что монополии существуют рядом с обменом, рынком, конкуренцией, кризисами. Из этого вытекает, что на монополистической стадии капитализма полностью сохраняют силу экономические законы капитализма вообще, но их действия определяются основным экономическим законом современного капитализма — законом обеспечения максимальной капиталистической прибыли. Поэтому они действуют с возросшей разрушительной силой. Так обстоит дело с законами стоимости и прибавочной стоимости, с законом конкуренции и анархии производства, со всеобщим законом капиталистического накопления, обусловливающим относительное и абсолютное обнищание рабочего класса и обрекающим основные массы трудящегося крестьянства на обнищание и разорение, с противоречиями капиталистического воспроизводства, экономическими кризисами.
Монополии доводят обобществление производства до предела, возможного при капитализме. Крупные и крупнейшие предприятия, на каждом из которых работают тысячи людей, производят значительную долю всей продукции в важнейших отраслях промышленности. Монополии связывают гигантские предприятия воедино, берут на учёт рынки сбыта, источники сырья, захватывают в свои руки научные кадры, изобретения и усовершенствования. Крупные банки держат под своим контролем почти все денежные средства страны. Связи между различными отраслями хозяйства и их взаимозависимость в огромной степени возрастают. Промышленность, обладая гигантскими производственными мощностями, способна быстро увеличивать массу производимых товаров.
В то же время средства производства остаются частной собственностью капиталистов. Решающая часть средств производства находится в распоряжении монополий. В погоне за максимальной прибылью монополии всемерно повышают степень эксплуатации рабочего класса, что ведёт к резкому усилению обнищания трудящихся масс и снижению их покупательной способности.
Таким образом, господство монополий в сильнейшей степени обостряет основное противоречие капитализма — противоречие между общественным характером производства и частнокапиталистической формой присвоения результатов производства. Всё более обнаруживается, что общественный характер процесса производства требует общественной собственности на средства производства.
В эпоху империализма производительные силы общества достигли такого уровня развития, что они не умещаются в узких рамках капиталистических производственных отношений. Капитализм, выступивший на смену феодализму как более прогрессивный способ производства, превратился на империалистической стадии в реакционную силу, задерживающую развитие человеческого общества. Экономический закон обязательного соответствия производственных отношений характеру производительных сил требует замены капиталистических производственных отношений новыми, социалистическими. Этот закон встречает сильнейшее сопротивление со стороны господствующих классов и прежде всего со стороны монополистической буржуазии и крупных земельных собственников, стремящихся помешать рабочему классу создать союз с крестьянством и ниспровергнуть буржуазный строй.
Высокий уровень развития производительных сил и обобществления производства, крайнее обострение всех противоречий буржуазного общества свидетельствуют о том, что капитализм, вступив в последнюю стадию своего развития, вполне созрел для смены его высшим общественным строем — социализмом.

Империализм — паразитический или загнивающий капитализм.

Империализм есть паразитический или загнивающий капитализм. Тенденция к застою и загниванию неизбежно порождается господством монополий, стремящихся к получению максимальных прибылей. Монополии, поскольку они в состоянии диктовать цены на рынке и искусственно поддерживать их на высоком уровне, далеко не всегда заинтересованы в применении технических новшеств. Монополии сплошь и рядом тормозят технический прогресс; они годами держат под спудом крупнейшие научные открытия и технические изобретения.
Таким образом, монополиям свойственна тенденция к застою и загниванию, и в известных условиях эта тенденция берёт верх. Это обстоятельство, однако, вовсе не исключало относительно быстрого роста капитализма до второй мировой войны. Но рост этот происходил крайне неравномерно, всё более отставая от огромных возможностей, открываемых современной наукой и техникой.
Современная высокоразвитая техника выдвигает грандиозные задачи, выполнение которых оказывается не по плечу загнивающему капитализму. Ни одна капиталистическая страна не может, например, широко использовать свои гидроэнергетические ресурсы изза препятствий, которые ставятся частной собственностью на землю и господством монополий. Капиталистические страны не в состоянии использовать возможности современной науки и техники для осуществления широких работ по повышению плодородия почвы. Интересы капиталистических монополий препятствуют использованию атомной энергии в мирных целях.
«Куда ни кинь, — писал В. И. Ленин ещё в 1913 г., — на каждом шагу встречаешь задачи, которые человечество вполне в состоянии разрешить немедленно. Мешает капитализм. Он накопил груды богатства — и сделал людей рабами этого богатства. Он разрешил сложнейшие вопросы техники — и застопорил проведение в жизнь технических улучшений изза нищеты и темноты миллионов населения, изза тупой скаредности горстки миллионеров»[2].
Загнивание капитализма выражается в росте паразитизма. Класс капиталистов теряет всякую связь с процессом производства. Управление предприятиями сосредоточивается в руках наёмного технического персонала. Подавляющее большинство буржуазии и помещиков превращается в рантье — людей, владеющих ценными бумагами и живущих на доходы от этих бумаг (стрижкой купонов). Растёт паразитическое потребление эксплуататорских классов.
Полнейшая оторванность слоя рантье от производства ещё более усиливается вывозом капитала, доходами от заграничных капиталовложений. Вывоз капитала налагает отпечаток паразитизма на всю страну, живущую эксплуатацией народов других стран и колоний. Капитал, вывезенный за границу, составляет всё растущую долю национального богатства империалистических стран, а доходы от этих капиталов — всё увеличивающуюся часть доходов класса капиталистов. Ленин называл вывоз капитала паразитизмом в квадрате.
Капитал, помещённый за границей, составлял в 1929 г. по отношению к национальному богатству: в Англии — 18%, во Франции — 15, в Голландии — около 20, в Бельгии и Швейцарии — по 12%. В 1929 г. доход от капиталов, вложенных за границей, превысил доход от внешней торговли: в Англии — в 7 с лишним раз, в Соединённых Штатах — в 5 раз.
В Соединённых Штатах Америки доходы рантье от ценных бумаг составляли в 1913 г. 1,8 миллиарда долларов, а в 1931 г. — 8,1 миллиарда долларов, что в 1,4 раза превышало весь валовой денежный доход 30 миллионов фермерского населения в том же году. США — страна, где паразитические черты современного капитализма, равно как и хищническая природа империализма, проявляются особенно ярко.
Паразитический характер капитализма ярко проявляется в том, что ряд буржуазных стран превращается в государства-рантье. Посредством кабальных займов крупнейшие империалистические страны извлекают огромные доходы из стран-должников, подчиняют их себе в экономическом и политическом отношении. Государство-рантье есть государство паразитического, загнивающего капитализма. Эксплуатация колоний и зависимых стран, являющаяся одним из основных источников максимальных прибылей монополий, превращает горстку богатейших капиталистических стран в паразитов на теле остального человечества.
Паразитический характер капитализма находит своё выражение в росте милитаризма. Всё возрастающая доля национального дохода, и главным образом доходов трудящихся, забирается в государственный бюджет и расходуется на содержание огромных армий, на подготовку и ведение империалистических войн. Являясь одним из важнейших методов обеспечения максимальных прибылей монополий, милитаризация экономики и империалистические войны означают вместе с тем хищническое уничтожение множества человеческих жизней, огромных материальных ценностей.
Усиление паразитизма неразрывно связано с тем, что гигантские массы людей отрываются от общественно-полезного труда. Растёт армия безработных, увеличивается численность населения, занятого обслуживанием эксплуататорских классов, в государственном аппарате, а также в неимоверно раздутой сфере обращения.
Загнивание капитализма проявляется далее в том, что империалистическая буржуазия за счёт своих прибылей от эксплуатации колоний и зависимых стран систематически подкупает путём более высокой заработной платы и других подачек немногочисленную верхушку квалифицированных рабочих — так называемую рабочую аристократию. При поддержке буржуазии рабочая аристократия захватывает командные посты в профсоюзах; она наряду с мелкобуржуазными элементами составляет активное ядро правосоциалистических партий и представляет серьёзную опасность для рабочего движения. Этот слой обуржуазившихся рабочих является социальной основой оппортунизма.
Оппортунизм в рабочем движении представляет собой приспособление рабочего движения к интересам буржуазии путём подрыва революционной борьбы пролетариата за освобождение от капиталистического рабства. Оппортунисты отравляют сознание рабочих проповедью реформистского пути «улучшения» капитализма, они требуют от рабочих поддержки буржуазных правительств во всей их внутренней и внешней империалистической политике.
Оппортунисты являются буржуазной агентурой в рабочем движении. Раскалывая ряды рабочего класса, оппортунисты мешают рабочим объединить силы для низвержения капитализма. В этом заключается одна из важнейших причин того, что во многих странах буржуазия ещё продолжает держаться у власти.
Домонополистическому капитализму с его свободной конкуренцией соответствовала ограниченная буржуазная демократия. Империализм с его господством монополий характеризуется поворотом от демократии к политической реакции во внутренней и внешней политике буржуазных государств. Политическая реакция по всей линии — свойство империализма. Руководители монополий или их ставленники занимают важнейшие посты в правительствах и во всём государственном аппарате. В условиях империализма правительства ставятся не народом, а магнатами финансового капитала. Реакционные монополистические клики для закрепления своей власти стремятся свести на нет завоёванные упорной борьбой многих поколений демократические права трудящихся. Это вызывает необходимость всемерного усиления борьбы масс за демократию, против империализма и реакции. «Капитализм вообще и империализм в особенности превращает демократию в иллюзию — и в то же время капитализм порождает демократические стремления в массах, создаёт демократические учреждения, обостряет антагонизм между отрицающим демократию империализмом и стремящимися к демократии массами»[3].
В эпоху империализма борьба самых широких народных масс, руководимых рабочим классом, против реакции, порождаемой монополиями, имеет огромное историческое значение. Именно от активности, организованности, решимости народных масс зависит срыв человеконенавистнических замыслов агрессивных сил империализма, беспрерывно готовящих народам новые тяжёлые испытания и военные катастрофы.

Империализм — канун социалистической революции.

Империализм есть умирающий капитализм. Действие основного экономического закона современного капитализма обостряет все противоречия капитализма, доводит их до последней черты, до крайних пределов, за которыми начинается революция. Наиболее важными из этих противоречий являются следующие три противоречия.
Во-первых, противоречие между трудом и капиталом. Господство монополий и финансовой олигархии в капиталистических странах ведёт к усилению эксплуатации трудящихся классов. Резкое ухудшение материального положения и усиление политического угнетения рабочего класса вызывают рост его возмущения и приводят к обострению классовой борьбы между пролетариатом и буржуазией. В этих условиях прежние методы экономической и парламентской борьбы рабочего класса оказываются совершенно недостаточными. Империализм подводит рабочий класс к социалистической революции, как к единственному спасению.
Во-вторых, противоречие между империалистическими державами. В борьбе за максимальные прибыли сталкиваются монополии различных стран, причём каждая из групп капиталистов стремится обеспечить себе преобладание путём захвата рынков сбыта, источников сырья, сфер приложения капитала. Ожесточённая борьба между империалистическими странами за сферы влияния неизбежно приводит к империалистическим войнам, которые ослабляют позиции капитализма вообще и приближают социалистическую революцию.
В-третьих, противоречие между угнетёнными народами колоний и зависимых стран и эксплуатирующими их империалистическими державами, В результате развития капитализма в колониях и полуколониях усиливается национально-освободительное движение против империализма. Колонии и зависимые страны превращаются из резервов империализма в резервы пролетарской революции.
Эти главные противоречия характеризуют империализм как умирающий капитализм. Это не значит, что капитализм может отмереть сам по себе, в порядке «автоматического краха», без самой решительной борьбы народных масс, возглавляемых рабочим классом, за ликвидацию господства буржуазии. Это значит лишь, что империализм есть та стадия развития капитализма, на которой пролетарская революция стала практической неизбежностью и созрели благоприятные условия для прямого штурма твердынь капитализма. Поэтому Ленин характеризовал империализм как канун социалистической революции.

Государственно-монополистический капитализм.

В эпоху империализма буржуазное государство, представляя собой диктатуру финансовой олигархии, осуществляет всю свою деятельность в интересах господствующих монополий.
По мере обострения противоречий империализма господствующие монополии усиливают своё непосредственное руководство государственным аппаратом. Всё чаще крупнейшие магнаты капитала лично выступают в роли руководителей государственного аппарата. Происходит процесс превращения монополистического капитализма в государственно-монополистический капитализм. Уже первая мировая война чрезвычайно ускорила и обострила этот процесс.
Государственно-монополистический капитализм заключается в подчинении государственного аппарата капиталистическим монополиям и использовании его для вмешательства в экономику страны (особенно в связи с её милитаризацией) в целях обеспечения максимальных прибылей монополиям и укрепления всевластия финансового капитала. При этом происходит передача в руки государства отдельных предприятий, отраслей и хозяйственных функций (обеспечение рабочей силой, снабжение дефицитным сырьём, карточная система распределения продуктов, строительство военных предприятий, финансирование милитаризации экономики и т. п.) при сохранении в стране господства частной собственности на средства производства.
Монополии используют государственную власть для активного содействия концентрации и централизации капитала, усиления мощи и влияния крупнейших монополий: государство специальными мерами вынуждает самостоятельных предпринимателей подчиняться монополистическим объединениям, а во время войны проводит принудительную концентрацию производства, закрывая множество мелких и средних предприятий. В интересах монополий государство, с одной стороны, устанавливает высокие таможенные пошлины на ввозимые товары, а с другой стороны, поощряет вывоз товаров, выплачивая монополиям вывозные пошлины и облегчая им завоевание новых рынков посредством демпинга.
Монополии используют государственный бюджет для ограбления населения своей страны путём налогов и получения от государства заказов, приносящих огромные прибыли. Буржуазное государство под предлогом «поощрения хозяйственной инициативы» выплачивает крупнейшим предпринимателям громадные суммы в виде субсидий. В случае угрозы банкротства монополий они получают от государства средства для покрытия убытков, а их задолженность государству по налогам списывается.
Развитие государственно-монополистического капитализма особенно усиливается в период подготовки и ведения империалистических войн. Государственно-монополистический капитализм Ленин называл каторгой для рабочих, раем для капиталистов. Правительства империалистических стран дают огромные заказы монополиям на поставку вооружения, снаряжения и продовольствия, строят военные заводы за счёт казны и отдают их в распоряжение монополий, выпускают военные займы. В то же время буржуазные государства перекладывают все военные тяготы на трудящихся. Всё это обеспечивает монополиям колоссальные прибыли.
Развитие государственно-монополистического капитализма приводит, во-первых, к дальнейшему ускорению капиталистического обобществления производства, создающего материальные предпосылки для замены капитализма социализмом. Ленин указывал, что государственно-монополистический капитализм есть полнейшая материальная подготовка социализма.
Развитие государственно-монополистического капитализма приводит, во-вторых, к усилению относительного и абсолютного обнищания пролетариата. С помощью государственной власти монополии всемерно повышают степень эксплуатации рабочего класса, крестьянства и широких слоёв интеллигенции, что неизбежно вызывает резкое обострение противоречий между эксплуатируемыми и эксплуататорами, усиление борьбы пролетариата и других слоёв трудящихся за уничтожение капитализма.
Защитники капитализма, скрывая подчинение буржуазного государства капиталистическим монополиям, утверждают, будто бы государство стало решающей силой в хозяйстве капиталистических стран и способно обеспечить плановое руководство народным хозяйством. На самом же деле буржуазное государство не может в плановом порядке руководить хозяйством, так как хозяйство находится не в его распоряжении, а в руках монополий. Всякие попытки государственного «регулирования» хозяйства при капитализме бессильны перед стихийными законами экономической жизни.

Закон неравномерности экономического и политического развития капиталистических стран в период империализма и возможность победы социализма в одной стране.

При капитализме отдельные предприятия, отрасли хозяйства страны не могут развиваться равномерно. В условиях конкуренции и анархии производства неизбежно неравномерное развитие капиталистической экономики. Но в домонополистическую эпоху капитализм в целом шёл ещё в гору. Производство было раздроблено между большим количеством предприятий, царила свободная конкуренция, не было монополий. Капитализм ещё мог развиваться сравнительно плавно. Одни страны опережали другие на протяжении долгого периода времени. На земном шаре тогда существовали обширные, никем не занятые территории. Дело обходилось без военных столкновений мирового масштаба.
Положение коренным образом изменилось с переходом к монополистическому капитализму. Высокий уровень развития техники открыл перед молодыми странами возможность быстро, скачками перегонять и опережать более старых соперников. Страны, позднее других вступившие на путь капиталистического развития, используют готовые результаты технического прогресса — машины, методы производства и т. д. С другой стороны, в старых странах раньше, чем в молодых, сложилось господство монополий, которым свойственна тенденция к паразитизму, загниванию, застою техники. Отсюда — быстрое, скачкообразное развитие одних стран, задержка роста других. Эта скачкообразность развития чрезвычайно усиливается также вывозом капитала. Создаётся возможность для одних стран перегнать другие страны, вытеснить их с рынков, вооружённой рукой добиваться передела уже поделённого мира. В период империализма неравномерность развития капиталистических стран превратилась в решающую силу империалистического развития.
Соотношение экономических сил империалистических держав изменяется с небывалой быстротой. Рост военных сил империалистических государств также происходит неравномерно. Изменившееся соотношение экономических и военных сил неизбежно приходит в столкновение со старым распределением колоний и сфер влияния. Завязывается борьба за передел уже поделённого мира. Проверка действительного могущества тех или иных империалистических групп происходит путём кровопролитных и опустошительных войн.
В 1860 г. первое место в мировом промышленном производстве занимала Англия; Франция шла за ней следом. Германия и Соединённые Штаты Америки тогда ещё только выходили на мировую арену. Прошёл десяток лет, и быстро растущая страна молодого капитализма — Соединённые Штаты Америки — обогнала Францию и поменялась с ней местами. Ещё через десятилетие Соединённые Штаты Америки обогнали Англию и прочно заняли первое место в мировом промышленном производстве, а Германия обогнала Францию и заняла третье место после США и Англии. К началу XX века Германия оттеснила Англию, заняв второе место после США. В результате изменений в соотношении сил капиталистических стран происходит раскол капиталистического мира на два враждующих империалистических лагеря и возникают мировые войны.
В силу неравномерности развития капиталистических стран в период империализма мировой капитализм не может развиваться иначе, как через кризисы и военные катастрофы. Обострение противоречий в лагере империализма и неизбежность военных столкновений ведут к взаимному ослаблению империалистов. Мировой фронт империализма становится легко уязвимым для пролетарской революции. На этой основе может произойти прорыв фронта в том звене, где цепь империалистического фронта всего слабее, в том пункте, где складываются наиболее благоприятные условия для победы пролетариата.
Неравномерность экономического развития в эпоху империализма определяет собой и неравномерность политического развития, означающую разновременность вызревания политических предпосылок победы пролетарской революции в разных странах. К числу этих предпосылок относятся прежде всего острота классовых противоречий и степень развития классовой борьбы, уровень классовой сознательности, политической организованности и революционной решимости пролетариата, его способность повести за собой основные массы крестьянства.
Закон неравномерности экономического и политического развития капиталистических стран в период империализма составляет исходный пункт ленинского учения о возможности победы социализма первоначально в нескольких странах или даже в одной, отдельно взятой, стране.
Маркс и Энгельс в середине XIX века, изучая домонополистический капитализм, пришли к выводу, что социалистическая революция может победить лишь одновременно во всех или в большинстве цивилизованных стран. Однако в начале XX века, особенно в период первой мировой войны, положение коренным образом изменилось. Капитализм домонополистический перерос в капитализм монополистический. Капитализм восходящий превратился в капитализм нисходящий, умирающий. Война вскрыла неизлечимые слабости мирового империалистического фронта. В то же время закон неравномерности развития предопределил разновременность созревания пролетарской революции в разных странах. Исходя из закона неравномерности развития капитализма в эпоху империализма, Ленин пришёл к выводу, что старая формула Маркса и Энгельса уже не соответствует новым историческим условиям, что в новых условиях социалистическая революция вполне может победить в одной, отдельно взятой, стране, что одновременная победа социалистической революции во всех странах или в большинстве цивилизованных стран невозможна ввиду неравномерности вызревания революции в этих странах.
«Неравномерность экономического и политического развития, — писал Ленин, — есть безусловный закон капитализма. Отсюда следует, что возможна победа социализма первоначально в немногих или даже в одной, отдельно взятой, капиталистической стране»[4].
Это была новая, законченная теория социалистической революции, созданная Лениным. Она обогатила марксизм и двинула его вперёд, раскрыла революционную перспективу пролетариям отдельных стран, развязала инициативу в деле натиска на свою буржуазию, укрепила их веру в победу пролетарской революции.
В период империализма завершается образование капиталистической системы мирового хозяйства, в связи с чем отдельные страны превратились в звенья единой цепи. Ленинизм учит, что в условиях империализма социалистическая революция сначала побеждает не обязательно в тех странах, где капитализм более всего развит и пролетариат составляет большинство населения, а прежде всего в тех странах, которые являются слабым звеном в цепи мирового империализма. Объективные условия социалистической революции созрели во всей системе мирового капиталистического хозяйства. При таких условиях наличие в составе этой системы стран, недостаточно развитых в промышленном отношении, не может служить препятствием к революции. Для победы социалистической революции необходимы наличие революционного пролетариата и пролетарского авангарда, объединённого в политическую партию, наличие в данной стране серьёзного союзника пролетариата в лице крестьянства, способного пойти за пролетариатом в решительной борьбе против империализма.
В эпоху империализма, когда революционное движение растёт во всём мире, империалистическая буржуазия вступает в союз со всеми без исключения реакционными силами и всемерно использует пережитки крепостничества для увеличения прибылей. В силу этого ликвидация феодально-крепостнических порядков невозможна без решительной борьбы с империализмом. В этих условиях пролетариат становится гегемоном буржуазно-демократической революции, сплачивая вокруг себя массы крестьянства для борьбы против крепостничества и империалистического колониального гнёта. По мере решения антифеодальных и национально-освободительных задач буржуазно-демократическая революция перерастает в революцию социалистическую.
В период империализма в капиталистических странах растёт возмущение пролетариата, накапливаются элементы революционного взрыва, а в колониальных и зависимых странах развивается освободительная война против империализма. Империалистические войны за передел мира ослабляют систему империализма и усиливают тенденции к объединению пролетарских революций в капиталистических странах с национально-освободительным движением в колониях.
Пролетарская революция, победившая в одной стране, является вместе с тем началом мировой социалистической революции и могучей базой её дальнейшего развёртывания. Ленин научно предвидел, что мировая революция будет развиваться путём революционного отпадения ряда новых стран от системы империализма при поддержке, оказываемой пролетариям этих стран со стороны пролетариата империалистических государств. Самый же процесс отпадения от империализма ряда новых стран будет происходить тем скорее и основательнее, чем основательнее будет укрепляться социализм в первой стране победившей пролетарской революции.
«Исход борьбы, — писал Ленин в 1923 г., — зависит, в конечном счёте, от того, что Россия, Индия, Китай и т. п. составляют гигантское большинство населения. А именно это большинство населения и втягивается с необычайной быстротой в последние годы в борьбу за своё освобождение, так что в этом смысле не может быть ни тени сомнения в том, каково будет окончательное решение мировой борьбы. В этом смысле окончательная победа социализма вполне и безусловно обеспечена»[5].

КРАТКИЕ ВЫВОДЫ

1.       Империализм есть особая и последняя стадия капитализма. Империализм есть: 1) монополистический капитализм, 2) загнивающий или паразитический капитализм, 3) умирающий капитализм, канун социалистической революции.
2.       Загнивание и паразитизм капитализма выражаются в задержке монополиями технического прогресса и роста производительных сил, в превращении ряда буржуазных стран в государства-рантье, живущие за счёт эксплуатации народов колоний и зависимых стран, в разгуле милитаризма, в росте паразитического потребления буржуазии, в реакционной внутренней и внешней политике империалистических государств, в подкупе буржуазией империалистических стран немногочисленной верхушки рабочего класса. Загнивание капитализма резко усиливает обнищание рабочего класса и трудящихся масс крестьянства.
3.       В результате действия основного экономического закона современного капитализма резко обостряются три главных противоречия империализма: 1) противоречие между трудом и капиталом, 2) противоречие между империалистическими державами, борющимися за преобладание, в конечном счёте, за мировое господство, и 3) противоречие между метрополиями и колониями. Империализм вплотную подводит пролетариат к социалистической революции.
4.       Государственно-монополистический капитализм есть подчинение государственного аппарата капиталистическим монополиям в целях обеспечения максимальных прибылей и укрепления господства финансовой олигархии. Означая высшую ступень капиталистического обобществления производства, государственно-монополистический капитализм несёт с собой дальнейшее усиление эксплуатации рабочего класса, обнищания и разорения широких трудящихся масс.
5.       Закон неравномерности экономического и политического развития капиталистических стран в период империализма ослабляет единый фронт мирового империализма. Неравномерность вызревания революции исключает возможность одновременной победы социализма во всех странах или в большинстве стран. Создаётся возможность прорыва империалистической цепи в её слабом звене, возможность победы социалистической революции первоначально в немногих или даже в одной, отдельно взятой, стране.




[1] В. И. Ленин, Империализм и раскол социализма, Сочинения, т. 23, стр. 94.
[2] В. И. Ленин, Цивилизованное варварство, Сочинения, т. 19, стр. 349.
[3] В. И. Ленин, Сочинения, т. 23, стр. 13.
[4] В. И. Ленин, О лозунге Соединённых Штатов Европы, Сочинения т. 21, стр. 311.
[5] В. И. Ленин, Лучше меньше, да лучше, Сочинения, т. 33, стр. 458.

Вернуться к оглавлению.

Комментариев нет: