пятница, 6 мая 2016 г.

Глава VIII. Заработная плата.

Цена рабочей силы. Сущность заработной платы.

При капиталистическом способе производства рабочая сила, подобно всякому другому товару, имеет стоимость. Стоимость рабочей силы, выраженная в деньгах, есть цена рабочей силы.
Цена рабочей силы отличается от цены других товаров. Когда товаропроизводитель продаёт на рынке, допустим, холст, полученная за него сумма денег представляется не чем иным, как ценой проданного товара. Когда пролетарий продаёт капиталисту свою рабочую силу и получает определённую сумму денег в виде заработной платы, то эта сумма денег представляется не ценой товара рабочая сила, а ценой труда.
Происходит это в силу следующих причин. Во-первых, капиталист уплачивает рабочему его заработную плату уже после того, как рабочий затратил свой труд. Во-вторых, заработная плата устанавливается либо в соответствии с количеством проработанного времени (часов, дней, недель), либо в соответствии с количеством произведённого продукта. Возьмём прежний пример. Положим, рабочий трудится 12 часов в день. В течение б часов он производит стоимость в 6 долларов, равную стоимости его рабочей силы. В остальные 6 часов он производит стоимость в 6 долларов, которая в качестве прибавочной стоимости присваивается капиталистом. Так как предприниматель нанял пролетария на полный рабочий день, он за все 12 часов труда уплачивает ему 6 долларов. Так порождается обманчивая видимость, будто заработная плата есть цена труда, будто 6 долларов есть полная оплата всего 12-часового рабочего дня. На деле же 6 долларов представляют собой лишь дневную стоимость рабочей силы, между тем как трудом пролетария создана стоимость, равная 12 долларам. Если же на предприятии установлена оплата по количеству произведённого продукта, то возникает видимость, будто рабочему оплачивается труд, затраченный на каждую единицу изготовленного им товара, то есть опятьтаки, будто весь затраченный рабочим труд оплачен полностью.
Эта обманчивая видимость не является случайным заблуждением людей. Она порождается самими условиями капиталистического производства, при которых эксплуатация скрыта, затушёвана, а отношения предпринимателя и, наёмного рабочего представляются в искажённом виде, как отношения равных товаровладельцев.
В действительности заработная плата наёмного рабочего не является стоимостью или ценой его труда. Если допустить, что труд представляет собой товар и имеет стоимость, то величина этой стоимости должна чемто измеряться. Очевидно, величина «стоимости труда», как и всякого товара, должна измеряться количеством заключающегося в ней труда. При таком допущении получается порочный круг: труд измеряется трудом.
Далее, если бы капиталист оплачивал рабочему «стоимость труда», то есть оплачивал труд полностью, тогда не было бы источника обогащения капиталиста, иначе говоря, не мог бы существовать капиталистический способ производства.
Труд является создателем стоимости товаров, но сам труд не является товаром и не имеет стоимости. То, что в обыденной жизни именуется «стоимостью труда», есть в действительности стоимость рабочей силы.
Капиталист покупает на рынке не труд, а особый товар — рабочую силу. Потребление рабочей силы, то есть расходование мускульной, нервной, мозговой энергии рабочего, есть процесс труда. Заработная плата является оплатой лишь части рабочего дня. Стоимость рабочей силы всегда меньше, чем вновь созданная трудом рабочего стоимость. Но поскольку заработная плата по форме выступает как оплата труда, создаётся представление, будто весь рабочий день оплачен полностью. Поэтому Маркс называет заработную плату в буржуазном обществе превращённой формой стоимости или цены рабочей силы. «Заработная плата является не тем, чем она кажется, не стоимостью — или ценойтруда, а лишь замаскированной формой стоимости — или ценырабочей силы»[1].
Заработная плата есть денежное выражение стоимости рабочей силы, её цена, выступающая как цена труда.
При рабстве между рабовладельцем и рабом не совершается сделки купли-продажи рабочей силы. Раб есть собственность рабовладельца. Поэтому кажется, что весь труд раба отдаётся даром, что даже та часть труда, которая возмещает расходы по содержанию раба, является трудом неоплаченным, трудом на рабовладельца. В феодальном обществе необходимый труд крестьянина в своём хозяйстве и прибавочный труд в хозяйстве помещика отчётливо разграничены во времени и пространстве. При капиталистическом строе даже неоплаченный труд наёмного рабочего представляется оплаченным трудом.
Заработная плата скрывает всякие следы разделения рабочего дня на необходимое и прибавочное рабочее время, на оплаченный и неоплаченный труд и таким образом маскирует отношение капиталистической эксплуатации.

Основные формы заработной платы.

Основными формами заработной платы являются: 1) повременная и 2) поштучная (сдельная).
Повременная заработная плата есть такая форма заработной платы, при которой величина заработка рабочего находится в зависимости от проработанного им времени — часов, дней, недель, месяцев. В соответствии с этим различаются: почасовая оплата, подённая, понедельная, помесячная.
При одной и той же величине повременной заработной платы фактическая оплата рабочего может быть различной, в зависимости от продолжительности рабочего дня. Мерой оплаты рабочего за затраченный им труд в единицу времени служит цена одного рабочего часа. Хотя, как указывалось, сам труд не имеет стоимости, а следовательно, и цены, для определения величины оплаты рабочего принимается условное название «цена труда». Единицей меры «цены труда» служит оплата труда за один рабочий час, или цена рабочего часа. Так, если средний рабочий день длится 12 часов, а средняя дневная стоимость рабочей силы равняется 6 долларам, то средняя цена рабочего часа (600 центов : 12) будет равна 50 центам.
Повременная оплата даёт возможность капиталисту усиливать эксплуатацию рабочего путём удлинения рабочего дня, понижать цену рабочего часа, оставляя заработную плату за день, неделю, месяц неизменной. Предположим, что дневная оплата остаётся прежней — 6 долларов, но рабочий день будет увеличен с 12 до 13 часов; в таком случае цена одного рабочего часа (600 центов : 13) понизится с 50 до 46 центов. Под давлением требований рабочих капиталист иногда бывает вынужден повысить дневную (и соответственно недельную, месячную) заработную плату, но цена одного рабочего часа при этом может остаться неизменной или даже упасть. Так, если дневная заработная плата будет повышена с 6 долларов до 6 долларов 20 центов, а рабочий день увеличится с 12 до 14 часов, то цена рабочего часа в этом случае понизится (620 центов : 14) до 44 центов.
Рост интенсификации труда фактически также означает падение цены рабочего часа, так как при большей затрате энергии, что равносильно удлинению рабочего дня, оплата остаётся прежней. В результате падения цены рабочего часа пролетарий, чтобы существовать, вынужден трудиться всё более напряжённо, либо соглашаться на дальнейшее удлинение рабочего дня. Безмерная интенсификация труда, как и удлинение рабочего дня ведут к повышенному расходованию рабочей силы, к её подрыву. Чем ниже оплачивается каждый рабочий час, тем большее количество труда или тем более длинный рабочий день требуются для того, чтобы рабочему была обеспечена хотя бы самая жалкая плата. С другой стороны, удлинение рабочего времени вызывает в свою очередь понижение оплаты рабочего часа.
То обстоятельство, что с удлинением рабочего дня или с повышением интенсивности труда оплата одного часа труда снижается, капиталист использует в своих интересах. При благоприятных для сбыта товаров условиях он удлиняет рабочий день, вводит сверх урочную работу, то есть работу сверх установленной продолжительности рабочего дня. Если же условия рынка неблагоприятны, и капиталист вынужден временно уменьшить объём производства, он сокращает рабочий день и вводит почасовую оплату труда. Почасовая оплата при неполном рабочем дне или неполной рабочей неделе резко снижает заработную плату. Если в нашем примере рабочий день будет сокращён с 12 до 6 часов с сохранением прежней оплаты труда в 50 центов за час, то дневной заработок рабочего составит всего 3 доллара, то есть будет в 2 раза меньше дневной стоимости рабочей силы. Следовательно, рабочий теряет в оплате не только при чрезмерном удлинении рабочего дня, но и тогда, когда он вынужден работать неполное время.
«Капиталист может теперь выколотить из рабочего определённое количество прибавочного труда, не доводя рабочего времени до уровня, необходимого для поддержания существования рабочего. Он может уничтожить всякую регулярность труда и, руководствуясь исключительно своим удобством, прихотью и минутным интересом, сменять периоды чудовищного чрезмерного труда периодами относительной или даже полной безработицы»[2].
При повременной заработной плате величина заработка рабочего не находится в прямой зависимости от степени интенсивности его труда: с повышением интенсивности труда повременная заработная плата не повышается, а цена рабочего часа фактически падает. В целях усиления эксплуатации капиталист содержит специальных надсмотрщиков, которые обеспечивают соблюдение рабочими капиталистической дисциплины труда и дальнейшую его интенсификацию.
Повременная заработная плата была распространена на ранних ступенях развития капитализма, когда предприниматель, не встречая ещё скольконибудь организованного сопротивления рабочих, мог добиваться увеличения прибавочной стоимости путём удлинения рабочего дня. Однако повременная заработная плата сохраняется и на высшей стадии капитализма. В ряде случаев она представляет для капиталиста немалые удобства: путём ускорения движения машин капиталист заставляет рабочих трудиться всё более интенсивно, без повышения заработной платы.
Поштучная (сдельная), заработная плата есть такая форма заработной платы, при которой величина заработка рабочего находится в зависимости от количества выработанных им в единицу времени изделий, отдельных деталей, или от количества выполненных операций. При повременной оплате затраченный рабочим труд измеряется своей продолжительностью, при поштучной оплате — количеством произведённых изделий (или выполненных операций), каждое из которых оплачивается по определённым расценкам.
Устанавливая расценки, капиталист принимает в расчёт, во-первых, дневную повременную заработную плату рабочего и, во-вторых, количество изделий или деталей, которое вырабатывает рабочий в течение дня, причём обычно за норму берётся наивысшая выработка рабочего. Если средняя дневная заработная плата в данной отрасли производства при повременной оплате составляет 6 долларов, а количество изделий определённого рода, вырабатываемых рабочим, — 60 штук, то поштучная расценка за изделие или деталь составит 10 центов. Поштучная расценка устанавливается капиталистом с таким расчётом, чтобы часовой (дневной, недельный) заработок рабочего был не выше, чем при повременной заработной плате. Таким образом, сдельная оплата в своей основе является видоизменённой формой повременной оплаты.
Сдельная оплата ещё в большей мере, чем повременная, порождает обманчивую видимость, будто рабочий продаёт капиталисту не рабочую силу, а труд и получает полную оплату труда в соответствии с количеством выработанной продукции.
Капиталистическая сдельщина ведёт к постоянному усилению интенсивности труда. Вместе с тем она облегчает предпринимателю надзор за рабочими. Степень напряжённости труда контролируется здесь количеством и качеством продукта, который работник должен изготовить, чтобы приобрести необходимые средства существования. Рабочий вынужден увеличивать поштучную выработку, трудиться всё интенсивнее. Но как только более или менее значительная часть рабочих достигает нового, повышенного уровня интенсивности труда, капиталист снижает поштучные расценки. Если в нашем примере поштучная расценка снижается, скажем, в 2 раза, рабочий для сохранения прежнего заработка вынужден трудиться за двоих, то есть вынужден увеличить рабочее время либо ещё более повысить напряжённость труда, чтобы в течение дня произвести не 60, а 120 деталей. «Рабочий пытается отстоять общую сумму своей заработной платы тем, что больше трудится: работает большее число часов или изготовляет больше в течение одного часа… Результат таков: чем больше он работает, тем меньшую плату он получает»[3]. В этом состоит важнейшая особенность сдельной заработной платы при капитализме.
Повременная и поштучная формы заработной платы нередко применяются одновременно на одних и тех же предприятиях. При капитализме обе эти формы заработной платы являются лишь различными способами усиления эксплуатации рабочего класса.
Капиталистическая сдельщина лежит в основе потогонных систем заработной платы, применяемых в буржуазных странах.

Потогонные системы заработной платы.

Важнейшей чертой капиталистической сдельщины является безмерная интенсификация труда, выматывающая все силы работника. При этом заработная плата не возмещает повышенного расходования рабочей силы. За пределами определённой продолжительности труда и его интенсивности никакое дополнительное возмещение не может предотвратить прямое разрушение рабочей силы.
В результате применения на капиталистических предприятиях изнуряющих методов организации труда обычно к концу рабочего дня сказывается перенапряжение мускульных и нервных сил рабочего, что ведёт к падению производительности труда. В погоне за увеличением прибавочной стоимости капиталист прибегает к различным потогонным системам заработной платы, чтобы добиться высокой интенсивности труда в течение всего рабочего дня. Этим же целям при капитализме служит так называемая «научная организация труда». Распространёнными формами такой организации труда с применением предельно изнуряющих работника систем заработной платы являются тейлоризм и фордизм, в основу которых положен принцип максимального повышения интенсивности труда.
Сущность тейлоризма (система, получившая наименование по имени её автора — американского инженера Ф. Тейлора) состоит в следующем. На предприятии отбираются наиболее сильные и ловкие рабочие. Их заставляют работать с максимальным напряжением. Выполнение каждой отдельной операции фиксируется в секундах и долях секунды. На основе данных хронометража устанавливаются производственный режим и нормы времени для всей массы рабочих. При перевыполнении нормы — «урока» — рабочий получает небольшую надбавку к дневной заработной плате — премию; если норма не выполнена, рабочий оплачивается по сильно сниженным расценкам. Капиталистическая организация труда по системе Тейлора выматывает все силы рабочего, превращает его в автомат, механически выполняющий одни и те же движения.
В. И. Ленин приводит конкретный пример (работа по нагрузке чугуна на тележку), когда с введением системы Тейлора только на выполнении одной операции капиталист смог сократить количество рабочих с 500 до 140 человек, то есть в 3,6 раза; за счёт чудовищного усиления интенсивности труда дневная норма рабочего по нагрузке увеличилась с 16 до 59 тонн, то есть в 3,7 раза; при выполнении рабочим в течение 1 дня работы, которую он раньше выполнял в 3–4 дня, его дневной заработок номинально увеличился (и то лишь на первое время) всего на 63%. Иными словами, с введением такой системы оплаты дневной заработок рабочего фактически, в сравнении с затратами труда, уменьшился в 2,3 раза. «В результате, — писал Ленин, — за те же 9–10 часов работы выжимают из рабочего втрое больше труда, выматывают безжалостно все его силы, высасывают с утроенной скоростью каждую каплю нервной и мускульной энергии наёмного раба. Умрёт раньше? — Много других за воротами!..»[4].
Такую организацию труда и оплаты работника Ленин называл «научной» системой выжимания пота».
Система организации труда и заработной платы, введённая американским «автомобильным королём» Г. Фордом и многими другими капиталистами (система фордизма), преследует ту же цель — выжать из работника наибольшее количество прибавочной стоимости на основе максимального повышения интенсивности труда. Достигается это путём всё большего ускорения темпов работы конвейеров и внедрения потогонных систем заработной платы. Односложность трудовых операций работника на фордовских конвейерах позволяет широко применять труд неквалифицированных рабочих и устанавливать им низкие ставки. Огромная интенсификация труда не сопровождается увеличением заработной платы или сокращением рабочего дня. В результате рабочий быстро изнашивается, превращается в инвалида, его увольняют с предприятия за негодностью, и он попадает в ряды безработных.
Усиление эксплуатации рабочих достигается также другими системами организации труда и заработной платы, являющимися разновидностями тейлоризма и фордизма. К их числу относится, например, система Ганта (США). В отличие от сдельной системы Тейлора система Ганта является повременно-премиальной. Рабочему задаётся определённый «урок» и устанавливается очень низкая гарантированная оплата за единицу проработанного времени независимо от выработки нормы. При выполнении «урока» рабочему выплачивается небольшая надбавка к гарантированному минимуму — «премия». В основу системы Хелси (США) положен принцип премиальной оплаты за «сбережённое» время в дополнение к «средней плате» за час труда. По этой системе, например, при удвоении интенсивности труда за каждый час «сбережённого» времени выплачивается «премия» в размере примерно 1/3 почасовой оплаты. В силу этого, чем интенсивнее труд, тем в большей степени понижается заработная плата рабочего по сравнению с затраченным им трудом. На тех же принципах основана система Роуэна (Англия).
Одним из способов увеличения прибавочной стоимости, построенным на обмане рабочих, является так называемое «участие рабочих в прибылях». Под предлогом заинтересованности рабочего в увеличении прибыльности предприятия капиталист снижает основной заработок работников и за этот счёт образует фонд «распределения прибылей между рабочими». Затем в конце года под видом «прибыли» рабочему выдаётся фактически часть заработной платы, предварительно удержанная из его заработка. В конечном итоге рабочий, «участвующий в прибылях», получает на деле меньше обычной заработной платы. В тех же целях практикуется размещение среди рабочих акций данного предприятия.
Ухищрения капиталистов при всех системах оплаты направлены к тому, чтобы выжать из рабочего возможно больше прибавочной стоимости. Предприниматели используют всякие средства, чтобы отравить сознание рабочих мнимой их заинтересованностью в усилении интенсивности труда, в уменьшении расходов по заработной плате на единицу продукции, в повышении прибыльности предприятия. Таким путём капиталисты стремятся ослабить сопротивление пролетариата наступлению капитала, добиться отказа рабочих от вступления в профсоюзы, от участия в стачках, добиться раскола рабочего движения.
При всём многообразии форм капиталистической сдельщины сущность её остаётся неизменной: с повышением интенсивности труда, его производительности заработная плата рабочего фактически снижается, доходы капиталиста возрастают.

Номинальная и реальная заработная плата.

На первых ступенях развития капитализма широкое распространение имела оплата работников наёмного труда натурой: рабочий получал кров, скудное питание и немного денег.
Оплата натурой в известной мере сохраняется и в машинный период капитализма. Она практиковалась, например, в добывающей и текстильной промышленности дореволюционной России. Оплата натурой имеет распространение в капиталистическом сельском хозяйстве при использовании труда батраков, в некоторых отраслях промышленности капиталистических стран, в колониальных и зависимых странах. Формы оплаты работника натурой различны.
Капиталисты ставят рабочих в такое положение, когда они вынуждены брать в долг продукты в фабричной лавке, пользоваться жильём при руднике или на плантации на тяжёлых для рабочих условиях, установленных предпринимателем, и т. д. При оплате натурой капиталист эксплуатирует наёмного рабочего не только как продавца рабочей силы, но и как потребителя.
Для развитого капиталистического способа производства характерна денежная заработная плата.
Следует различать номинальную и реальную заработную плату.
Номинальная заработная плата есть заработная плата, выраженная в деньгах; это сумма денег, которую получает рабочий за проданную капиталисту рабочую силу.
Номинальная заработная плата сама по себе не даёт представления о фактическом уровне оплаты рабочего. Например, номинальная заработная плата может остаться без изменения, но если в то же время цены на предметы потребления и налоги возрастут, фактическая заработная плата рабочего понизится. Номинальная заработная плата может даже возрасти, но если дороговизна жизни за тот же период времени повысится в большей степени, чем возросла номинальная заработная плата, то фактическая заработная плата снизится.
Реальная заработная плата есть заработная плата, выраженная в средствах существования рабочего; она показывает, сколько и каких предметов потребления и услуг может купить рабочий на свою денежную заработную плату. Чтобы определить реальную заработную плату рабочего, необходимо учитывать величину номинальной заработной платы, уровень цен на предметы потребления, высоту квартирной платы, тяжесть налогов, уплачиваемых рабочим, продолжительность рабочего дня, степень интенсивности труда, наличие неоплачиваемых дней при сокращённой рабочей неделе, количество безработных и полубезработных, которые содержатся за счёт рабочего класса.
Заработная плата при капитализме ввиду её низкого уровня, систематического удорожания стоимости жизни и роста безработицы не обеспечивает большинству рабочих даже прожиточного минимума.
Удорожание стоимости жизни и связанное с этим падение уровня реальной заработной платы обусловливаются прежде всего систематическим ростом цен на предметы массового потребления. Так, во Франции вследствие инфляции розничные цены на продовольственные товары в 1938 г. более чем в 7 раз превышали уровень цен 1914 г.
Значительную часть заработной платы рабочего поглощает квартирная плата. В Германии с 1900 по 1930 г. квартирная плата возросла в среднем на 69%. По данным Международного бюро статистики труда, в 30‑х годах XX века рабочие расходовали на квартирную плату, отопление и освещение в Соединённых Штатах Америки 25%, в Англии — 20, в Канаде — 27% бюджета семьи. В царской России расходы на жилище у рабочих доходили до одной трети заработка.
Крупным вычетом из заработной платы являются налоги на трудящихся. В главных капиталистических странах в послевоенные годы прямые и косвенные налоги поглощают не менее 1/3 заработной платы рабочей семьи.
В капиталистическом обществе заработная плата не является устойчивым и надёжным источником существования рабочего и его семьи. Цена рабочей силы, как и всякого другого товара, подвержена постоянным колебаниям стихии рынка. Периоды занятости рабочего в производстве сменяются периодами его полной или частичной безработицы, когда рабочий либо вовсе лишается заработной платы, либо уровень её резко снижается.
При определении среднего уровня заработной платы буржуазная статистика сознательно искажает действительность: она относит к заработной плате доходы руководящей верхушки промышленной и финансовой бюрократии (управляющих предприятиями, директоров банков и т. д.), включает в подсчёты заработную плату лишь квалифицированных рабочих и исключает из подсчётов заработную плату многочисленного слоя низкооплачиваемых неквалифицированных рабочих, сельскохозяйственного пролетариата, игнорирует наличие огромной армии безработных и полубезработных, рост цен на предметы широкого потребления и рост налогов, прибегает к другим методам фальсификации, чтобы приукрасить фактическое положение рабочего класса при капитализме.
В 1938 г. буржуазные экономисты США, применяя крайне скудные нормы, исчислили для США прожиточный минимум рабочей семьи, состоящей из 4 человек, в размере 2 177 долларов в год. Между тем в 1938 г. средняя годовая заработная плата на одного промышленного рабочего в США составляла 1 176 долларов, то есть немногим более половины этого заниженного прожиточного минимума, а с учётом наличия безработных — 740 долларов, то есть лишь одну треть этого прожиточного минимума. В 1937 г. весьма ограниченный прожиточный минимум средней рабочей семьи в Англии был определён буржуазными экономистами в размере 55 шиллингов в неделю. По официальным данным, 80% рабочих угольной промышленности, 75% рабочих добывающей промышленности (без угольной промышленности), 57% рабочих коммунальных предприятий Англии зарабатывали меньше этого прожиточного минимума.

Падение реальной заработной платы при капитализме.

На основе анализа капиталистического способа производства Маркс установил следующую основную закономерность в отношении заработной платы. «Общая тенденция капиталистического производства ведёт не к повышению среднего уровня заработной платы, а к понижению его»[5].
Как уже говорилось, реальная заработная плата рабочей семьи, а следовательно всей массы рабочих, снижается в результате роста дороговизны на предметы потребления, усиления налогового бремени, повышения квартирной платы. Вместе с тем общий уровень реальной заработной платы рабочего класса в целом снижается под воздействием капиталистического рынка труда.
Заработная плата как цена рабочей силы, подобно цене всякого товара, определяется законом стоимости. Цены товаров в капиталистическом хозяйстве колеблются вокруг стоимости вверх и вниз под влиянием спроса и предложения. Но в отличие от цен других товаров цена рабочей силы, как правило, отклоняется вниз от её стоимости. Такое отклонение заработной платы вниз от её стоимости и связанное с этим падение реальной заработной платы обусловливается прежде всего наличием безработицы. Капиталист стремится купить рабочую силу как можно дешевле. При безработице предложение рабочей силы превышает спрос на неё. Товар рабочая сила отличается от других товаров тем, что пролетарий не может отложить его продажу. Чтобы не умереть с голоду, он вынужден продавать свою рабочую силу на тех условиях, которые предлагает ему капиталист. Наличие безработицы усиливает конкуренцию между рабочими. Пользуясь этим, капиталист платит рабочему заработную плату ниже стоимости рабочей силы. Таким образом, нищенское положение безработных, которые входят в состав рабочего класса, влияет на материальное положение рабочих, занятых в производстве, снижает уровень их заработной платы.
Далее, применение машинной техники открывает капиталистам широкие возможности замены в производстве мужского труда женским и детским трудом. Стоимость рабочей силы определяется стоимостью средств существования, необходимых для рабочего и его семьи. Поэтому, когда в производство вовлекаются жена и дети рабочего, заработная плата снижается, теперь вся семья получает примерно столько же, сколько раньше получал только глава семьи. Тем самым ещё больше усиливается эксплуатация рабочего класса в целом. В капиталистических странах женщины-работницы при выполнении одинаковой с мужчинами работы получают значительно более низкую заработную плату.
Капитал выжимает прибавочную стоимость путём безудержной эксплуатации детского труда. Заработная плата детей и подростков во всех капиталистических и колониальных странах в несколько раз ниже заработной платы взрослых рабочих.
Средняя заработная плата женщины-работницы в США, Англии, Италии на 50%, во Франции — на 40–50, в Японии, Индии, Индо-Китае — на 50–75% ниже, чем средняя заработная плата рабочего-мужчины.
В Соединённых Штатах Америки среди лиц наёмного труда, по преуменьшенным данным, свыше 3,3 миллиона человек составляют дети и подростки. Специальным обследованием Федерального департамента труда условий детского труда по 28 штатам было установлено, что 66% обследованных детей и подростков имеют возраст до 13 лет и 34% — от 13 до 15 лет. На крахмальных предприятиях, на консервных и мясных заводах, в прачечных и на предприятиях по чистке платья дети работают по 12–13 часов в день.
В Японии распространена продажа детей для работы на фабриках. Детский труд широко применялся в царской России. Немалую часть рабочих на текстильных и некоторых других предприятиях России составляли дети в возрасте 8–10 лет.
Эксплуатация капиталом детского труда принимает особенно жестокие формы в колониальных и зависимых странах. На текстильных, табачных фабриках Турции дети от 7 до 14 лет работают наравне со взрослыми полный рабочий день. В хлопчатобумажной промышленности Индии дети составляют 20–25% всех рабочих.
Низкая заработная плата женщин-работниц и эксплуатация детского труда влекут за собой огромный рост заболеваний, детской смертности, пагубно отражаются на воспитании и образовании подрастающего поколения.
Падение реальной заработной платы рабочих обусловлено также тем, что с развитием капитализма ухудшается положение значительной части квалифицированных рабочих. Как уже говорилось, в стоимость рабочей силы входят затраты на обучение работника. Квалифицированный работник в единицу времени создаёт больше стоимости, в том числе прибавочной стоимости, чем необученный работник. Капиталист вынужден оплачивать квалифицированный труд выше, чем труд чернорабочих. Но с развитием капитализма, с ростом индустриальной техники, с одной стороны, предъявляется спрос на высококвалифицированных рабочих, способных управлять сложными механизмами, а с другой стороны, многие трудовые операции упрощаются, труд значительной части квалифицированных рабочих становится излишним. Значительные слои обученных рабочих теряют свою квалификацию, выталкиваются из производства и оказываются вынужденными взяться за неквалифицированный труд, который оплачивается гораздо ниже.
Вместе с тем за счёт снижения заработной платы основной массы рабочих и грабежа колоний буржуазия создаёт привилегированные условия для сравнительно небольшой прослойки рабочей аристократии. Это всякого рода мастера, надсмотрщики, представители профсоюзной и кооперативной бюрократии. Буржуазия использует высокооплачиваемую рабочую аристократию для того, чтобы раскалывать рабочее движение и отравлять сознание основной массы пролетариев проповедями классового мира, единства интересов эксплуататоров и эксплуатируемых.
Падение реальной заработной платы рабочих обусловливается также чрезвычайно низкой оплатой сельскохозяйственного пролетариата. Большая армия избыточной рабочей силы в деревне оказывает постоянное давление на уровень оплаты занятых рабочих в сторону его снижения.
Так, например, на протяжении 1910–1939 гг. среднемесячная заработная плата сельскохозяйственного рабочего США колебалась в пределах 28–47% к заработной плате промышленного рабочего. Исключительно тяжёлым было положение сельскохозяйственных рабочих в царской России. При 16–17-часовом рабочем дне средняя подённая заработная плата сезонного сельскохозяйственного рабочего в России за 1901–1910 гг. составляла 69 копеек, причём на скудный заработок, полученный в период полевых работ, нужно было перебиться в остальные месяцы полной или частичной безработицы.
Распространённым способом снижения заработной платы является система штрафов. На капиталистическом предприятии рабочего штрафуют по всякому поводу: за «неисправную работу», за «нарушение порядка», за разговоры, за участие в демонстрации и т. д. В царской России до издания закона о штрафах (1886 г.), несколько ограничившего произвол фабрикантов, вычеты из заработной платы в виде штрафов доходили в отдельных случаях до половины месячного заработка. Штрафы служат не только средством укрепления капиталистической дисциплины труда, но и одним из источников обогащения капиталиста.
Таким образом, с развитием капиталистического способа производства происходит падение реальной заработной платы рабочего класса.
В 1924 г. реальная заработная плата германских рабочих по сравнению с уровнем 1900 г. составила 75%, а в 1935 г. — 66%. В Соединённых Штатах Америки с 1900 по 1938 г. средняя номинальная заработная плата рабочих (с учётом безработных) увеличилась на 68%; за тот же период стоимость жизни (дороговизна) возросла в 2,3 раза, в результате этого реальная заработная плата рабочих упала в 1938 г. по отношению к уровню 1900 г. до 74%. Во Франции, Италии, Японии, не говоря уже о колониальных и зависимых странах, падение реальной заработной платы в XIX–XX веках было значительно большим, чем в Соединённых Штатах Америки. В царской России в 1913 г. реальная заработная плата промышленных рабочих упала до 90% от уровня 1900 г.
В различных странах стоимость рабочей силы неодинакова. Условия, определяющие стоимость рабочей силы в каждой стране, меняются. Отсюда вытекают национальные различия в заработной плате. Маркс писал, что при сравнении заработных плат в различных странах необходимо принимать во внимание все моменты, определяющие изменения в величине стоимости рабочей силы: исторические условия формирования рабочего класса и сложившийся уровень его потребностей, издержки подготовки рабочего, роль женского и детского труда, производительность труда, интенсивность труда, цены на предметы потребления и т. д.
Особенно низкий уровень заработной платы наблюдается в колониальных и зависимых странах. В своей политике закабаления и систематического ограбления колониальных и зависимых стран капитал пользуется большим излишком рабочих рук в этих странах и оплачивает рабочую силу гораздо ниже её стоимости. При этом учитывается национальность рабочего. Так, например, белые и негры, выполняющие одинаковую работу, оплачиваются различно. В Южной Африке средняя заработная плата рабочего-негра в 10 раз ниже средней заработной платы рабочего-англичанина. В Соединённых Штатах Америки труд негров оплачивается в городах в 2,5 раза, а в сельском хозяйстве — почти в 3 раза ниже, чем такой же труд белых.

Борьба рабочего класса за повышение заработной платы.

В каждой стране тот или иной уровень заработной платы устанавливается на основе закона стоимости, в результате ожесточённой классовой борьбы между пролетариатом и буржуазией.
Отклонения заработной платы от стоимости рабочей силы имеют свои границы.
Минимальная граница заработной платы при капитализме определяется чисто физическими условиями: рабочий должен иметь такое количество средств существования, которое абсолютно необходимо для его жизни и воспроизводства рабочей силы. «Если цена рабочей силы падает до этого минимума, то она падает ниже стоимости, так как при таких условиях рабочая сила может поддерживаться и проявляться лишь в хиреющем виде»[6]. При падении заработной платы ниже этой границы происходит ускоренный процесс прямого физического разрушения рабочей силы, вымирания рабочего населения. Это находит своё выражение в сокращении среднего срока продолжительности жизни, снижений рождаемости, повышении смертности среди рабочего населения как в капиталистически развитых, так и особенно в колониальных странах.
Максимальной границей заработной платы при капитализме является стоимость рабочей силы. Степень приближения среднего уровня заработной платы к этой границе определяется соотношением классовых сил пролетариата и буржуазии.
В погоне за увеличением прибыли буржуазия стремится снизить заработную плату ниже границы физического минимума. Рабочий класс борется против урезок заработной платы, за её увеличение, за установление гарантированного минимума заработной платы, введение социального страхования, за сокращение рабочего дня. В этой борьбе рабочему классу противостоят класс капиталистов в целом и буржуазное государство.
Упорная борьба рабочего класса за повышение заработной платы началась вместе с возникновением промышленного капитализма. Раньше всего она развернулась в Англии, а затем и в других капиталистических и колониальных странах.
По мере формирования пролетариата как класса рабочие для успешного ведения экономической борьбы объединяются в профессиональные союзы. В результате этого предпринимателю противостоит уже не отдельный пролетарий, а целая организация. С развитием классовой борьбы наряду с местными и национальными профессиональными организациями создаются международные объединения профсоюзов. Профсоюзы служат школой классовой борьбы для широких масс рабочих.
Капиталисты со своей стороны объединяются в союзы предпринимателей. Они подкупают продажных вожаков реакционных профсоюзов, организуют штрейкбрехерство, раскалывают рабочие организации, используют для подавления рабочего движения полицию, войска, суды и тюрьмы.
Одним из действенных средств борьбы рабочих за повышение заработной платы, сокращение рабочего дня и улучшение условий труда при капитализме является стачка (забастовка). По мере обострения классовых противоречий и усиления организованности пролетарского движения в капиталистических и колониальных странах в стачечную борьбу втягиваются многие миллионы рабочих. Когда рабочие в борьбе против капитала проявляют решительность и упорство, экономические стачки вынуждают капиталистов к принятию условий бастующих.
Только в результате неослабной борьбы рабочего класса за свои жизненные интересы буржуазные государства бывают вынуждены издавать законы о минимуме заработной платы, о сокращении рабочего дня, об ограничении детского труда. Экономическая борьба пролетариата имеет большое значение: при правильном, классово выдержанном руководстве профессиональные союзы оказывают успешное сопротивление предпринимателям. Но экономическая борьба рабочего класса не может уничтожить законов капитализма и избавить рабочих от эксплуатации и лишений.
Признавая важное значение экономической борьбы рабочего класса против буржуазии, марксизм-ленинизм учит, что эта борьба направляется лишь против последствий капитализма, а не против коренной причины угнетённого положения и нищеты пролетариата. Этой коренной причиной является сам капиталистический способ производства.
Только путём революционной политической борьбы рабочий класс может уничтожить систему наёмного рабства — источник его экономического и политического угнетения.

КРАТКИЕ ВЫВОДЫ

1.       В капиталистическом обществе заработная плата есть денежное выражение стоимости рабочей силы, её цена, выступающая как цена труда. Заработная плата маскирует отношение капиталистической эксплуатации, порождая обманчивую видимость, будто оплачивается весь труд рабочего, между тем как в действительности заработная плата представляет собой лишь цену его рабочей силы.
2.       Основными формами заработной платы являются повременная и поштучная (сдельная). При повременной заработной плате величина заработка рабочего находится в зависимости от проработанного им времени. При сдельной заработной плате величина заработка рабочего определяется количеством выработанных им изделий. В целях увеличения прибавочной стоимости капиталисты применяют различные потогонные системы заработной платы, ведущие к огромному повышению интенсивности труда и к ускоренному изнашиванию рабочей силы.
3.       В отличие от цен других товаров цена рабочей силы, как правило, отклоняется вниз от её стоимости. Широким применением женского и детского труда, крайне низкой оплатой сельскохозяйственных рабочих, а также рабочих колониальных и зависимых стран капитал усиливает эксплуатацию рабочего класса.
4.       Номинальная заработная плата есть сумма денег, получаемая рабочим за проданную капиталисту рабочую силу. Реальная заработная плата есть заработная плата, выраженная в средствах существования рабочего; она показывает, какое количество средств существования и услуг может купить рабочий на свою денежную заработную плату. С развитием капитализма реальная заработная плата понижается.
Рабочий класс, объединяясь в профессиональные союзы, ведёт борьбу за сокращение рабочего дня и повышение заработной платы. Экономическая борьба пролетариата против капитала сама по себе не может освободить его от эксплуатации. Только с уничтожением капиталистического способа производства путём революционной политической борьбы ликвидируются условия экономического и политического угнетения рабочего класса.



[1] К. Маркс, Критика Готской программы, К. Маркс, Ф. Энгельс, Избранные произведения, т. II, 1948, стр. 20.
[2] К. Маркс, Капитал, т. I, 1953, стр. 548.
[3] К. Маркс, Наёмный труд и капитал, К. Маркс, Ф. Энгельс, Избранные произведения, т. I, 1948, стр. 76.
[4] В. И. Ленин, «Научная» система выжимания пота. Сочинения, т. 18, стр. 556.
[5] К. Маркс, Заработная плата, цена и прибыль, К. Маркс, Ф. Энгельс, Избранные произведения, т. I, 1948, стр. 406.
[6] К. Маркс, Капитал, т. I, 1953, стр. 179.

Вернуться к оглавлению.

Комментариев нет: