пятница, 6 мая 2016 г.

Глава XVI. Экономические кризисы.

Основа капиталистических кризисов перепроизводства.

С начала XIX века, с того времени как возникла крупная машинная индустрия, ход капиталистического расширенного воспроизводства периодически прерывается экономическими кризисами.

Капиталистические кризисы являются кризисами перепроизводства. Кризис выражается прежде всего в том, что товары не находят сбыта, так как их произведено больше, чем могут купить основные потребители — народные массы, покупательная способность которых при господстве капиталистических производственных отношений ограничена крайне узкими рамками. «Излишки» товаров загромождают склады. Капиталисты сокращают производство и увольняют рабочих. Сотни и тысячи предприятий закрываются. Резко возрастает безработица. Множество мелких производителей в городе и в деревне разоряется. Отсутствие сбыта произведённых товаров ведёт к расстройству торговли. Кредитные связи нарушаются. Капиталисты испытывают острую нехватку наличных денег для платежей. На биржах разражается крах — курсы акций, облигаций и других ценных бумаг стремительно падают. Прокатывается волна банкротств промышленных предприятий, торговых и банковских фирм.
Перепроизводство товаров во время кризисов является не абсолютным, а относительным. Это значит, что избыток товаров существует лишь по сравнению с платёжеспособным спросом, а отнюдь не по сравнению с действительными потребностями общества. Во время кризиса трудящиеся массы испытывают крайнюю нужду в самом насущном, их потребности удовлетворяются хуже, чем когдалибо в другое время. Миллионные массы голодают, потому что произведено «слишком много» хлеба, люди страдают от холода, потому что добыто «слишком много» угля. Трудящиеся лишаются всяких средств к жизни именно потому, что они произвели эти средства в слишком большом количестве. В этом заключается вопиющее противоречие капиталистического способа производства, когда, по словам французского социалиста-утописта Фурье, «избыток становится источником нужды и лишений».
Потрясения хозяйственной жизни нередко происходили и при докапиталистических способах производства. Но они вызывались какиминибудь чрезвычайными стихийными или общественными бедствиями: наводнение, засуха, кровопролитная война или эпидемия опустошали иногда целые страны, обрекали население на голод и вымирание. Однако коренное отличие этих хозяйственных потрясений от капиталистических кризисов заключается в том, что голод и нищета, вызывавшиеся этими потрясениями, были следствием неразвитости производства, крайнего недостатка в продуктах. Между тем при капитализме кризисы порождаются ростом производства при нищенском уровне жизни народных масс, относительным «избытком» произведённых товаров.
Как было показано выше (в главе IV), уже простое товарное производство и обращение заключают в себе возможность кризисов. Однако неизбежными кризисы становятся лишь при капитализме, когда производство приобретает общественный характер, а продукт обобществлённого труда многих тысяч и миллионов рабочих поступает в частное присвоение капиталистов. Противоречие между общественным характером производства и частнокапиталистической формой присвоения результатов производства является основным противоречием капитализма. Это противоречие составляет основу экономических кризисов перепроизводства. Таким образом, неизбежность кризисов коренится в самой системе капиталистического хозяйства.
Основное противоречие капитализма проявляется как противоположность между организацией производства в рамках отдельных предприятий и анархией производства во всём обществе. На каждой отдельной фабрике труд рабочих организован и подчинён единой воле предпринимателя. Но в обществе в целом вследствие господства частной собственности на средства производства царит анархия производства, исключающая планомерное развитие хозяйства. Расширение производства происходит неравномерно, ввиду чего старые пропорции между отраслями постоянно нарушаются, а новые пропорции устанавливаются стихийно, путём переливов капиталов из одних отраслей в другие. Поэтому пропорциональность между отдельными отраслями является случайностью, а постоянные нарушения пропорциональности — общим правилом капиталистического воспроизводства.
В погоне за наибольшей прибылью капиталисты расширяют производство, совершенствуют технику, вводят новые машины и выбрасывают огромные массы товаров на рынок. В этом же направлении действует постоянная тенденция нормы прибыли к понижению, обусловленная ростом органического строения капитала. Предприниматели стремятся возместить падение нормы прибыли увеличением массы прибыли путём расширения размеров производства, увеличения количества изготовляемых товаров. Таким образом, капитализму свойственна тенденция к расширению производства, к огромному росту производственных возможностей. Но в результате падения реальной заработной платы, роста безработицы, разорения крестьянства платёжеспособный спрос трудящихся относительно сокращается. Вследствие этого расширение капиталистического производства неизбежно наталкивается на узкие рамки потребления основных масс населения.
«Основа кризиса лежит в противоречии между общественным характером производства и капиталистической формой присвоения результатов производства. Выражением этого основного противоречия капитализма является противоречие между колоссальным ростом производственных возможностей капитализма, рассчитанным на получение максимума капиталистической прибыли, и относительным сокращением платёжеспособного спроса со стороны миллионных масс трудящихся, жизненный уровень которых капиталисты всё время стараются держать в пределах крайнего минимума»[1].
Основное противоречие капитализма выступает наружу в классовом антагонизме между пролетариатом и буржуазией. Для капитализма характерен разрыв между двумя важнейшими условиями производства: между средствами производства, сосредоточенными в руках капиталистов, и непосредственными производителями, лишёнными всего, кроме своей рабочей силы. Этот разрыв ярко обнаруживается в кризисах перепроизводства, когда создаётся порочный круг: на одной стороне — излишек средств производства и продуктов, на другой — излишек рабочей силы, массы безработных, лишённых средств существования.
Кризисы являются неизбежным спутником капиталистического способа производства. Чтобы уничтожить кризисы, надо уничтожить капитализм.
Буржуазные экономисты отрицают неизбежность кризисов при капитализме. Они объявляют кризисы результатом случайных причин, которые якобы могут быть устранены при сохранении капиталистической системы хозяйства. Конечной причиной кризисов провозглашается либо случайное нарушение пропорциональности между отраслями производства, либо «недопотребление», для устранения которого рекомендуются такие средства, как гонка вооружений и война. На самом деле как непропорциональность производства, так и «недопотребление» являются при капитализме не случайностями, а неизбежными формами проявления основного противоречия капитализма, которое неустранимо, пока существует буржуазный строй.

Циклический характер капиталистического воспроизводства.

Капиталистические кризисы перепроизводства повторяются через определённые промежутки времени, каждые 8–12 лет. Частичные кризисы перепроизводства, поражавшие отдельные отрасли промышленности, происходили в Англии ещё в конце XVIII и начале XIX века. Первый промышленный кризис, охвативший хозяйство страны в целом, разразился в Англии в 1825 г. В 1836 г. кризис начался в Англии, а затем распространился и на США. Кризис 1847–1848 гг., охвативший США и ряд стран на европейском континенте, был первым мировым кризисом. Кризис 1857 г. поразил главные страны Европы и Америки. За ним последовали кризисы 1866, 1873, 1882 и 1890 гг. Наиболее глубоким из них был кризис 1873 г., который ознаменовал собой начало перехода от домонополистического капитализма к монополистическому. В XX веке кризисы происходили в 1900–1903 гг. (этот кризис начался в России, где его действие было значительно сильнее, чем в какойлибо другой стране), в 1907 г., 1920–1921 гг., 1929–1933 гг., в 1937–1938 гг., в 1948–1949 гг.
Период от начала одного кризиса до начала другого кризиса называется циклом. Цикл состоит из четырёх фаз: кризис, депрессия, оживление и подъём. Основной фазой цикла является кризис, который служит исходным пунктом нового цикла.
Кризис есть фаза цикла, в которой противоречие между ростом производственных возможностей и относительным сокращением платёжеспособного спроса проявляется в бурной и разрушительной форме. Эта фаза цикла характеризуется перепроизводством товаров, не находящих сбыта, резким падением цен, острой нехваткой платёжных средств и биржевым крахом, вызывающим массовые банкротства, резким сокращением производства, ростом безработицы, падением заработной платы. Обесценение товаров, безработица, прямое уничтожение машин, оборудования и целых предприятий — всё это означает огромное разрушение производительных сил общества. Путём разорения и гибели множества предприятий, путём разрушения части производительных сил кризис насильственно приспособляет, притом на самое короткое время, размеры производства к размерам платёжеспособного спроса. «Кризисы всегда представляют собою только временное насильственное разрешение существующих противоречий, насильственные взрывы, которые на мгновение восстановляют нарушенное равновесие»[2].
Депрессия есть фаза цикла, наступающая непосредственно вслед за кризисом. Эта фаза цикла характеризуется тем, что промышленное производство находится в состоянии застоя, цены товаров низки, торговля идёт вяло, имеется обилие свободного денежного капитала. В период депрессии создаются предпосылки для последующего оживления и подъёма. Накопленные запасы товаров частично уничтожаются, частично распродаются по пониженным ценам. Капиталисты стремятся найти выход из застойного состояния производства путём снижения издержек производства. Этой цели они добиваются, во-первых, путём всемерного усиления эксплуатации рабочих, дальнейшего снижения заработной платы и повышения интенсивности труда; во-вторых, путём переоборудования предприятий, обновления основного капитала, введения технических усовершенствований, имеющих целью сделать производство прибыльным при тех низких ценах, которые установились в результате кризиса. Обновление основного капитала даёт толчок росту производства в ряде отраслей. Предприятия, изготовляющие оборудование, получают заказы и в свою очередь предъявляют спрос на всякого рода сырьё и материалы. Постепенно совершается переход от депрессии к оживлению.
Оживление есть фаза цикла, в течение которой предприятия, сохранившиеся после кризиса, оправляются от потрясений и приступают к расширению производства. Постепенно уровень производства достигает прежних размеров, цены повышаются, прибыли растут. Оживление переходит в подъём.
Подъём есть фаза цикла, в течение которой производство обгоняет высшую точку, достигнутую в предыдущем цикле, накануне кризиса. Во время подъёма строятся новые промышленные предприятия, железные дороги и т. д. Цены растут, торговцы стремятся покупать как можно больше товаров в расчёте на дальнейшее повышение цен и тем самым толкают промышленников на ещё большее расширение производства. Банки охотно предоставляют промышленникам и торговцам ссуды. Всё это даёт возможность расширить размеры производства и торговли далеко за рамки платёжеспособного спроса. Так создаются условия для очередного кризиса перепроизводства.
Перед наступлением кризиса производство достигает наиболее высокого уровня, но возможности сбыта кажутся ещё большими. Перепроизводство уже существует, но в скрытом виде. Спекуляция взвинчивает цены и непомерно раздувает спрос на товары. Излишки товаров накопляются. Кредит в ещё большей степени скрывает перепроизводство: банки продолжают кредитовать промышленность и торговлю, искусственно поддерживая расширение производства. Когда перепроизводство достигает наивысшей степени, разражается кризис. Затем весь цикл повторяется.
Кризис образует исходный пункт для новых крупных вложений капитала. Стремясь восстановить прибыльность своих предприятий при резком снижении цен, капиталисты наряду с усилением эксплуатации рабочих вынуждены вводить новые машины и станки, новые методы производства. Происходит массовое обновление основного капитала. В решающих отраслях крупной промышленности продолжительность жизни основных средств производства, принимая в расчёт не только физический, но и моральный износ, составляет в среднем около десяти лет. Этим дана материальная основа периодичности кризисов, регулярно повторяющихся на протяжении истории капитализма.
Каждый кризис подготовляет почву для новых, ещё более глубоких кризисов, вследствие чего с развитием капитализма возрастает их разрушительная сила и острота.

Аграрные кризисы.

Капиталистические кризисы перепроизводства, вызывая безработицу, падение заработной платы, сокращение платёжеспособного спроса на сельскохозяйственные продукты, неизбежно порождают частичное или всеобщее перепроизводство в области сельского хозяйства. Кризисы перепроизводства в сельском хозяйстве называются аграрными кризисами. Неизбежность аграрных кризисов обусловлена тем же основным противоречием капитализма, которое составляет основу промышленных кризисов.
Вместе с тем аграрные кризисы имеют некоторые особенности: они обычно носят более длительный, затяжной характер по сравнению с промышленными кризисами.
Аграрный кризис последней четверти XIX столетия, охвативший западноевропейские страны, Россию, а затем и США, начался в первой половине 70‑х годов и продолжался в той или иной форме до середины 90‑х годов XIX столетия. Он был вызван тем, что в связи с развитием морского транспорта и расширением сети железных дорог на европейские рынки стал поступать в большом количестве более дешёвый хлеб из Америки, России и Индии. В Америке производство хлеба стоило дешевле вследствие распашки новых плодородных земель и наличия свободных земель, за которые не взималась абсолютная рента. Россия и Индия могли экспортировать в Западную Европу хлеб по низким ценам, так как русские и индийские крестьяне, подавленные непосильными налогами, вынуждены были продавать хлеб за бесценок. Европейские капиталисты-арендаторы и крестьяне не могли при высокой ренте, вздутой крупными землевладельцами, выдержать этой конкуренции. После первой мировой войны, при огромном сокращении платёжеспособности населения, весной 1920 г. разразился острый аграрный кризис, который с особой силой поразил внеевропейские страны (США, Канаду, Аргентину, Австралию). Сельское хозяйство ещё не оправилось от этого кризиса, как в конце 1928 г. обнаружились явные признаки начавшегося в Канаде, США, Бразилии и Австралии нового аграрного кризиса. Этот кризис охватил основные страны капиталистического мира, экспортирующие сырьё и продовольствие. Кризис охватил все отрасли сельского хозяйства, переплёлся с промышленным кризисом 1929–1933 гг. и продолжался до начала второй мировой войны.
Затяжной характер аграрных кризисов объясняется следующими главными причинами.
Во-первых, монополия частной собственности на землю вынуждает арендаторов и во время аграрных кризисов выплачивать закреплённую договором арендную плату в прежних размерах. При падении цен сельскохозяйственных товаров земельная рента выплачивается за счёт дальнейшего понижения заработной платы сельскохозяйственных рабочих, а также за счёт прибыли, иногда даже за счёт авансированного капитала арендаторов. Вследствие этого крайне затруднён выход из кризиса путём внедрения усовершенствованной техники и снижения издержек производства.
Во-вторых, сельское хозяйство при капитализме является отсталой отраслью по сравнению с промышленностью. Частная собственность на землю, пережитки феодальных отношений, необходимость уплаты землевладельцам абсолютной и дифференциальной ренты — всё это препятствует свободному притоку капиталов в сельское хозяйство, тормозит развитие производительных сил. Техника в этой отрасли остаётся крайне отсталой. Органическое строение капитала в сельском хозяйстве ниже, чем в промышленности; основной капитал, массовое обновление которого является материальной основой периодичности промышленных кризисов, играет в сельском хозяйстве гораздо меньшую роль, чем в промышленности.
В-третьих, мелкие товаропроизводители — крестьяне во время кризисов стремятся сохранить прежний объём производства, чтобы любой ценой удержаться на своих или арендованных клочках земли — за счёт чрезмерного труда, недоедания, хищнического использования почвы и скота. Это ещё более увеличивает перепроизводство сельскохозяйственных продуктов.
Таким образом, общей основой затяжного характера аграрных кризисов является монополия частной собственности на землю, связанные с ней феодальные пережитки и крайняя отсталость сельского хозяйства капиталистических стран.
Главная тяжесть аграрных кризисов падает на основные массы крестьянства. Аграрный кризис, как и всякий кризис, разоряет массы мелких товаропроизводителей; производя ломку установившихся отношений собственности, он ускоряет разложение крестьянства, развитие капиталистических отношений в сельском хозяйстве. В то же время аграрные кризисы доводят сельское хозяйство капиталистических стран до прямой деградации, вызывая возврат от машин к ручному труду, резкое уменьшение применения искусственных удобрений, сокращение посевных площадей, падение уровня агротехники, понижение урожайности сельскохозяйственных культур и продуктивности животноводства.

Кризисы и обострение противоречий капитализма.

Экономические кризисы, являясь насильственным взрывом всех противоречий капиталистического способа производства, неминуемо ведут к дальнейшему углублению и обострению этих противоречий.
Как правило, капиталистические кризисы перепроизводства имеют всеобщий характер. Начинаясь в какойлибо отрасли производства, они быстро охватывают всё народное хозяйство. Зарождаясь в одной или в нескольких странах, они распространяются на весь капиталистический мир.
Каждый кризис приводит к резкому сокращению производства, падению оптовых цен на товары и биржевых курсов акций, уменьшению объёма внутренней и внешней торговли.
При каждом кризисе объём производства падает до уровня, существовавшего ряд лет назад. В XIX веке во время кризисов уровень хозяйственной жизни капиталистических стран отбрасывался на 3–5 лет, а в XX веке — на десятки лет назад.
Добыча угля в США упала во время кризиса 1873 г. на 9,1%, 1882 г. — на 7,5, 1893 г. — на 6,4, 1907 г. — на 13,4, 1920–1921 гг. — на 27,5, 1929–1933 гг. — на 40,9%. Продукция чугуна в США упала во время кризиса 1873 г. на 27%, 1882 г. — на 12,5, 1893 г. — на 27,3, 1907 г. — на 38,2, 1920–1921 гг. — на 54,8 и 1929–1933 гг. — на 79,4%.
В Германии общий объём промышленного производства упал во время кризиса 1873 г. на 6,1%, 1890 г. — на 3,4, 1907 г. — на 6,5 и 1929–1933 гг. — на 40,6%.
Кризисом 1857 г. США были отброшены назад по добыче угля на два года, по продукции чугуна — на четыре года, по экспорту — на два года и по импорту — на три года. Кризисом 1929 г. США были отброшены назад по добыче угля на 28 лет, по продукции чугуна — на 36 лет, по продукции стали — на 31 год, по экспорту — на 35 лет, по импорту — на 31 год.
Англия кризисом 1929 г. была отброшена назад по добыче угля на 35 лет, по продукции чугуна — на 76 лет, по продукции стали — на 23 года, по внешней торговле — на 36 лет.
Экономические кризисы ярко демонстрируют хищнический характер капитализма. При каждом кризисе в условиях крайней нужды миллионов людей, обречённых на нищету и голод, уничтожаются огромные массы товаров, не находящих сбыта, — пшеницы, картофеля, молока, скота, хлопка. Консервируются или идут на слом целые заводы, верфи, домны, уничтожаются посевы зерновых и технических культур, вырубаются плантации плодовых деревьев.
За три года кризиса 1929–1933 гг. в США было снесено 92 домны, в Англии — 72, в Германии — 28, во Франции — 10 домен. Тоннаж уничтоженных за эти годы морских судов составил более 6,5 миллиона регистровых тонн.
Разрушительное действие аграрного кризиса видно из следующих данных. В США с 1926 по 1937 г. более 2 миллионов ферм были принудительно проданы за долги. Доход от сельского хозяйства сократился с 6,8 миллиарда долларов в 1929 г. до 2,4 миллиарда в 1932 г. За это же время сбыт сельскохозяйственных машин и оборудования уменьшился с 458 миллионов долларов до 65 миллионов в год, или в 7 раз, потребление искусственных удобрений сократилось почти наполовину. Правительство США принимало все меры к сокращению сельскохозяйственного производства. В 1933 г. было уничтожено путём перепашки 10,4 миллиона акров хлопковых посевов, закуплено и уничтожено 6,4 миллиона свиней, пшеница сжигалась в топках паровозов. В Бразилии было уничтожено около 22 миллионов мешков кофе, в Дании — 117 тысяч голов скота.
Кризисы приносят неисчислимые бедствия рабочему классу, основным массам крестьянства, всем трудящимся. Они вызывают массовую безработицу, которая обрекает на вынужденное безделье, нищету и голод сотни тысяч и миллионы людей. Капиталисты используют безработицу для всемерного повышения эксплуатации рабочего класса, для резкого снижения жизненного уровня трудящихся.
Число рабочих, занятых в обрабатывающей промышленности США, во время кризиса 1907 г. сократилось на 11,8%. Во время кризиса 1929–1933 гг. число рабочих американской обрабатывающей промышленности сократилось на 38,8%, сумма выплаченной заработной платы упала на 57,7%. По данным американских статистиков, в период с 1929 по 1938 г. в результате безработицы было потеряно 43 миллиона человеко-лет.
Кризисы в огромной степени усиливают необеспеченность существования трудящихся, их страх перед завтрашним днём. Годами не находя работы, пролетарии теряют свою квалификацию; после окончания кризиса многие из них уже не могут вернуться на производство. Ухудшаются до крайности жилищные условия трудящихся, возрастает число бездомных людей, скитающихся по стране в поисках заработка. В годы кризисов резко увеличивается число самоубийств доведённых до отчаяния людей, растут нищенство и преступность.
Кризисы ведут к обострению классовых противоречий между пролетариатом и буржуазией, между основными массами крестьянства и эксплуатирующими их помещиками, ростовщиками, кулаками. В условиях кризиса рабочий класс лишается многих завоеваний, добытых им в длительной и тяжёлой борьбе против эксплуататоров и буржуазного государства. Это показывает рабочим, что единственным путём спасения от нищеты и голода является свержение власти буржуазии, уничтожение капиталистического наёмного рабства. Самые широкие массы пролетариата, обрекаемые кризисами на огромные лишения, проникаются классовым самосознанием и революционной решимостью. Неспособность буржуазии управлять производительными силами общества подрывает у мелкобуржуазных слоёв населения веру в незыблемость капиталистических порядков. Всё это ведёт к обострению классовой борьбы в капиталистическом обществе.
Буржуазное государство во время кризисов приходит на помощь капиталистам денежными субсидиями, за что расплачиваются в конечном счёте трудящиеся массы. Используя аппарат насилия и принуждения, государство помогает капиталистам вести наступление на жизненный уровень рабочего класса и крестьянства. Всё это усиливает обнищание трудящихся масс. В то же время кризисы обнаруживают полную неспособность буржуазного государства в какойлибо мере обуздать стихийные законы капитализма. В капиталистических странах не государство управляет хозяйством, а, наоборот, само государство находится во власти капиталистического хозяйства, в подчинении крупного капитала.
Кризисы являются наиболее наглядным показателем того, что производительные силы, созданные капитализмом, переросли рамки буржуазных производственных отношений, вследствие чего эти последние стали тормозом для дальнейшего роста производительных сил.
«Кризис показывает, что современное общество могло бы производить несравненно больше продуктов, идущих на улучшение жизни всего трудящегося народа, если бы земля, фабрики, машины и проч. не были захвачены кучкой частных собственников, извлекающих миллионы из народной нищеты»[3]. Каждый кризис приближает крушение капиталистического способа производства.

Историческая тенденция развития капитализма. Пролетариат как могильщик капитализма.

После того как капитализм стал господствующим строем, концентрация собственности в немногих руках пошла гигантскими шагами. Развитие капитализма ведёт к разорению мелких производителей, которые попадают в ряды армии наёмных рабочих. Всё больше обостряется конкурентная борьба среди капиталистов, в результате которой один капиталист побивает многих. Концентрация капитала означает сосредоточение огромных богатств в руках всё более узкого круга лиц.
Развивая крупное производство, капитализм вместе с тем порождает своего могильщика в лице рабочего класса, выступающего в роли руководителя и вождя всех трудящихся и эксплуатируемых масс. Развитие промышленности сопровождается увеличением численности пролетариата, ростом его сплочённости, сознательности и организованности. Пролетариат всё решительнее поднимается на борьбу против капитала. Развитие капиталистического общества, сопровождающееся обострением присущих ему антагонистических противоречий и усилением классовой борьбы, подготовляет необходимые предпосылки для победы пролетариата над буржуазией.
Теоретическим выражением коренных интересов рабочего класса является марксизмнаучный социализм, представляющий собой цельное и стройное мировоззрение. Научный социализм учит пролетариат объединяться для классовой борьбы против буржуазии. Классовые интересы пролетариата совпадают с интересами прогрессивного развития человеческого общества, они сливаются с интересами подавляющего большинства общества, ибо революция пролетариата означает уничтожение не той или иной формы эксплуатации, а уничтожение всякой эксплуатации вообще.
Если на заре капитализма немногие узурпаторы в лице капиталистов и помещиков экспроприировали народные массы, то развитие капитализма приводит к неизбежности экспроприации немногих узурпаторов народными массами. Эту задачу выполняет социалистическая революция, которая обобществляет средства производства, ликвидирует капитализм с его кризисами, безработицей и нищетой масс.
«Монополия капитала становится оковами того способа производства, который вырос при ней и под ней. Централизация средств производства и обобществление труда достигают такого пункта, когда они становятся несовместимыми с их капиталистической оболочкой. Она взрывается. Бьёт час капиталистической частной собственности. Экспроприаторов экспроприируют»[4].
Такова историческая тенденция развития капиталистического способа производства.

КРАТКИЕ ВЫВОДЫ

1.       Экономические кризисы являются кризисами перепроизводства. Основа кризисов — противоречие между общественным характером производства и частнокапиталистической формой присвоения продуктов труда. Формами выражения этого противоречия являются, во-первых, противоположность между организацией производства внутри отдельных капиталистических предприятий и анархией производства во всём обществе и, во-вторых, противоречие между огромным ростом производственных возможностей капитализма и относительным сокращением платёжеспособного спроса со стороны трудящихся масс. Основное противоречие капитализма проявляется в классовом антагонизме между пролетариатом и буржуазией.
2.       Период от начала одного кризиса до начала другого кризиса называется циклом. Цикл состоит из следующих фаз: кризис, депрессия, оживление, подъём. Материальной основой периодичности капиталистических кризисов является периодическое обновление основного капитала. С промышленными кризисами переплетаются аграрные кризисы, отличающиеся затяжным характером вследствие монополии частной собственности на землю и крайней отсталости сельского хозяйства при капитализме.
3.       Капиталистические кризисы означают гигантское уничтожение производительных сил. Они несут неисчислимые бедствия трудящимся массам. В кризисах наиболее ярко обнаруживается исторически ограниченный характер буржуазного строя, неспособность капитализма к дальнейшему управлению выросшими в его недрах производительными силами. Чтобы уничтожить кризисы, надо уничтожить капитализм.
Историческая тенденция развития капитализма состоит в том, что он, с одной стороны, развивает производительные силы и обобществляет производство, создавая тем самым материальные предпосылки для социализма, а с другой стороны, порождает своего могильщика в лице пролетариата, который организует и возглавляет революционную борьбу всех трудящихся за освобождение от ига капитала.


[1] И. В. Сталин, Политический отчёт Центрального Комитета XVI съезду ВКП(б), Сочинения, т. 12, стр. 243 — 244.
[2] К. Маркс, Капитал, т. III, 1953, стр. 259.
[3] В. И. Ленин, Уроки кризиса, Сочинения, т. 5, стр. 76.
[4] К. Маркс, Капитал, т. I, 1953, стр. 766.

Вернуться к оглавлению.

Комментариев нет: