вторник, 9 августа 2016 г.

II

Из вышесказанного ясно, какое громадное значение имеет применение положений диалектического метода к изучению общественной жизни, истории общества, какое значение имеет метод диалектического материализма для практической деятельности партии пролетариата. В работе товарища Сталина «О диалектическом и историческом материализме» с исключительной чёткостью проведена мысль о связи диалектического материализма с задачами практической борьбы коммунистической партии. В этой работе с величайшей последовательностью протянута нить от общих положений диалектического материализма к вопросам практики классовой борьбы. С особой силой развита в «Кратком курсе истории ВКП(б)» внутренняя связь, существующая между философией марксизма и практической революционной деятельностью, выяснено, что правильное понимание и применение диалектического и исторического материализма к явлениям общественной жизни есть одно из решающих условий безошибочного решения практических вопросов классовой борьбы. Диалектический материализм изложен в работе товарища Сталина «О диалектическом и историческом материализме» не в виде законченных и застывших формул, а в виде живого революционного учения, в виде боевого руководства для действия.

«Если мир, — говорится в этой работе, — находится в непрерывном движении и развитии, если отмирание старого и нарастание нового является законом развития, то ясно, что нет больше «незыблемых» общественных порядков, «вечных принципов» частной собственности и эксплуатации, «вечных идей» подчинения крестьян помещикам, рабочих капиталистам.
Значит, капиталистический строй можно заменить социалистическим строем, так же, как капиталистический строй заменил в своё время феодальный строй.
Значит, надо ориентироваться не на те слои общества, которые не развиваются больше, хотя и представляют в настоящий момент преобладающую силу, а на те слои, которые развиваются, имеют будущность, хотя и не представляют в настоящий момент преобладающей силы»[1].
Из этих положений видно, что революционная партия, опираясь на марксистский, диалектический метод, правильно намечает основы своей деятельности, направленной на свержение капитализма и построение коммунистического общества. С замечательной ясностью показывают эти положения, почему диалектический и исторический материализм является теоретическим фундаментом коммунизма.
В работе товарища Сталина чётко сформулированы отправные теоретические пункты революционной деятельности большевистской партии:
«Если переход медленных количественных изменений в быстрые и внезапные качественные изменения составляют закон развития, то ясно, что революционные перевороты, совершаемые угнетёнными классами, представляют совершенно естественное и неизбежное явление.
Значит, переход от капитализма к социализму и освобождение рабочего класса от капиталистического гнёта может быть осуществлено не путём медленных изменений, не путём реформ, а только лишь путём качественного изменения капиталистического строя, путём революции.
Значит, чтобы не ошибиться в политике, надо быть революционером, а не реформистом.
Дальше. Если развитие происходит в порядке раскрытия внутренних противоречий, в порядке столкновений противоположных сил на базе этих противоречий с тем, чтобы преодолеть эти противоречия, то ясно, что классовая борьба пролетариата является совершенно естественным и неизбежным явлением.
Значит, нужно не замазывать противоречия капиталистических порядков, а вскрывать их и разматывать, не тушить классовую борьбу, а доводить её до конца.
Значит, чтобы не ошибиться в политике, надо проводить непримиримую классовую пролетарскую политику, а не реформистскую политику гармонии интересов пролетариата и буржуазии, а не соглашательскую политику «врастания» капитализма в социализм»[2].
С не меньшей силой подчёркнуто в работе товарища Сталина всё значение, которое имеет распространение положений философии марксизма на изучение общественной жизни, т. е. материалистическое понимание истории. Материалистическое понимание истории делает возможным раскрывать законы развития общества, а это в свою очередь ведёт к правильным практическим выводам. Именно из материалистического понимания истории вытекает, что «практическая деятельность партии пролетариата должна основываться не на добрых пожеланиях «выдающихся лиц», не на требованиях «разума», «всеобщей, морали» и т. п., а на закономерностях развития общества, на изучении этих закономерностей»[3].
Именно материалистическое понимание истории делает науку об обществе такой же точной наукой как биология. Именно из философии марксизма вытекает, что «социализм из мечты о лучшем будущем человечества превращается в науку» (Сталин).
Товарищ Сталин подчёркивает в работе «О диалектическом и историческом материализме», что связь науки и практической деятельности, связь теории и практики, их единство должно стать путеводной звездой партии пролетариата.
Из всего этого ясно, почему Ленин и Сталин неоднократно говорили, что диалектика представляет собой революционную душу марксистского учения. Естественно также, что тот, кто выступал против коренных основ революционного марксизма, против диалектического материализма, тот изменял и марксизму в целом.
Борьба за чистоту марксистско-ленинской теории в целом, за чистоту марксистско-ленинской философии красной нитью проходит через всю историю большевистской партии.
Многими чертами отличается большевистская партия, как партия нового типа, от старых, оппортунистических, социал-демократических партий Западной Европы.
В то время как большевистская партия с самого начала своего возникновения выступила как подлинно марксистская партия, как партия пролетарской революции и диктатуры пролетариата, партии II Интернационала, погрязшие в оппортунизме, являлись по сути дела партиями сохранения капитализма, защиты его от революционных потрясений. Между прочим, одно из коренных, принципиальных отличий большевистской партии, как партии нового типа, состоит в том, что на протяжении всего её исторического пути вожди партии Ленин и Сталин отстаивают и развивают мировоззрение диалектического материализма как партийную философию. Они обогащают и развивают это мировоззрение на основе новых данных, накопленных развитием общественных и естественных наук, на основе новых данных классовой борьбы в эпоху империализма и пролетарских революций.
Социал-демократические же партии II Интернационала и в первую очередь руководящая партия II Интернационала — германская социал-демократия — глубоко погрязшие в политическом оппортунизме, разъедаемые ревизионизмом и примиренчеством к нему, полностью изменили диалектическому материализму.
Уже первые открытые вылазки ревизионистов и реформистов против революционного марксизма сопровождались объявлением войны диалектическому материализму. В 1898 г. Бернштейн, отец ревизионизма, выпустил в свет свою печально известную книгу «Проблемы социализма», в которой подверг ревизии учение Маркса о характере классовой борьбы, о кризисах, об обнищании рабочего класса, выступил против марксистского учения о революции. В этой же книге Бернштейн с бешенством нападает на марксистскую диалектику. Он делает «открытие», что «диалектика — ловушка на пути к истинному познанию», призывает возможно скорее отказаться от диалектики и провозглашает известный лозунг о необходимости соединения марксизма с кантианством. Под прямым покровительством центристов типа Каутского в германской и австрийской социал-демократии была вскормлена и взлелеяна целая группа «философствующих» писателей, которые занимались систематическим поношением диалектического материализма. Они всячески оплёвывали диалектический материализм, написали десятки книг, статей и брошюр, в которых «доказывали», что Маркс и Энгельс не создали своей философской системы. Они ратовали за сочетание Маркса с Кантом, с Махом, с Авенариусом и другими типично буржуазными философами и философскими направлениями, лишь бы вытравить из марксизма его революционную душу, лишь бы нанести ущерб диалектическому материализму.
Ленин в своей переписке с А. М. Горьким в следующих словах характеризует суть этого философского ревизионизма:
Материализм, как философия, везде у них в загоне. «Neue Zeit», самый выдержанный и знающий орган, равнодушен к философии, никогда не был ярым сторонником философского материализма, а в последнее время печатал, без единой оговорки, эмпириокритиков. Чтобы из того материализма, которому учили Маркс и Энгельс, можно было вывести мёртвое мещанство, это неверно, неверно! Все мещанские течения в социал-демократии воюют всего больше с философским материализмом, тянут к Канту, к неокантианству, к критической философии. Нет, та философия, которую обосновал Энгельс в «Анти-Дюринге», мещанства не допускает и на порог»[4].
Ещё более полную характеристику этого философского ревизионизма Ленин даёт в своей известной статье «Марксизм и ревизионизм», написанной в том же, 1908 г.:
«В области философии ревизионизм шёл в хвосте буржуазной профессорской «науки». Профессора шли «назад к Канту», — и ревизионизм тащился за неокантианцами, профессора повторяли тысячу раз сказанные поповские пошлости против философского материализма, — и ревизионисты, снисходительно улыбаясь, бормотали (слово в слово по последнему хандбуху), что материализм давно «опровергнут»; профессора третировали Гегеля, как «мёртвую собаку», и, проповедуя сами идеализм, только в тысячу раз более мелкий и пошлый, чем гегелевский, презрительно пожимали плечами по поводу диалектики, — и ревизионисты лезли за ними в болото философского опошления науки, заменяя «хитрую» (и революционную) диалектику «простой» (и спокойной) «эволюцией»...
Какое действительное классовое значение имели подобные «поправки» к Марксу, об этом не приходится говорить — дело ясно само собой»[5].
Только наша большевистская партия, как это с большой силой раскрыто в курсе истории партии, со дня своего возникновения неустанно отстаивает и двигает вперёд марксистское учение в целом, в том числе коренное теоретическое основание марксизма — диалектический материализм.
Ленин и Сталин высоко подняли знамя философии марксизма, пронесли это знамя через три революции, через всю историю партии, развив и обогатив диалектический материализм новым опытом классовой борьбы эпохи империализма и пролетарских революций, эпохи победы социализма на одной шестой части земли.
Уже идейный разгром народничества, осуществлённый Лениным, потребовал противопоставления так называемой субъективной социологии народничества — с её культом «героев», «критически мыслящих личностей», с её пренебрежительным и барским отношением к народной массе — стройной и цельной философской и научно-исторической теории марксизма. Ленинская работа «Что такое «друзья народа» и как они воюют против социал-демократов?» и представляла собой классическое изложение, конкретизацию и развитие диалектического и исторического материализма в борьбе с народническим субъективизмом и идеализмом.
Борьба против «экономистов» и меньшевиков также насыщена, как это блестяще показано в «Кратком курсе истории ВКП(б)», большим философским содержанием. Правильно решить вопрос о соотношении стихийности и сознательности в рабочем движении, о необходимости соединения социализма с рабочим движением можно было только на основе последовательного применения диалектического материализма.
Насквозь враждебной марксизму вульгаризации и метафизике «экономистов» и меньшевиков Ленин и Сталин противопоставили диалектический анализ великих событий эпохи первой русской революции.
Вопросы борьбы за философию марксизма, против ликвидаторов её, против подмены диалектического материализма буржуазным философским хламом приобрели исключительное партийно-политическое значение в период после поражения революции 1905 г.
Революция 1905 г. потерпела поражение. Это было временное поражение. Однако всякого рода попутчики революции, примкнувшие к революционному движению тогда, когда оно было на подъёме, истолковывали поражение революции отнюдь не как временное, а как полное поражение революционного движения в России и стали отходить от него. В среде интеллигенции наблюдалось разложение и упадочничество. Шло наступление реакции. Это наступление происходило также и на идеологическом фронте. 1907–1909 годы были временем, когда распространилась мода на всякого рода идеалистические течения, на мистику и поповщину. Целая орава литераторов занималась оплёвыванием революции, оплёвыванием марксизма. Происходило воспевание разврата под видом «культа личности». Одной палки, говорил Ленин, — палки политической и экономической, для подавления народных масс оказалось теперь буржуазно-помещичьей реакции недостаточно. Революция 1905 г. хотя и потерпела поражение, всё же эту палку надломила. Чтобы удерживать массы в подчинении, потребовалась, по словам Ленина, ещё и духовная палка. Отсюда стремление господствующих классов насадить идеалистические и поповские учения.
Это идейное гниение и разложение, мода на поповщину и идеализм получили своё отражение и в среде некоторой части социал-демократической интеллигенции, в рядах как большевиков, так и меньшевиков. Целая группа социал-демократов (Богданов, Базаров, Рожков, Суворов, Валентинов, Юшкевич, Луначарский и др.) стала проповедовать идеализм, пытаясь заменить философию марксизма философией махизма. Речь шла о философском течении, представленном философами Махом и Авенариусом, которые преподносили идеализм в утончённой и приглаженной форме.
Махизм — типичная философия субъективного идеализма. Основное философское содержание данного течения может быть выражено очень кратко: мир есть совокупность, или комплекс ощущений субъекта. К этому выводу махизм, или эмпириокритицизм, приходит в результате «очищения», «критики опыта». Мах и Авенариус утверждали, что материальный мир, существующий независимо от нашего сознания, есть не что иное, как только комплекс моих — человека — ощущений.
Субъективный идеализм, как известно, имеет в истории философии многих своих представителей. Ленин в книге «Материализм и эмпириокритицизм» указывал, что ещё в 1710 г. епископ Беркли с гораздо большей последовательностью развивал подобную субъективно-идеалистическую философию, которую воспроизводят теперь Мах и Авенариус и их последователи — Богданов, Базаров, Валентинов, Юшкевич и др.
Наряду с ликвидаторством по отношению к политической партии рабочего класса получило своё распространение также и ликвидаторство в отношении философских основ марксизма. Правда, ликвидаторы философских основ марксизма выступали весьма трусливо. Это был, по выражению Ленина, «бунт на коленях». Всю свою махистскую дребедень они преподносили под флагом философии марксизма. От этого, однако, ликвидаторство в отношении философии марксизма не становилось менее опасным. Оно получило такое распространение, что Ленин считал нужным заняться им основательно и противопоставить этому реакционному течению большое произведение, каким явился «Материализм и эмпириокритицизм». Для того чтобы представить себе состояние, в котором находился в это время Владимир Ильич, с какой страстностью и напряжённостью он принялся за свою философскую работу, процитируем здесь некоторые места из его переписки с А. М. Горьким:
«Теперь вышли «Очерки философии марксизма». Я прочёл все статьи кроме суворовской (её читаю), и с каждой статьёй прямо бесновался от негодования. Нет, это не марксизм! И лезут наши эмпириокритики, эмпириомонисты и эмпириосимволисты в болото. Уверять читателя, что «вера» в реальность внешнего мира есть «мистика» (Базаров), спутывать самым безобразным образом материализм и кантианство (Базаров и Богданов), проповедывать разновидность агностицизма (эмпириокритицизм) и идеализма (эмпириомонизм), — учить рабочих «религиозному атеизму» и «обожанию» высших человеческих потенций (Луначарский), — объявлять мистикой энгельсовское учение о диалектике (Берман), — черпать из вонючего источника каких-то французских «позитивистов» — агностиков или метафизиков, чёрт их поберёт, с «символической теорией познания» (Юшкевич)! Нет, это уж чересчур. Конечно, мы, рядовые марксисты, люди в философии не начитанные, — но зачем уже так нас обижать, что подобную вещь нам преподносить, как философию марксизма! Я себя дам скорее четвертовать, чем соглашусь участвовать в органе или в коллегии, подобные вещи проповедующей»[6].
Через некоторое время Ленин опять пишет Горькому:
«Газету я забрасываю из-за своего философского запоя: сегодня прочту одного эмпириокритика и ругаюсь площадными словами, завтра — другого и матерными. А Иннокентий [Дубровинский] ругает, и за дело, за небрежение к «Пролетарию»[7].
Ленин приходит к выводу, что надо положить конец выступлениям махистов против марксистской философии. В 1908 г. он садится за работу над своей книгой «Материализм и эмпириокритицизм». Весной 1909 г. эта замечательная книга выходит в свет.
Вождь большевиков, человек, который ведёт напряжённую политическую борьбу в обстановке поражения революционного движения, когда надо удерживать ряды от паники, давать отпор всякого рода ликвидаторам и попутчикам, находит время, чтобы проработать целые горы томов по вопросам философии и естествознания. В результате он создаёт классическое произведение марксизма, которое составляет новый этап в развитии марксистской философии.
Значение книги Ленина вышло далеко за пределы той непосредственной задачи, которую он себе ставил, — разгромить махистов, ликвидаторов марксистской философии. Эта книга явилась боевым произведением, в котором вождь большевиков дал философское обобщение новейших открытий в области естествознания, в особенности в области физики. Он дал неоценимый материал по вопросу о том, как материалисты-диалектики должны подходить к новым открытиям в области науки. Эта книга и в настоящее время является путеводной звездой для материалистов-диалектиков, для представителей естествознания, которые хотят прочно стоять на последовательно-материалистических позициях.
В «Кратком курсе истории ВКП(б)» даётся следующая оценка гениального труда Ленина «Материализм и эмпириокритицизм», который является величайшим вкладом в сокровищницу марксистской науки:
«...Книга Ленина является не только критикой Богданова, Юшкевича, Базарова, Валентинова и их философских учителей, — Авенариуса и Маха, пытавшихся в своих произведениях преподнести утончённый и приглаженный идеализм — в противовес марксистскому материализму. Книга Ленина является вместе с тем защитой теоретических основ марксизма — диалектического и исторического материализма — и материалистическим обобщением всего важного и существенного из того, что приобретено наукой и, прежде всего, естествознанием за целый исторический период, за период от смерти Энгельса до появления в свет книги Ленина «Материализм и эмпириокритицизм»[8].
Новая эпоха, наступившая к началу XX столетия, поставила перед марксистами целый ряд новых вопросов и в области философии в связи с той революцией в естествознании, которая в это время происходила. Как раз после смерти Энгельса (1895) наступает исключительно бурный период в развитии физики. Одно открытие следует за другим. Открывается электронная теория материи. Создаются новые представления о структуре материи, которые ломают старые, существовавшие до того представления. В эпоху империализма, когда реакция свирепствует по всей линии, ряд идеалистических философов хватается за эти новые открытия и начинает утверждать, что материя исчезла, что масса исчезла, осталась одна энергия и т. д. Они, далее, утверждают, что новейшие открытия науки якобы доказывают правоту идеализма, что материализм самой наукой якобы опровергнут. Сам римский папа мог бы быть в восторге от всех этих измышлений.
Перед марксистами встал вопрос о том, как дать ответ на эти новые открытия, как «сладить» диалектическому материализму с этими новейшими открытиями. И Ленин в своей работе «Материализм и эмпириокритицизм» показал, что новейшие открытия в области естествознания только подтверждают правоту диалектического материализма. Он показал, что старая теория строения материи потерпела крах, что она отжила свой век и заменяется новой. Он показал, что всё это свидетельствует о неисчерпаемости материи, о том, что наши знания идут всё глубже и глубже, а вовсе не о том, что якобы материя исчезает. Творчески применяя марксизм к этим новым открытиям, Ленин двинул далеко вперёд развитие марксистской философии.
Крайне замечательно, что в этот же период товарищ Сталин, работая в Закавказье, уделяет огромное внимание философским вопросам. В 1906–1907 гг. товарищ Сталин в ряде теоретических статей, объединённых общим названием «Анархизм или социализм», с исключительной глубиной развивает вопросы диалектического и исторического материализма. Товарищ Сталин ведёт напряжённую идейную борьбу за основы марксистской философии, против анархистской группы на Кавказе, выпускавшей газету «Нобати» и крикливо выступавшей против диалектического материализма. В ряде глубоких по содержанию статей товарищ Сталин в борьбе с философствующими анархистами из «Нобати» разъясняет, что такое диалектический метод, что такое материалистическая теория, что такое исторический материализм. В этих статьях товарищ Сталин дал развёрнутое изложение вопросов об отношении марксистской философии к созерцательному материализму Фейербаха, к философии Гегеля в целом и в особенности к его революционной диалектике.
Статьи товарища Сталина замечательны тем, что в них показано, почему и как логически вытекает пролетарский социализм Маркса из философии марксизма, из диалектического материализма. Эти статьи товарища Сталина принадлежат к самым выдающимся произведениям марксистской философии. Ещё задолго до подготовки и выхода в свет книги Ленина «Материализм и эмпириокритицизм» товарищ Сталин дал в своих статьях «Анархизм или социализм» единственное в своём роде глубоко научное и вместе с тем исключительно популярное изложение основ диалектического материализма и научного социализма в целом. Статьи товарища Сталина по своему значению вышли далеко за пределы непосредственной задачи критики анархистов. Это произведение является классической работой по философии, в которой с огромной силой показана связь марксистской теории и революционной практики пролетариата.
Некоторые из меньшевистских литераторов, писавших по вопросам философии (Деборин, Аксельрод), в своей злобе против большевизма пытались тогда клеветнически утверждать, что махизм есть не что иное, как философия большевизма. Между тем, непреложным историческим фактом является то, что именно большевики, именно их руководители Ленин и Сталин в обстановке идейного разложения, бегства интеллигенции из партии, в обстановке разнузданной борьбы ликвидаторов против партии высоко подняли знамя диалектического материализма, развили дальше философию марксизма в новых исторических условиях.
В IV главе «Краткого курса истории ВКП(б)», где говорится о том, как происходило оформление большевиков в самостоятельную марксистскую партию, подчёркнуто, что «книга Ленина «Материализм и эмпириокритицизм» была теоретической подготовкой такой партии»[9].
И в последующий период Ленин и Сталин неустанно ведут борьбу за философию марксизма, занимаются дальнейшей разработкой диалектического материализма. В годы первой мировой империалистической войны перед партией рабочего класса встали новые исторические задачи. В это время Ленин, готовя специальное исследование по материалистической диалектике, составляет свои знаменитые «Философские тетради».
Лозунг большевистской партии о превращении империалистической войны в гражданскую является блестящим образцом ленинской революционной диалектики.
Великое ленинское открытие о возможности победы социализма в одной, отдельно взятой стране, сделанное им в 1915 г., означало новый шаг в развитии марксизма. Мастерское применение материалистической диалектики позволило Ленину обогатить марксизм новым содержанием и снабдить партию пролетариата непобедимым оружием для предстоящей борьбы.
И в годы советской власти, в годы социалистической революции Ленин и Сталин продолжают придавать вопросам философии марксизма первостепенное значение.
Во время профсоюзной дискуссии 1921 г., в борьбе с предательской линией троцкистов и бухаринцев, пытавшихся сорвать пролетарскую диктатуру, Ленин громит их насквозь враждебную марксизму «методологию». Разоблачая эклектицизм и пошлейшую софистику Бухарина и Троцкого, Ленин подчёркивает основные требования диалектической логики: изучать предмет всесторонне, брать предмет в его развитии, подходить ко всякому вопросу с точки зрения практики как критерия истины и, наконец, понимать, что абстрактной истины нет, что истина всегда конкретна. Применяя эти требования диалектики к вопросу о профсоюзах, Ленин даёт знаменитое определение профсоюзов как школы коммунизма.
В 1922 г. Ленин пишет свою известную статью «О значении воинствующего материализма», которая стала программой борьбы за философию марксизма и за дальнейшее развитие диалектического материализма.
Отстаивая и развивая в борьбе с троцкистско-бухаринскими гадами ленинское учение о возможности победы социализма в одной стране, товарищ Сталин блестяще применяет метод диалектического материализма ко всей сумме вопросов классовой борьбы и социалистического строительства. Классическими образцами диалектики являются: сталинская разработка вопросов о законе неравномерности развития капитализма, о противоречивой, двойственной природе нэпа, о природе колхозов и т. д. Товарищ Сталин подверг уничтожающему разгрому, не оставил камня на камне от буржуазной механистической теории равновесия, которую предатель и враг ленинизма Бухарин пытался противопоставить диалектическому материализму.
Огромное значение для всей марксистско-ленинской теории, для дальнейшего развития диалектического и исторического материализма имели указания, данные товарищем Сталиным в конце 1930 г. по вопросу о борьбе с меньшевиствующими идеалистами и механистами — двумя видами прикрытой, завуалированной измены диалектическому материализму.
И, наконец, работа товарища Сталина «О диалектическом и историческом материализме», написанная им для «Краткого курса истории ВКП(б)». В ней обобщён весь идейный материал по вопросам марксистской философии, данный в работах Маркса, Энгельса, Ленина, Сталина, философски осмыслен весь богатейший политический опыт большевистской партии.
Работа товарища Сталина «О диалектическом и историческом материализме» поднимает философию марксизма-ленинизма на новую высоту, является новым этапом в развитии диалектического и исторического материализма.




[1] Сталин, О диалектическом и историческом материализме, «Вопросы ленинизма», стр. 540, изд. 11‑е.
[2] Сталин, О диалектическом и историческом материализме, «Вопросы ленинизма», стр. 541, изд. 11‑е.
[3] Сталин, О диалектическом и историческом материализме, «Вопросы ленинизма», стр. 544, изд. 11‑е.
[4] Ленин, Письма Горькому, стр. 11–12, 1939.
[5] Ленин, т. XII, стр. 184–185.
[6] Ленин, Письма Горькому, стр. 14.
[7] Ленин, Письма Горькому, стр. 17.
[8] «Краткий курс истории ВКП(б)», стр. 98.
[9] «Краткий курс истории ВКП(б)», стр. 136.

Вернуться к оглавлению.

Комментариев нет: