среда, 21 декабря 2016 г.

1. Четыре вида капиталистической промышленности.

Когда у нас говорят о продукции промышленности, то очень часто делают ту ошибку, что берут одну только промышленность, подчинённую ВСНХ, и упускают из виду все те отрасли промышленности, которые ВСНХ не подчинены. А между тем некоторые из них имеют весьма существенное значение — например мельницы, вся мукомольная промышленность, очень крупная, занимающая сотни тысяч людей, охватывающая сравнительно большой капитал и дающая большую продукцию. Все величины, все цифры, которые я буду приводить далее о промышленности, относятся не только к промышленности ВСНХ, но ко всей промышленности СССР, какому бы ведомству ни была подчинена та или иная отрасль.
Последний год, о котором имеются данные уже более или менее точные о валовой продукции всей промышленности, как крупной, так и мелкой, как цензовой, так и нецензовой, — это 1925/26 хозяйственный год. Я буду брать общеизвестные официальные отчётные цифры и выделю, основываясь на этих цифрах, то производство, которое организовано на капиталистических началах.
Капиталистическое производство в промышленности слагается у нас теперь из нескольких частей. Это, во-первых, то, что у нас называется частной цензовой промышленностью, т. е. те, находящиеся в частной эксплуатации предприятия, которые имеют больше 16 рабочих с механическим двигателем или больше 30 рабочих без механического двигателя. Сплошь и рядом приходится встречать в нашей печати и даже в официальных документах, когда идёт речь о капиталистической промышленности, цифру, которая относится только к этим цензовым предприятиям. Но она далеко не покрывает всю валовую продукцию капиталистического промышленного производства в нашей стране.
Кроме капиталистической цензовой промышленности нужно принять во внимание, во-вторых, ещё ту форму капиталистической промышленности, которая скрывается в форме части промысловых кооперативов, являющейся лишь прикрытием отдельных капиталистов для организации производства с наёмными рабочими (лжекооперативы).
В-третьих, нужно принять во внимание и не цензовую капиталистическую промышленность. Ведь из тех предприятий, которые имеют менее 30 рабочих без механического двигателя, есть целый ряд предприятий, имеющих 25 рабочих, 20 рабочих, 15 рабочих, которые принадлежат отдельным частным предпринимателям, ведущим своё производство при помощи наёмных рабочих. И та условная статистическая граница, что, скажем, предприятия без двигателя с наличностью до 30 рабочих считаются мелкой промышленностью, — эта условная статистическая граница не меняет того обстоятельства, что какое-нибудь частное предприятие с 25–20 наёмными рабочими тоже является капиталистическим предприятием. Конечно, нельзя считать «капиталистическим предприятием» какую-нибудь деревенскую кузницу, где труд так называемого наёмного рабочего-ученика, какого-нибудь мальчишки, который раздувает мехи (поскольку он не член семьи, а наёмный), имеет чисто вспомогательное значение. Но, как показало обследование ЦСУ, на такие предприятия нецензовой промышленности приходится небольшая часть занятого в ней наёмного труда, в частности на кузнечное производство — менее 10 тыс. чел. в 1925 г. (стр. 266 «Справочника»). Вообще же из наёмных рабочих мелкой промышленности в предприятиях с одним рабочим занято только 5% (стр. 26 «Планового хозяйства» № 2 за 1927 г.).
В-четвёртых, нужно принять во внимание ещё часть кустарной промышленности, капиталистически организованную путём раздаточных контор. Надо различать в кустарной промышленности две формы. Во-первых, имеется такая кустарная промышленность, где не пользующийся наёмным трудом кустарь за свой собственный счёт производит какие-нибудь изделия и сам продаёт их потребителю. Это есть простое товарное производство, это есть частное производство трудового типа. Бывает при этом и так, что кустарь или мелкий ремесленник производимые изделия не продаёт непосредственно потребителям или заказчикам, а продаёт скупщику, продаёт их оптовику, который закупает определённый вид кустарных изделий, например валенки, вывозит валенки из провинции в Москву и продаёт их здесь. Это всё же будет частное трудовое товарное производство, самостоятельное трудовое товарное производство, но такое, которое в процессе торговли с потребителем непосредственно не выступает, а вместо него выступает тот оптовый скупщик, который скупал соответственные изделия. Но существует и вторая форма, принципиально отличная, — капиталистическая организация кустарной промышленности, где кустарь хотя и не является формально наёмным фабричным рабочим, но является зато рабочим домашней промышленности, организованной капиталистически. Он работает не за свой счёт, а за счёт капиталиста. Он не ведёт самостоятельного хозяйства, а является винтиком в хозяйстве капиталиста. Эта капиталистическая форма организации мелкой домашней промышленности и в городе и в деревне существовала до революции, существует и в настоящее время. Забывать о ней ни в коем случае не следует. Это прежде всего так называемые «раздаточные конторы», когда капиталист за свой собственный счёт приобретает сырьё для производства и необходимые материалы, снабжает этим сырьём и материалами так называемого кустаря, определяет размеры и характер производства. Кустарь обязан производить продукт и сдавать его исключительно тому самому капиталисту, который дал ему сырьё и материалы, который его авансирует и у которого он находится всегда в задолженности, фактически получая от него сдельную заработную плату. Это и есть капиталистическая форма организации кустарной промышленности, и производство её в этой доле должно быть выделено и причислено к капиталистическому производству.

Вернуться к оглавлению.

Комментариев нет: