среда, 21 декабря 2016 г.

7. Контрабанда.

Седьмой метод нелегального образования и накопления частного капитала — это деятельность его в области внешней торговли. Во внешнюю торговлю частного капитала прежде всего входит контрабанда, а во-вторых — овладение импортными товарами разными другими путями.
Что касается контрабанды, то, по сведениям Главного таможенного управления, за последний, 1926 г. ввезено контрабанды примерно на 60 млн. руб. золотом, считая по тем оптовым ценам, которые существуют на границе. Разумеется, попадая в Москву и другие центры, где эти товары сбываются в розничной продаже, они стоят уже не 60 млн. руб., а 120 млн. примерно. Это есть оборот контрабанды по ввозу.
Что именно ввозится? Значение контрабанды для частного торгового капитала заключается главным образом в пополнении ассортимента частной торговли такими родами и видами товаров, которые необходимы для более полного удовлетворения того зажиточного круга покупателей, с каким частная торговля в значительной степени имеет дело. Главное таможенное управление считает (данные о контрабанде беру из представленной им мне справки), что оно задерживает примерно равномерно из всех перевозимых контрабандой товаров одну десятую часть. В этой оценке оно основывается на своих наблюдениях за ряд лет и на других сведениях. Поэтому, если судить о составе всей ввозимой контрабанды по той десятой части, которая конфискуется, то можно считать, что ввозятся по европейской границе, через которую идёт главная масса контрабанды, преимущественно следующие предметы: кожаные изделия и обувь — 12%, галантерея — 11%, вязаные изделия бумажные — 13%, пряжа и остальные бумажные изделия — 12%, шерстяные ткани — 20%, прочая мануфактура — 5%, и на всё остальное приходится только 27%. Это означает, например, что на 15 млн. руб. по розничным ценам ввозится одних только вязаных бумажных изделий — вязаных кофточек, чулок и трикотажных изделий. Если бы предположить, что эти вязаные изделия — только кофты, и если считать за среднюю цену этих кофт в Москве 50 руб., то это означало бы, что ввезено 300 тыс. таких кофт. Если бы считать, что ввозятся только чулки, и считать их по 5 руб. за пару, то ввезено 3 млн. пар чулок. По этим цифрам мы можем судить о масштабе ввезённых бумажных вязаных изделий. Это только 13% всей контрабанды; остальное приходится на другие предметы.
Контрабанда является контрабандой только для нас, для СССР. А те заграничные фирмы, которые организуют контрабандный ввоз в Советское государство, они по ту сторону границы действуют легально, открыто совершают свои операции, и всё это подлежит наблюдению всех наших органов и всякого желающего. По всей нашей западной границе с Эстонией, с Латвией, с Польшей существует (по той стороне) ряд так называемых «транзиток». Транзитки эти стоят почти у самой пограничной линии. Они являются базой, складами для товаров, ввозимых в наше государство контрабандным путём, а вместе с тем служат местом отдыха для контрабандистов и своего рода биржей труда для них, где та или иная фирма нанимает их для производства операции. Эти транзитки идут на расстоянии 20–25 вёрст одна от другой вдоль всей западной границы. Они служат также приёмными пунктами для контрабандного вывоза товаров от нас за границу, например, льна из Псковской губернии и т. п.
Иногда эти потусторонние пограничные пункты служат для весьма своеобразных операций предприимчивых людей и с нашей стороны границы. Уполномоченный МСПО т. Залесский, командированный в конце ноября 1926 г. в Батум для закупки конфискуемых контрабандных товаров, сообщает по этому поводу в своей записке от 29 марта 1927 г. следующее:
«Существует порядок, что если кто-либо из пограничных жителей донесёт агенту погранотряда о местонахождении контрабанды и тот её задержит, то известный процент с суммы, вырученной на аукционе за этот конфискат, идёт пополам задержавшему и осведомителю (треть). Это создало своеобразный промысел. У самой границы имеются турецкие фирмы, торгующие специально контрабандой. Приграничные жители переходят без затруднений границу, покупают, часто в долг, товар у этих фирм и переносят его на нашу сторону. Здесь перенёсший сообщает погранотряду о нахождении им товара, а дальше всё следует, как по писаному. Товар конфискуется, продаётся с аукциона, и выдаётся премия осведомителю и задержавшему. Эта премия у нас составляет сумму большую, чем стоит товар в Турции. Например пачка светочувствительной бумаги (для фотографии) стоит на наши деньги в Турции около рубля (от 95 до 97 копеек), а продаётся на аукционе за сумму от 10 до 14 руб. Пудра «Коти» на турецкой стороне — от 9 до 10 руб., а на нашем таможенном Батумском аукционе — от 54 до 60 руб. дюжина. Коверкот (шерстяная материя на пальто) в Турции — около 6 руб. за метр, а на нашем аукционе — от 33 до 34 руб. за метр. Инспектор ГТУ т. Сталь взял в Батумской таможне на выдержку опись конфискатов и подсчитал стоимость по турецким ценам и сумму выплачиваемой премии. Оказалось, что за товары, которые стоят в Турции 2 400 руб., одной премии у нас приходилось 3 000 руб. Таким образом, выгодно ввозить контрабанду даже для того, чтобы самому заявить о её находке, — благодаря разнице цен премия не только покрывает расходы, но ещё и оставляет прибыль».
За границей существуют специальные фирмы по контрабандной торговле с СССР. Например, одно время очень широко шла организация контрабандного ввоза чая к нам фирмой Высоцкого из Варшавы. До революции это была большая чайная фирма внутри России, поддерживавшая, между прочим, материально эсеровскую партию. После революции Высоцкий переселяется в Варшаву и оттуда организует контрабандный ввоз чая в СССР. В южной полосе, особенно на Украине, одно время контрабандный чай Высоцкого преобладал на нашем внутреннем рынке. Высоцкий публиковал в Польше свои отчёты, как полагается каждой крупной фирме. Теперь мы в значительной мере вытеснили его благодаря тому, что более широко поставили торговлю чаем наших государственных и кооперативных органов и понизили несколько его цену.
Открытые контрабандные операции сопровождались ещё полуконтрабандными, в форме так называемых «посылок». Был такой закон, по которому можно было из-за границы получать почтой посылки товарами на имя отдельных лиц. Этих посылок за 1925/26 г. было доставлено на 10 млн. руб. по иностранным оптовым ценам (по той же справке Главного таможенного управления). Эти посылки прибывали легально главным образом в таможни Ленинградскую и Московскую. По нашим внутренним розничным ценам цена их составляла не менее 30 млн. руб. На пять шестых они имели целью перепродажу, а не личное потребление. Общий оборот контрабандной и полуконтрабандной (посылочной) частной торговли по ввозу в СССР из-за границы составлял, таким образом, за последний год по розничным ценам около 150 млн. руб.
Сумма частного капитала, оборачивающаяся во всей этой торговле, ориентировочно принимается около 20–25 млн. руб., а годовое чистое накопление — около 10 млн. руб.
Но в руки частного капитала попадает не только девять десятых контрабандных товаров, которые они благополучно провозят через границу, но и почти целиком та одна десятая, какая, по данным ГТУ, нами конфисковывалась. Все таможни то, что они конфискуют, продают с аукциона, причём на аукционы обычно являются только частники, которые скупают почти всё. Главное таможенное управление доставило мне справку за период времени с 1 октября 1926 г. по 1 января 1927 г. о том, кому продана таможнями вся конфискованная контрабанда. Оказывается, что из всего конфискованного таможни продали частным лицам: Батумская таможня — 66,5%, Бакинская — 86,5%, Тифлисская — 50%, Шепетовская (на польской границе) — 85%, Каменец-подольская — 99,8%, Минская — 56%, Московская — 50,6%, Благовещенская (на Амуре) — 78%, Хабаровская — 75%, Владивостокская — 77%, Ташкентская — 91%, Полторацкая — 100% и т. д. Одним словом, в среднем до 75% всех конфискованных нами товаров попадает затем в порядке аукционной продажи опять представителям контрабандных фирм, которые приходят на аукцион и покупают там то, что конфисковано у их агентов. А затем отправляют и эту часть контрабандных товаров в различные города СССР — уже вполне легально.
Участие частного капитала во внешней торговле, контрабандное и полуконтрабандное, сопровождается специальной организацией скупки частными фирмами тех импортных товаров, которые ввозятся государственными органами. Вот, например, существуют в Москве три частные фирмы, одна из которых называется «Техинструмент», другая — «Электрометалл», а третья просто по фамилии владельца. Они специализировались на закупке по СССР инструментальных товаров (из соответствующего целевого импорта), для чего у них имеется целый штат агентов, разъезжающих по разным городам и скупающих в госорганах эти импортные товары. А затем эти фирмы снабжают скупленными инструментами как частников, так и нуждающиеся в них государственные органы (подробности опубликованы в «Правде» от 1 августа 1926 г.).
Замечателен пример целевого импорта для Карской экспедиции.
У нас каждый год из Архангельска через Ледовитый океан отправляется специальная экспедиция через Карское море для снабжения товарами Сибири. Для этой Карской экспедиции без таможенных пошлин привозятся из Англии некоторые импортные товары (целевой импорт). Так вот, священники православной церкви учредили артель, которая называется «Масловоск». Эта артель имеет целью, во-первых, снабжение богомольного населения церковными свечами, а во-вторых — вообще коммерческие операции доходного характера. В настоящее время существует большой голод на квебраховый дубильный экстракт, который привозится из Канады и необходим для выделки кож. Он дорог, его ввозят мало, имея в виду, конечно, государственные кожевенные заводы. И вот артель священников «Масловоск» купила у Архангельского губторга из бронированного беспошлинного фонда (целевого импорта) 900 пудов квебрахового экстракта. Это для квебрахового экстракта очень большое количество (подробности опубликованы в «Правде» от 29 июня 1926 г.).
Битумсланец (у нас имеется такой трест) продал частнику на триста тысяч рублей церезиноля (из импортной канифоли и воска), продал частнику 10 тыс. пудов импортного гарпиуса и т. д. Понятно, такие громадные сделки происходят не с ручными разносчиками, а с крупными оптовиками.
Таким образом, кроме контрабанды и полуконтрабанды, частный капитал скупает ещё у наших государственных органов часть тех импортных товаров, какие для него вовсе не предназначались. Выше было уже приведено, что у ГУМ’а 80% импортной галантереи скупили в 1926 г. частники, которые продавали её затем дальше.
В связи с торговлей контрабандными товарами наблюдается интересное явление: в пограничных портовых и других городах, которые являются средоточием контрабанды, роль частной торговли иногда растёт не только абсолютно, но и за счёт уменьшения других видов торговли (государственной и кооперативной).
Вот, например, Новороссийск. Вообще надо сказать, что кавказское побережье, особенно Закавказье, является местом с весьма развитой контрабандой. Особенно Батум является одним из первокласснейших её центров, но Новороссийск тоже неплох. В Новороссийске за последнее полугодие 1925 г. общий оборот торговли увеличился больше чем на 60%. Но при этом обороты частной торговли возросли на 80%, в то время как оборот государственной торговли возрос только на 53%, а кооперативной — всего на 33%. Удельный вес частника в связи с этим поднялся до 47% общего оборота торговли (подробности опубликованы в «Правде» от 23 мая 1926 г.). Так как контрабандные товары идут через частную торговлю, то в излюбленных пунктах контрабанды увеличивается и роль частной торговли.
Последнее звено в цепи экспортно-импортных операций частного капитала составляют сделки по ввозу и вывозу смешанных акционерных обществ, уже совершенно легальные в отличие от всех описанных выше путей. По подсчёту нашего Берлинского торгпредства, за полугодие 1926 г. из всего нашего ввоза из Германии приблизительно половина проходит по специальным, подконтрольным Торгпредству поручениям различных организаций, главным образом государственных органов (Нефтесиндиката и т. д.). И вот в составе этой половины около пятой части составили покупки для импорта в СССР смешанных акционерных обществ, т. е. по отношению ко всему ввозу из Германии около 10%. В данный момент трудно установить, насколько устойчиво это соотношение и насколько характерно также для ввоза из Англии и др. стран. Но если и не 10%, то всё же несколько процентов в нашем импорте на долю частного капитала (в форме смешанных и концессионных обществ) надо положить уже совершенно легально. Кроме того, внутри СССР происходят ещё сделки концессионных предприятий, привозящих из-за границы разные товары с целью перепродажи их дальше на рынок (например дело Анилтреста в Московском губсуде в 1926 г. по сделке с Московским отделением германской фирмы «Востваг» по покупке красок, 10 тыс. пудов динитрохлоробензола и др.).
Если взять процент, какой составляет импортная внешняя торговля частного капитала в СССР по отношению к оборотам всей частной торговли в СССР, с одной стороны, и если взять, с другой стороны, весь импорт в СССР — государственный, кооперативный и частный вместе — по отношению ко всему внутреннему торговому обороту СССР (в государственной и кооперативной и частной торговле вместе), то оказывается, что эти две величины мало отличаются. Если государственный и кооперативный импорт составляет примерно 3% по отношению к государственному и кооперативному внутреннему торговому обороту, то и частный импорт в своих нелегальных и легальных формах вместе составляет тоже примерно 2,5–3% к частному внутреннему торговому обороту СССР. Подобно тому как государственная и кооперативная торговля внутренняя имеет своим дополнением внешние торговые отношения, подобно этому и частная торговля имеет своё внешнее торговое дополнение примерно почти в том же проценте.
Участие частного капитала в импортной торговле подразумевает участие частного капитала и в экспортной торговле, так как он должен чем-нибудь оплачивать то, что привозит. Отчасти оплата производится контрабандным вывозом за границу советского льна и других предметов сырья, которые заготовляются близ европейской или азиатской границ в пограничных районах, отчасти — тайным вывозом драгоценных камней и т. п. изделий, и, наконец, вывозом валюты и золота непосредственно. В этом отношении характерно, что из всего контрабандного экспорта, который был конфискован нашими таможнями за 1925/26 г. по европейской границе, на валюту пришлось 87%, а на товары только 13% (та же справка Главного таможенного управления). Считается подлежащими органами, что за год не менее чем от 15 до 20 млн. руб. золота в его натуральной форме частный капитал переправил за границу за контрабандные товары, а остальное оплатил драгоценными камнями, платиной, вывозом льна, вывозом различных художественных изделий и т. д. Частный капитал использует при этом как старые свои запасы золота, так и не скупаемую государственными кредитными учреждениями часть потребительских переводов иностранной валюты из-за границы и, наконец, новый прилив к нему золота в натуре как от частных мелких приискателей Сибири, так и путями, о которых речь будет ещё идти в разделе о защитных операциях.

Вернуться к оглавлению.

Комментариев нет: