среда, 1 марта 2017 г.

Глава IV. Благоевская группа.

Совершенно независимо от группы «Освобождение Труда», почти одновременно с ней, в Петербурге возникла первая социал-демократическая группа, известная по имени своего основателя, болгарина Благоева[1]. Как и Плеханов, Аксельрод и Засулич, Благоев начал с критики народничества и перешёл к штудированию научного социализма. Но если первые, живя заграницей, находились в благоприятных условиях для ознакомления с теорией и практикой западноевропейского рабочего движения, то нельзя того же сказать о Благоеве и его товарищах. По собственным словам Благоева, взгляды его группы «представляли смесь научного социализма с лассальянством и, если хотите, с лавризмом... «В основе наших взглядов и программы — говорит он — лежал общий принцип социал-демократии, а именно, что рабочий класс России должен выделиться в самостоятельную политическую партию, конечная цель которой должна состоять в преобразовании общества на социалистических началах, на коллективном владении средствами производства; что для приближения к этой цели рабочему классу России необходимо прежде всего добиться конституции, и что в России конституционное управление останется мечтой до тех пор, пока не явится сильная рабочая партия с самостоятельными от буржуазии задачами. Поэтому, насколько помнится, в первой передовице № 1. «Рабочий», писанной мною, настаивалось больше всего на том, что рабочим в России необходимо бороться, как за ближайшую задачу, за конституционное управление... Политическую свободу мы считали первым необходимым условием для того чтобы можно было бороться для социалистического переворота. А этот последний мы представляли себе по Лассалю т. е. через рабочие ассоциации, субсидируемые государством»[2].
Как мы уже видели, лассальянскую идею о «государственной помощи производительным ассоциациям» включила в свою программу и группа Освобождение Труда. А так как первый номер «Рабочего», органа Благоевской группы, вышел в Петербурге раньше, чем эта группа завязала сношения с группой Освобождение Труда, то очень вероятно, что компромисс, о котором говорит Плеханов по поводу проекта программы группы Освобождение Труда, и был сделан последней именно под влиянием взглядов кружка Благоева этой единственной работавшей в то время в России социал-демократической группы. Программа Петербургской группы, как её излагает Благоев в своём письме к Кольцову, сводилась к следующему:
I. Конечные цели.
1)       Передача земли, фабрик, заводов, орудий производства, т. е. машин и проч., в руки рабочих обществ.
2)       Превращение труда, земли, фабрик и заводов в общественную собственность.
3)       Передача государственной власти в руки народа.
4)       Полная свобода распространения знаний и преподавания, свобода печати, слова и совести.
5)       Даровое и для всех доступное образование.
6)       Международный союз для поддержания солидарности всех народов.
II. Средства.
1)       Широкое избирательное право для лиц обоего пола.
2)       Общинное самоуправление.
3)       Полная свобода в преподавании наук и искусств, в распространении знания, свобода слова, печати и религии.
4)       Уничтожение религиозного воспитания в школах и предоставление его семье.
5)       Организация обязательного и дарового образования, основанного на духе общественных и гражданских обязанностей.
6)       Уничтожение постоянной армии и организация народной милиции.
7)       Сокращение числа чиновников и организация выборной общинной службы.
8)       Замена современного суда судом выборных присяжных.
9)       Соединение земледельческого труда с промышленным.
10)   Централизация кредита в руках государства и его употребление на организацию народного труда и народного производства на коллективных началах.
11)   Организация обществ для эксплуатации на коллективных началах общественных земель, горных богатств и орудий производства[3].
Здесь, как и следовало ожидать, мы не находим той научной обоснованности и той относительной выдержанности, какой, в сравнении со всеми остальными революционными программами 1870‑х и 1880‑х годов, отличается программа группы Освобождение Труда. Питерская программа в значительно большей мере, чем женевская, сохранила на себе следы народнических предрассудков; в ней совершенно отсутствуют экономические рабочие требования, а программа минимум не отделена от программы максимум. В программе Благоевской группы чувствуется полное политическое невежество и отсутствие знакомства с самыми элементарными положениями западноевропейских конституций и с требованиями западноевропейской социал-демократии. Интересно сравнить эту программу с выработанной в 1879 году в Петербурге же программой «Северного Союза Русских Рабочих». Приведём политическую часть этой программы:
«Так как политическая свобода, — говорили рабочие, — обеспечивает за каждым человеком самостоятельность его убеждений и действий, так как ею прежде всего обеспечивается решение социального вопроса, то непосредственными требованиями Союза должны быть:
1)       Свобода слова, печати, право собраний и сходок.
2)       Уничтожение сыскной полиции и дел по политическим преступлениям.
3)       Уничтожение сословных прав и преимуществ.
4)       Обязательное бесплатное обучение во всех школах и учебных заведениях.
5)       Уменьшение количества постоянных войск или полная замена их народным вооружением.
6)       Право сельской общины на решение дел, касающихся её, как-то: размера податей, надела земли и внутреннего самоуправления.
7)       Уничтожение паспортной системы и свобода передвижения.
8)       Отмена косвенных налогов и установление прямого, сообразно доходу и наследству.
9)       Ограничение рабочих часов и запрещение детского труда.
10)   Учреждение производительных ассоциаций, ссудных касс и дарового кредита рабочим ассоциациям и крестьянским общинам[4].
В этой программе, несомненно, видна большая политическая зрелость, чем в программе Благоевской группы, а участие в её выработке самих рабочих придало её требованиям более конкретный характер. Каждый выставленный здесь лозунг даёт определённый материал для агитации.
Как мы уже говорили, петербургская группа Благоева завязывает отношения с заграничной Группой Освобождение Труда. Между обеими группами ведётся деятельная переписка, сообща обсуждается программа, и уже к выходу № 2 «Рабочего» они окончательно сговариваются между собой. Как та, так и другая группа работают главным образом среди учащейся молодёжи; но, в отличие от эмигрантской, петербургская группа завязывает также и непосредственные связи с рабочими. «Я занимался — пишет Благоев — главным образом пропагандой между рабочими, преимущественно на сталелитейном заводе и на Васильевском острове»[5]. Но сама группа, подобно женевской, состояла исключительно из одних интеллигентов: в неё входили человек 15–16 студентов и курсисток, один инженер, один журналист и двое нелегальных, бывших членов «Чёрного Передела».
С 1885 г. Петербургская группа начала выпускать свой орган «Рабочий». Во втором номере этой газеты мы, между прочим, находим статью Аксельрода о западноевропейском рабочем движении и письмо Плеханова к петербургским рабочим кружкам, озаглавленное «Современные задачи русских рабочих». «Я потому обращаюсь с письмом именно к вам, к кружкам рабочих, что у нас в России, как везде и всюду, социал-демократическая партия должна быть партией по преимуществу рабочей. Это не значит, что социал-демократическая партия должна отталкивать от себя людей из других классов общества. Такая исключительность была бы совершенно несправедливой, создала бы ей целый ряд неудобств и даже поставила бы её в почти безвыходное положение.
«Называя её партией рабочей по преимуществу, я хочу только сказать, что наша революционная интеллигенция должна идти с рабочими, а наше крестьянство должно идти за ними. При такой постановке вопроса наша социал-демократическая партия может сохранить свой рабочий характер, вовсе не впадая во вредную исключительность»[6].
Переходя к задачам русских рабочих, Плеханов указывает, что эти задачи вытекают из двойственного положения рабочего класса. «Каково ваше современное положение? Во-первых, вы рабочие, а во-вторых, вы граждане или — так как граждан у нас пока нет — вы обыватели русского государства[7]. «Уже из этого (него) видно, — продолжает он дальше, — что ваши задачи также должны иметь две стороны, как имеет их ваше современное положение.
«Вы должны бороться: во-первых, ради своего освобождения от гнёта хозяев, от экономической эксплуатации, а во-вторых, ради приобретения тех прав, которые положат конец полицейскому произволу и сделают из вас, — пока ещё бесправных обывателей — свободных граждан свободной страны. Другими словами, вы должны бороться во имя политической свободы.
И не думайте, что эти две задачи могут быть отделены одна от другой, что они могут быть решены порознь и независимо друг от друга.
Каждый из вас одновременно является и эксплуатируемым рабочим, и бесправным обывателем. Поэтому и все вы в совокупности, — весь русский рабочий класс, — должны одновременно преследовать как политическую, так и экономическую цель. Вы должны одновременно стремиться низвергнуть как тех, которые являются господами на фабрике, так и тех, которые полновластно распоряжаются теперь в русском государстве.
Одно немыслимо без другого. Без экономической независимости вы никогда не будете в состоянии воспользоваться во всей полноте вашими политическими правами, без политических прав вы никогда не добьётесь экономической независимости. И если бы даже нашлось такое правительство, которое захотело бы и могло бы, — не давая вам политических прав, — обеспечить ваше материальное положение, то вы всё-таки были бы не более, как сытыми рабами, хорошо откормленным рабочим скотом. Ваше умственное развитие, ваше нравственное достоинство пострадали бы от этого даже более, чем теперь, когда правительственный гнёт толкает вас на борьбу и наполняет негодованием ваши сердца»[8].
«Чем же могут быть разрешены эти задачи?» — спрашивает далее Плеханов и сейчас же отвечает:
«Они могут быть разрешены только силой.
Современное правительство не даёт вам добровольно политических прав; землевладельцы, фабриканты, заводчики, банкиры, словом те, в руках которых скопляются теперь богатства не откажутся добровольно от этих богатств и не передадут их добровольно в ваше распоряжение. Между тем вам необходимо как то, так и другое. Вам остаётся поэтому припомнить, что народное благо есть высший закон, и во имя этого блага силой заставить ваших врагов сделать то, к чему вы не склоните их никакими просьбами, никакими увещаниями.
Итак, только силой можете вы добиться своего освобождения. Значит, вам нужна сила, нужно очень много силы. В чём же она заключается?
Сила рабочего класса зависит от трёх условий: 1) от его сознательности, т. е. от ясного понимания того, к чему он стремится; 2) от его сплочённости, и 3) от его тактики, т. е. от уменья вовремя нападать на своих врагов, и пользоваться каждой, даже и самой ничтожной победой, для облегчения своих дальнейших действий.
Я не говорю о смелости, о той бесповоротной решимости во что бы то ни стало добиться своих целей, без которой нечего и начинать борьбу. Это четвёртое условие подразумевается само собой и может быть выражено русской пословицей «волков бояться, так и в лес не ходить»[9].
«...Более развитые рабочие должны помнить, что на них лежит огромный долг по отношению к их более тёмным братьям. Социалистическая пропаганда, т. е. распространение социалистических мыслей и, как средство для этого, распространение социалистических книг, брошюр и воззваний (теперь у вас есть уже газета); такая пропаганда составляет прямую их обязанность. А так как в одиночку заниматься такими вещами неудобно, то вы должны озаботиться созданием как можно большего числа социалистических кружков в своей среде. Такие кружки удесятеряют силы каждого из вас в отдельности.
Эти же кружки сослужат вам и другую службу. Они дадут вам возможность образовать в своей среде стройную и сплочённую организацию»[10]. Организованные рабочие станут революционной силой, какой ещё не бывало в России, и приобретут влияние на всю остальную рабочую массу.
Далее Плеханов доказывает, насколько повысятся шансы для ведения пропаганды социалистических идей и агитации против существующего порядка вещей, когда рабочие добьются свободы слова, печати, сходок и всяческих обществ, и в особенности когда, кроме этих «отрицательных» прав, они добьются «положительного» права участвовать через своих представителей в законодательстве страны. «Из союза тайных рабочих кружков — говорит он — вы превратились бы тогда, наконец, в открытую рабочую социал-демократическую партию»[11].
В своём стремлении к политической свободе рабочие должны всячески использовать неизбежный конфликт между высшими классами и самодержавным правительством. «Придёт время — пишет Плеханов в той же статье, — когда сами высшие классы будут просить вашей помощи в борьбе с царём, когда они сами будут толкать вас на борьбу за свободу. Но, пользуясь этим выгодным для вас обстоятельством, вы всё-таки должны начать эту борьбу на свой собственный страх и для достижения своих собственных целей. Не забывайте, что в политике нет благодарности, и если вы не будете думать сами о себе, то другие будут думать о вас лишь до тех пор, пока им нужно будет пользоваться вашей силой. Но как только дело дойдёт до выгод, принесённых борьбой, то высшие классы будут помнить только о себе, да разве ещё о том, чтобы держать вас в узде и в повиновении. Но если вы будете сильны и сплочены, если вы сознательно пойдёте к своей цели, то вы сумеете отстоять свои права и не даром затратите свои силы».
«Вы добьётесь тогда для всех вас, т. е. для всех крестьян и рабочих, права выбирать представителей в Законодательное Собрание и быть выбираемыми в такие представители; вы добьётесь свободы слова, печати, сходок, собраний, образования рабочих обществ — короче, вы завоюете себе политические права и политическую свободу»[12].
«Опираясь на завоёванные вами права, вы сумеете также хоть немного улучшить своё материальное положение. Ваши представители потребуют от Законодательного Собрания целого ряда экономических реформ в пользу бедных и трудящихся классов. Конечно, нельзя ожидать серьёзных реформ от Собрания, в котором большинство будет состоять из представителей высших классов. Но, во-первых, вы всё-таки получите таким образом несравненно больше, чем получили бы вы, стоя сложа руки. А во-вторых — упорство высших классов также пойдёт вам на пользу, хотя и в другом отношении. Оно возбудит неудовольствие народа, оно толкнёт в ваши революционные ряды тех, которые по своей слабости и нерешительности надеялись на мирный исход, на милосердие царя, на благоразумие высших классов. Оно послужит новым, самым убедительным доводом в пользу ваших идей, в подтверждение той истине, что полное освобождение трудящегося класса возможно будет лишь тогда, когда класс этот захватит всю государственную власть в свои руки и провозгласит республику социальную и демократическую.
И так, что же вам предстоит теперь делать?
1) Развивать сознательность в среде ваших товарищей, 2) организовать и сплачивать их силы, 3) направлять эти силы на завоевание тех политических прав, которые дали бы вам возможность добиться некоторых экономических реформ уже в настоящее время, а главное — облегчили бы вам вашу окончательную победу в будущем.
Ведите же настойчивей это дело! Мы живём накануне важных событий, и русскому рабочему классу необходимо явиться сознательным участником в этих событиях, а не жалкой массой рабов, над которой не издевается только ленивый»![13].
Второй номер «Рабочего» был вместе с тем и последним. Аресты 1886–1887 гг. прекратили существование Благоевской группы.




[1] Т. Благоев сейчас является одним из активных вождей Болгарской Коммунистической Партии.
[2] Кольцов. Послесловие к «История революционных движений в России» Туна, стр. 358–359.
[3] Кольцов. Приложение, к «История революционных движений в России» Туна Изд. Библ. для всех. Стр. 359–360.
[4] А. Ельницкий. «Первые шаги рабочего движения в России». Стр. 43.
[5] Кольцов. Приложение. к «История революционных движений в России». Туна. Стр. 357.
[6] «Рабочий» № 2. Цит. по Сборнику политических статей Плеханова «На два фронта» Женева. 1905. Стр. 84.
[7] «Рабочий» № 2. Цит. по Сборнику политических статей Плеханова «На два фронта» Женева. 1905. Стр. 85.
[8] «Рабочий» № 2. Цит. по Сборнику политических статей Плеханова «На два фронта». Стр. 87–88.
[9] «На два фронта». Стр. 89.
[10] «На два фронта». Стр. 91.
[11] «На два фронта». Стр. 93.
[12] «На два фронта». Стр. 95.
[13] «На два фронта». Стр. 99.

Вернуться к оглавлению.

Комментариев нет: