вторник, 20 октября 2015 г.

Диктатура пролетариата как основной вопрос пролетарской революции.

«Самым главным вопросом всякой революции, — говорит Ленин, — является вопрос о государственной власти». В руках какого класса сосредоточена власть, какой класс или какие классы должны быть свержены, какой класс или какие классы должны взять власть, — в этом «самый главный вопрос всякой революции»[1].

Закон революций есть абсолютный закон антагонистических общественных форм. Ожесточенная классовая борьба, достигающая предельного обострения в революции, приводит к низвержению прежнего господствовавшего класса, захвату власти революционным классом, к его диктатуре, необходимой для окончательного упрочения его победы. «Кто не понял необходимости диктатуры любого революционного класса для его победы, — говорит Ленин, — тот ничего не понял в теории революции или ничего не хочет знать в этой области»[2].
Если диктатура является необходимостью для победы любого революционного класса, то чем же, как не полной изменой марксизму, как не полным контрреволюционным перерождением, надо признать отрицание II Интернационалом диктатуры пролетариата, класса, осуществляющего «самую глубокую революцию в истории человечества»?
Самой ожесточенной классовой борьбой во всей мировой истории несомненно является революция пролетариата против буржуазии, против наиболее развитой формы классовой эксплуатации. «Революцией называется отчаянная борьба классов, дошедшая до наибольшего ожесточения. Классовая борьба неизбежна, — формулирует Ленин эту особенность пролетарской революции. — Либо надо отказаться от революции вообще, либо нужно признать, что борьба с имущими классами будет самой ожесточенной из всех революций»[3].
Весь старый эксплуататорский мир во главе с буржуазией выступает против авангарда трудящихся — пролетариата, — вооруженный неслыханной экономической и политической мощью, опираясь на воздействие буржуазной культуры и идеологии. Тысячами нитей по всем направлениям буржуазия, как мы уже знаем из предыдущих глав, опутывает и связывает мелкобуржуазные массы, умело используя огромную силу их собственнических и торгашеских традиций. Влияние буржуазии проникает и в среду пролетариата; опираясь на своих социал-лакеев, она выращивает, воспитывает в его среде рабочую аристократию и всячески использует политическую отсталость отдельных слоев пролетариата. Все экономическое влияние, все политические, культурные, бытовые предрассудки мобилизуются буржуазией против революции.
Пролетариат должен уничтожить самую развитую и могущественную форму эксплуатации — капиталистическую — и тем самим положить конец всякой эксплуатации. Но этой форме соответствует и самая развитая и могущественная из всех когда-либо существовавших до нее политических форм классового угнетения — буржуазное государство, «признанной задачей которого является увековечение господства капитала и рабства труда»[4].
Все прежние революции, в которых один эксплуататорский класс приходил на смену другому, ограничивались тем, что этот новый класс завладевал старой государственной машиной и лишь продолжал в своих классовых интересах совершенствовать этот аппарат угнетения меньшинством трудящегося большинства. Революция, направленная против всякой эксплуатации, должна очевидно поставить перед собой в корне отличную задачу: пролетариат должен сломать, разрушить, уничтожить этот аппарат, выковавшийся эксплуататорами для обеспечения их господства над эксплуатируемыми и могущий служить только целям угнетения и эксплуатации. На его место пролетарская революция должна поставить государство диктатуры пролетариата, новую политическую форму, в рамках которой единственно возможно разрешение всех задач социалистической революции.
Нельзя победить, нельзя свергнуть буржуазию, уничтожить классы, построить социализм, не разбив, не сломав предварительно буржуазного государств, буржуазной государственной машины. Отрицать это — значит отрицать «главное, основное в учении марксизма о государстве». Это значит, вместе с тем, отрицать все учение марксизма о пролетарской революции. «Революция, — говорит Ленин, — состоит в том, что пролетариат разрушает «аппарат управления» и весь государственный аппарат, заменяя его новым, состоящим из вооруженных рабочих». «Суть дела в том, сохраняется ли старая государственная машина (связанная тысячами нитей с буржуазией и насквозь пропитанная рутиной и косностью), или она разрушается и заменяется новой»[5].
Маркс и Энгельс строили всю свою огромную теоретическую и практическую политическую работу, выясняя условия подготовки и осуществления революции пролетариата, они строили ее в борьбе за диктатуру пролетариата. Весь процесс развития пролетариата они рассматривали как процесс «более или менее скрытой гражданской войны, происходящей в недрах современного общества вплоть до того пункта, когда эта война превращается в открытую революцию и пролетариат путем насильственного низвержения буржуазии кладет основание своему государству»[6].
Отправляясь от этого существеннейшего принципа марксизма, Ленин показал, как подготовлялась полная измена марксизму, а затем и переход в лагерь контрреволюции у крупнейшего из теоретиков II Интернационала — у Каутского. Ленин показал, как даже в лучшие свои времена Каутский обходил и замазывал основной вопрос революции — вопрос о государстве, о необходимости разрушения буржуазной государственной машины, о диктатуре пролетариата, т. е. «смазывал самое существенное отличие марксизма от оппортунизма в вопросе о задачах пролетарской революции»[7].
Классы, говорил Ленин, «не исчезнут без диктатуры пролетариата»[8]. «Сохранить власть пролетариата — это является нашим единственным принципом»[9]. «Диктатура пролетариата неизбежна, необходима и безусловно обязательна для выхода из капитализма»[10]. Ничего не стоит признание классовой борьбы вообще, «если это признание не доведено до признания диктатуры пролетариата, до выхода из капитализма, до самого главного, до периода перехода от капитализма к социализму, до периода свержения буржуазии и полного уничтожения ее»[11].
Опираясь на эти основные положения Маркса, Энгельса, Ленина, т. Сталин указал, что ленинизм, т. е. марксизм эпохи империализма и пролетарских революций вообще, является теорией и тактикой диктатуры пролетариата в особенности. С захватом власти пролетарская революция лишь начинается. Классовая борьба пролетариата не заканчивается установлением его диктатуры и созданием нового пролетарского государства. Свержение власти буржуазии и установление диктатуры пролетариата — лишь одна из задач пролетарской революции. Ее последующие задачи заключаются в уничтожении всякой возможности классовой эксплуатации, в уничтожении классов, в построении нового общества, сменяющего прежнюю капиталистическую формацию. Сама диктатура пролетариата — лишь переход к новому социалистическому строю.
Все эти задачи не могут быть осуществлены пролетариатом иначе, как в условиях самой обостренной классовой борьбы. «Диктатура пролетариата, — указывал Ленин, предостерегая от опошления ее понимания оппортунизмом, — не есть окончание классовой борьбы, а есть продолжение ее в новых формах». Пролетариат не может полностью уничтожить старых отношений эксплуатации без диктатуры. Новая социалистическая экономика не вызревает в недрах капиталистического общества. Пролетариату лишь предстоит эту экономику построить. Эта важнейшая задача лежит в основе всей тактики пролетарской диктатуры. Диктатура пролетариата необходима для уничтожения буржуазии, которая без отчаянного сопротивления и борьбы не сдастся; диктатура необходима для того, чтобы ликвидировать ту отсталость и различие форм угнетения трудящихся масс, которые создаются многообразными путями в условиях господства капитализма; диктатура необходима для перевоспитания рабочим классом непролетарских трудящихся масс, для преобразования их мелкособственнического хозяйства в крупное социалистическое; диктатура необходима для дальнейшего коммунистического воспитания самого пролетариата; диктатура необходима для уничтожения классов. «Пролетарская революция, ее движение, ее размах, ее достижения облекаются в плоть и кровь лишь через диктатуру пролетариата»[12].
Ленин говорил поэтому о целом периоде пролетарской диктатуры как о глубочайшем переломном периоде во всемирной истории. Он жестоко разоблачал как правых оппортунистов, не видевших в диктатуре пролетариата продолжения классовой борьбы, так и «архилевых» мелкобуржуазных героев, стремившихся без учета объективных условий разрешить все задачи революции «единым махом» и впадавших в уныние перед перспективой десятка, а то и больше лет упорнейшей, невиданно тяжелой борьбы в новых, многообразных ее формах.
Ленин поднявший на новую, высшую ступень учение Маркса о пролетарской революции соответствующим образом развил и обогатил учение о диктатуре пролетариата, трактующее коренное содержание революции. Учение о классовой борьбе в переходный период, о союзниках пролетариата в этой борьбе, о формах и сущности союза с крестьянством, разработка учения о диктатуре пролетариата как новом и высшем типе пролетарской демократии, учение о советской государственной форме пролетарской диктатуры, о системе диктатуры пролетариата в целом, о роли партии в системе диктатуры пролетариата, о возможности и путях строительства социализма — вот вкратце наиболее существенное из всего того нового, что дал Ленин в этой области[13]. Вопрос о диктатуре пролетариата, об условиях ее завоевания и ее закрепления является, как указывает т. Сталин, основным вопросом ленинизма.
Вследствие неравномерного, скачкообразного характера капиталистического развития диктатура пролетариата, как правило, устанавливается в итоге победы революции в отдельных странах, при сохранении до поры до времени господства буржуазии в других странах. Когда «эксплуататоры разбиты только в одной стране, — это конечно типичный случай, — подчеркивал Ленин, — ибо одновременная революция в ряде стран есть редкое исключение»[14].
Пролетариат, взявший власть в нашей стране, капиталистически менее развитой, нежели окружающие страны, победоносно подавлял и продолжает подавлять сопротивление буржуазии. Установив правильные взаимоотношения с различными группами трудящихся и руководя их борьбой в союзе с широкими массами среднего крестьянства, подавляя сопротивление кулацкой верхушки деревни и опираясь на деревенскую бедноту, пролетариат построил фундамент новой социалистической экономики.
Теоретическое обоснование возможности для пролетариата, взявшего власть в одной стране, строить и построить социализм, данное Лениным, уже проверено практикой победоносной пролетарской диктатуры в СССР. Пролетарская диктатура представляет собой в этом отношении величайшую инициативную, творческую силу. Учение Ленина о революционных возможностях, вытекающих из правильного и различного отношения пролетариата к различным слоям крестьянства, и об использовании этих возможностей, о преодолении таким путем внутренних противоречий нашей экономики, — это учение является важным, но не основным, а производным моментом теории и тактики пролетарской революции и диктатуры пролетариата.
Если противоречия страны пролетарской диктатуры могут быть полностью разрешены и преодолены взявшим власть в нашей стране отрядом мирового пролетариата, то гарантия от интервенции со стороны капиталистических стран и от возможной, таким образом, реставрации капитализма, т. е. окончательная победа социализма, не может быть обеспечена силами только господствующего в одной стране пролетариата. Такая гарантия дается победой рабочего класса в ряде стран, дальнейшим развитием мировой революции. В то же время необходимым условием дальнейшего развития мировой революции является само существование страны пролетарской диктатуры и успешное строительство в ней социализма. Окончательная победа социализма в одной стране, и победа пролетариата в других странах теснейшим и неразрывным образом взаимно обусловлены, и это создает прочную основу интернациональной солидарности и объединенной борьбы пролетариев всех стран.
Как и всякий процесс, диктатура пролетариата проходит различные периоды. Каждый период характеризуется своими определенными особенностями и вытекающими отсюда задачами, которые должен решать в данный период пролетариат, чтобы удержать за собой диктатуру и подготовить переход к следующей ступени в развитии коммунистической революции.
Таковы наиболее существенные черты общего учения марксизма-ленинизма о диктатуре пролетариата. Классическим образцом применения и ярким подтверждением правильности этого учения являются Октябрьская революция и диктатура пролетариата в СССР.
В условиях пролетарской диктатуры ревизия марксизма-ленинизма нашла свое характерное проявление в мелкобуржуазном либерализме и в мелкобуржуазном радикализме, выхолащивающих из учения о диктатуре пролетариата его революционно-классовое содержание, его подлинное марксистско-ленинское понимание. Под флагом внешнего признания диктатуры, основные условия оппортунизма сосредоточиваются на главном — на ревизии марксистско-ленинского учения о диктатуре, — все равно получает ли этот оппортунизм откровенно правое или прикрытое «левой» фразеологией выражение.
Поэтому одним из основных условий полного преодоления всех извращений материалистического понимания истории со стороны международного меньшевизма, механицизма, меньшевиствующего идеализма и т. д. является ясное понимание того, что основной проблемой исторического материализма в переходный период являются проблема диктатуры пролетариата, ее роль и ее задачи в строительстве социализма, получившие свое выражение в генеральной линии партии.



[1] Сталин, Вопросы ленинизма, с. 343, 1931 г.
[2] Ленин, т. XVII, с. 349.
[3] Ленин, т. XVII, с. 349.
[4] Маркс, Соч., с. 25.
[5] Ленин, т. XIV, ч. 2, с. 391.
[6] «Коммунистический манифест», с. 76, Гиз, 1924 г.
[7] Ленин, т. XIV, ч. 2, с. 382.
[8] Ленин, т. XVI, с. 353.
[9] Ленин, т. XVIII, ч. 1, с. 330.
[10] Ленин, т. XVI, с. 222.
[11] Ленин, т. XIX, ч. 2, с. 324.
[12] Сталин, Вопросы ленинизма, с. 41, 1931 г. Подчеркнуто нами. – Авт.
[13] Сталин, Вопросы ленинизма, с. 274.
[14] Ленин, т. XV, с. 466–467.

Комментариев нет: