среда, 7 октября 2015 г.

Партия рабочего класса. Стратегия и тактика борьбы.

Политическим и теоретическим руководителем пролетариата в его классовой борьбе является коммунистическая партия.
Чем больше нарастает революционная ситуация, чем сильнее обостряется классовая борьба, тем большее значение приобретает руководство партии.

В период господства оппортунистов II Интернационала, в период домонополистического капитализма парламентские формы борьбы считались основными формами. Оппортунисты не придавали партии того решающего значения, которое она особенно приобретает в условиях открытых революционных схваток. Политические организации рабочего класса не имели еще тех отличительных черт, того своеобразия, которые глубоко отличают их строение и формы борьбы от политических партий буржуазии.
Партии II Интернационала в своем подавляющем большинстве были более приспособлены к парламентской борьбе, чем к непосредственным задачам организации, воспитания и революционизирования рабочего класса. Партии II Интернационала оказались не боевыми партиями пролетариата, ведущими пролетариат к захвату власти, но «инструментом мира», как выразился Каутский. Партии II Интернационала в своем подавляющем большинстве оказались на стороне своей национальной буржуазии во время империалистической войны. Только русские большевики во главе с Лениным, все время проводившие революционную линию классовой борьбы, последовательно продолжали борьбу за революционный марксизм, развивая и углубляя теорию и практику борьбы за диктатуру пролетариата.
Еще в довоенный период большевизм положил начало новому типу партийной организации, коренным образом отличному от большинства партии II Интернационала по своему уставу, по своей программе, по стратегии и тактике борьбы. Империализм поставил все международное рабочее движение перед новыми задачами, которые требовали перестройки партийной работы. Возникла необходимость нового типа боевых партий революционного пролетариата, построенных по образцу русских большевиков. Без перестройки партийной организации и партийной работы невозможна была бы успешная борьба за власть, борьба за диктатуру пролетариата. Такими партиями и являются коммунистические партии.
Отличительной особенностью коммунистической партии служит то, что она, во-первых, является передовым отрядом рабочего класса, политическим вождем и боевым штабом пролетариата, неразрывно связанным со своим классом. Во-вторых, партия является организованным отрядом рабочего класса, руководящим всей борьбой пролетариата, организующим, направляющим ее по революционному пути. В-третьих, партия является высшей формой классовой организации пролетариата.
Рабочий класс неоднороден в своей массе. Наряду с рабочими, испытанными в классовых боях, в рядах пролетариата находятся и менее устойчивые элементы. Кроме того, ряды пролетариата непрерывно пополняются выходцами из других классов. Пока существуют классы и общественное неравенство, — будет существовать и различие между партией и беспартийными массами.
Лишь лучшая, передовая часть рабочего класса составляет партию рабочего класса.
Как передовой отряд рабочего класса партия вооружена революционной теорией, знанием законов и перспектив общественного развития. Поэтому партия уверенно ведет за собой пролетариат. Партия как передовая часть видит дальше остальных слоев рабочего класса; она умеет не только защитить минутные интересы, но и выделить основные задачи пролетариата в его классовой борьбе. Это позволяет партии вести весь класс за собой, а не тащиться в хвосте отсталых настроений. Партия руководит рабочим движением, вооружая стихийное движение масс организованностью, революционной теорией, знанием и выдержкой, поднимая стихийное движение до уровня сознательности. Только оппортунисты принижают роль партий и видят в ней простого регистратора стихийных отсталых настроений рабочего класса. Коммунистическая партия не ограничивается констатированием того, что думает и переживает рабочая масса. Она поднимает рабочий класс до уровня сознания своих общих классовых интересов; она ведет за собой рабочий класс, являясь его политическим и теоретическим вождем, и в то же время его боевым штабом.
Но, ведя за собой рабочий класс, партия в то же время не должна и не может отрываться от класса. Партия не только передовой отряд, но вместе с тем и неразрывная часть рабочего класса. Между партией и беспартийной массой существует различие как между передовой и более отсталой частью рабочего класса. Но различие между партией и беспартийными не должно превращаться в отрыв партии от класса. Если бы партия оторвалась от своего класса, то она не могла бы вести за собой рабочие массы, а сама превратилась бы в замкнутую секту.
Этой диалектической взаимосвязанности партии и класса, основанной на взаимном доверии, совершенно не понимает контрреволюционный троцкизм. Троцкий в методологическом отношении стоит в этом вопросе на позициях теории равновесия. С тех пор как производительные силы переросли рамки национально-буржуазного государства, создание масс, пишет Троцкий, «было выбито из относительного равновесия предшествовавшей эпохи...» Но пролетариат «еще не стал сознательно и беззаветно на путь открытой революционной борьбы; он колеблется, переживая последние моменты неустойчивого равновесия»[1].
Троцкий изображает пролетариат какой-то пассивной слепой силой, всецело зависящей от условий внешней среды, от внешних сил и не знающей своего собственного внутреннего развития. Пролетариат, по Троцкому, борется или пытается бороться с капитализмом не благодаря внутреннему развитию противоречий капиталистического способа производства, а благодаря толчкам, получаемым извне. «Достаточно решительного толчка слева или справа,-говорит Троцкий, — чтобы сдвинуть пролетариат на известный период в ту или другую сторону. Мы это видели в 1914 г., когда соединением империалистических правительств и социал-патриотических партий рабочий класс был сразу выбит из равновесия и брошен на путь империализма»[2].
По Троцкому, империалистические правительства и социал-империалисты толкают рабочий класс вправо, задача же компартии заключается в том, чтобы толкать рабочий класс влево. Отношение между партией и рабочим классом выступает как отношение между двумя внешними силами, из которых одна толкает и выводит из неустойчивого равновесия другую. Это непонимание единства партии и рабочего класса ведет Троцкого к его барско-пренебрежительному и в то же время высокомерно-покровительственному отношению к пролетариату.
Взгляд Троцкого на взаимоотношения пролетариата и его партии по существу — если отбросить фразерскую шелуху Троцкого — еще в период первой русской революции сводился к следующему. Русская революционная интеллигенция ставила перед собой «демократические» задачи — свержение царизма. Но встает вопрос: как это осуществимо? Какие классовые силы могут выполнить эту задачу? «Откуда взять сил для возобновления борьбы с самодержавием»? Революционная интеллигенция приходила к выводу, что единственной силой такой является пролетариат. Значит, нужно опереться на пролетариат. Но эта необходимость для революционной интеллигенции опереться на пролетариат требует известной «дани», — интеллигенция поэтому должна признать «классовую доктрину международного революционного пролетариата».
«Это та дань, — пишет Троцкий, — которую часть русской революционной интеллигенции платила и платит классовой доктрине международного революционного пролетариата — марксизму, который дал ей прежде всего ответ на «демократический», а не на «пролетарский» вопрос: «Откуда взять сил для возобновления борьбы с самодержавием», но который поставил ее политическую совесть под контроль классовых интересов, как борца за политическую свободу»[3].
Так рисовалось Троцкому взаимоотношение партии и пролетариата. Партия для Троцкого — это прежде всего революционная интеллигенция, которая ставит себе «демократические» задачи и использует пролетариат для выполнения своих задач.
Совершенно очевидно, что здесь не только нет ленинского понимания взаимоотношения партии и пролетариата, но по существу отрицается гегемония пролетариата в революции. О какой гегемонии может идти речь, когда для Троцкого пролетариат есть лишь некоторая пассивная сила, находящаяся в неустойчивом равновесии, которую используют революционные интеллигенты, платя ему «известную дань». Ясно, что концепция Троцкого о взаимоотношении пролетариата и его партии отрицает руководящую роль пролетариата в революции.
Партия руководит классом в чрезвычайно трудных условиях. Партия должна правильно выбирать моменты наступления на капитализм, партия должна уметь вести массы к отступлению, когда этого требует обстановка и т. д.
Эти задачи выполнимы только при том условии, если партия сумеет внести дисциплину и планомерность в борьбу миллионных масс пролетариата. Тем более должна быть организована и дисциплинирована сама партия пролетариата. Она сама является организованным отрядом пролетариата. Ленин с самого начала организации Российской социал-демократической партии неустанно боролся за организованность и дисциплину в рядах пролетарской партии. Партия строится поэтому на основе определенного устава, как некое единое целое с высшими и низшими органами руководства, на принципах демократического централизма, с подчинением меньшинства большинству и с руководством низшими органами партии со стороны ее высших органов. Решения большинства обязательны для меньшинства, которое обязано проводить эти решения, так же, как и вся партия, и точно так же постановления, избранных большинством партийных органов обязательны для всех низших органов.
Наряду с партией возникают и другие организации рабочего класса. Ведя классовую борьбу, пролетариат создает профессиональные союзы, кооперативные, фабрично-заводские организации, парламентские фракции, культурно-просветительные организации и т. д. Эти организации в своем большинстве являются беспартийными. Все эти организации необходимы пролетариату для классовой борьбы в различных направлениях.
Но для того чтобы и профсоюзы, и кооперация, и культурно-просветительные организации свою работу направляли к единой цели — к захвату власти пролетариатом, — для того чтобы эти организации не замкнулись в своих узких рамках, а всегда связывали свои конкретные задачи с основными задачами рабочего класса в целом, — для всего этого необходимо единое руководство партии. Партия определяет то общее направление, ту линию, по которой все эти организации должны направлять свою деятельность к единой цели. Давая общее направление работы беспартийным организациям рабочего класса, партия концентрирует в себе опыт классовой борьбы во всей полноте. Партия концентрирует в себе также лучшие боевые силы революции. В этом смысле партия является высшей формой классовой организации пролетариата.
Для успешной борьбы пролетариата требуется правильная партийная линия. Проведение борьбы на два фронта, с правым и «левым» оппортунизмом, является необходимым условием для успешной борьбы пролетарской партии. Партийная линия определяется на каждой ступени развития классовой борьбы ее пропагандой, общими задачами ее стратегии и тактики.
Классовая борьба пролетариата имеет свою особую стратегию и тактику. В зависимости от условий развития классовой борьбы меняется и стратегия, и тактика. Например, в период господства оппортунизма II Интернационала основными задачами являлось обучение и формирование пролетарских армий в обстановке более или менее мирного развития. Как казалось партиям II Интернационала, тогда не стоял вопрос о непосредственно надвинувшихся классовых битвах за диктатуру пролетариата. Поэтому социал-демократия не разработала цельной стратегии и проблем тактики и методов борьбы. Гениальные указания Маркса и Энгельса о стратегии и тактике были забыты и извращены. Партии II Интернационала свели тактику и стратегию классовой борьбы почти исключительно к парламентской борьбе.
Только Ленин восстановил указания Маркса и Энгельса о стратегии и тактике классовой борьбы. При этом Ленин не ограничился простым восстановлением указаний Маркса и Энгельса, а развил их дальше, дополнил новыми положениями, и, объединив все это в стройную систему правил и руководства классовой борьбой, тем самым поднял на новую, высшую ступень самую стратегию и тактику.
«Стратегия, — определяет т. Сталин, — есть определение направления главного удара пролетариата на основе данного этапа революции, выработка соответствующего плана расположения революционных сил (главных и второстепенных резервов), борьба за проведение этого плана на всем протяжении данного этапа революции». На определенном этапе развития стратегия остается в основном без изменения, но каждому данному этапу революции соответствует свой собственный стратегический план. Вместе с изменением данного этапа выступают другие задача в революции и вместе с тем меняется стратегический план.
Как указывает т. Сталин, революционная борьба пролетариата в России прошла несколько этапов своего развития. Первый этап — с 1903 по февраль 1917 г. В этот период перед рабочим классом стояла основная стратегическая задача: уничтожить остатки феодализма и свергнуть монархизм. Основной революционной силой, способной провести этот стратегический план, был пролетариат. Его ближайшие резервы и союзник — крестьянство. Нужно было изолировать либерально-монархическую буржуазию, которая стремилась овладеть и повести за собой крестьянство и хотела путем соглашения с монархизмом ликвидировать революцию. Этот основной стратегический план определял и лозунги партии по отношению ко всем другим классам. Для этого этапа партия выдвигала лозунг: «Вместе со всем крестьянством против царя и помещиков при нейтрализации буржуазии, за победу буржуазно-демократической революции».
Стратегический план для всего первого этапа оставался неизменным, в то же время тактика, в этот период менялась в зависимости от прилива и отлива революционного движения.
«Тактика, — указывает т. Сталин, — есть определение линии поведения пролетариата за сравнительно короткий период прилива и отлива движения, подъема или упадка революции, борьба за проведение этой линии путем смены старых форм борьбы и организации новых, старых лозунгов новыми, путем сочетания этих форм и т. д.». Стратегический план ставит себе задачу на определенный период, например, выиграть войну с царизмом. Тактика ставит себе менее широкие задачи: она обусловливается и общим стратегическим планом, и данным соотношением классовых сил. Тактика подчинена стратегическому плану и служит задачам выполнения этого плана, разрешая те или другие вопросы классовой борьбы.
Стратегический план за время с 1903 по февраль 1917 г. оставался неизменным, но тактика менялась. В период 1903–1905 гг. революционное движение поднималось в гору. Поэтому тактика партии была наступательная. Наступательная тактика обусловливала и формы борьбы пролетариата. В этот период мы имеем местные и общие политические забастовки, демонстрации, бойкот Думы, вооруженное восстание и т. д. Вместе с этим менялись и формы организации пролетариата. В этот период выступают фабрично-заводские комитеты, забастовочные комитеты, советы рабочих депутатов, более или менее открытая рабочая партия, крестьянские революционные комитеты и т. д. Поражение революции 1905 г. вызвало наступление сил реакции. Революционная волна спадала. Партия, оставляя тот жe самый стратегический план, вынуждена была изменить свою тактику в период 1907–1912 гг. Партия должна была начать тактику отступлений, тактику сохранения революционных сил, выводя их из непосредственного боя с минимальными потерями, для того чтобы вновь повести силы в бой с царизмом на новом подъеме революции. Изменившаяся обстановка потребовала изменения форм борьбы и организации пролетариата. Так, вместо бойкота Думы партия проводит участие в Думе, использует ее как трибуну для разъяснения сущности либерально-монархической Думы, для мобилизации масс вокруг лозунгов большевиков.
Партия ушла в подполье, поскольку массовые революционные организации подверглись разгрому со стороны реакции и т. д.
На следующем этапе развития борьбы — с марта по октябрь 1917 г. — основной стратегический план заключался в том, чтобы сбросить империалистическое временное правительство, установить диктатуру пролетариата, прорвать кольцо империалистической войны.
Этим стратегическим планом определялись и основные лозунги партии в отношении войны, Временного правительства и крестьянства. На этом этапе революции основной лозунг в отношении крестьянства был таков: «Вместе с беднейшим крестьянством, против капитализма в городе и в деревне, при нейтрализации среднего крестьянства за власть пролетариата». Стратегический «план за весь второй период революции оставался неизменным, в то время как тактика менялась несколько раз в зависимости от соотношения классовых сил.



[1] Троцкий, Терроризм и коммунизм, с. 21.
[2] Троцкий, Терроризм и коммунизм, с. 21.
[3] Троцкий, О партии в 1904  г, Гиз, с. 51.

Комментариев нет: