среда, 21 октября 2015 г.

Диктатура пролетариата как руководство непролетарскими трудящимися массами. Пролетариат и крестьянство.

Диктатура пролетариата есть организация пролетариатом насилия для подавления прежних эксплуататоров и только, разумеется, эксплуататоров.
Но, говорит Ленин, «не в одном насилии сущность пролетарской диктатуры и не главным образом в насилии. Главная сущность ее в организованности и дисциплинированности передового отряда трудящихся, его авангарда, его единственного руководителя — пролетариата»[1]. Здесь Ленин выдвигает две важнейших стороны, характеризующих главную сущность диктатуры пролетариата, — организованность и дисциплинированность рабочего класса и руководство со стороны пролетариата благодаря этой его организованности и дисциплинированности широкими непролетарскими массами трудящихся.

Осуществляя свою диктатуру, пролетариат ведет за собой самые широкие массы на строительство социализма, и главная задача диктатуры пролетариата заключается в строительстве и в построении обобществленного, социалистического хозяйства всей массой трудящихся — рабочих и крестьян. «Дело идет об организации по-новому самых глубоких экономических основ жизни десятков и десятков миллионов людей»[2].
В этом — источник великих трудностей и вместе с тем источник величайшей силы пролетарской революции. Диктатура пролетариата является непременным условием и необходимым орудием для завоевания рабочим классом на свою сторону большинства непролетарских трудящихся масс. Рабочий класс привлекает на свою сторону самые широкие трудящиеся массы тем, что защищает их глубочайшие экономические нужды, выгоды, интересы и приносит им в то же время величайшие героические жертвы. «Диктатура пролетариата, — говорит Ленин, — означает как умение пролетариата организовать и повести за собой все трудящиеся и эксплуатируемые массы, так и умение авангарда идти для этой цели на максимальные жертвы и героизм»[3]. Свергнув буржуазию и установив диктатуру, пролетариат, по словам Ленина, должен «добить влияние буржуазии и мелкобуржуазных соглашателей среди большинства непролетарских трудящихся масс революционным осуществлением их экономических нужд за счет эксплуататоров»[4].
Длительное время напряженной борьбы и огромных жертв со стороны пролетариата было необходимо для того, чтобы убедить непролетарские трудящиеся массы, что диктатура пролетариата выгоднее и для них, что она является и для них единственным выходом из эксплуатации и нищеты. «Диктатура пролетариата, — отмечал Ленин, — есть классовая борьба пролетариата при помощи такого орудия, как государственная власть, классовая борьба, одной из задач которой является демонстрирование на долгом опыте, на долгом ряде практических примеров, демонстрирование непролетарским трудящимся слоям, что им выгоднее быть за диктатуру пролетариата, чем за диктатуру буржуазии, и что ничего третьего быть не может»[5].
Таким образом диктатура пролетариата является не только орудием подавления сопротивления буржуазии; ее главное существо в том, что она представляет собой также и орудие привлечения на сторону рабочего класса большинства непролетарских трудящихся масс. Но эти различные стороны и задачи пролетарской диктатуры не отделимы одна от другой. Без решительной борьбы против буржуазии, без подавления буржуазии пролетариат не мог бы привлечь на свою сторону большинство трудящихся и эксплуатируемых, осуществить за счет эксплуататоров их экономические нужды, строить вместе с ними социализм. С другой стороны, без союза с трудящимися массами, без руководства ими пролетариат не мог бы решить ни задачи преодоления сопротивления буржуазии, ни задач положительного социалистического строительства.
Эта главная «сущность» диктатуры пролетариата получает свое отчетливое выражение в вопросе о взаимоотношении двух основных классов переходного периода — рабочего класса и крестьянства. Суть этих взаимоотношений — союз пролетариата и среднего крестьянства под руководством пролетариата для сохранения пролетарской диктатуры и в целях конечного уничтожения классов. «Без союза с крестьянством, — говорит Ленин, — невозможна политическая власть пролетариата, невозможно удержание ее... Высший принцип диктатуры — это сохранение союза пролетариата с крестьянством, дабы пролетариат мог удержать руководящую роль и государственную власть»[6]. «Соглашение с точки зрения рабочего класса, — замечает он там же, — только тогда является допустимым, правильным и принципиально возможным, когда оно поддерживает диктатуру рабочего класса и является одной из мер, направленных к уничтожению классов»[7]. Линия пролетарского руководства крестьянством есть линия, направленная на поддержку крестьянской массой пролетарской диктатуры, линия на уничтожение классов.
Правильное понимание классовой борьбы в течение всего переходного периода возможно лишь путем конкретного исследования условий, в которых развивается «Особая форма классового союза» между стоящим у власти пролетариатом и непролетарской и полупролетарской трудящейся массой, путем выяснения различных этапов и форм взаимоотношений этих двух классов, которые складываются в обстановке ожесточенного и многообразного сопротивления буржуазии. «Это, — говорит Ленин, — особого вида союз, складывающийся в особой обстановке, именно в обстановке бешеной гражданской войны; — это союз твердых сторонников социализма с колеблющимися его союзниками, иногда с «нейтральными» (тогда из соглашения о борьбе союз становится соглашением о нейтралитете), союз между неодинаковыми экономически, политически, социально, духовно классами»[8].
Форма и содержание союза пролетариата с крестьянством не есть нечто неподвижное и неизменное. На разных этапах развития борьбы за власть, за ее упрочение, за развертывание социалистического строительства — в положении и взаимоотношениях между пролетариатом и крестьянством происходили серьезные сдвиги и изменения. А это требовало изменения и в методах руководства крестьянством и в отношении к различным его группам со стороны пролетариата. Различное классовое положение отдельных слоев крестьянства на разных этапах революции вызывало и различное к ним отношение пролетариата. Последнее получило свое выражение в известных, сменяющих последовательно друг друга трех лозунгах, выразивших в наиболее общей форме линию отношения пролетариата к крестьянству.
Классовое положение крестьянской бедноты, полупролетариев деревни, делало особенно близкой связь рабочего класса с этой наиболее эксплуатируемой и угнетенной частью деревни. Ее классовое положение делало из бедноты вернейшего союзника пролетариата в социалистической революции и наиболее прочную опору рабочего класса в деревне. Чем решительней была расправа с крупными землевладельцами и буржуазией, чем быстрей и осязательней была экономическая и политическая помощь, которую в этом случае получила беднота, тем больше и прочнее создавались условия для решительной поддержки с ее стороны пролетариата.
Классовое положение середняка-крестьянина вызывало его неизбежные колебания между буржуазией и пролетариатом. Мелкая буржуазия, указывал Ленин, занимает и в переходный период промежуточное положение. Крестьянин, мелкий собственник — «это такой класс, который колеблется. Он отчасти собственник, отчасти труженик. Он не эксплуатирует других представителей трудящихся. Ему десятилетия приходилось с величайшим трудом отстаивать свое положение, он испытывал на себе эксплуатацию помещиков и капиталистов, он вынес все, и в то же время он — собственник»[9].
Вся суть социализма, по категорическому выражению Ленина, заключалась в том, чтобы пролетариат правильно разграничивал крестьянина трудящегося, который тянул к пролетариату, коренной интерес которого в освобождении от эксплуататоров, от крестьянина-собственника, крестьянина-торгаша, которого привычка, исстари сложившийся консерватизм, тянула к хозяйничанью на основе частной собственности и свободной торговли. Эта последняя, по словам Ленина, порождает капитализм «постоянно, ежедневно, ежечасно, стихийно и в массовом масштабе».
Задачей пролетариата в переходный период было правильно осуществить это разграничение, суметь вовлечь руководимое им трудящееся крестьянство в систему строящегося социализма, создать все экономические предпосылки, для того чтобы уничтожить разницу между рабочим и крестьянином, уничтожить классы.
Все возможности этого даны системой диктатуры пролетариата, но превратить их в действительность сразу было нельзя. Это было дело целого ряда лет, в продолжение которого развертывалась напряженная борьба между пролетариатом и буржуазией за руководство крестьянством. «Если капитализм, — говорил Ленин, — победит революцию, то победит, пользуясь темнотой крестьян, тем, что он их подкупает, прельщает возвратом к свободе торговли»[10]. Лишь установив правильное отношение к трудящимся деревни, пролетариат обеспечил свою победу над буржуазией и на этом решающем фронте. «10–20 лет правильных соотношений с крестьянством, — предвидел Ленин, — и обеспечена победа во всемирном масштабе, даже при затяжке пролетарских революций, кои растут».
В наиболее ранний период борьбы за социалистическую революцию, в период непосредственной борьбы пролетариата за завоевание своей власти, рабочий класс еще не мог видеть в среднем крестьянстве своего союзника в борьбе с буржуазией. Задача состояла лишь в том, чтобы не дать среднему крестьянину склониться на сторону буржуазии, чтобы по крайней мере нейтрализовать середняка. «Нейтрализация, — определял тогда Ленин, — складывается из убеждения, примера, обучения опытом, пресечения уклонений, насилия и т. д.»[11].
Против царского самодержавия пролетариат шел вместе со всем крестьянством, заинтересованным в уничтожении феодальных отношений. В период Октябрьской революции пролетариат шел уже только с беднейшим крестьянством, при сопротивлении кулачества, при колебаниях со стороны среднего крестьянства. Привлекая среднее крестьянство борьбой против гнета империалистического государственного аппарата, борьбой против империалистических войн, против эксплуатации, против ростовщичества, против гнета третированного капитала, экспроприацией помещиков и капиталистов после захвата власти, отменой арендной платы, увеличением обрабатываемого участка и т. д., — пролетариат преодолевал противоречия собственника по отношению к наемному рабочему. Привлекая середняка, убеждая его, необходимо было вместе с тем осуществлять твердое политическое наблюдение за его действиями, необходима была строгая проверка его намерений, нужны были твердые меры, как например организация комитетов бедноты, не допускавших кулака овладеть середняком, не допускавших перехода середняка на сторону кулака. Такова политика нейтрализации крестьянина в период борьбы пролетариата за власть. Так осуществлялась задача «сделать из этого среднего крестьянина общественный слой, если не активно помогающий революции пролетариата, то, по крайней мере, не мешающий нашей работе» (Ленин).
Кулачество, деревенская буржуазия, является непримиримым врагом пролетарской революции и пролетарской диктатуры. В условиях борьбы за власть союз с беднотой, и нейтрализация среднего крестьянства предполагают решительную борьбу против кулачества, против его влияния, решительное подавление его сопротивления, его эксплуататорских поползновений, его заговоров и восстаний. Так развертывается союз пролетариата с беднейшим крестьянством, так развертывается союз его с деревенской беднотой против буржуазии городской и сельской, при нейтрализации середняка, на первом этапе завоевания и укрепления власти.
Новые условия выдвигают новые задачи и по-новому ставят старые. И взаимоотношения между пролетариатом и крестьянством на новом этапе складываются по-новому. Политика нейтрализации середняка была отменена уже после 1918 г. Уже в 1919 г. Ленин выдвинул лозунг прочного союза с средним крестьянством. Для перевода мелкого распыленного крестьянского хозяйства на рельсы крупного обобществленного сельского хозяйства необходимо было предварительно развертывание крупной промышленности как посредствующею звена на пути к коллективизации деревни. Строительство социализма по самому своему существу могло быть только делом всей трудящейся массы, ее решающего большинства. А для этого нужен был массовый опыт, нужна была массовая проверка на практике выгод, преимуществ общественного производства перед индивидуальным, нужны длительная борьба и огромная культурная работа для преодоления исстари сложившихся привычек, традиций, консерватизма мелкого хозяйчика, для его культурно-политического перевоспитания рабочим классом.
Поэтому необходимым условием развертывания социалистического хозяйства в восстановительный период являлось сочетание социалистической, принадлежащей пролетарскому государству промышленности с мелким товарным хозяйством через регулируемую государством торговлю. На этой основе пролетариат осуществлял экономическое и политическое руководство массой крестьянских хозяйств и подготовлял глубокое социалистическое преобразование мелкособственнического хозяйства. Последнее подготовлялось ростом крупной индустрии и подъемом материального благосостояния подавляющею большинства непролетарских трудящихся масс.
Буржуазия, в связи с ее разгромом и экспроприацией основных орудий производства, стала в переходный период второстепенным классом, хотя она осталась основным врагом пролетариата в процессе развития классовой борьбы, развертывающейся в переходный период. Основными классами переходного периода являются пролетариат и класс мелких товаропроизводителей, мелких собственников — крестьянство в основной его середняцкой массе. Число типичных крестьянских середняцкого типа хозяйств не только не уменьшилось в условиях восстановительного периода, но, наоборот, — увеличилось. Увеличилось оно вследствие роста и укрепления части бедняцких хозяйств за счет эксплуататоров и увеличения таким путем середняцкой массы крестьянства.
Избавленная от гнета империалистического государственного аппарата, от империалистических войн, от различных форм эксплуатации со стороны финансового капитала, от разорительных налогов и т. д., — масса эксплуатируемых крестьян укрепила и расширила свое хозяйство за счет помещиков и кулачества. В России огромное большинство помещичьих земель было поделено между крестьянами. Национализация земли, движение комбедов и раскулачивание — все это привело, несмотря на процесс дифференциации, к весьма значительному росту середняцкого крестьянства, к тому, что середняк стал центральной фигурой деревни.
Борьба пролетариата за подавление эксплуататоров, их поражение, упрочение власти рабочего класса, успешное налаживание и регулирование торговли, успешное развитие борьбы пролетариата за смычку обобществленного хозяйства с крестьянской экономикой власти пролетарского государства, улучшение материального положения трудящихся масс, потрясенного гражданской войной, борьба пролетариата против буржуазии по этим линиям — все это способствовало росту авторитета рабочего класса и его партии среди широких трудящихся масс. Так создались условия и основания для прочного союза со средним крестьянством.
Ленин на III конгрессе Коминтерна, констатируя, что рабочий класс основательно разделался с помещиками и капиталистами, назвал крестьянство «последним капиталистическим классом». Троцкизм пытается истолковать это положение Ленина таким образом, что рассматривает крестьянское хозяйство как капиталистическое. Правый оппортунизм данное положение совершенно игнорировал, рассматривая крестьянина как труженика, забывая о том, что он одновременно и собственник. Обе эти установки находились в коренном противоречии с ленинизмом. Основная масса середняцко-крестьянских хозяйств по своему типу представляет собой форму не капиталистического, а простого товарного хозяйства. Но простое товарное хозяйство, в противоположность хозяйству социалистическому, строится на основе частной собственности на средства производства, и в этой своей основе оно однотипно с капиталистическим хозяйством[12]. Отсюда, из этой мелкособственнической основы, рождалась «товарно-капиталистическая тенденция крестьянства», противостоящая «социалистической тенденции пролетариата». Вот почему Ленин назвал крестьянство «последним капиталистическим классом» и «глубочайшей основой капитализма»; вот почему он отмечал, что класс мелких товарных производителей выделяет из своей среды кулаков, капиталистов, буржуазию. «Крестьянское хозяйство, — говорил Ленин, — продолжает оставаться мелким товарным производством. Здесь мы имеем чрезвычайно широкую и имеющую очень глубокие, очень прочные корни — базу капитализма. На этой базе капитализм сохраняется и возрождается вновь в самой ожесточенной борьбе с коммунизмом»[13].
Однако среднее крестьянское хозяйство, будучи по частнособственнической своей основе однотипным капиталистическому и неизбежно порождая, выделяя капиталистические элементы, все же само по себе является не капиталистическим, а простым товарным, мелкособственническим, неэксплуататорским хозяйством. В этой особенности среднего крестьянского хозяйства заключена возможность экономического союза между пролетариатом и средним крестьянством.
В то же время пролетариат и среднее крестьянство в течение всего переходного периода остаются классами «неодинаковыми экономически, политически, социально, духовно». Между этими основными классами существуют противоречия и, стало быть, в известном отношении и борьба.
Пролетариат строит хозяйство на основе коллективной собственности на орудия и средства производства. Крестьянство ведет мелкое товарное хозяйство на основе частной собственности на орудия производства. Пролетариат распоряжается обобществленной крупной промышленностью и всеми командными высотами и ведет политику распределения общественного дохода, политику цен, налоговую политику и т. д. таким образом, чтобы в коренных интересах обоих классов при подъеме их благосостояния был обеспечен победоносный рост социалистического сектора. Мелкий же производитель как частный собственник и торговец стремится к максимальному, свободному от регулирования поднятию цен на продукцию своего производства и как покупатель склонен платить минимальные, бьющие по делу социалистического строительства цены за продукцию крупной промышленности. Аналогичные противоречия возникают между пролетарским государством и крестьянством по линии налоговой политики и т. д.
Таким образом пролетариат, опирающийся на власть, на обобществленные средства производства, занимающий эти командные высоты и ведущий в коренных интересах обоих основных классов политику все большего охвата социалистическим планированием всего народного хозяйства, наталкивается на известные противодействующие консервативные тенденции распыленного мелкого хозяйства. Мы видим таким образом, что между пролетариатом и крестьянством существуют противоречия и борьба на почве этих противоречий.
Но это борьба на почве противоречий преодолимых, противоречий по вопросам текущим, это борьба в пределах союза пролетариата и среднего крестьянства, обусловленного общностью их коренных интересов.
Вся суть заключается в том, что оба эти основных класса являются классами трудящимися, связанными общим и коренным интересом всех трудящихся освободиться от эксплуатации, от угнетения и нищеты. Перед мелким товаропроизводителем, перед крестьянином, при капитализме два пути: он становится пролетарием или капиталистом. Но в капиталисты, в кулаки неизбежно выходит ничтожное меньшинство крестьянства. Крестьянство — это тот класс, основная масса которого при господстве буржуазии ввергается в нищету, эксплуатируется, страдает от кризисов и войн. Это — тот класс, основная масса которого в ходе капиталистического развития неизбежно движется по пути пролетаризации, пополняет ряды пролетариата, превращается в пролетариат.
Когда троцкисты и «леваки» утверждали, что основные классы переходного периода суть буржуазия и пролетариат, или пролетариат и «эксплуатируемое» последним крестьянство, или что в переходный период имеется лишь один основной класс — пролетариат, то в этом выражалось и непонимание ими «двойственной» природы крестьянства и полное непонимание путей и средств пролетарской революции вообще.
С другой стороны, ничего общего с марксизмом-ленинизмом не имело также и утверждение правого оппортунизма, согласно которому, раз дана диктатура пролетариата и даны в качестве основных классов пролетариат и крестьянство, этим самым уже в порядке «самотека», без борьбы против буржуазии и без твердого руководства со стороны пролетариата колеблющимся союзником возможен социализм.
Буржуазия и помещики были разбиты, но, как мы уже знаем, разбитые эксплуататорские классы не являются еще уничтоженными классами. Так сохраняется в условиях нэпа многочисленный отряд буржуазии — класс деревенских капиталистов, кулаков. Ослабленный как количественно, так и по экономическому удельному весу в крестьянском хозяйстве кулак сохранял большую силу непосредственного влияния на мелкое производство. Он представлял собой основную и наиболее быстро крепнущую силу в рядах частного капитала, который на основе меновых связей восстановил до известной степени свои силы, свое влияние на среднее крестьянство в первые годы нэпа.
И «леваки» и правые смазывали двойственную природу крестьянства. Мы знаем уже, что крестьянство по своему экономическому положению несоциалистично. Пролетариат мог лишь правильным своим руководством обеспечить социалистическое развитие крестьянства. Надо было совершенно отказаться от революционно-марксистского понимания классов и диалектики классовой борьбы, чтобы твердить, как это делали правые оппортунисты, перефразировавшие каутскианские зады о том, что социализм вырастает сам собою, фатальным образом, что непролетарские классы (вплоть до эксплуататорских) сами врастут в социализм, о чем позаботятся благоприятные «объективные условия» и «милосердное экономическое развитие». В действительности возможность успешного строительства социализма пролетариатом была завоевана им в борьбе против буржуазии за гегемонию, за руководство непролетарскими трудящимися массами. И для того чтобы победителями в этой борьбе за руководство крестьянством оказались не капиталисты, а рабочий класс, для того чтобы возможность победы социализма превратилась в действительность, пролетариат должен был под руководством своей партии предотвратить, преодолеть существующие противоречия и возможность раскола между ним и средним крестьянством.
Борьба пролетариата против буржуазии городской и деревенской есть борьба за вовлечение в дело социалистического строительства, в систему строящегося социализма широчайших масс крестьянства. «Мы... можем, — говорил т. Сталин, — и... должны строить социализм совместно с основными массами крестьянства»[14].
Пролетариат мог строить социализм совместно со средним крестьянством потому, что это единственно отвечало коренным интересам обоих классов — покончить с эксплуатацией. Буржуазия, опираясь на власть, на крупное производство, на капитал, на экономическую, политическую и культурную зависимость деревни от буржуазного города, обрекала слабые, раздробленные, неизбежно отсталые экономически крестьянские хозяйства в основной их массе на обнищание, забитость, бескультурье. Пролетариат, опираясь на власть, на обобществленную промышленность, на все командные высоты, на ведущую политическую, экономическую и культурную роль пролетарского города, вовлекает середняцкое крестьянство в кооперацию. С пути разорения и бескультурья крестьянство поворачивает на путь подъема материального культурного уровня основной его массы. Пролетариат выдвигает в кооперации «новый принцип организации населения», вытесняя с помощью кооперации влияние кулачества, вовлекая с ее помощью среднее крестьянство в систему строящегося социализма, начиная от наиболее доступных и понятных меновых форм кооперации и поднимаясь до высших ее производственно-колхозных форм, открывая таким образом в кооперации «столбовой путь деревни к социализму».
Вместе с успехами сплошной коллективизации партия выдвигает новые лозунги в отношении к различным группам крестьянства — лозунг ликвидации кулачества как класса на базе сплошной коллективизации, лозунг превращения крестьянина-колхозника в главную и самую прочную опору рабочего класса в деревне.
Пролетариат должен строить социализм совместно с основными массами крестьянства, руководя их социалистической переделкой, превращая их в прочную опору социалистического строительства.
«Строя социализм, — указывал еще на XIV съезде партии т. Сталин, — мы должны оперировать не только миллионами, но и десятками миллионов людей из деревни. Иначе нельзя строить социализм. Социализм захватывает не только город. Социализм есть такая организация хозяйства, которая объединяет промышленность и земледелие на началах обобществления средств и орудий производства. Без объединения этих двух отраслей хозяйств социализм невозможен»[15].
Особой формой классовой борьбы пролетариата и его руководства непролетарскими слоями в течение всего переходного периода является задача использования старых буржуазных специалистов.
Пролетариату достаются в наследство от буржуазного строя специалисты, работники хозяйства и всех областей культуры, люди, прежде «начальствовавшие», поставленные в привилегированное положение по линии материальных и всяких иных преимуществ перед трудящимися массами, которых эти «начальствовавшие», воспитанные эксплуататорским строем, привыкли третировать, рассматривать «сверху вниз». Пролетариату необходимо использовать их огромный хозяйственный и технический опыт, их знания, их культуру.
Однако, чем более экономически и культурно отсталой является страна, в которой пролетариат взял власть, чем значительней в народном хозяйстве удельный вес мелкого производства, чем серьезней разрушения, понесенные хозяйством в процессе империалистической и гражданской войн, тем трудней для рабочего класса быстрая организация «той обстановки всенародного учета и контроля снизу, которая неизбежно, и сама собой подчинила и привлекла бы специалистов». Старые буржуазные специалисты после первых лет саботажа пролетарской власти естественно далеко не сразу становятся преданными, сознательными участниками социалистического строительства. Наряду с улучшением их материального положения необходима работа по длительному их перевоспитанию. Уже опыт первых лет нэпа показал необходимость со стороны пролетариата классовой бдительности по отношению к старым «спецам» и творческой инициативы в подготовке кадров новых пролетарских специалистов.
Успехи социалистического строительства постепенно приводят к повороту в настроениях старой интеллигенции в сторону социализма. Задача всемерного использования пролетариатом старой технической интеллигенции и создание своей собственной интеллигенции из среды рабочего класса выдвигаются в реконструктивный период как одно из важнейших условий социалистического развития.



[1] Ленин, т. XVI, с. 226.
[2] Ленин, т. XV, с. 196.
[3] Ленин, т. XX, ч. 2, с. 405.
[4] Ленин, т. XV, с. 450.
[5] Ленин, т. XV, с. 453.
[6] Ленин, т. XV, с. 331.
[7] Ленин, т. XVI, с. 257.
[8] Ленин, т. XVI, с. 241.
[9] Ленин, т. XVI, с. 147.
[10] Ленин, т. XVI, с. 218.
[11] «Ленинский сборник» III, с. 494.
[12] Сталин, Вопросы ленинизма, с. 619.
[13] Ленин, т. XVI, с. 349.
[14] Сталин, Вопросы ленинизма, с. 336.
[15] Сталин, Доклад на XIV съезде партии.

Комментариев нет: