вторник, 20 октября 2015 г.

Диктатура пролетариата и советское государство.

Пролетарская революция отличается коренным образом от всех других тем, что власть здесь переходит из рук эксплуататорского меньшинства в руки эксплуатируемого большинства. Здесь рабочий класс впервые привлекает к политической жизни массу трудящихся и угнетенных классов, «до сих пор стоявшую совершенно вне политической жизни, вне истории» (Ленин).

«Понятие диктатуры пролетариата есть понятие государственное», — указывает т. Сталин. Диктатура пролетариата означает политическое господство рабочего класса, который способен организовать господство над буржуазией и подавление сопротивления эксплуататоров, который власти не делит и не может делить ни с кем. То, что диктатура пролетариата есть диктатура только пролетариата, который не делит власти с другими классами, выражается в том, что руководителем пролетарского государства, направляющей силой пролетарской диктатуры является партия рабочего класса, коммунистическая партия, которая не делит с какой-либо другой партией своей руководящей роли. В то же время в лице диктатуры пролетариата в первый и последний раз возникает государство, в котором противоречия между основными классами суть противоречия по вопросам текущим, суть противоречия, преодолимые на основе коренного и решающего их интереса — покончить со всякой классовой эксплуатацией, создать условия для будущего отмирания самого государства. В этом глубокая суть пролетарского государства, которое уже не является государством в старом, в «собственном смысле слова» (Энгельс), т. е. в смысле орудия классового угнетения и эксплуатации, орудия подавления большинства меньшинством, — которое, будучи новым типом государства, вместе с тем представляет собой «переходную форму от государства к негосударству» (Ленин). В этом смысле Энгельс говорил о государстве пролетариата как о «полугосударстве».
Цели пролетарской революции, цели коммунистической партии отвечают полностью и целиком коренным интересам всех трудящихся классов, отвечают полностью и целиком коренным интересам широких масс трудящегося крестьянства. И правительство диктатуры пролетариата, будучи однородно по своей природе с пролетарским государством, является рабоче-крестьянским правительством именно потому и в том смысле, что его политика всецело соответствует правильно понятым коренным интересам основных масс крестьянства, что подлинное осуществление коренных интересов крестьянства, путем социалистической реконструкции сельского хозяйства, обеспечивается единственно диктатурой пролетариата.
Всякая подлинно народная революция, в которой большинство народа, т. е. масса рабочих и крестьян, выступает со своими собственными требованиями, характеризуется стремлением рабоче-крестьянского большинства разбить угнетающую его буржуазную государственную машину и заменить аппарат, служащий делу гнета и эксплуатации масс, совершенно новым аппаратом, совершенно новой организацией власти, способной обеспечить интересы эксплуатируемого большинства.
Но опыт ряда революций на Западе и в России, марксистски подытоженный и освещенный, учит, что победить народная революция может лишь в том случае, если пролетариат в ней осуществляет свою гегемонию, свое руководство в отношении трудящихся масс, которые в силу раздробленности и неорганизованности не могут сами обеспечить своего освобождения. Дело свержения, подавления и полного уничтожения эксплуататоров может быть осуществлено лишь в том случае, если народная буржуазно-демократическая революция перерастет в революцию пролетарскую, если она приведет к диктатуре пролетариата — класса, единственно способного организовать непролетарские трудящиеся массы и твердо руководить ими для уничтожения всякой эксплуатации.
Пролетарское государство есть господство пролетариата, под руководством которого вся масса трудящихся и эксплуатируемых подавляет сопротивление буржуазии и строит социалистическое хозяйство. Вот почему это государство не есть уже государство в старом, в «собственном смысле». Это государство должно еще проводить подавление оказывающих сопротивление прежних эксплуататоров. «Но подавляющим органом, — замечает Ленин, — является здесь уже большинство населения, а не меньшинство, как бывало всегда — и при рабстве, и при крепостничестве, и при наемном рабстве. А раз большинство народа само подавляет своих угнетателей, то «особой силы» для подавления уже не нужно. В этом смысле государство начинает отмирать. Вместо особых учреждений привилегированного меньшинства (привилегированное чиновничество, начальство, постоянная армия) само большинство может непосредственно выполнять это, а чем более всенародным становится самое выполнение функций государственной власти, тем меньше становится надобности в этой власти»[1].
Итак, существенным признаком пролетарской демократии, коренным образом отличающим ее от буржуазной демократии, является то, что она представляет собой демократию трудящегося большинства общества и диктатуру против меньшинства, против прежних эксплуататоров. Диктатура пролетариата не нуждается уже в особом, стоящем над массами и оторванном от масс, аппарате управления, аппарате подавления. Государственное управление осуществляется впервые не кучкой привилегированных военных и гражданских чиновников и бюрократов — против трудящейся массы, а для массы и самой массой трудящихся, посредством такой системы массовых организаций пролетарской диктатуры. Только диктатура пролетариата есть государство, впервые по самому своему классовому существу, по существу своих классовых социалистических задач, по существу своей классовой организации тесно связанное с массами трудящихся. Развитие пролетарской государственной власти есть процесс все более широкого привлечения, все более полного участия в отправлении функций государственной власти всех трудящихся, процесс всестороннего перевоспитания и подъема — политического, экономического и культурного — поголовно всех трудящихся, вплоть до наиболее отсталых элементов. Это — пролетарская демократия, которая свободу собраний для трудящихся обеспечивает отнятием помещений у буржуазии, свободу печати — отнятием у капиталистов типографий, свободу личности трудящегося — экспроприацией эксплуататоров, их подавлением, их полным уничтожением.
Разрушение буржуазного бюрократического государственного аппарата является предпосылкой установления пролетарской демократии. Осуществляя сразу эту необходимую задачу, пролетариат заменяет старую, разбитую чиновничью государственную машину новой. В чем суть этой новой государственной машины, показал уже опыт Парижской коммуны, которая первая «предприняла попытку разбить буржуазный государственный аппарат, а также аппараты-чиновничий, судейский, военный и полицейский, разрушить их до основания и заменить их самоуправляющейся массовой организацией рабочих без разделения власти законодательной и исполнительной»[2]. Теоретическое обобщение опыта Парижской коммуны и диктатуры пролетариата в СССР, развившего, конкретизировавшего и обогатившего те великие начинания и принципы, с которыми выступили парижские рабочие в 1871 г., дает исчерпывающее понятие о форме осуществления подлинной демократии для трудящихся.
Пролетарская демократия кладет конец буржуазному парламентаризму, задача которого состоит в том, чтобы звонкой болтовней и показной законодательной деятельностью отводить внимание трудящихся от действительных вершителей судеб буржуазного государства — от биржи, от финансового капитала и от послушной им бюрократии. Пролетарское государство является такой самоуправляющейся массовой организацией рабочих, которая соединяет функции законодательства и исполнения. Организованные в советы трудящиеся массы и законодательствуют, и управляют через своих выборных и в любое время легко сменяемых представителей, тесно связанных с массой, представляющих ее действительные и коренные интересы. Трудящиеся массы через своих доподлинных представителей и законодательствуют, и управляют делом подавления и уничтожения эксплуататоров, делом организации социалистического производства. Выборные и сменяемые в любое время представители законодательствуют и сами же проводят в жизнь свои постановления и несут за свои действия, за свое управление ответ перед своими избирателями. Вся масса втягивается и учится делу государственного управления на собственном опыте, и пролетарский авангард руководит делом втягивания в функции управления, делом перевоспитания таким путем поголовно всех трудящихся.
Советы представляют собой эту наиболее целесообразную и совершенную форму государственной организации пролетариата. Эта форма диктатуры пролетариата, «открытая» массовым движением пролетариата, значение которой было гениально понято и освещено Лениным. Особенности пролетарской диктатуры, выступавшие в своем неразвитом виде в Парижской коммуне и гениально охваченные тогда Марксом, — в советах выражены уже в своей развитой форме, обогащенной опытом борьбы, 1905 г. и Октябрьской революции в России.
Советы объединяют всех рабочих и всю трудящуюся массу, представляя собой государственный аппарат, опирающийся на массовые организации трудящихся. Через советы, являющиеся непосредственной государственной формой классового господства пролетариата, и через многочисленные связанные с ними организации, как отмечал еще в начале переходного периода Ленин, «осуществляется руководящая роль пролетариата по отношению к крестьянству, осуществляется диктатура пролетариата, систематическая борьба с богатым, буржуазным, эксплуататорским и спекулирующим крестьянством»[3].
Вся деятельность партии, все меры, направленные на подавление эксплуататоров, на укрепление диктатуры, на социалистическое строительство, проходят через советы, становятся делом миллионов рабочих и крестьян. Через советы партия осуществляет свое руководство широчайшими массами трудящихся города и деревни, делом привлечения их к участию в управлении государством, делом перевоспитания этих масс на их собственном опыте, делом превращения трудящихся в законодателей и в исполнителей, и в вооруженный и готовый к самообороне народ. Сами массы, само трудящееся большинство, организованное в советы, подавляет эксплуататоров, налаживая хозяйство «без буржуазии, против буржуазии», учится на собственном опыте это делать все лучше и лучше. «Советская власть, — указывал Ленин, — есть аппарат для того, чтобы масса начала немедленно учиться управлению государством и организации производства в общенациональном масштабе»[4].
Характерными чертами советов являются выборность по производственным единицам (заводы, совхозы и т. д.), сменяемость любого избранного работника соединение законодательных и исполнительных функций. Советская организация обеспечивает разоружение буржуазии и вооружение пролетариата. Она создает Рабоче-крестьянскую красную армию, строящуюся по классовому принципу и представляющую собой вооруженную силу пролетарского государства, — силу, тесно связанную с трудящимся народом, силу борьбы против интервенции международного капитала, силу подавления сопротивления буржуазии, силу охраны социалистического строительства.
В органах советской власти пролетариат обрел такую государственную форму своей диктатуры, которая наиболее целесообразным образом выражает суть диктатуры пролетариата и создает основу для полной победы социализма. Переход власти к трудящимся, устранение эксплуатации и отсутствие особого аппарата для подавления — эти особенности, по выражению Ленина, составляют «живую душу» советской демократии[5]. Постоянное и безусловное участие широких масс в деле государственного управления делают советскую власть «самой мощной и самой могучей властью из всех существовавших до сих пор государственных властей» (Сталин). Они обеспечивают возможность полного уничтожения бюрократизма, характерного для капиталистического государства. Эти особенности открывают широкое поле для борьбы за полную реализацию возможности действительного равенства, т. е. полного уничтожения классов и того значительного развития производительных сил в коммунистическом обществе, когда ненужным станет, отомрет государство.
Согласно взглядам Троцкого, бюрократизм неизбежен при диктатуре пролетариата так как, по его мнению, этот бюрократизм проистекает из коренного противоречия между интересами пролетариата и крестьянства. Совершенно в ином видел основу бюрократизма в советских условиях Ленин. По Ленину, этой причиной, порождающей бюрократизм, является прежде всего недостаток культуры, неумение втянуть широкие массы в работу госаппарата, а также остатки буржуазных привычек. Особенности советского государства таким образом содержат в нем самом все предпосылки и возможности преодоления бюрократизма. Однако это преодоление бюрократизма совершается не в процессе «мирного» культурного строительства, как думают правые оппортунисты, а в процессе ожесточенной классовой борьбы, в которой такие моменты, как чистка аппарата от классово чуждых элементов, развитие самокритики и т. д., играют решающую роль.
Организация пролетарской демократии с самого же начала подрывает самую основу бюрократизма. Вместо особого бюрократического аппарата, вместо привилегированного чиновничества управляют рабочие и трудящиеся. Противоядием, подрывающим в самой основе возможность бюрократизации советского аппарата, является то, что немедленно с возникновением пролетарского государства осуществляется переход к делу поголовного привлечения всех рабочих, всех трудящихся к отправлению государственных функций. Развитие пролетарской демократии приведет в своем итоге к такому положению вещей, когда «при социализме все будут управлять по очереди и быстро привыкнут к тому, чтобы никто не управлял» (Ленин).
Но это — будущий итог длительного исторического процесса. Каждый шаг вперед в деле строительства социализма есть шаг вперед по пути уничтожения бюрократизма — могучего оружия в руках классовых врагов пролетариата. И когда троцкисты и «леваки» кричат о «феодально-бюрократическом» пренебрежении к интересам трудящихся со стороны аппарата пролетарского государства, о неизбежности бюрократизма в Советской стране, — это контрреволюционная клевета, это непонимание самой сущности советской системы, это перепевы социал-фашистских арий.
Но, с другой стороны, мы должны вести борьбу и против правооппортунистической недооценки советов, против проникновения в советы чуждых элементов, борьбу за орабочивание советского аппарата, борьбу за укрепление советского государства. Ни о каком «самотеке» в деле строительства советов не может быть и речи. Без борьбы против классового врага, против всех сил и традиций старого мира, против бескультурья, без напряженной деятельности, без руководства всеми трудящимися массами, без многообразного и всестороннего выкорчевывания корней бюрократизма в экономической, политической и культурной областях, — без всего этого пролетариат не может провести поголовное привлечение трудящихся к делу управления.
Пролетариат ведет борьбу против бюрократизма непрерывно и упорно, мобилизуя против этой серьезной силы эксплуататорского лагеря всю систему возможных карательных воздействий. Но главным и основным средством в деле уничтожения явлений бюрократизма и бюрократических извращений в органах пролетарского государства служит рост экономического, политического и культурного уровня самих трудящихся масс, рост их активности, их «повседневного участия в управлении».
Поэтому Ленин говорил: «Бороться с бюрократизмом до конца, до полной победы можно лишь тогда, когда все население будет участвовать в управлении... Кроме закона есть культурный уровень, который никакому закону не подчинишь... Здесь перед нами задача, которую нельзя решить иначе, как длительным воспитанием масс»[6]. Поэтому правильно понять все особенности советского государства как переходной формы «от государства к негосударству» можно лишь ознакомившись со всей системой пролетарской диктатуры в целом, со всей совокупностью массовых организаций, на которые опирается диктатура пролетариата и в которых получает свое развитие пролетарская демократия.



[1] Ленин, т. XIV, ч. 2, с. 330–331.
[2] Ленин, т. XIV, с. 38.
[3] Ленин, т. XVII, с. 140.
[4] Ленин, т. XV, с. 154–155.
[5] Ленин, т. XV, с. 151.
[6] Ленин, т. XVI, с. 127–128.

Комментариев нет: