вторник, 20 октября 2015 г.

Диктатура пролетариата и развитие пролетарской демократии. Система пролетарской диктатуры.

Марксизм-ленинизм с особой последовательностью и ясностью разоблачает классовое содержание социал-демократического фразерства о демократии «вообще», о свободе и равенстве «вообще». Маркс, указывает Ленин, «вскрывал материальные корни этих абстракций». И последовательно применяя оружие материалистической диалектики, конкретизируя и развивая далее положения Маркса и Энгельса, Ленин развертывает учение о демократии и о различии между буржуазной и пролетарской демократией с исчерпывающей глубиной и полнотой.

Социал-фашистские теоретики учат о том, что задачи социалистического обобществления могут быть решены на путях «демократии», т. е. буржуазной демократии, классовый характер которой они стараются всячески затушевать. Переход власти к пролетариату и завоевание пролетариатом на свою сторону «большинства» должно, по их мнению, идти «само собой», в порядке плавной и неспешной экономической эволюции, на основе «свободы и равенства», предоставляемых пролетариату буржуазным обществом. «Мы добиваемся, — говорит Каутский, — того, чтобы эта власть перешла к нему (т. е. пролетариату) на основе демократии и покоилась на поддержке большинства. Само экономическое развитие, превращающее крупное производство в господствующую производительную форму, заботится о том, чтобы большинство было на стороне пролетариата»[1].
Итак, все к лучшему в этом лучшем из миров — в мире капиталистической демократии! Некая таинственная сила, которую просвещенный Каутский именует не богом, а «экономическим развитием», автоматически должна обеспечить пролетариату большинство и победу. Между тем, вопреки социал-фашистской мистике и мистификации рабочих, хорошо известно, к чему приводят действительная буржуазная демократия и действительность экономического движения в мире современного загнивающего капитализма. Об этом достаточно красноречиво говорят и тот глубочайший кризис, который там сейчас свирепствует, и те неслыханные гнет и жестокость, с которыми руками и дубинками Зеверингов и Вельсов буржуазия подавляет выступления пролетариата.
Теория марксизма-ленинизма учит, что предпосылкой завоевания рабочим классом на свою сторону большинства населения, большинства пролетарских трудящихся масс являются низвержение власти буржуазии и установление диктатуры пролетариата, — стало быть разрушение буржуазной демократии и замена ее новым типом пролетарской демократии, демократии для огромного большинства. Понимание всего глубокого различия буржуазной и пролетарской демократии совершенно необходимо и когда мы говорим о взаимоотношениях между пролетариатом и непролетарскими трудящимися массами. Без этого не может быть понят и характер классовой борьбы в период диктатуры пролетариата. Поэтому ничего общего с марксизмом-ленинизмом не имеют попытки растворить реальное содержание пролетарской революции, борьбу пролетариата за уничтожение классов в формально-абстрактных представлениях, вроде представлений «равенства» и «свободы». Представления «равенства» и «свободы», как уже указывалось, всегда в действительности насыщены конкретным классовым содержанием. Буржуазия, борющаяся против пролетарской диктатуры, стремится к реставрации, восстановлению диктатуры капитала, увековечению классов, увековечению действительного неравенства. Свобода и равенство буржуазной демократии суть свобода и равенство для эксплуататорского меньшинства, свобода эксплуатирования пролетариата буржуазией.
Классовая борьба пролетариата, реальное содержание всей его борьбы в течение всего переходного периода есть борьба за уничтожение классов, т. е. за действительное равенство. Этого равенства не может быть, пока есть классы и классовая борьба, т. е. неравенство. Для осуществления равенства необходимо уничтожение классов. Пролетариат и крестьянство вступают в переходный период как неодинаковые, разные, особые классы. Известные классовые различия между индустриальным пролетариатом и колхозным крестьянством сохраняются еще и сейчас и смогут быть ликвидированы лишь в течение ближайших лет социалистического строительства, вместе с самими классами.
Поэтому нет и не может быть полного равенства между рабочим классом и крестьянством. Требование такого равенства есть требование того, чтобы пролетариат отказался от руководства крестьянством, от линии на уничтожение классов, т. е. от борьбы за действительное равенство, от борьбы против всех сил, тянущих к увековечению классов.
«Равенства между рабочим и крестьянином на время, переходное от капитализма к социализму, быть не может, — говорил Ленин, — и тех, кто его обещает, надо признать развивающими программу Колчака»[2]. «Меньшевики говорят так: «Крестьянство составляет большинство, мы — чистые демократы, большинство должно решать». Но так как крестьянство не может быть самостоятельным, то практически это означает не что иное, как восстановление капитализма»[3]. Следует указать, что и в среде самого пролетариата хотя имеется равенство экономического положения, но нет еще полного идеологического равенства. Мы находим здесь различные степени сознательности, активности, дисциплинированности и организованности. Мы находим в его среде авангард и более отсталые слои. «Левацкое» требование равенства, выдвигавшееся в свое время Троцким и Зиновьевым, есть по существу требование отказаться от руководства пролетариатом со стороны партии.
Вся совокупность организаций, образующих систему диктатуры пролетариата, не возникает, наподобие пистолетного выстрела, в тот момент, когда пролетариат, взяв власть и разрушив буржуазную государственную машину, строит свою новую. Сам захват власти был бы невозможен без организованной борьбы, без создания различных форм массовых организаций, направляющих свои силы на борьбу против империализма, против буржуазного государства, на низвержение буржуазии. Каждая ступень в развитии форм пролетарской борьбы и организации есть ступень в подготовке пролетариата к выполнению его исторической миссии. «Все эти организации при известных условиях абсолютно необходимы рабочему классу, ибо без них невозможно укрепить классовые позиции пролетариата в разнообразных сферах борьбы, без них невозможно закалить пролетариат как силу, призванную заменить буржуазные порядки порядками социалистическими»[4].
Так готовится рабочий класс к своей исторической задаче, пока наконец эта подготовка не завершается «открытой революцией», и пролетариат берет власть в свои руки. Тогда борьба пролетариатом уже ведется в новых формах с помощью государственной власти, и вся совокупность созданных им организаций выступает уже в новом качестве, в качестве системы диктатуры пролетариата. Каждая отдельная организация стоит перед рядом новых задач и отправляет ряд новых функций.
Особую важность для диктатуры пролетариата, как уже указывалось, имеют организованность и дисциплинированность пролетариата — единственного из трудящихся классов, вышколенного и дисциплинированного школой крупного капиталистического производства, школой стачек, школой политической борьбы против капитала, — единственного класса, способного усвоить и передать всем трудящимся завоевания крупнокапиталистической культуры, способного в лице передовых своих представителей порвать с буржуазно-демократической психологией, с мещанством и филистерством, способного организовать социалистическое строительство, способного для осуществления великих задач своей революции на величайшую решительность при самых тяжелых переходах и на величайшие жертвы. Главный, основной признак диктатуры пролетариата — это руководство коммунистической партии. Без этого руководства, без партии и ее дисциплины ни одна из основных задач диктатуры не могла быть решена пролетариатом.
Без руководства пролетарской партии диктатура пролетариата не может быть сохранена и упрочена. Сохранение организованности и дисциплинированности пролетариата, сохранение единства, монолитности, дисциплины в его партии есть борьба за сохранение самой сущности пролетарской диктатуры. Партия ведет поэтому решительную борьбу с проявлениями деклассированности, с влиянием на пролетариат, исходящим из других классов, с проявлениями оппортунизма в рядах партии, с попытками нарушить ее единство, ее дисциплину как с факторами, подрывающими диктатуру пролетариата.
Партия является основной руководящей силой и орудием диктатуры пролетариата. Определение партии как орудия диктатуры пролетариата включает в себя все остальные ее определения; оно отражает высшую ступень в развитии партии, оно раскрывает во всей полноте ее суть, ее историческую роль и значение ее исторической большевистской подготовки.
Партия, концентрирующая в своих рядах все лучшее, что есть в пролетариате, руководящаяся революционной марксистско-ленинской теорией, выступает в период пролетарской революции как авангард, ведущий рабочий класс на захват власти. Партия выступает как боевой штаб, необходимый для свержения капитализма, для завоевания власти. Партия как организованный отряд лучших, передовых, связанных с массой, руководящих в тех или иных массовых организациях элементов рабочего класса, — отряд, скованный железной дисциплиной пролетарских революционеров, — является организующим ядром пролетарской революции, ядром пролетарской власти. Партия как классово сознательный и организованный отряд передовых элементов рабочего класса является лучшей школой пролетарских организаторов и руководителей. Это единственная организация, способная благодаря своему опыту, организованности и авторитету внести в многообразие пролетарских организаций необходимое единство, подчинить все разнообразные формы; их борьбы общей цели — подрыву могущества капитала. После победы пролетариата партия наконец выступает как руководитель пролетарского государства, руководя и направляя деятельность всех массовых организаций, образующих систему пролетарской диктатуры, на разрешение сложных и многообразных задач, стоящих перед пролетарской революцией.
Без руководства партии не может быть обеспечено главное в диктатуре пролетариата — организованность и дисциплинированность пролетариата, не может быть организована победоносная борьба его против буржуазии, не может быть обеспечен должный отпор разлагающему влиянию мелкобуржуазной стихии, не может быть обеспечено дело перевоспитания пролетариатом непролетарских трудящихся масс и дело перевоспитания пролетариатом остальных элементов в своей собственной среде, без партии не могут быть уничтожены классы и построен социализм.
«...Руководство партии есть главное в диктатуре пролетариата». «Без партии как основной руководящей силы невозможна сколько-нибудь длительная и прочная диктатура пролетариата»[5].
Такой партией в период диктатуры пролетариата может быть только одна, единственная партия, не делящая ни с какой другой партией своего руководства пролетариатом и пролетарским государством.
Такой партией может быть только коммунистическая партия большевиков, руководящаяся ленинскими тактическими и организационными началами, сильная своим авторитетом в рабочем классе, руководящая пролетариатом на основе его доверия к ней, завоевывающая это доверие не только умением учить массы, но и умением учиться у масс. Коммунистическая партия сильна своей тесной связью с массами пролетариата, а также и широкими массами всех трудящихся, умением проверять свою политику на опыте масс, на практике действительно массового и действительно революционного движения, умением подводить массы к правильным позициям, давая большинству убедиться в их правильности на собственном опыте, умением на основе самокритики бесстрашно вскрывать и исправлять допущенные ошибки, умением давать твердый отпор всем враждебным рабочему классу влияниям, умением через все трудности вести пролетариат и всю трудящуюся массу к победе социализма.
Партия как высшая форма классовой рабочей организации выступает в период пролетарской диктатуры как основная руководящая сила, как орудие диктатуры пролетариата. Без такого орудия, без такой руководящей силы пролетариат не может победить.
Но, чтобы быть такой руководящей силой, партия должна представлять собой стальное единство воли и действия. Раз диктатура пролетариата осуществляется прежде всего силами партии, раз партия является руководителем пролетарского государства, то с особой силой выступает потребность в единстве партии, необходимость единой воли, единого партийного центра, недопустимость группировок, фракций, фракционных центров. Большевистская самокритика, вскрытие ошибок, недочетов партийной работы, воспитывая и укрепляя партию, ее железную дисциплину, тем самым укрепляют диктатуру пролетариата.
Агентура классового врага, оппортунизм в его различных формах, стремится подорвать партийное единство; оппортунизм выступает, прикрываясь маской самокритики, с такой критикой, которая вместо укрепления партии подрывает самую партийность. Оппортунизм стремится к образованию фракционных центров, а это всегда обозначает тенденцию перерасти в другую, следовательно, контрреволюционную, партию. Оппортунизм, колебля единство партии, колеблет диктатуру пролетариата. Поэтому проблема единства, монолитности и железной дисциплины партии в условиях диктатуры выступает в особенности как проблема «основного условия успеха диктатуры пролетариата» (Ленин). Поэтому дело сохранения единства партии и обеспечения ее роли в системе пролетарской диктатуры предполагает необходимость очищения рядов партии от оппортунистических элементов.
Партия есть «единство воли, несовместимое с существованием фракций... Партия укрепляется тем, что очищает себя от оппортунистических элементов» (Сталин).
Одна из основных слабостей Парижской коммуны заключалась в том, что ни одна из фракций французского социализма не могла явиться такой партией, которая бы отчетливо понимала, в чем заключается ее роль и ее задачи. Опираясь на опыт Парижской коммуны и последующего рабочего движения, рабочий класс, возглавляемый коммунистической партией, во всех концах мира закладывает основы партии, которая способна была бы руководить своим классом и всеми трудящимися массами в борьбе за уничтожение империализма и всякого рабства вообще. «Воспитывая рабочую партию, марксизм воспитывает авангард пролетариата, способный взять власть и вести весь народ к социализму, направлять и организовать новый строй, быть учителем, руководителем, вождем всех трудящихся и эксплуатируемых в деле устройства своей общественной жизни без буржуазии и против буржуазии»[6].
Имя этой великой международной партии — Коммунистический интернационал. Эта партия мобилизует мировой пролетариат и все угнетенные классы на непримиримую борьбу против партии развращенной рабочей аристократии, партии увековечения наемного рабства — против социал-фашистского II Интернационала. Все партии Коминтерна, по примеру ВКП(б), неуклонно идут к овладению большинством пролетариата, к созданию предпосылок для завоевания диктатуры.
«Партия нужна пролетариату для того, чтобы завоевать и удержать диктатуру. Партия есть орудие диктатуры пролетариата. Но из этого следует, — подчеркивал т. Сталин, — что с исчезновением классов, с отмиранием диктатуры пролетариата должна и отмереть партия»[7]. Партия отомрет последней, вместе с развитием высшей фазы коммунизма, когда исчезнут все остатки общественного неравенства, сохраняющиеся еще при социализме.
Однако руководство, которое осуществляет партия в системе пролетарской диктатуры, было бы совершенно неправильно понимать, как диктатуру партии. Критикуя эту точку зрения, выдвигавшуюся Зиновьевым, т. Сталин указал, что диктатура пролетариата не есть диктатура партии, что руководство партии основано на взаимодоверии, существующем между рабочим классом и ее передовым авангардом, что руководство партии может быть правильно осуществлено только через посредство всей системы массовых организаций пролетарской диктатуры.
Основное место в этой системе пролетарской диктатуры занимает государственная организация пролетариата — советы. «Диктатуру, — формулирует Ленин, — осуществляет организованный в советы пролетариат, которым руководит коммунистическая партия большевиков»[8]. Чем правильней и успешней развертывается работа этого нового типа государства, тем глубже проникает пролетарское влияние в непролетарские трудящиеся массы, тем больше растут связь и поддержка рабочего государства со стороны всей массы трудящихся.
Однако, как мы уже указывали, самый характер советского государства не был бы правильно понят, если бы мы не учли также и роли всех других организаций пролетариата, обеспечивающих развитие пролетарской демократии. В своей работе коммунистический авангард помимо того опирается на профсоюзы, которые становятся при диктатуре пролетариата организацией, объединяющей весь господствующий класс прежде всего по линии разрешения производственных и воспитательных задач. Являясь массовой организацией, поголовно, можно сказать, объединяющей пролетариат — от его передового коммунистического отряда до самых отсталых, находящихся на низшей ступени классовой сознательности элементов, — профсоюзы представляют собой ту организационную форму, через которую партия непосредственно связывается с рабочим классом.
Профсоюзы являются школой коммунизма. Они являются прежде всего школой социалистического управления производством; они непосредственно связаны с производством, организуются именно на производственной основе, по отраслям производства. Отсюда, из профсоюзов растут кадры по организации социалистического хозяйства. Связывая пролетарский авангард со всем классом, профсоюзы осуществляют вовлечение самых широких кругов всей массы пролетариата в дело социалистического строительства, воспитывают в пролетариате начало сознательного и активного отношения к социалистическому производству, сознательного и активного участия в борьбе за рост и улучшение социалистического хозяйства. Профсоюзы воспитывают и выделяют таким образом кадры строителей социализма во все ступени управления — от низовых вплоть до руководящих в масштабе всей страны. Вся работа профсоюзов и все выступления рабочего класса направляются коммунистическим авангардом на укрепление пролетарской государственной власти и на строительство социализма; подчиняя свою деятельность этой основной задаче, профсоюзы ведут борьбу против бюрократических извращений органов рабочего государства, играя в этой борьбе чрезвычайно важную роль, будучи связаны со всеми отраслями государственного аппарата. Профсоюзы проникают и в деревню, организуя ее пролетарские и полупролетарские элементы, распространяя таким образом пролетарское влияние и в среду крестьянства. Профессиональные союзы, соединяя партию с классом, прежде всего по линии производственной, являются в целом своем «становым хребтом всей системы пролетарской диктатуры».
«Управлять страной и осуществлять диктатуру без теснейшей связи с профсоюзами, без горячей поддержки их, без самоотверженнейшей работы их не только в хозяйственном, но и в военном строительстве, — указывал Ленин, — мы, разумеется, не смогли бы не только в течение двух лет, но и двух месяцев»[9].
Такова роль профсоюзов в эпоху диктатуры пролетариата. Рассматриваемые в своей исторической перспективе, эти мощные школы коммунизма подготовляют всесторонне развитых работников эпохи грядущего коммунизма. Через производственные союзы будет, осуществляться переход к «уничтожению разделения труда между людьми, к воспитанию, обучению и подготовке всесторонне развитых и всесторонне подготовленных людей, которые умеют все делать. К этому коммунизм идет, должен идти и придет, — указывал Ленин, — но только через долгий ряд лет»[10].
Огромное значение в системе диктатуры пролетариата имеют еще такие массовые организации, как кооперация и комсомол. Особое значение приобретает союз молодежи, представляющий собой массовую организацию рабочей и крестьянской молодежи и подготовляющий молодые кадры по всем линиям политической, экономической и культурной борьбы и социалистического строительства.
Чем значительней в стране, в которой пролетариат взял власть, масса мелких крестьянских хозяйств, тем значительней роль кооперации. Кооперация представляет собой основную организационную форму движения деревни к социализму, форму, через которую пролетарский авангард вовлекает массы трудящегося крестьянства в систему строящегося социализма.
Одновременно, вместе с производственной кооперацией колхозов огромную роль приобретает и потребительская кооперация, задача которой — улучшить условия снабжения трудящихся. Таким образом роль кооперации становится особенно важной на современном этапе борьбы за развертывание широкого социалистического строительства.
При всем разнообразии методов работы различных массовых организаций все же эти организации представляют собой единство, единую систему диктатуры пролетариата, сложный пролетарский аппарат, многообразными путями борющийся за одно дело, идущий к одной цели. И своеобразие того или иного периода в развитии пролетарской диктатуры накладывает печать на всю систему, выдвигает перед ней требование перегруппировки ее рядов и изменения форм и методов работы различных ее организаций в определенном общем направлении.
В условиях непосредственной борьбы за упрочение диктатуры пролетариата, в условиях гражданской войны с особой силой вырастает значение насильственной стороны диктатуры. «Раз дело дошло до войны, то все должно быть подчинено интересам войны, вся внутренняя жизнь страны должна быть подчинена войне»[11].
Боевые задачи в такой период превалируют над строительными и воспитательными (хотя конечно сами боевые задачи не могут быть решены без известной строительной и воспитательной работы). В соответствии с этим все пролетарские организации главные силы свои отдают обеспечению фронта, в соответствии с этим они перегруппировывают свои ряды, распределяют свои силы. Создаются условия, когда революционная целесообразность требует от всех организаций во всех почти отраслях работы быстрых действий по-военному, незамедлительного выполнения боевых приказов, определенной милитаризации форм работы, а следовательно известного урезывания методов внутрипартийной демократии, методов рабочей демократий в профсоюзах и т. д., известного, требуемого боевой обстановкой, организационного централизма и т. д. Таковы организационные формы и методы работы массовых организаций в период, когда пролетарская диктатура обеспечивает победоносный выход из гражданской войны.
Но формы эти в новых, ими же подготовленных условиях становятся уже негодными, из формы движения и укрепления диктатуры они превращаются в тормоз ее развития. Становится необходимой их смена. Нужны новые формы борьбы, новые методы работы, так как решающее значение приобретает другая сторона задачи пролетарской диктатуры, притом ее наиболее существенная сторона, — хозяйственное строительство, борьба за разрешение экономических задач, выдвинутых в пролетарской революции.
«Диктатура пролетариата, — говорит т. Сталин, — имеет свои периоды, свои особые формы, разнообразные методы работы. В период гражданской войны особенно бьет в глаза насильственная сторона диктатуры. Но из этого вовсе не следует что в период гражданской войны не происходит никакой строительной работы. Без строительной работы вести гражданскую войну невозможно. В период строительства социализма, наоборот, особенно бьет в глаза мирная организаторская, культурная работа диктатуры, революционная законность и т. д. Но из этого опять-таки вовсе не следует, что насильственная сторона диктатуры отпала или может отпасть в период строительства. Органы подавления, армия и другие организации необходимы теперь, в момент строительства, так же, как и в период гражданской войны. Без наличия этих органов невозможна сколь-нибудь обеспеченная строительная работа диктатуры. Не следует забывать, что революция победила пока что всего лишь в одной стране. Не следует забывать, что пока есть капиталистическое окружение, будет и опасность интервенции со всеми вытекающими из этой опасности последствиями»[12].
Переход к формам широкого социалистического строительства есть переход к новым методам укрепления активности, организованности и дисциплинированности пролетариата, к новым формам борьбы против буржуазии города и деревни, к новым формам союза пролетариата и деревенской бедноты с середняком, к новым формам борьбы против бюрократизма, к новым формам союза с пролетариатом и трудящимися массами капиталистического мира. Подъем материального и культурного уровня трудящихся масс, укрепление пролетариата, укрепление партийного руководства — ведут к усилению деятельности массовых организаций, к росту пролетарской демократии, к росту активности масс в деле социалистического строительства.
Укрепление профсоюзов, «станового хребта пролетарской диктатуры», выражается в развитии внутри союзной демократии, в росте организационных форм, вовлекающих рабочие массы в дело непосредственного активного участия в строительстве, в улучшении его форм, повышении производительности труда и т. д. На этом этапе развертывается выдвижение, растет сознательность и активность основных масс пролетариата, ведется работа по перевоспитанию новых рабочих кадров и по организации пролетарского влияния и руководства в деревне и т. д.
На основе укрепления пролетарского руководства осуществляется оживление советов в городе и деревне. Правильная и успешная работа по оживлению советов создает прочную основу для упрочения союза пролетариата со средним крестьянством и борьбы против буржуазии. Ограничение и вытеснение капиталистических элементов происходит в целом ряде новых форм классовой борьбы — по линии налоговой политики, по линии срыва спекулянтских тенденций кулака и частника путем соответствующего давления на рынок, по линии развертывания государственной и кооперативной торговли, по линии организации кооперативного кредита и т. д.
Развертывание советской демократии в деревне протекает в первые годы нэпа как укрепление союза пролетариата и деревенской бедноты со средним крестьянством, укрепление руководящей роли в этом союзе опирающегося на бедноту рабочего класса. Пролетариат вырывает бедноту из кулацкой зависимости системой экономических и политико-организационных мероприятий, организует бедноту на борьбу против кулачества. Вся система мероприятий по линии торговли, налогового дела, кооперации и т. д., ведущая к ограничению и вытеснению кулачества и капиталистических элементов вообще, направлена в то же время на улучшение материального положения трудящегося крестьянства, в особенности бедноты (совершенно, например, освобождаемой от налога и т. д.).
Все убыстряющийся рост социалистического строительства, вытеснение капиталистических элементов, развитие советской демократии, укрепление и углубление руководящей роли пролетариата, рост доверия к партии и рабочему государству — такова основная и решающая тенденция, пробивающаяся через все трудности классовой борьбы.
Наконец период социалистической реконструкции выдвигает новые задачи перед партией, советами, профсоюзами, кооперацией и т. д., требует новых методов работы. Профсоюзы проводят новые формы производственной работы — соцсоревнование и ударничество, встречный план, хозрасчетные бригады и т. п. Вовлечением лучших ударников в советы укрепляется советская демократия. Перед советами возникают новые строительные задачи, встают вопросы городского хозяйства и коммунального дела. Советы в деревне способствуют колхозному и совхозному строительству. Шаг за шагом широкие массы трудящегося крестьянства вовлекаются через кооперацию в систему строящегося социализма, поднимаясь от низших кооперативных ступеней к более высоким. Крепнущая мощь социалистической индустрии, рост советских хозяйств, рост руководящей роли пролетариата, рост планового воздействия на сельское хозяйство, развитие кооперативной общественности, усиливающаяся борьба и усиливающееся наступление против капиталистических элементов, — все это подводит широкие массы крестьянства к высшим, производственно-колхозным формам кооперации, к непосредственному строительству социализма в деревне.
Так борются силы коммунизма против сил капитализма. Так проводится диктатура пролетариата, так развивается вместе с тем и пролетарская демократия. Так развивается и крепнет государство «по-новому демократическое (для пролетариев и неимущих вообще) и по-новому диктаторское (против буржуазии)» (Ленин).
Вместе с тем из всего предшествующего изложения становится ясно, почему и как пролетарская демократия «сейчас же начинает подготовлять полное отмирание всякой государственности, привлекая массовые организации трудящегося народа к постоянному и безусловному участию в государственном управлении»[13].
Никогда не было государства, столь мощного по самому своему существу, как диктатура пролетариата. Никогда еще не было власти, которая опиралась бы так непосредственно на массовые организации угнетенных классов, которая выражала бы господство большинства населения над меньшинством. И вместе с тем чем более укрепляется диктатура пролетариата, чем крепче, чем мощней становится государство пролетариата, тем в большей степени подготовляются условия для его отмирания в будущем — после окончательной победы социализма и построения полного социалистического общества, — для отмирания государства вообще.
Всячески подчеркивая, что в самых основах системы пролетарской диктатуры заложены предпосылки будущего отмирания государства, необходимо в то же время вести борьбу против всяких «левацких» теорий, стремящихся уже сейчас говорить об отмирании государства в районах сплошной коллективизации и т. п. Необходимо бороться и против правооппортунистической теории «понижающейся государственной кривой» — по мере «затухания» классовой борьбы, — выдвинутой т. Бухариным. Диалектика развития государства такова, что лишь в результате высшего развития и укрепления советской власти и всей системы пролетарской диктатуры в «целом создаются действительные предпосылки для будущего отмирания государства. Чем полнее пролетарская демократия, чем шире ею охват всех слоев трудящихся, вовлекаемых в построение социалистического общества через советы и через всю систему диктатуры, тем ближе эта демократия к своему отмиранию. «Высшее развитие государственной власти в целях подготовки условий для отмирания государственной власти, — вот марксистская формула» (Сталин). «Демократия действительно полная, входящая в привычку и потому отмирающая, — говорит Ленин. — Полная демократия равняется никакой демократии. Это не парадокс, а истина».
Критикуя точку зрения т. Бухарина, Ленин указывал на следующие три последовательные ступени отмирания государства: 1) создание привычки к коммунистическому труду; 2) отмирание органов принуждения; 3) отмирание армии и флота — после победы революции в мировом масштабе. Экономическую основу полного отмирания государства Ленин видел не в одном лишь переходе средств производства в общественную собственность, который будет осуществлен целиком уже на стадии развернутого социалистического общества. Для полного отмирания государства необходимо превращение пролетарской демократии и социалистической дисциплины в привычку, необходима возможность без принуждения удовлетворить все потребности трудящихся. Лишь на высшей стадии коммунизма окончательно отомрет государство, а с ним и демократия. «Для полного отмирания государства нужен полный коммунизм» (Ленин).



[1] Каутский, Большевизм в тупике, с. 67.
[2] Ленин, т. XVI, с. 212.
[3] Ленин, т. XVIII, ч. 1, с. 326.
[4] Сталин, Вопросы ленинизма, с. 93.
[5] Сталин, Вопросы ленинизма, с. 288, 296.
[6] Ленин, т. XIV, ч. 2, с. 317.
[7] Сталин, Вопросы ленинизма, с. 96.
[8] Ленин, т. XVII, с. 138.
[9] Ленин, т. XVII, с. 139.
[10] Ленин, т. XVII, с. 141.
[11] Ленин, т. XX, ч. 2, с. 388.
[12] Сталин, Вопросы ленинизма, с. 284.
[13] Ленин, т. XVI, с. 45.

Комментариев нет: