четверг, 6 июля 2017 г.

Введение.

Слово «анархизм» происходит от греческого слова «анархия», Означающего буквально безвластие, безначалие. Сторонники анархизма — анархисты не признают никакого государства, никакой власти, никакой обязательной для членов общества общественной организации. Поэтому они не признают и власти большинства над меньшинством, народа над паразитами, эксплуататорами.
Таким образом, анархисты отрицательно относятся и к диктатуре пролетариата и к Советскому государству, так как они отрицают всякую государственную власть. Анархисты отрицают всякую общественную дисциплину. Они не признают для членов общества какой бы то ни было обязательной дисциплины, поэтому они относятся отрицательно и к обязательной трудовой дисциплине. А без обязательной для членов общества дисциплины немыслимо самое существование человеческого общества, хотя бы это общество строилось на началах добровольного соглашения, добровольного договора членов этого общества. Без дисциплины немыслима никакая организация, будь то артель, кооператив, профсоюз и т. п.
Анархист строит свои планы будущего анархического общественного устройства не на основании знания законов общественного развития, а на основании придуманной общественной организации, которая бы обеспечивала неограниченную свободу отдельной личности. В основу своей деятельности анархисты кладут не интересы общества, а интересы отдельной личности — индивидуума. Так же как и социалисты-утописты, они считают человеческую природу основой при построении своих планов общественного переустройства. Они не признают при этом, что человеческая природа не есть нечто постоянное, что она меняется в зависимости от развития производительных сил общества, в зависимости от способа производства материальных благ, необходимых для жизни и развития общества.
В противоположность анархистам и социалистам-утопистам марксисты строят свои программы на основе научного изучения и познания развития производительных сил и производственных отношений, т. е. исходя из материальных основ человеческого общества.
Карл Маркс дал гениальное определение всего процесса общественного развития на основании знания законов развития общества.
«В общественном производстве своей жизни, — пишет Маркс, — люди вступают в определённые, необходимые, от их воли независящие отношения, — производственные отношения, которые соответствуют определённой ступени развития их материальных производительных сил. Совокупность этих производственных отношений составляет экономическую структуру общества, реальный базис, на котором возвышается юридическая и политическая надстройка и которому соответствуют определённые формы общественного сознания. Способ производства материальной жизни обусловливает социальный, политический и духовный процессы жизни вообще. Не сознание людей определяет их бытие, а, наоборот, их общественное бытие определяет их сознание»[1].
Эту принципиальную разницу антинаучных взглядов социалистов-утопистов и анархистов, с одной стороны, и стоящих на позиции самой передовой науки современности марксистов — с другой, по основному вопросу исторического развития человеческого общества следует иметь в виду при изучении истории борьбы между марксизмом и анархизмом.
Оставляя в стороне отдельные анархистские высказывания писателей древних и средних веков, необходимо отметить выступление Макса Штирнера (он же Каспар Шмидт) в 1845 г. со своего рода манифестом анархистов под названием «Единственный и его собственность». Штирнер заявил, что нет ничего реального, кроме личности, индивидуума, с его потребностями, стремлениями и волей. А раз это так, то никто не может требовать, чтобы анархическая личность жертвовала собой во имя счастья человеческого общества. Штирнер писал: «Долой, поэтому, всё то, что не есть целиком моё собственное дело!.. Для меня нет ничего выше меня!»[2]
Штирнер был противником всякого государства. «Меня хотят, — писал Штирнер, — уговорить пожертвовать своими интересами ради интересов государства. Я, напротив того, объявляю войну не на жизнь, а на смерть всякому, государству, даже самому демократическому»[3].
Интересы какого же класса выражал Макс Штирнер, чьи интересы защищают анархисты-индивидуалисты? Макс Штирнер, как и большинство анархистов-индивидуалистов, защищал собственность мелких и средних товаропроизводителей — крестьян, ремесленников, кустарей. Штирнер выступил как раз тогда, когда крупная промышленность всё больше вытесняла в Германии мелкое производство, ремесло, заменяя его крупным производством. Штирнер писал, возражая коммунистам:
«По мнению коммунистов, собственником должна быть община. Как раз наоборот. Собственником являюсь «Я», с другими же я вхожу только в известное соглашение на счёт моей собственности. Если община не удовлетворяет моих притязаний, то Я восстаю против неё и защищаю свою собственность»[4].
Отцом своим большинство анархистов считает, однако, не Штирнера, а Прудона и его ученика — Михаила Бакунина.
Взгляды Прудона Маркс подверг уничтожающей критике в книге «Нищета философии», написанной им в ответ на книгу Прудона «Философия нищеты».
Во время революции 1848 г. Прудон выступил с проповедью примирения классов. В циркуляре к избирателям департамента Ду в апреле 1848 г. Прудон призывал: «Рабочие, подайте руки вашим хозяевам, а вы, работодатели, не оттолкните руки тех, кто получал от вас заработную плату»[5].
На вопрос о том, какая же у него программа, Прудон ответил в своей «Исповеди революционера»: «Никаких партий больше, никакой власти, абсолютная свобода человека и гражданина: вот в трёх словах наш политический и социальный символ веры»[6].
Прудон выступал защитником мелкой собственности и раздробленного мелкого производства. Он был противником крупного фабрично-заводского производства. Основой общественной организации, по мысли Прудона, должна быть мелкая частная собственность, но так как она очень непрочна, то необходимо, по мнению Прудона, её поддержать. Поддержать же её можно посредством организации обмена. Обмен должен происходить на основе индивидуальной свободы, индивидуального договора.
Таким образом, в отличие от Штирнера, который выдвигал на первый план принцип неограниченной свободы личности — «Я», Прудон, так же как и Штирнер защищая интересы мелких собственников, выдвинул на первый план принцип «договора». Но оба они, и Штирнер и Прудон, были анархистами-индивидуалистами.
Несколько с иных позиций повёл борьбу с марксизмом Михаил Бакунин. (Ниже мы расскажем, кто такой Бакунин, и дадим более полное изложение его взглядов.) Бакунин, так же как Прудон, относился отрицательно ко всякому государству и, так же как Прудон, вёл борьбу с марксизмом, с коммунизмом. Но если Штирнер и Прудон выдвинули на первое место принцип «свободы», то Бакунин прибавил к этому ещё столь же отвлечённый принцип «равенства и солидарности», причём надо сказать, что одно время Бакунин даже объявлял себя учеником Маркса, но, как правильно говорит Г. В. Плеханов, Бакунин «совершенно не усвоил материалистического понимания истории, он был лишь «софистизирован» этим учением»[7]. Это значит, что Бакунин для оправдания своих взглядов иногда делал вид, что опирается на материалистическое понимание истории, на самом же деле он боролся против этого понимания.
Бакунин, будучи ярым противником всякого государства, был также ярым противником всякой политической борьбы пролетариата, если она не направлена к полному уничтожению классового господства. В противоположность Марксу и Энгельсу, которые заявили в «Коммунистическом манифесте», что коммунисты в капиталистическом обществе «поддерживают всякое революционное движение, направленное против существующего общественного и политического строя», Бакунин считал, что «всякое политическое движение, которое не имеет своей целью непосредственное, прямое, бесповоротное и полное экономическое освобождение рабочих, и которое не начертало на своём знамени различным, но совершенно ясным образом принцип экономического равенства, или, — что то же самое, — принцип полного возвращения капитала труду, т. е. просто социальной ликвидации, — всякое подобное политическое движение есть движение буржуазное и, как таковое, должно быть исключено из интернациональных движений»[8].
С этой точки зрения, например, Бакунин должен был бы осудить участие испанских рабочих в едином антифашистском фронте, потому что борьба против фашизма вовсе ещё не означает полного экономического освобождения рабочих и уничтожения власти капитала. Бакунисты должны были бы отказаться от защиты Испанской республики в Испании, или от защиты независимости чехословацкого народа в Чехословакии, или от защиты независимости китайского народа в Китае, потому что эта борьба против германского, японского и итальянского фашизма ещё не есть борьба за «социальную ликвидацию» капитализма.
Бакунин изложил свою систему взглядов в главном своём произведении — «Государственность и анархия». Как же он там формулировал свои «идеи», свою программу? «...Разрушение всех государств, уничтожение буржуазной цивилизации, вольная организация снизу вверх посредством вольных союзов — организация разнузданной чернорабочей черни, всего освобождённого человечества, создание нового общечеловеческого мира»[9]. Свою систему Бакунин называл «анархистским коллективизмом».
На самом деле никакого коллективизма его система не гарантировала. Она гарантировала только насилие более сильных над более слабыми. Система анархизма Бакунина направлена в конце концов к тому, что она толкает человечество не вперёд, а назад, к распаду общественных связей, к распаду общественной дисциплины.
***
Анархисты в России имели большое влияние в 1860–1870‑х годах среди народников, «бунтарей». В период революции 1905 г. анархизм возродился вновь среди деклассированных мелкобуржуазных элементов, однако он не имел серьёзного влияния на рабочее движение. Ещё меньшее влияние имел анархизм в период Октябрьской социалистической революции 1917 г.
В СССР анархисты давно потеряли всякое влияние. Причиной этого является победа социализма в СССР. Исчезла помещичья и мелкобуржуазная старая крестьянская Россия, которая в своё время воспитала анархизм, которая дала основоположников анархизма — Михаила Бакунина, Петра Кропоткина и других «кающихся дворян» — аристократов старой царской России, которая выдвигала анархистов как вожаков части люмпен-пролетариата в период первой революции. Исчезла помещичье-буржуазная Россия, в которой анархисты, борясь с пролетарским революционным движением, руководимым коммунистической партией большевиков, пытались оказать влияние на пролетариат.
На месте старой царской России уже свыше 20 лет существует новое государство — советское, социалистическое. Такого государства история человечества ещё не знала. Оно возникло в результате победоносной Октябрьской социалистической революции.
Эта революция открыла новую страницу мировой истории. 7 ноября 1917 г. победила Великая Октябрьская социалистическая революция в России. На одной шестой части мира была пробита широкая брешь в системе империалистических государств. Молодое советское рабоче-крестьянское правительство, руководимое партией большевиков, партией Ленина — Сталина, победило своих бесчисленных врагов. Советское государство разгромило армии белой гвардии и иностранных интервентов, несмотря на то, что во главе белогвардейских армий стояли старые, опытные русские и иностранные генералы и офицеры. Советское государство ликвидировало вооружённую интервенцию и экономическую блокаду 14 капиталистических государств, которые объединились для борьбы с Советской Республикой. Оно уничтожило, ликвидировало классы помещиков, капиталистов. Выкорчёвывая остатки капитализма в стране, пролетарская диктатура ликвидировала последний капиталистический класс — кулачество. Советское государство победило экономическую разруху и создало великолепную, богатую, передовую индустриальную и сельскохозяйственную социалистическую технику. Советское государство по плану, разработанному коммунистической партией, построило на месте старого, разрушенного капиталистического, помещичьего и мелкособственнического хозяйства новое, мощное, богатое, социалистическое хозяйство, с более высокой техникой и более высокой производительностью труда. Оно подняло экономический, политический и культурный уровень жизни всего народа.
Советское правительство создало замечательную, единственную в мире Красную Армию, с оружием в руках защищающую знамя коммунизма, защищающую жизнь, труд, достояние миллионных масс на одной шестой части мира. Советское государство обеспечило великую дружбу народов СССР, пышный расцвет их культуры и благосостояния благодаря правильной национальной политике Всесоюзной коммунистической партии большевиков, составляющей передовой отряд Коммунистического Интернационала.
Великие завоевания Советского народа записаны в Сталинской Конституции победившего социализма.
Партия большевиков возникла около 40 лет назад из небольших подпольных, гонимых царизмом рабочих кружков. Её организаторами были Ленин и Сталин, гениальные теоретики, стратеги, вожди пролетариата, вожди трудящихся масс, мастера революции.
Рабочие и крестьяне в России победили и добились таких блестящих успехов прежде всего потому, что с самого начала развития массового революционного рабочего движения в России во главе этого движения стояла партия большевиков. Именно она, эта партия, организовала передовых рабочих; она организовала победоносное вооружённое восстание; она организовала отпор белогвардейцам и интервентам и разгром их; она организовала новое, советское, социалистическое государство; она организовала новое, социалистическое хозяйство; она обеспечила величайшие победы трудящихся.
Но партия большевиков добилась этого потому, что она боролась против всех видов оппортунизма в рабочем движении, против всех видов антимарксистских учений, и в том числе против анархизма.
Анархизм в России начал распространяться вскоре после падения крепостного права (1861 г.). Анархизм Бакунина и Петра Кропоткина был теорией народников, боровшихся за «землю и волю» при царизме. Существовавшая незначительный период группа «Чёрного передела» (Плеханов и др.) после раскола партии «Земля и воля» (1879 г.) унаследовала в значительной доле идеи анархизма. Анархизм в России затем возродился в период революции 1905 г. в виде террористических и экспроприаторских групп, начавших в известной своей части переходить к анархо-синдикалистам, которые считали главной организацией пролетариата не партию, а профсоюзы, «синдикаты». Анархисты (махаевцы) в период революции 1905–1907 гг. в России пытались вырыть пропасть между революционной социалистической интеллигенцией и рабочим классом, мешали массовой борьбе рабочих и крестьян и подогревали антисемитские выступления черносотенных бандитов.
Анархисты в России, независимо от различных их группировок и оттенков, боролись против Октябрьской социалистической революции 1917 г., боролись против молодой Советской республики.
Анархо-синдикализм в лице так называемой «рабочей оппозиции» пытался свить себе гнездо в рабочем движении и в самой коммунистической партии в период пролетарской диктатуры с целью расшатать, дезорганизовать ряды пролетарской партии, но большевистская партия пресекла их разрушительную деятельность.
В самый острый период борьбы пролетариата против объединённых сил мировой и российской буржуазии анархисты занялись распределением между собой богатых особняков и награбленного имущества, не думая о том, что пролетариату необходимо строить на месте разрушенного своё, социалистическое хозяйство.
В лице Махно и его сторонников анархисты на юге Украины пытались осуществить «идеал» анархизма. Но эта попытка кончилась позором и показала всю несостоятельность анархизма. Имя Махно осталось в памяти рабочих и трудящихся крестьян как имя, опозоренное тягчайшими преступлениями против революции, против рабочего дела, как имя бандита, погромщика и изменника революции.
Партия Ленина — Сталина ещё в годы мировой войны разоблачала анархистские взгляды на государство, которые пытались протащить в большевистскую партию Бухарин, Пятаков и вся компания предателей бухаринцев и троцкистов. Бухарин вслед за анархистами заявлял, что рабочие должны подчёркивать свою враждебность ко всякому государству, в том числе и к рабочему государству. Бухарин заявлял, что после завоевания власти рабочим классом происходит «взрыв» государства. Эти анархистские взгляды Бухарина были разоблачены Лениным. Ленин и партия большевиков исходили из того марксистского положения, что после свержения власти буржуазии происходит «слом» старой бюрократической машины государственной власти и строится новое государство, пролетарское, советское, создаётся новая власть, диктатура пролетариата, необходимая для подавления эксплуататоров, для защиты нового, социалистического общества от капиталистического окружения и для строительства коммунистического общества.
Совсем не случайно Бухарин в течение многих лет боролся против советского социалистического государства, вместе с контрреволюционером Троцким и троцкистами он стал гнуснейшим предателем, бандитом, агентом фашистских разведок.
Таким образом, в ходе первой в мире пролетарской, социалистической революции народ проверил программу, тактику и стратегию коммунистов и убедился в их правильности. В ходе революции народ проверил и отверг учение, программу, тактику и стратегию анархизма.
Опыт Октябрьской социалистической революции, опыт победы социализма в СССР имеет огромное значение для пролетариата, для трудящихся масс всего мира, которые, конечно, могут и должны учитывать особые условия борьбы за своё освобождение, используя этот опыт в каждой стране. Но рабочие и трудящиеся крестьяне капиталистических стран сделали бы величайшую, непоправимую ошибку, если бы они пренебрегли этим опытом, не воспользовались бы им.
Что бы вы сказали про людей, которые ни за что не хотят идти проверенной дорогой, ведущей к цели, а во что бы то ни стало хотят идти другой дорогой, которая приводила и приводит к поражению?
Главная цель, побудившая автора написать эту брошюру, об анархизме и коммунизме, заключается в том, чтобы помочь трудящимся Франции, Испании и других стран, где ещё происходит спор между анархизмом и коммунизмом, выбрать этот правильный путь[10].
Задача автора облегчается тем, что сами анархисты под влиянием событий, например, в Испании, вынуждены многое пересмотреть в своём прежнем мировоззрении, в таких важнейших вопросах, как отношение к органам власти и участие в них, создание дисциплинированной армии, подчинённой единому командованию, выработка обязательной для всех трудовой и политической дисциплины и т. п.
Все истинные друзья и сторонники революции в Испании могут только приветствовать факты, свидетельствующие о том, что анархисты Испании готовы всё сделать для того, чтобы усилить единый фронт трудящихся против фашизма. Достаточно привести такое решительное и многообещающее заявление, как сделанное «Солидаридад Обрера», органом Национальной конфедерации труда в Испании, 2 декабря 1936 г.: «Мы должны забыть старые формулы, чтобы сказать товарищам из лагеря анархистов: вы делаете правильные и потому полезные для революции шаги. Это первые шаги. Давайте обсудим, какие ещё шаги можно сделать для создания единой мощной организации рабочего класса, для ещё большего сближения между анархистами и коммунистами».
В статье «О военно-политической работе 11‑й интернациональной бригады» сказано:
«Чёткая линия компартии Испании — линия народного фронта — была путеводной звездой в области политического воспитания наших кадров и улучшения политико-морального состояния батальонов. Интернациональным бригадам часто приходилось бороться бок о бок с анархистскими батальонами, с которыми было крайне важно сохранить хорошие отношения, в особенности во время боёв. Мы должны были убедить анархистов в общности наших интересов в борьбе против фашизма. Мы посылали в батальоны анархистов инструкторов для обучения их пулемётной стрельбе и рытью окопов, в некоторых случаях мы предоставляли в их распоряжение пулемётные отряды, что в то же время обеспечивало нашу безопасность с флангов. Между 11‑й интернациональной бригадой и анархистскими частями за всё время войны никогда не было серьёзных трений»[11].
Так в боях с бандами Франко и интервенцией фашистских государств коммунисты Испании укрепляют единый фронт с анархистами, и последние всё более проникаются важностью дисциплины, единого руководства и твёрдой организации для победы испанской демократической республики.
Это сплочение народного фронта, эта боевая работа протекает в обстановке борьбы с фашистскими бандитами из троцкистской ПОУМ, пытающимися нанести изнутри удар героическим народным массам Испании. Троцкисты в Испании играли на разногласиях коммунистов и анархистов, разжигали эти разногласия, натравливали анархистов на коммунистов, выполняя заказ своих фашистских хозяев. Но испанский народ, сплочённый в едином народном фронте, защищая не только дело испанского народа, но и дело всего передового, прогрессивного человечества, вырабатывает пути соглашения анархистов и коммунистов, пути создания единства трудящихся. А в этом единстве — залог победы.
Поэтому мы хотим помочь испанским анархистам быстрее преодолеть свою ошибочную теорию, исправить ошибки в практике революционной борьбы. Мы хотим показать, вскрыть идейные разногласия, показать, на чём, на какой основе должно идти объединение, чтобы оно принесло пользу революции. Мы всегда были против спутывания различных взглядов. Поэтому мы придаём большое значение выяснению идейных ошибок анархистов, разъяснению неправильности и вреда анархистских теорий и анархистской практики. Мы думаем, что это лучше всего сделать на опыте анархизма в России.
***
Настоящая брошюра предназначена была для рабочих Запада, которым предстоит до конца освободиться от ненаучных, вредных анархистских теорий, мешающих победе рабочего класса. Мы считаем своим долгом помочь братьям по классу и рассказать им, как партия Ленина — Сталина наряду с беспощадным разоблачением реформизма вела решительную борьбу и с анархизмом. Ленин писал в статье «Детская болезнь «левизны» в коммунизме»:
«За границей ещё слишком недостаточно знают, что большевизм вырос, сложился и закалился в долголетней борьбе против мелкобуржуазной революционности, которая смахивает на анархизм или кое-что от него заимствует, которая отступает в чём бы то ни было существенном от условий и потребностей выдержанной пролетарской классовой борьбы»[12].
В старой России, где преобладал мелкобуржуазный состав населения, происходило массовое разорение мелкой буржуазии, была плодотворная почва для мелкобуржуазной революционности. Неспособность «взбесившейся от ужасов капитализма» мелкой буржуазии проявить дисциплину, выдержку и организованность нашла отражение и в анархизме. Мелкий буржуа легко переходил от «бешеной» революционности к покорности, к апатии, а затем и к поддержке реакции. Реформизм и анархизм взаимно дополняли друг друга.
«И если в России, — писал Ленин, — несмотря на более мелкобуржуазный состав её населения по сравнению с европейскими странами, анархизм пользовался в период обеих революций (1905 и 1917) и во время подготовки к ним сравнительно ничтожным влиянием, то это, несомненно, следует поставить отчасти в заслугу большевизму, который вёл всегда самую беспощадную и непримиримую борьбу против оппортунизма»[13].
Большевики показали на опыте борьбы с анархистами в период царизма и в период пролетарской диктатуры весь вред анархистских теорий и анархистской практики.
Большевики разгромили всякие попытки Бухарина, Пятакова и др. протащить в партию буржуазно-анархистские взгляды по основным вопросам: о государстве, о переходном периоде, о путях укрепления социалистического государства рабочих и крестьян, о победе бесклассового коммунистического общества. Большевики разоблачили и разгромили анархо-синдикалистскую организацию Шляпникова — Медведева. Борьба этих врагов против ленинско-сталинской партии, против социалистического государства привела их в лагерь фашизма.
Большевики отстояли гегемонию пролетариата в буржуазно-демократической революции. Большевики сплотили под руководством рабочего класса всех трудящихся и повели на борьбу, против помещиков и буржуазии. Под руководством большевиков рабочий класс в союзе с беднейшим крестьянством добился победы в Октябрьской социалистической революции. Советский народ под руководством партии Ленина — Сталина построил в основном социалистическое общество в СССР.
Мы считаем, что данная брошюра будет полезна трудящимся Советского государства, так же как и трудящимся капиталистических стран. Она поможет проследить и разобраться, к чему приводили и приводят теории и практика анархистов.




[1] Маркс, К критике политической экономии, стр. 6.
[2] Плеханов, т. IV, стр. 184.
[3] Плеханов, т. IV, стр. 185.
[4] Плеханов, т. IV, стр. 190.
[5] Плеханов, т. IV, стр. 198.
[6] Плеханов, т. IV, стр. 198.
[7] Плеханов, т. IV, стр. 211.
[8] Плеханов, т. IV, стр. 217.
[9] Плеханов, т. IV, стр. 221.
[10] Книга эта издана в различных странах на испанском, французском, английском языках, переводится на итальянский язык. В настоящее издание внесены лишь некоторые изменения.
[11] Журнал «Коммунистический Интернационал» № 4 за 1938 г.
[12] Ленин, т. XXV, стр. 179.
[13] Ленин, т. XXV, стр. 180.

Вернуться к оглавлению.

Комментариев нет: