вторник, 25 июля 2017 г.

От автора

Очень часто в годы подпольной работы, в особенности после какого-нибудь собрания, я от души завидовал местным работникам. Все они прочно вросли в местные дела, все они близко знают друг друга, у них тесные связи с массами. А я приеду в тот или другой город, проведу два-три собрания, сделаю два-три доклада и еду опять в новое место. Каким-то одиноким чувствовал себя иногда, в особенности после нескольких дней, проведённых в хорошей, тесно сплочённой, чисто товарищеской среде. Но кому-нибудь нужно было нести обязанность разъездного агента, партийного коммивояжёра. Потоскуешь немного, но долго тосковать не приходилось. В дороге надо было зорко следить за тем, чтобы не подцепить шпиона, не привести его вместе с собой в организацию. В дороге всё внимание сосредоточивается на решении вопроса: есть ли за тобой хвост? Тут некогда долго сентиментальничать.
Начиная с 1903 г. мне почти всё время приходилось по партийным делам кочевать из одного места в другое. Так прошли годы революции и значительная часть годов реакции. Благодаря этому мне лично очень трудно, вспоминая то или иное событие, припомнить, кто именно принимал в нём участие. Многих товарищей я знавал только по кличкам, многих кличек не знал вовсе, многих видел всего раз-два в том или другом месте, и они совершенно исчезли из моей памяти. Особенно трудно восстановить в памяти, где именно я встречал того или иного товарища. Так что в отношении моих воспоминаний о лицах у меня будет немало ошибок и пробелов. Сейчас очень часто бывает — встречаюсь с каким-нибудь товарищем, он начинает вспоминать про былые встречи, и хотя мне очень знакомы черты лица, хорошо помню и те факты, о которых он рассказывает, но при всём старании никак не могу вспомнить его имени. Очень часто, горячо расцеловавшись с товарищем, при виде которого встаёт в памяти какая-нибудь яркая картина прошлого, приходится сконфуженно спрашивать его: а как тебя, батенька, зовут? Такова уж судьба «бродячего» революционера.
Но зато у меня были такие преимущества, которыми немногие могли похвалиться: за предреволюционные и революционные годы мне удалось объездить почти все наши организации как в России, так и за границей, мне пришлось побывать в разных местах в самое интересное, горячее время, пережить и принять участие почти во всех наиболее интересных моментах нашей партийной и революционной жизни. А это обстоятельство в значительной степени вознаградило меня за отсутствие глубоких и длительных связей на местах. Я нигде не был местным работником, но я и не был работником руководящего центра, оторванным от местной работы. Я был разъездным агентом центра партии. Моей обязанностью было развозить, разъяснять и проводить в жизнь директивы центра на местах и сообщать центру настроение и состояние местных организаций. Большую часть времени я проводил именно на местах, причём не в одном месте, а во всех, где были наши партийные организации.

Вернуться к оглавлению.

Комментариев нет: