четверг, 6 июля 2017 г.

III. Анархисты во время империалистической войны (1914–1918 гг.).

В годы после поражения революции 1905 г. только одна партия рабочего класса — большевистская партия в тяжёлых условиях столыпинской реакции использовала все и всякие легальные возможности (от профсоюзов, страховых касс до думской трибуны) и неустанно собирала силы для нового наступления на царское самодержавие. Меньшевики стали ликвидаторами, они отказались от революционной борьбы и подпольной партии. Анархисты, которые и в революцию 1905 г. отказывались участвовать в массовом революционном движении, в годы реакции ещё больше занимались экспроприацией, сливаясь с уголовщиной, нанося вред революционной борьбе масс.
Во время империалистической войны 1914–1918 гг. последовательно революционное отношение к хищнической империалистической войне показала только партия большевиков.
Сколько было вынесено прекрасных постановлений и конгрессами II Интернационала и конгрессами анархистов о том, как они исполнят свой интернациональный долг, если будет объявлена империалистическая война! При этом надо напомнить, что анархисты до этого даже упрекали марксистов в умеренности и оппортунизме. Но вот разразилась война. Наступил час, когда надо было не на словах, а на деле показать своё революционное отношение к войне, затеянной хищниками — империалистами Германии, России, Франции, Англии, Японии и других стран в целях передела мира. Конечно, буржуазия каждой страны старалась представить дело так, что на неё напали и что она защищает культуру против варварства и милитаризма другой страны, что она защищает «отечество». Буржуазия старалась изо всех сил привлечь на свою сторону вождей рабочих организаций. Почти во всех странах вожди социалистических партий — Гэды, Вальяны, Плехановы, Шейдеманы, Каутские, Носке и др. — стали на сторону «своей» буржуазии.
Что же сделали в этот момент анархисты?
Может быть, они объявили всеобщую стачку? Может быть, они призвали массы рабочих, крестьян, солдат и матросов к вооружённому восстанию против виновников войны? Нет, они, вожди анархистов, почти все поступили совершенно так же, как поступили и соглашатели, ренегаты, предатели рабочего класса из партий меньшевиков и эсеров.
Анархист Пётр Кропоткин занял такую же позицию, как и меньшевик Плеханов, как Жан Грав, Корнелиссен, Густав Эрве. Все эти люди, из уст которых до войны звучали призывы к «классовой войне», к революции, к немедленному введению коммунизма, стали проповедовать классовый мир, превратились, говоря словами анархиста Ге, в социал-траншейников. Французский анархист Эрве стал шовинистом и свою газету «Социальная революция» переименовал в «Победу». Такой анархист, как Пётр Кропоткин, выступил в буржуазной печати России с откровенной защитой царизма и империалистических правительств Англии и Франции в империалистической войне. Реформисты и анархисты были оборонцами, социал-шовинистами. В 1915 г. из Сибирской ссылки Сталин писал Ленину, что русские реформисты и анархисты (Плеханов и Кропоткин) одинаково защищают оборонческую позицию. Ленин с возмущением писал тогда, обозревая поведение вождей рабочих организаций:
«Виднейшие анархисты всего мира не менее, чем оппортунисты, опозорили себя социал-шовинизмом (в духе Плеханова и Каутского) в этой войне»[1].
Единственной организацией, оставшейся верной рабочему классу, была партия Ленина — Сталина, партия большевиков. Как только началась война, Ленин стал собирать во всём мире единомышленников — тех, кто не шёл на гражданский мир с буржуазией. На его призыв откликнулись такие пролетарские революционеры, как Карл Либкнехт, Роза Люксембург и др.
В России, несмотря на то, что царское правительство, получив поддержку меньшевиков и эсеров, обрушилось репрессиями на большевиков, послало на каторгу рабочих депутатов Государственной думы — большевиков, — партия большевиков вела революционную работу в массах рабочих, крестьян, солдат и матросов.
Партия большевиков сплачивала массы рабочих и крестьян под лозунгом превращения империалистической войны в войну, гражданскую и подготовила массы к свержению царизма.




[1] Ленин, т. XVIII, стр. 204–205.

Вернуться к оглавлению.

Комментариев нет: