вторник, 15 декабря 2015 г.

Новый характер связей и закономерностей в советском социалистическом обществе по сравнению с капиталистическим обществом.

Мы изложили общие положения марксистской диалектики о связи явлений, о необходимости и закономерности, о необходимости и случайности в природе и обществе. Однако следует учесть, что в различных исторических условиях связь и закономерность явлений имеют различный характер, проявляются по-разному. Товарищ Сталин учит нас не догматически подходить к тем или иным общим принципам, а вскрывать ту конкретно-историческую форму, которую они принимают в определённых исторических условиях.

Особенно это важно в свете того всемирно-исторического перелома в развитии общества, который знаменует собой победа социализма в СССР. В этих новых условиях все объективные законы диалектического развития проявляются по-новому, и задача состоит в том, чтобы познать новые по сравнению с капитализмом формы действия этих законов.
Вскрывая внутреннюю связь различных сторон капиталистического процесса производства, Маркс в «Капитале» отмечает тот факт, что эта связь устанавливается в результате постоянного её нарушения, что она навязывается людям стихийно, как слепая сила, которая им не подвластна. Люди не устанавливают сознательно связь между различными отраслями производства, между производством и потреблением, она, эта связь, появляется лишь в итоге перекрещивания и сплетения массы стихийных действий.
Маркс пишет: «...при капиталистическом производстве пропорциональность отдельных отраслей производства выступает из диспропорциональности как постоянный процесс, так как здесь взаимная связь производства как целого навязывается лицам, действующим в производстве, как слепой закон, а не как закон, который, будучи постигнут их коллективным разумом и потому подвластен ему, подчиняет процесс производства их общему контролю»[1].
Из этого характера взаимных связей вытекает и характер законов капиталистического способа производства. Маркс и Энгельс называют их слепо действующими законами. Историческая необходимость действует в бесплановом анархическом обществе, как слепая сила, подчиняющая себе волю людей:
«...взаимосвязи представляются агентам производства как непреодолимые, стихийно господствующие над ними законы природы и проявляются по отношению к ним как слепая необходимость»[2].
Так, например, закон стоимости проявляется как равнодействующая массы стихийно складывающихся цен, которые колеблются, то поднимаясь выше стоимости, то опускаясь ниже её. Так же действуют и другие законы капитализма, например, закон средней нормы прибыли. Эти законы пробивают себе дорогу сквозь массу случайностей. Каждое отдельное явление, например, цена товара, прибыль того или иного капиталиста, имеет, по видимости, чисто случайную природу. И только рассмотрение массы явлений показывает, что за этими случайностями скрывается необходимость. Внутренний закон, говорит Маркс, «прокладывающий себе дорогу в этих случайностях и регулирующий их, становится видимым лишь тогда, когда они охватываются в больших массах»[3].
Поэтому при капиталистическом способе производства случайность занимает большое место как в развитии производства и обращения, так и в жизни людей. Необходимость здесь проявляется в форме случайностей, как тенденция, как среднее массы явлений. «Разумное и естественно необходимое проявляется лишь как слепо действующее среднее»[4].
Всякое нарушение отношений между производством и потреблением, диспропорции в развитии отдельных отраслей производства исправляются не сознательной волей людей, а стихийно, в виде разрушительных экономических кризисов, которые являются следствием этого нарушения связей и стихийным механизмом их насильственного восстановления.
Совсем другой тип связи, закономерности, необходимости устанавливается с уничтожением капитализма и победой социализма. Советская социалистическая экономика — это плановая экономика, в которой нет места анархии производства, это экономика, основанная на общественной собственности на средства производства. В советском социалистическом обществе взаимная связь производства и всех сторон общественной жизни уже не навязывается извне как слепой закон, как результат игры стихийных сил, не контролируемых людьми.
Связь и пропорциональность всех сторон и частей социалистической экономики, её целостность выступает не как результат, а как исходный пункт. Советское государство сознательно регулирует развитие экономики, направляет всё её движение, распределяя общественный труд и ресурсы в соответствии с интересами целого.
Показывая неизлечимые болезни капиталистического способа производства, товарищ Сталин говорит о преимуществах советского строя:
«Наш строй не страдает этими болезнями, потому что власть в наших руках, в руках рабочего класса, потому что мы ведём плановое хозяйство, планомерно накопляем ресурсы и правильно распределяем их по отраслям народного хозяйства. Мы свободны от неизлечимых болезней капитализма. В этом наше отличие, в этом наше решающее преимущество перед капитализмом»[5].
Вследствие этого объективные законы в советском социалистическом обществе утратили характер слепых сил. Они уже не складываются как равнодействующая массы случайностей, и исторической необходимости здесь не приходится пробивать себе дорогу сквозь эти случайности. Они проявляются и реализуются в форме сознательной деятельности людей, государства, коммунистической партии. Вооружённая знанием законов общественного развития, опираясь на преимущества социалистического общественного строя, коммунистическая партия намечает планы развития хозяйства на длительные сроки и мобилизует массы на их выполнение. В буржуазном обществе стремления людей, как правило, расходятся с получаемыми результатами. В советском обществе стремления людей совпадают с результатами их деятельности. Все стремления и помыслы народа, государства, партии направлены на то, чтобы как можно быстрее осуществить историческую необходимость нашего времени — построение коммунистического общества.
В буржуазном обществе погоня за прибылью, конкуренция между различными капиталистами и капиталистическими объединениями отнюдь не преследуют цели обобществления производства, концентрации производства, однако игра стихийных сил приводит именно к такому «неожиданному» результату. Возникает глубочайшее противоречие между капиталистическими производственными отношениями и новым характером производительных сил — противоречие, разрешаемое социалистической революцией.
В советском обществе партия и государство сознательно направляют развитие промышленности и сельского хозяйства, чтобы достигнуть изобилия продуктов и на основе развития экономики осуществить постепенный переход от социализма к коммунизму.
Благодаря новому характеру закономерностей, благодаря тому, что историческая необходимость сознательно реализуется, роль случайностей в советском обществе сводится к минимуму. Это и понятно. Случайность находит себе широкое поприще там, где господствуют стихия, анархия. Там, где стихия не играет уже существенной роли, там и случайность не имеет для себя широкого поля деятельности.
Коммунизм как высший общественный строй не может базироваться на случайностях ни в организации общества, ни в отношении общества к природе. Пятнадцатилетний план революционного преобразования природы, принятый партией и правительством и ныне успешно осуществляемый, строительство крупнейших гидростанций и каналов на Волге, Украине, на Дону и в Туркмении имеют своей целью обезопасить социалистическое земледелие от случайностей, губящих труды людей, подчинить природу человеку. Осуществляется знаменитый мичуринский девиз: «Мы не можем ждать милостей от природы; взять их у неё — наша задача».
Характер законов при капитализме, выступающих как слепая сила, господствующая над людьми и не контролируемая ими, отодвигает на задний план роль сознательной деятельности людей. Напротив, в советском социалистическом обществе роль сознательной деятельности людей выдвигается на первый план, и от неё зависит успешное развитие всех сторон общественной жизни. Чем выше социалистическая сознательность людей, тем быстрее осуществляется историческая необходимость.
«Реальность нашего производственного плана, — говорит И. В. Сталин, — это миллионы трудящихся, творящие новую жизнь. Реальность нашей программы — это живые люди, это мы с вами, наша воля к труду, наша готовность работать по-новому, наша решимость выполнить план»[6].
В советском обществе историческая необходимость не навязывается обществу насильно. Осознанная и сознательно реализуемая, она проявляется в свободной деятельности партии, государства, народа. Советское общество совершило тот скачок из царства необходимости в царство свободы, о котором говорил ещё Энгельс. Этот скачок означает не исчезновение объективной необходимости, а сознательное и свободное осуществление её, возможное благодаря плановой организации хозяйства, планомерному преобразованию природы.
Но именно свободное и сознательное осуществление исторической необходимости во стократ усиливает роль субъективных сил общества, роль руководства. В советском обществе такой руководящей силой, направляющей всё развитие хозяйства, политики, культуры, является коммунистическая партия. Она указывает народу назревшие исторические потребности, намечает конкретные пути их осуществления, мобилизует и вдохновляет народ на решение очередных задач. И партия потому может с успехом выполнять свою руководящую роль, что она борется под знаменем марксистско-ленинской теории.
«Сила марксистско-ленинской теории, — говорит И. В. Сталин, — состоит в том, что она дает партии возможность ориентироваться в обстановке, понять внутреннюю связь окружающих событий, предвидеть ход событий и распознать не только то, как и куда развиваются события в настоящем, но и то, как и куда они должны развиваться в будущем»[7].



[1] К. Маркс, Капитал, т. III, 1950, стр. 267.
[2] К. Маркс, Капитал, т. III, 1950, стр. 844.
[3] К. Маркс, Капитал, т. III, 1950, стр. 841.
[4] К. Маркс и Ф. Энгельс, Избранные письма, 1947, стр. 209.
[5] И. В. Сталин, Соч., т. 13, стр. 33.
[6] И. В. Сталин, Соч., т. 13, стр. 80.
[7] «История ВКП(б). Краткий курс», стр. 339.

Комментариев нет: