среда, 23 декабря 2015 г.

Неантагонистические противоречия и их социальная природа. Характер противоречий при социализме и переходе от социализма к коммунизму.

Пролетарская социалистическая революция, уничтожающая капиталистический строй и устанавливающая новый социальный строй, кладёт начало совершенно новому небывалому типу общественных отношений. Эти отношения перестают быть антагонистическими.

Однако, прежде чем возникают такие отношения, общество проходит целый период, который является переходным периодом от капитализма к социализму. С установлением диктатуры пролетариата классовая борьба не прекращается, а становится ещё более ожесточённой, принимая лишь новые формы. В этот период, как показала история развития советского общества, существуют ещё антагонистические классы. Ещё не уничтожены эксплуататорские классы, ещё идёт борьба сил старого общества за восстановление капитализма и сил нового общества, борющихся за полное уничтожение капитализма и победу социализма. Поэтому в переходный период ещё сохраняются антагонистические противоречия со всеми вытекающими из них последствиями.
Ленин и Сталин на протяжении всей исторической борьбы за социалистическое переустройство Советской страны давали отпор всяким попыткам и стремлениям хоть сколько-нибудь затушевать, смазать глубокие противоречия переходного периода. В борьбе с врагами ленинизма — и правыми и «левыми», — которые каждый на свой манер искажали картину противоречий в переходное время, товарищ Сталин ясно и чётко вскрывал все противоречия нашего развития, показывал неизбежность их в стране, недавно порвавшей с капитализмом и вставшей на путь социализма, указывал их источники — существование в стране антагонистических классов.
С проникновенной силой выразил товарищ Сталин противоречивый характер нашего развития в своём докладе на XV съезде ВКП(б): «...наше развитие, — говорил товарищ Сталин, — идёт не в порядке плавного, огульного подъёма вверх. Нет, товарищи, у нас есть классы, у нас есть противоречия внутри страны, у нас есть прошлое, у нас есть настоящее и будущее, у нас есть противоречия между ними, и мы не можем продвигаться вперёд в порядке плавного покачивания на волнах жизни. Наше продвижение протекает в порядке борьбы, в порядке развития противоречий, в порядке преодоления этих противоречий, в порядке выявления и ликвидации этих противоречий.
Никогда не будем мы в силах, пока есть классы, иметь такое состояние, когда можно будет сказать: ну. слава богу, теперь всё хорошо. Никогда этого не будет у нас, товарищи.
Всегда у нас что-либо отмирает в жизни. Но то, что отмирает, не хочет умирать просто, а борется за своё существование, отстаивает своё отжившее дело.
Всегда у нас рождается что-либо новое в жизни. Но то, что рождается, рождается не просто, а пищит, кричит, отстаивая своё право на существование.
Борьба между старым и новым, между отмирающим и нарождающимся, — вот основа нашего развития»[1].
Через все работы и выступления И. В. Сталина в этот период красной нитью проходит идея о непримиримой классовой борьбе, идея революционного преодоления противоречий между старым и новым.
В докладе «О правом уклоне в ВКП(б)» в 1929 г. товарищ Сталин говорил:
«Одно из двух: либо между классом капиталистов и классом рабочих, пришедших к власти и организовавших свою диктатуру, имеется непримиримая противоположность интересов, либо этой противоположности интересов нет, и тогда остаётся одно — объявить гармонию классовых интересов.
Одно из двух:
либо марксова теория борьбы классов, либо теория врастания капиталистов в социализм;
либо непримиримая противоположность классовых интересов, либо теория гармонии классовых интересов»[2].
На опыте социалистического строительства в СССР И. В. Сталин разработал важнейшее положение о том, что построение социализма означает не затухание борьбы между антагонистическими классами, между рабочим классом, взявшим власть в свои руки, и остатками эксплуататорских классов, а усиление, обострение этой борьбы. «Уничтожение классов достигается не путём потухания классовой борьбы, а путём её усиления»[3].
Это положение полностью подтвердилось на опыте строительства социализма в странах народной демократии. Руководствуясь учением Ленина и Сталина, коммунистические и рабочие партии этих стран разгромили оппортунистов, проповедовавших реакционную «теорию» о каком-то совершенно «особом пути» стран народной демократии к социализму. Под «особым путём» оппортунисты понимали путь примирения антагонистических классов, затухания классовой борьбы, путь капитуляции перед буржуазией и помещиками. Их политика была политикой возврата к капитализму. Фашистская банда Тито также начала с болтовни об «особом пути», с кулацкой политики поддержки и защиты капиталистических элементов в деревне и городе, а кончила полным подчинением интересов югославского народа политике американо-английских империалистов. Ныне она является ударной бригадой американского империализма, злейшим врагом лагеря мира, демократии и социализма.
В переходный период от капитализма к социализму в СССР существовало и другого рода противоречие — противоречие между рабочим классом и крестьянством. Это противоречие вытекало из того, что в противоположность пролетариату, лишённому всякой частной собственности на средства производства, класс крестьянства строит своё хозяйство на базе мелкой частной собственности, являющейся питательным источником капитализма. Нельзя построить социализм, не убедив крестьянство в необходимости перехода на рельсы крупного социалистического земледелия, не переделав его частнособственнической психологии.
Историческая заслуга И. В. Сталина состояла в том, что, продолжая дело Ленина, он разработал вопрос об особом, неантагонистическом характере противоречий между рабочим классом и крестьянством и отстоял единственно верный путь, ведущий к преодолению этих противоречий.
«Два основных класса, — говорил товарищ Сталин в своём докладе «К итогам работ XIV конференции РКП(б)», сделанном в 1925 г., — стоят перед нами: класс пролетариев и класс частных собственников, т. е. крестьянства. Отсюда неизбежность противоречий между ними. Весь вопрос в том, можем ли мы своими собственными силами преодолеть эти противоречия, существующие между пролетариатом и крестьянством. Когда говорят: можно ли построить социализм своими собственными силами? — то этим хотят сказать: преодолимы ли противоречия, существующие между пролетариатом и крестьянством в нашей стране, или непреодолимы?»[4].
Вокруг этого вопроса в нашей партии шла ожесточённая борьба между ленинизмом и оппортунизмом. В различном подходе к нему и решении его чрезвычайно ярко обнаруживается различие между диалектическим мировоззрением партии и метафизической сущностью всякого рода оппортунизма.
Как подходили к нему троцкисты, напяливавшие на себя «левую» маску? Троцкисты брали крестьянство как сплошную однородную и реакционную массу, как класс, не содержащий в себе никаких внутренних противоречий. Они не видели и не разграничивали две стороны крестьянина — то, что делает его тружеником, и то, что делает его мелким собственником, смешивали в одно эти стороны и делали вывод: крестьянство — это враждебная рабочему классу сила, поэтому неизбежно столкновение между рабочим классом нашей страны, взявшим власть в свои руки, и крестьянством. Отсюда следовал и общий вывод о невозможности построения социализма в нашей стране.
Как подходили к этому вопросу правые? И эти враги партии рассматривали крестьянство чисто метафизически. Не видя противоречивой природы крестьянства, они полностью игнорировали мелкособственническую сторону крестьянина, сознательно замазывали разницу между трудящимся крестьянином и кулаком, отрицали наличие противоречий между крестьянством и рабочим классом. Отсюда следовал целый ряд правооппортунистических мер, основой которых была метафизическая теория «равновесия», согласно которой не борьба, а примирение противоположностей, «врастание» кулачества в социализм является источником «развития» к социализму.
Ясно, что и «левые» и правые, каждый на свой манер, толкали партию на гибельный путь, который неизбежно вёл к провалу всего дела социалистического строительства. Товарищ Сталин обнажил антиленинскую природу той и другой точки зрения, отстоял и развил ленинский подход, ленинский метод анализа и решения этого важнейшего вопроса нашей революции. Этот подход позволил правильно решить вопрос о возможности построения в нашей стране социализма.
В чём же состоит сущность этого подхода, этого метода? В том, что крестьянство рассматривалось диалектически как двойственный по своей природе класс, как единство внутренних противоположностей, выражаясь языком диалектики. С одной стороны, трудящееся крестьянство — класс тружеников, ибо оно живёт собственным трудом и эксплуатируется капитализмом, разоряется, пополняет ряды пролетариата; с другой стороны, крестьянство — класс мелких собственников, а мелкое товарное производство служит питательной базой для капитализма. Только учёт той и другой стороны даёт возможность правильно понять социальную природу крестьянства и, стало быть, правильно решить вопрос о противоречиях между пролетариатом и крестьянством и их преодолении в эпоху строительства социализма. Одно дело — противоречия между пролетариатом и буржуазными классами — городской и деревенской буржуазией, кулачеством. Это — антагонистические противоречия.
Такие противоречия преодолеваются в беспощадной классовой борьбе, имеющей своим результатом ликвидацию эксплуататорских классов.
Другое дело — противоречия между пролетариатом трудящимся крестьянством. Это — неантагонистические противоречия. Такие противоречия не исключают общих коренных интересов и поэтому содержат реальную возможность своего преодоления на основе развития этих общих интересов.
Отличительную особенность неантагонистического противоречия между пролетариатом и крестьянство товарищ Сталин вскрыл, показав, «что, кроме противоречий между пролетариатом и крестьянством, имеются ещё общие интересы по коренным вопросам развития, которые покрывают и, во всяком случае, могут перекрыть эти противоречия и которые являются базой, основой союза рабочих и крестьян»[5].
Общность интересов рабочих и крестьян заключается в том, что крестьянство, как и рабочий класс, кровно заинтересовано в развитии по социалистическому пути. Всякий иной путь — путь капиталистического развития — несёт ему лишь разорение, нищету, пролетаризацию.
Было бы, однако, ошибкой думать, что речь шла о «примирении» противоречий между пролетариатом и крестьянством. Не примирение, а преодоление противоречий на основе социалистической переделки сельского хозяйства и крестьянства — такова та практическая программа партии, которая обусловливалась диалектическим учётом противоречивой природы крестьянства.
Преодоление неантагонистических противоречий также происходит путём борьбы. Характеризуя особенности неантагонистических противоречий между рабочим классом и крестьянством. И. В. Сталин в 1925 г. указывал. что наряду с союзом между этими классами существует и «борьба внутри этого союза, борьба, которая покрывается по своему удельному весу общностью интересов и которая должна исчезнуть в будущем, когда рабочие и крестьяне перестанут быть классами — когда они превратятся в тружеников бесклассового общества»[6].
Это была борьба вокруг вопросов о ценах, о налогах. борьба против влияния кулачества на середняка, борьба против частнособственнических инстинктов за социалистическое перевоспитание трудящегося крестьянства.
Но преодоление неантагонистических противоречий происходит совершенно иначе, чем в случае с антагонистическими противоречиями. Во впервые опубликованных в 13‑м томе Сочинений И. В. Сталина «Письмах тов. Ч‑е» товарищ Сталин очень ярко показывает различные пути разрешения неантагонистических и антагонистических противоречий. Эти сталинские указания имеют принципиально важное значение для понимания своеобразия разных типов противоречий. Говоря о противоречиях между пролетариатом и трудящимся крестьянством, И. В. Сталин указывает, что «речь идёт о противоречиях внутри смычки (смычки, союза пролетариата и крестьянства. — М. Р.), которые будут сглаживаться и благоприятно разрешаться по мере роста индустриализации, т. е. по мере роста силы и влияния пролетариата в стране»[7].
Совсем иначе развиваются противоречия между пролетариатом и кулачеством, т. е. антагонистические противоречия. Здесь речь идёт «о противоречиях вне пределов смычки, которые будут расти и обостряться, пока не ликвидируем кулачество, как класс»[8].
Следовательно, антагонистические противоречия в ходе борьбы растут, обостряются, пока одна из противоположностей не уничтожается. Неантагонистические противоречия в ходе борьбы сглаживаются, смягчаются и благоприятно разрешаются в интересах дальнейшего поступательного развития.
Программа социалистической переделки крестьянина полностью победила в борьбе за коллективизацию сельского хозяйства. В докладе «О проекте Конституции Союза ССР» товарищ Сталин показал, что «падают стираются» экономические и политические противоречия между рабочим классом и крестьянством, что эти классы по своему характеру стали новыми классами, классами социалистического общества.
Преодоление противоречий между рабочим классом и старым, мелкобуржуазным крестьянством в нашей стране, впервые в истории человечества явило миру пример разрешения противоречий не на базе кровавой смертельной борьбы, а на основе перевоспитания целого класса и убеждения его в целесообразности и необходимости нового пути развития. И такое разрешение возможно было в силу неантагонистического характера противоречий между рабочим классом и крестьянством.
Преодоление былых внутренних противоречий в стране — противоречий между рабочим классом и капиталистическими классами, между рабочим классом и доколхозным крестьянством — означало построение социалистического общества. Впервые в истории человечества возникло социалистическое общество с новыми взаимоотношениями между классами, между нациями, между городом и деревней, с новыми закономерностями развития, общество без эксплуатации, без политического и национального гнёта.
Понятно, что всё это не могло не изменить коренным образом характера и форм проявления общего закона развития путём борьбы противоположностей. В чём же заключается это изменение? Каковы особенности действия этого общего диалектического закона при социализме?
Дело в том, что социализм в противоположность капиталистическим и прочим антагонистическим социально-экономическим формациям ликвидирует глубочайшие антагонистические противоречия, раскалывавшие на враждебные противоположности старое общество, устанавливает единство и дружественное сотрудничество рабочих, крестьян, интеллигенции и ведёт к постепенной ликвидации всяких классовых различий.
Характеризуя новую обстановку в стране, сложившуюся в результате победы социализма, товарищ Сталин говорил на XVIII съезде ВКП(б):
«Особенность советского общества нынешнего времени, в отличие от любого капиталистического общества, состоит в том, что в нем нет больше антагонистических, враждебных классов, эксплуататорские классы ликвидированы, а рабочие, крестьяне и интеллигенция, составляющие советское общество, живут и работают на началах дружественного сотрудничества. В то время как капиталистическое общество раздирается непримиримыми противоречиями между рабочими и капиталистами, между крестьянами и помещиками, что ведёт к неустойчивости его внутреннего положения, советское общество, освобождённое от ига эксплуатации, не знает таких противоречий свободно от классовых столкновений и представляет картину дружественного сотрудничества рабочих, крестьян, интеллигенции. На основе этой общности и развернулись такие движущие силы, как морально-политическое единство советского общества, дружба народов СССР, советский патриотизм»[9].
Эта общность, это единство всех сил советского социалистического общества есть новая основа развития, которой не было и не могло быть раньше.
При высокоразвитом капитализме, особенно на его последней, империалистической стадии, производительные силы и производственные отношения находятся в состоянии глубочайшего противоречия.
В советском социалистическом обществе величайшим фактором развития является полное соответствие между производительными силами и производственными отношениями.
При капитализме общество расколото на враждебные классы, и борьба между этими классами является движущей силой общественного развития.
В советском обществе существует морально-политическое единство всех классов. Советских людей объединяет, их поступками движет глубокое чувство советского патриотизма. Морально-политическое единство и советский патриотизм — это могущественные силы быстрейшего развития нашего общества.
Капитализм разъединяет нации, противопоставляет одни нации другим, разжигает национальную рознь.
При социализме нации объединяются на началах дружбы и сотрудничества. Новые социалистические нации, рождённые социализмом, не раздираются классовыми противоречиями и объединены в нашей стране в едином братском союзе, руководимом партией Ленина — Сталина. Дружба народов также есть могучая движущая сила развития советского социалистического общества.
При капитализме противоположность между городом и деревней достигает своей высшей точки.
В советском обществе этой противоположности уже не существует, а оставшиеся различия между городом и деревней всё больше стираются.
При капитализме, где вследствие антагонистического характера противоречий нет и не может быть всестороннего, гармоничного развития человека, существует непримиримая и всё обостряющаяся противоположность между умственным и физическим трудом. Массы трудящихся людей обречены на один лишь тяжёлый физический труд. Они изолированы от управления государством. Их политическая активность подавляется. Все богатства духовной культуры являются достоянием господствующих классов. С капиталистическим разделением труда, говорит Энгельс, «делится на части и сам человек»[10].
При социализме впервые в истории создаются условия для гармоничного развития человека. Народ сам управляет своим государством. Крупное обобществлённое хозяйство даёт возможность человеку всесторонне развивать свои способности. Культура становится достоянием всех людей. Исчезает «разорванность» человека, разорванность его духовных и физических сил. Всё развитие идёт в сторону полной ликвидации былой противоположности между умственным и физическим трудом.
Противоречия есть и при социализме, как они будут иметь место и на высшей стадии коммунизма. Там, где есть развитие, там неизбежны противоречия. Но эти противоречия действуют в рамках коренной общности классов советского социалистического общества, на основе полного соответствия между производительными силами и производственными отношениями, на основе совершенно новых общественных закономерностей. И это обстоятельство существенно меняет всю картину развития путём борьбы противоположностей по сравнению со старым, антагонистическим обществом.
Так, важнейшим законом социализма является беспрерывное повышение материального благосостояния народных масс. В противоположность капитализму, законом которого является беспрерывное ухудшение материального положения трудящихся масс и где поэтому рост производства постоянно обгоняет покупательную способность масс, что приводит к периодическим экономическим кризисам, в советском социалистическом обществе развитие производства не упирается и не может упереться в уровень потребления, покупательной способности масс, ибо рост производства имеет своей целью не обогащение кучки капиталистов, а интересы повышения материального и духовного уровня жизни народных масс, интересы дальнейшего развития народного хозяйства.
Поэтому уровень потребления, покупательная способность масс в советском обществе беспрерывно обгоняет достигнутый на том или ином этапе уровень производства, заставляя производство двигаться дальше, быстрее. В докладе на XVI съезде ВКП(б) товарищ Сталин глубоко вскрыл этот закон развития советского общества, указав, что в СССР «рост потребления (покупательной способности) масс всё время обгоняет рост производства, толкая его вперёд, а у них, у капиталистов, наоборот, рост потребления масс (покупательной способности) никогда не поспевает за ростом производства и всё время отстаёт от него, то и дело обрекая производство на кризисы»[11].
Таким образом, своеобразное противоречие между уровнем производства на каждой данной ступени развития и ростом потребления, покупательной способности масс, обгоняющим рост производства, постоянное возникновение этого противоречия и его преодоление являются двигательной силой развития социалистического производства.
На этом примере видно, насколько отличаются противоречия при социализме от противоречий капитализма. Там, в капиталистическом обществе, стремление производства к безграничному расширению находится в непримиримом противоречии с эксплуатацией масс, с низким уровнем их потребления, их покупательной способности. Неразрешимость этого противоречия на почве капитализма ведёт к периодическому возникновению экономических кризисов, росту безработицы и т. д. У нас, в советском обществе, рост покупательной способности масс ведёт к росту производства, что даёт стимул к новому подъёму потребления и покупательной способности масс, к дальнейшему повышению их материального благосостояния.
В экономическом отношении переход от социализма к коммунизму и означает не что иное, как такое повышение производительности труда, такой рост производства, который позволит создать изобилие продуктов, необходимое для осуществления коммунистического принципа: «от каждого по его способностям, каждому по его потребностям».
В докладе на XVIII съезде ВКП(б) товарищ Сталин показал, что для перехода на высшую стадию коммунизма СССР необходимо перегнать главные капиталистические страны в экономическом отношении, т. е. в размере промышленного производства на душу населения.
«Мы перегнали главные капиталистические страны — говорил И. В. Сталин, — в смысле техники производства и темпов развития промышленности. Это очень хорошо. Но этого мало. Нужно перегнать их также в экономическом отношении. Мы это можем сделать, и мы это должны сделать. Только в том случае, если перегоним экономически главные капиталистические страны, мы можем рассчитывать, что наша страна будет полностью насыщена предметами потребления, у нас будет изобилие продуктов, и мы получим возможность сделать переход от первой фазы коммунизма ко второй его фазе»[12].
Война, развязанная немецко-фашистскими империалистами, прервала на время выполнение этой величественной задачи. Успешное выполнение и перевыполнение послевоенной пятилетки позволило не только восстановить народное хозяйство, но и сделать новый важный шаг на пути дальнейшего развития социалистической экономики.
В тесной связи с осуществлением поставленной И. В. Сталиным задачи — перегнать в экономическом отношении главные капиталистические страны — стоит грандиозная программа преобразования природы в нашей стране, строительства крупнейших гидростанций, каналов и т. д.
Здесь мы сталкиваемся с ещё одним противоречием или несоответствием, преодоление которого составляет важную и специфически особую задачу, характерную для социалистического общества. Речь идёт о борьбе со случайностями природы и подчинении её интересам общества.
Хищническому, грабительскому отношению капитализма к природе социализм противопоставляет планомерное преобразование климата, почвы.
Буржуазный строй разрушает естественные силы природы. Капиталисты стремятся к непосредственному результату, не считаясь с тем, что будет впоследствии.
«Какое было дело испанским плантаторам на Кубе, — писал Энгельс, отмечая характерную черту отношения буржуазии к природе, — выжигавшим леса на склонах гор и получавшим в золе от пожара удобрение, которого хватало на одно поколение очень доходных кофейных деревьев, — какое им было дело до того, что тропические ливни потом смывали беззащитный отныне верхний слой почвы, оставляя после себя лишь обнажённые скалы! При теперешнем способе производства (т. е. капиталистическом. — М. Р.) и в отношении естественных и в отношении общественных последствий человеческих действий принимается в расчёт главным образом только первый, наиболее очевидный результат»[13].
Современная Америка может служить ярким подтверждением этих слов Энгельса. В этой стране хозяйничание империалистов приводит к истощению почвы, превращает огромное количество пахотных земель и пастбищ в пустыни, сгоняет с земли массу мелких фермеров, не имеющих средств для восстановления плодородия почвы, превращая их в нищих и бродяг, вынужденных кочевать по стране в поисках заработка. «Бедствующая земля» — так называют американскую землю, на которой трудятся мелкие фермеры.
«К настоящему времени почвенный покров в США оказался уничтоженным на огромных площадях — от Монтаны и Дакоты до Техаса. В таком же положении находятся земли штатов Канзас, Колорадо, Нью-Мексико, Оклахома, где почвенный покров снесён, фермерские постройки и сады засыпаются песком и пылью. Сотни тысяч фермеров разорены и остались вместе со своими семьями без средств и без крова. За период с 1940 по 1945 год общее количество ферм в США уменьшилось на 238 тысяч...»[14].
Превращение плодородной земли в голую пустыню — таков символ современного капитализма.
Величественные планы преобразования природы, осуществляемые в СССР, — свидетельство прямо противоположного отношения к природе. Социалистический строй заинтересован в достижении не только ближайших успехов, — он планирует надолго вперёд. Его цель — обеспечение прочного, не нарушаемого никакими случайностями стихийных сил природы, положения трудящегося человечества. Поэтому только при социализме начинается настоящее движение за приведение природы в соответствие с потребностями человеческого общества. И чем дальше, тем большего размаха будет достигать это движение. Достаточно указать, что пустыни и полупустыни занимают около 35 миллионов квадратных километров на поверхности земного шара. Но до настоящего времени отвоёвано у пустынь лишь около двух процентов площади!
И в этом отношении наша советская социалистическая родина, прокладывая новые пути, даёт пример всему человечеству. Только в результате создания Главного Туркменского канала будет обводнено до 7 миллионов гектаров пастбищ в пустыне Кара-Кумы, будут созданы оросительные системы на площади в 1 миллион 300 тысяч гектаров. Создание Южно-Украинского и Северо-Крымского каналов даст возможность оросить 1,5 миллиона гектаров плодородных земель и обводнить 1,7 миллиона гектаров земель для животноводства.
В этих масштабах преобразования природы, в самой постановке такой задачи ярко сказываются неисчерпаемые возможности нового строя, созданного в нашей стране. Впервые в истории человечества «борьба с природой» выступает как сознательная и организованная воля общества. И что необходимо ещё раз подчеркнуть — эта задача могла встать во весь рост лишь после того, как были преодолены внутренние противоречия, характерные для капитализма, лишь после уничтожения капиталистического строя.
Переход советского общества от социализма к коммунизму не есть стихийный процесс. В отличие от капиталистического общества, где развитие совершается стихийно, социалистическое общество движется вперёд сознательной волей людей, сознательным трудом миллионов и десятков миллионов людей, организуемых и руководимых коммунистической партией. Поэтому осуществление постепенного перехода с первой стадии коммунизма на высшую стадию предполагает рост социалистической сознательности людей, борьбу за преодоление пережитков капитализма в сознании, в психологии людей.
Социализм производит целую революцию в сознании и психологии людей. На основе нового общественного бытия вырастает новая психология, новое сознание, новый духовный облик людей. Трудно переоценить всю грандиозность переворота, происшедшего в этой области на основе победы социализма в нашей стране. Советский человек по-новому относится к труду, к общественной собственности. Установился новый тип взаимоотношений между людьми, основанный на взаимопомощи свободных от эксплуатации людей. Укрепляется и развивается новая коммунистическая мораль, очищенная от грязи старого капиталистического общества.
Однако в сознании людей ещё неизбежно сохраняются пережитки старого. Сознание отстаёт от нового общественного бытия людей, — отсюда противоречие между новым общественным бытием и пережитками старого в психологии человека, отсюда борьба между новым и старым, между отживающим и развивающимся в сознании людей. Борьба между передовыми людьми и отсталыми, между новаторами и консерваторами проявляется в многообразных формах — и на производстве, и в колхозах, и в органах государственного аппарата — во всех областях хозяйства, культуры, науки.
При социализме существует строгий контроль за мерой и качеством труда, «ибо, не впадая в утопизм, нельзя думать, что, свергнув капитализм, люди сразу научаются работать на общество без всяких норм права, да и экономических предпосылок такой перемены отмена капитализма не даёт сразу»[15].
При коммунизме уже имеются все предпосылки для работы на общество «без всяких норм права», для распределения по принципу «от каждого по его способностям, каждому по его потребностям». И эти предпосылки заключаются не только в том, что создаётся определённая материальная база для распределения предметов потребления по потребностям, но и в том, что люди привыкают к соблюдению правил коммунистического общежития и добровольно, без всякого принуждения, трудятся по своим способностям.
Следовательно, без полного преодоления пережитков капитализма в сознании людей невозможно подняться на высшую стадию коммунизма. А процесс этого преодоления есть одно из существенных выражений «борьбы противоположностей» при социализме, борьбы между новым и старым, между отживающим и нарождающимся.
Таким образом, с ликвидацией антагонистического строя и построением социализма противоречия не исчезают. Исчезают лишь антагонистические противоречия внутри страны, развитие же социалистического общества, процесс перерастания его в коммунистическое общество имеет свои противоречия и происходит на основе возникновения и преодоления этих противоречий. Но это уже не те противоречия, которые закономерно порождают ожесточённую классовую борьбу и ведут в процессе своего развёртывания к социальным потрясениям и катаклизмам. Это — неантагонистические противоречия, за которыми не стоят уже враждебные классы с их непримиримыми интересами. Эти противоречия, как было уже указано, действуют и преодолеваются в рамках морально-политического единства всех классов советского общества. Единство советского общества есть та сила, которая позволяет преодолевать любые трудности и противоречия, связанные с его дальнейшим развитием.
Если природа внутренних противоречий капитализма такова, что они не могут быть разрешены на базе самого капитализма, то природа противоречий при социализме такова, что они могут быть разрешены и разрешаются на базе самого социализма и благодаря социализму. Поэтому отличительной чертой противоречий при социализме является то, что процесс их преодоления ещё больше укрепляет единство социалистического общества, делает это единство ещё более нерушимым. И здесь не примирение, а борьба противоположностей есть источник развития, но это уже не борьба враждебных классов. а борьба передового с отсталым, новаторского с консервативным, борьба передовых творческих сил против всякой рутины, косности, приверженности к старому, отжившему.
В буржуазном обществе развитие противоречий неизбежно приводит к взрыву, к революции, ибо на пути прогрессивного развития общества стоят отжившие производственные отношения, реакционная политическая власть буржуазии. На пути развития социализма уже не стоят такие препятствия. Социалистические производственные отношения, диктатура пролетариата открывают беспредельные возможности для развития общества. Препятствия, стоящие на пути развития социалистического общества, совсем другого рода, чем при капитализме: это — пережитки капитализма в сознании людей, это — различные проявления отсталости, косности, чуждые социализму нравы и т. д., которые, если с ними не бороться, способны серьёзно затормозить развитие.
Поэтому понятие борьбы нового со старым, развивающегося с отмирающим в применении к советскому обществу наполнено совершенно иным содержанием, чем это же понятие в применении к капиталистическому обществу.
Из нового содержания противоречий вытекают и новые, небывалые ранее формы их преодоления. Однако, прежде чем перейти к выяснению этого вопроса, необходимо отметить, что до сих пор речь шла о внутренних противоречиях советского социалистического общества. Между тем не следует ни на минуту забывать, что существуют ещё противоречия внешнего порядка — противоречия между СССР, как страной социализма, и миром капитализма. Анализируя противоречия в период перехода от капитализма к социализму в нашей стране, И. В. Сталин разбил их на две группы: внутренние и внешние. Товарищ Сталин показал, что если внутренние противоречия преодолимы силами нашей страны, то внешние противоречия между страной, строящей социализм, и капиталистическим окружением могут быть преодолены лишь в результате усилий международного пролетариата и победы социалистической революции в ряде других стран. Основываясь на факте существования двух групп противоречий, товарищ Сталин сделал вывод, что преодолимость внутренних противоречий собственными силами означает полную возможность построения социализма в СССР; однако эта победа не может считаться окончательной в смысле полной гарантии от нападения на СССР со стороны капиталистических стран и их попыток реставрации капитализма.
Разграничение двух групп противоречий — внутренних и внешних — имело огромное значение в ходе борьбы за социализм. Оно помогло разоблачить троцкистских и зиновьевских агентов империализма, сознательно смешивавших эти разные противоречия, чтобы навязать народу контрреволюционный вывод о невозможности построения социализма в нашей стране. Вместе с тем оно учило советский народ необходимости быть в боевой готовности, ни на минуту не забывать о капиталистическом окружении, об опасности вооружённой интервенции извне.
«Мы работаем и строим в обстановке капиталистического окружения. — говорил И. В. Сталин на XIV съезде ВКП(б). — Это значит, что наше хозяйство и наше строительство будут развиваться в противоречии, в столкновениях между системой нашего хозяйства и системой хозяйства капиталистического. Этого противоречия нам не избегнуть никак. Это есть рамки, в пределах которых должна протекать борьба двух систем, системы социалистической и системы капиталистической»[16].
Эти слова сохраняют свою полную силу и в настоящее время, когда социализм в нашей стране уже построен, когда решается задача постепенного перехода от социализма к коммунизму. Противоречие между социалистической системой и системой капиталистической есть антагонистическое противоречие, и борьба между ними является выражением борьбы антагонистических классов. С уничтожением эксплуататорских классов внутри нашей страны вся острота классовой борьбы для СССР передвинулась на международную арену.
СССР и капиталистические страны — это два мира, «два лагеря, два центра притяжения»[17]. В докладе на XIV съезде ВКП(б) товарищ Сталин пророчески предсказал возникновение и направление развития этих двух лагерей. Он говорил, что «создаются два основных, но противоположных центра притяжения и сообразно с этим — два направления тяги к этим центрам во всём мире: Англо-Америка — для буржуазных правительств и Советский Союз — для рабочих Запада и революционеров Востока»[18].
Ныне в полной мере определились не только эти два основных и противоположных лагеря, два центра притяжения, но и направление их развития. Товарищ Сталин ещё тогда, в 1925 г., предсказал, что «наши силы растут и будут расти не по дням, а по часам», и, наоборот, «слабость капитализма будет расти не по дням, а по часам»[19].
Тогда СССР был единственной страной социализма. Теперь на путь строительства социализма вступил ряд стран Европы. Теперь рука об руку с СССР борется великий китайский народ, освободивший себя от ига внутреннего и чужеземного империализма. Теперь СССР возглавляет могущественный лагерь мира, демократии и социализма. СССР как революционный центр притяжения неуклонно завоёвывает симпатии всех прогрессивных людей земного шара, знающих, что только советская политика мира, политика борьбы против поджигателей новой войны обеспечивает будущее всех народов.
В то же время мировой капитализм теряет одни позиции за другими и, раздираемый внутренними противоречиями, неизбежно катится к своей гибели.
В то время как Советский Союз и все страны народной демократии борются за мир, империалистическая Америка и возглавляемый ею блок агрессивных стран стремится разжечь новую мировую войну. В беседе с корреспондентом «Правды» И. В. Сталин указал, что «в Соединённых Штатах Америки, в Англии, так же, как и во Франции, имеются агрессивные силы, жаждущие новой войны. Им нужна война для получения сверхприбылей, для ограбления других стран. Это — миллиардеры и миллионеры, рассматривающие войну как доходную статью, дающую колоссальные прибыли»[20].
Таким образом, было бы опаснейшей ошибкой игнорировать внешние противоречия, противоречия между миром социализма и миром капитализма. Внутренние и внешние противоречия не изолированы друг от друга, а связаны между собой. Существование капиталистического мира, а, следовательно, и опасности нападения извне требует дальнейшего укрепления обороноспособности нашей страны. Товарищ Сталин в своём известном выступлении перед избирателями в 1946 г., набросав грандиозную программу роста производства стали, чугуна, добычи угля, нефти и т. д., указал, что, только добившись выполнения этой программы, наша страна обезопасит себя от всякого рода случайностей, связанных с существованием капиталистического мира.
Нельзя, например, рассматривать борьбу с пережитками капитализма в сознании людей вне связи с фактом существования капиталистического мира, который стремится оживить эти пережитки с целью ослабления нашей страны. Поэтому, чем успешнее идёт процесс преодоления противоречий нашего развития внутри страны, тем успешнее разрешаются задачи, намечаемые партией и государством, тем сильнее становятся позиции мира социализма в его борьбе против мира капитализма.
Теперь перейдём к вопросу о том, каковы новые формы преодоления внутренних противоречий социалистического общества.



[1] И. В. Сталин, Соч., т. 10, стр. 330–331.
[2] И. В. Сталин, Соч., т. 12, стр. 30–31.
[3] И. В. Сталин, Соч., т. 13, стр. 211.
[4] И. В. Сталин, Соч., т. 7, стр. 110.
[5] И. В. Сталин, Соч., т. 7, стр. 111.
[6] И. В. Сталин, Соч., т. 7, стр. 177.
[7] И. В. Сталин, Соч., т. 13, стр. 20.
[8] И. В. Сталин, Соч., т. 13, стр. 20.
[9] И. В. Сталин, Вопросы ленинизма, изд. 11, стр. 589.
[10] Ф. Энгельс, Анти-Дюринг, 1950, стр. 276.
[11] И. В. Сталин, Соч., т. 12, стр. 322–323.
[12] И. В. Сталин, Вопросы ленинизма, изд. 11, стр. 578–579.
[13] Ф. Энгельс, Диалектика природы, 1950, стр. 143.
[14] В. Ковда, Великие стройки коммунизма и преобразование природы, «Большевик» № 20, 1950 г., стр. 34.
[15] В. И. Ленин, Соч., т. 25, изд. 4, стр. 439.
[16] И. В. Сталин, Соч., т. 7, стр. 297 — 298.
[17] И. В. Сталин, Соч., т. 7, стр. 282.
[18] И. В. Сталин, Соч., т. 7, стр. 281–282.
[19] И. В. Сталин, Соч., т. 7, стр. 285.
[20] И. В. Сталин, Беседа с корреспондентом «Правды», 1951, стр. 13.

Вернуться к оглавлению.

Комментариев нет: