понедельник, 21 декабря 2015 г.

Двоякая форма движения. Переход количественных изменений в качественные.

Достаточно самого поверхностного взгляда на природу, чтобы увидеть, что ей меньше всего свойственно однообразие. Нас поражает многообразие её явлений, богатство её свойств и красок, разнообразие её живых обитателей.
Что же представляет собой многообразие природы? Почему все явления природы не сливаются перед нашим взором в одну неразличимую туманную картину, а вызывают в нас определённые, отличные друг от друга, ощущения? Мы видим разные предметы, разные явления, но не отождествляем их, а умеем различать их между собой и давать им разные определения.

Конечно, причиной этого не могут быть человеческие ощущения, как говорили старые идеалисты и как говорят современные философские реакционеры. Ощущение не способно создать ни одного атома, ни одной пылинки. Оно может только отражать объективно существующие предметы со всеми присущими им свойствами.
Ответ может быть только один: предметам и явлениям природы свойственны определённые качества, и именно благодаря этому они отличаются друг от друга и вызывают в нас разные ощущения.
Академик Лысенко говорит: «...каждому биологу, наблюдающему живую природу, и в особенности людям практики, работникам сельского хозяйства, имеющим дело с растениями, животными и микроорганизмами, прежде всего бросается в глаза, что вся взаимосвязанная органическая природа состоит из отдельных, качественно особенных форм. Например, лошадь, корова, коза, овца или пшеница, рожь, овёс, ячмень, морковь — это отдельные, качественно особенные формы животных и растений»[1].
Качественную определённость имеют и явления общественной жизни. Феодальный строй, капиталистический строй, социализм — это также качественно особые формы общественной жизни людей.
Но что такое качество, качественно особая форма любого предмета, явления? Качество есть определённость предмета, неразрывно связанная с ним, выражающая его отличие от других предметов. Именно благодаря своей определённости предмет есть данный, а не иной предмет. Капитализм, например, как качественно особая форма общественного производства характеризуется такими определёнными чертами, как наёмный труд, капитал, эксплуатация наёмного труда и т. д. Эти черты выделяют капитализм в ряду других форм общественного производства как особое «качество».
Отсюда следует, что изменение качества предмета ведёт к исчезновению данного предмета. Изменение качества есть изменение существенной, определяющей особенности предмета, а не каких-либо второстепенных его свойств, которые могут меняться, исчезать без того, чтобы это решающим образом сказалось на качестве предмета. Например, уничтожение эксплуатации, частной собственности на средства производства, паразитизма кучки магнатов капитала и нищеты трудящихся масс имеет своим закономерным следствием качественное изменение капиталистического строя, превращение его в свою противоположность — в социалистический строй.
Понятие качественного своеобразия тех или иных явлений природы или общества означает также, что они развиваются по своим особым законам, не сводимым к закономерностям других, качественно отличных от них явлений. Органическая, живая природа существует и развивается по законам, отличным от законов «неживой», неорганической природы. Человеческой историей управляют законы, отличные от законов природы. Марксизм на протяжении всей своей истории вёл борьбу против буржуазных философов, стремившихся стереть качественную грань между законами природы и законами общества, объяснить общественные явления природными закономерностями.
Классики марксизма-ленинизма полностью разоблачили всякого рода социал-дарвинистские, органические, расистские и прочие широко распространённые в буржуазной философии «теории», основанные на метафизическом стирании качественного отличия закономерностей общества от закономерностей природы.
Все формы материального движения связаны между собой, переходят друг в друга. Но качественное своеобразие каждой формы несводимо к другим формам. Борясь против сведения высших форм движения к низшей, механической, форме движения, Энгельс писал в «Диалектике природы», что каждая из высших форм движения всегда связана необходимым образом с механическим (внешним, или молекулярным) движением; химическая реакция невозможна без изменения температуры и т. п., органическая жизнь невозможна без механических, молекулярных, химических и других изменений.
«Но наличие этих побочных форм не исчерпывает существа главной формы в каждом рассматриваемом случае. Мы, несомненно, «сведём» когда-нибудь экспериментальным путём мышление к молекулярным и химическим движениям в мозгу; но разве этим исчерпывается сущность мышления?»[2].
История открытий физики в последнее десятилетие прекрасно иллюстрирует положение материалистической диалектики о несводимости одних качественно особых форм движения к другим. Законы движения в мире мельчайших материальных частиц иные, чем в макромире, т. е. в мире крупных земных и небесных, тел. Попытка распространить законы механики обычных макроскопических тел на мир атомов и электронов кончилась крахом. Законы механики, установленные Ньютоном, оказались непригодными для объяснения процессов, происходящих в микромире.
Таким образом, только исследуя качественную особенность тех или иных форм движения в природе и обществе, качественное своеобразие их законов, можно выработать правильный взгляд на объективную действительность.
Нужно помнить указание И. В. Сталина о том, что у общественных явлений (как, разумеется, и у явлений природы) кроме общих свойств и признаков «имеются свои специфические особенности, которые отличают их друг от друга и которые более всего важны для науки»[3].
Любой предмет, однако, имеет не только качественную, но и количественную сторону. Например, молекулы состоят из различного количества атомов, атом в свою очередь состоит из ядра и различного количества электронов, ядро — из различного числа протонов и нейтронов. Если атом обычного водорода состоит из одного протона и одного электрона, то у азота ядро состоит из 7 протонов и 7 нейтронов, и вокруг этого сложного ядра вращаются 7 электронов. Ядру и электрону свойственны количественно различные массы: почти вся масса атома сосредоточена в ядре, электрон же имеет ничтожную массу. Разные цвета основаны на различной длине волн и частоте колебаний: длина волны красного цвета меньше одной десятитысячной сантиметра, длина волны фиолетового света — вдвое меньше; частота их колебаний соответственно равна 400 и 800 биллионам.
«Все качественные различия в природе, — пишет Энгельс, — основываются либо на различном химическом составе, либо на различных количествах или формах движения (энергии), либо, — что имеет место почти всегда, — на том и другом»[4].
То же самое мы обнаружим и в явлениях общественной жизни, но в отличие от природы понятие количества здесь гораздо сложнее.
Возьмём, например, такие количественные стороны общественного способа производства, как уровень развития производительных сил, производительности труда, и мы убедимся, что различные общественные способы производства отличаются между собой не только качественно, но и количественно. Одно дело — уровень развития производительных сил и производительность труда при феодальном строе, другое дело — производительные силы и производительность труда, характерные для капиталистического общества; в свою очередь социализм неизмеримо превосходит капитализм в способности развивать производительные силы и поднимать производительность труда.
Но между качественным и количественным изменениями предмета существует важное различие: изменение качества предмета имеет своим следствием коренное изменение самого предмета, количественное же изменение в определённых границах не нарушает заметным образом существования предмета.
Однако количественные изменения лишь до поры до времени остаются «безнаказанными» для предмета. Стоит этим изменениям достигнуть какой-то критической точки, чтобы малейшее количественное изменение имело решающее значение для судьбы данного предмета; всякое новое количественное прибавление или убавление будет иметь своим результатом коренное изменение качества предмета. Количественные изменения перейдут в качественные.
В самом деле, изменение температуры у нагреваемого металла лишь до поры до времени не влияет существенным образом на его состояние; но когда температура достигает известной точки — разной для различных металлов, — то металл расплавляется, изменяется его качественное состояние: из твёрдого он превращается в жидкий. Стоит температуру нагревания меди поднять до 1083 градусов, как она расплавится, перейдёт в жидкое состояние.
Можно взять другой, более сложный пример. При энергиях в несколько электрон-вольт столкновение и взаимодействие атомов не имеют своим результатом качественное изменение их ядер, химический элемент остаётся тем же. То же мы наблюдаем и в случае увеличения энергии до тысяч электрон-вольт. Но при достижении значительно большей энергии начинаются ядерные превращения, изменяется коренным образом качество химических элементов, одни элементы превращаются в другие.
К этому следует добавить, что, говоря о том, что количественные изменения до поры до времени не нарушают существующего качества предмета, мы вовсе не думаем, что предмет остаётся абсолютно тем же, каким он был раньше. Нет, количественные изменения суть тоже изменения предмета. Они очень важны и существенны, ибо подготовляют качественное изменение. Кроме того, количественные изменения, не меняя на первых порах коренного состояния предмета, тем не менее серьёзно меняют отдельные его свойства, черты, особенности. Важность количественных изменений особенно ярко обнаруживается на последних этапах развития предметов, когда достаточно самого незначительного количественного изменения, чтобы оно привело к коренному качественному сдвигу.
Следовательно, количественное изменение предметов мы можем характеризовать как такое, которое на первых порах не приводит к существенным изменениям предмета: достигая, однако, какой-то критической точки — разной для разных предметов, — количественные изменения ведут к коренным качественным изменениям.
«Количество» и «качество» являются двумя связанными между собой сторонами предмета. Нет количественной стороны без качественной, и наоборот. Предмет есть единство той и другой сторон. Это единство находит своё отражение в понятии меры. Мера выражает внутреннюю связь между количественной и качественной сторонами предмета. Связь эта означает, что качественная особенность данного предмета может сочетаться не с любым, а с более или менее точно фиксированным количеством. Количество может изменяться, быть большим или меньшим, но есть граница, за которой количественное увеличение или уменьшение ведёт к коренному качественному изменению предмета. Так, например, капиталистический способ производства может сочетаться и сочетается с разными уровнями развития производительных сил. Но наступает момент, когда капитализм тормозит дальнейший рост производительных сил, когда дальнейший рост их требует уничтожения капиталистического способа производства и перехода к социалистическому способу производства, который создаёт условия для безграничного развития производительных сил.
Из внутренней взаимосвязи качественных и количественных изменений предметов вытекает, что не только количественные изменения ведут к качественным изменениям, но и, наоборот, качественные изменения оказывают огромное влияние на дальнейшие количественные процессы.
Так, например, в основе ускорения развития советского социалистического общества, несомненно, лежит новое качество общественных отношений, основанных на сотрудничестве и взаимопомощи людей в процессе производства.
Товарищ Сталин, говоря о преимуществах колхозного строя, показал, что уже одно объединение простых крестьянских хозяйств даже без применения новой техники даёт гораздо больший эффект в развитии сельскохозяйственного производства, чем труд отдельных, разрозненных крестьянских хозяйств. Колхозы оказались огромной силой. Откуда эти новые количественные показатели в развитии сельскохозяйственного производства на основе колхозов? Они идут от нового, социалистического качества нашего сельского хозяйства, от качественно новой общественной организации людей в колхозах.
Следовательно, не только количественные изменения превращаются в качественные, но и качественные изменения подготовляют новые количественные изменения. Новое по своему качеству явление, утвердившись в жизни, способствует дальнейшему количественному изменению. Этот процесс на какой-то ступени завершится в свою очередь переходом в новое качественное изменение, в новую «меру» и т. д. и т. д. Такой характер развития обусловливает прогрессивное, поступательное направление движения в природе и обществе.
Итак, в каждом предмете существует определённая закономерная связь между качественной и количественной сторонами предмета. Эта связь подвижна, динамична. Количественные изменения, совершающиеся в предмете, будучи на первых порах незначительными и скрытыми, не имеют серьёзных последствий. Однако, достигая определённой критической точки, эти количественные изменения влекут коренное изменение предмета. Так накопление незаметных количественных изменений приводит к открытым и глубоким качественным изменениям: старое уступает место новому. Этот закономерный процесс и есть то, что диалектика называет переходом количественных изменений в коренные качественные изменения.
Следовательно, рассмотрение развития как одного лишь количественного роста есть искажение действительного развития, совершающегося в объективном мире. На самом деле, развитие, движение имеет двоякую форму: количественную и качественную, эволюционную и революционную.
«Ясно, — писал И. В. Сталин в работе «Анархизм или социализм?», — что движение имеет различные формы.
И вот диалектический метод говорит, что движение имеет двоякую форму: эволюционную и революционную»[5].
Это значит, что предметы и явления проходят две, взаимно связанные стадии своего развития: стадию количественного, или эволюционного, развития и стадию качественного, или революционного, развития. Первая стадия есть стадия медленного, незаметного накопления количественных изменений в предмете, вызревания элементов, сил, предпосылок для коренного качественного изменения. Вторая стадия есть стадия качественного изменения, уничтожения, отмирания старого и возникновения нового. При этом переход количественных изменений в качественные совершается, как указывает И. В. Сталин, «быстро, внезапно, в виде скачкообразного перехода от одного состояния к другому состоянию». Всякий переход от старого качества к новому качеству представляет скачок.
Развивая марксизм, товарищ Сталин требует живого, творческого применения закона о переходе от старого качества к новому, о скачках, требует конкретного изучения предметов и явлений, претерпевающих процесс качественного изменения, учёта своеобразия исторических условий, в которых совершается скачок, и т. д. Переход от старого качества к новому может иметь и имеет различные формы.
И. В. Сталин подверг резкой критике вульгаризаторскую теорию Марра, согласно которой качественные изменения в развитии языка совершаются в виде внезапных взрывов. Эта теория ничего общего не имеет, с действительностью. Своеобразие такого общественного явления, как язык, заключается в том, что он не может изменяться сколько-нибудь существенно в течение короткого срока. В развитии языка нет и не может быть «внезапных» революций. Язык и его элементы — основной словарный фонд, грамматический строй — есть продукт многих эпох; «...уничтожение основного словарного фонда, накопленного в течение веков, — указывает И. В. Сталин, — при невозможности создать новый основной словарный фонд в течение короткого срока, привело бы к параличу языка, к полному расстройству дела общения людей между собой»[6].
Грамматический строй языка изменяется ещё медленней, чем словарный фонд. Понятно поэтому, что закон перехода от старого качества к новому в развитии языка проявляется своеобразно. Товарищ Сталин показал, что переход от старого качества к новому в языке реализуется путём постепенного накопления элементов нового качества и отмирания элементов старого качества. При этом нельзя представлять дело так, что в развитии языка не происходит якобы качественных изменений. Качественные изменения совершаются и здесь, только не в форме взрыва, а в форме постепенного накопления элементов нового качества и отмирания элементов старого качества.
Что русский язык, например, претерпевал качественные изменения на протяжении всего своего развития, легко увидеть, если сравнить древнерусский и современный русский язык. В будущем, после победы социализма во всём мире, «в результате длительного экономического, политического и культурного сотрудничества наций будут выделяться сначала наиболее обогащённые единые зональные языки, а потом зональные языки сольются в один общий международный язык, который, конечно, не будет ни немецким, ни русским, ни английским, а новым языком, вобравшим в себя лучшие элементы национальных и зональных языков»[7].
Как видим, в будущем произойдут особенно глубокие качественные изменения в существующих языках, образуется качественно новый язык, но эти качественные изменения произойдут постепенно, в течение длительного времени, в порядке медленного отмирания элементов старого качества и нарастания элементов нового качества.
Товарищ Сталин показал, что не только в языке, но и в развитии общества переход от старого качества к новому не при всех условиях происходит одинаково, что, например, в советском обществе, где отсутствуют антагонистические классы, скачки потеряли форму взрывов и протекают иначе, чем при капитализме.
Диалектическое понимание развития как перехода количественных изменений в качественные наносит смертельный удар по всяким теологическим и идеалистическим учениям. Для объяснения развития природы и общества с позиций марксистской диалектики наука не нуждается ни в какой сверхъестественной силе, ни в каком произвольном толковании природы. Марксистская диалектика даёт единственно верные руководящие принципы, с точки зрения которых можно правильно решить вопрос о том, в силу каких закономерностей материя из одного качественного состояния превращается в другое, каким образом неорганическая природа на известной ступени порождает жизнь, как из простых, примитивных форм жизни возникают качественно новые, более сложные формы, и т. д. и т. д. Развитие науки в последние десятилетия, великие открытия в физике и биологий и других областях знания великолепно подтверждают и обогащают марксистскую диалектику и в этом отношении.
Чтобы убедиться в этом, рассмотрим некоторые современные представления о развитии природы.



[1] «Правда» № 307, 3 ноября 1930 г.
[2] Ф. Энгельс, Диалектика природы, 1950, стр. 197.
[3] И. В. Сталин, Марксизм и вопросы языкознания, 1951, стр. 35.
[4] Ф. Энгельс, Диалектика природы, 1950, стр. 39.
[5] И. В. Сталин, Соч., т. 1, стр. 300.
[6] И. В. Сталин, Марксизм и вопросы языкознания, 1951, стр. 25.
[7] И. В. Сталин, Марксизм и вопросы языкознания, 1951, стр. 54.

Вернуться к оглавлению.

Комментариев нет: