пятница, 18 декабря 2015 г.

Марксистская диалектика и чувство нового.

Диалектическое понимание развития как уничтожения старого и возникновения нового предъявляет очень важное требование к нашему познанию и нашей практической деятельности. Это требование может быть сформулировано таким образом: видеть новое, возникающее, чувствовать это новое, во всяком деле смотреть вперёд и не терять перспективы движения. Если всё развивается, если явления представляют собой не мёртвые, застывшие, а движущиеся и изменяющиеся сущности, то всякое познание может быть научным лишь при условии, если оно берёт явления в их развитии, если оно не закрепощает мысли грузом старого и понимает, что старое уступает место новому.

Понятно, какое колоссальное значение для практической деятельности революционной партии пролетариата имеет эта способность чувствовать новое, видеть, куда идёт жизнь.
Товарищ Сталин назвал чувство нового драгоценным качеством большевика. Это и понятно, ибо вся политика большевистской партии направлена на то, чтобы расчистить почву для победы нового, коммунистического строя. Отсюда и важнейшее положение, сформулированное товарищем Сталиным: «Значит, чтобы не ошибиться в политике, надо смотреть вперёд, а не назад».
Об этом же говорил Ленин: «...марксист первый провидит наступление революционной эпохи и начинает будить народ и звонить в колокол ещё тогда, когда филистеры спят рабским сном верноподданных»[1].
И ещё: «Перед тем, кто хочет изобразить какое-либо живое явление в его развитии, неизбежно и необходимо становится дилемма: либо забежать вперёд, либо отстать. Середины тут нет. И если все данные показывают, что характер общественной эволюции именно таков, что эта эволюция зашла уже очень далеко.., если при этом точно указаны обстоятельства и учреждения, задерживающие данную эволюцию... — тогда в подобном забегании вперёд нет никакой ошибки»[2].
Великим вождям пролетариата и корифеям марксистско-ленинской науки Ленину и Сталину присуще глубочайшее понимание нового, возникающего в жизни, умение выделить это новое, только-только выбивающееся из-под почвы старого, умение не только выделить это новое, но и организовать рабочий класс на борьбу за то, чтобы сделать это новое преобладающей силой. Вспомним, как Ленин подхватил инициативу рабочих масс, создавших в 1905 г. Советы рабочих депутатов, и открыл Советскую власть как новую государственную форму диктатуры пролетариата.
В 1918 г. на расчищенной Октябрьской революцией почве впервые возникли ростки нового, коммунистического отношения к труду — коммунистические субботники. На фоне того старого, что имелось тогда в нашей молодой, ещё не окрепшей республике, на фоне старого отношения к труду, воспитанного многими годами работы на капиталистов, эти первые ростки коммунистического отношения к труду были ещё очень слабы и незначительны. И тем не менее Ленин увидел и понял великую силу этих ростков и ориентировал большевистскую партию на то, чтобы ухаживать за этими ростками нового.
Меньшевики, эсеры, все идеологи буржуазии издевались над слабостью ростков нового. Отвечая меньшевикам и эсерам, Ленин писал в одной из своих статей:
«Господа буржуа и их прихвостни, включая меньшевиков и эсеров, которые привыкли считать себя представителями «общественного мнения», разумеется, издеваются над надеждами коммунистов, называют эти надежды «баобабом в горшке от резеды», смеются над ничтожным числом субботников по сравнению с массовыми случаями хищения, безделья, упадка производительности, порчи сырых материалов, порчи продуктов и т. п.»[3].
«Но мы не утописты и знаем истинную цену буржуазных «аргументов», знаем также, что следы старого в нравах известное время после переворота неизбежно будут преобладать над ростками нового. Когда новое только что родилось, старое всегда остаётся, в течение некоторого времени, сильнее его, это всегда бывает так и в природе, и в общественной жизни. Издевательство над слабостью ростков нового, дешёвенький интеллигентский скептицизм и тому подобное, все это, в сущности, приёмы классовой борьбы буржуазии против пролетариата, защита капитализма против социализма. Мы должны тщательно изучать ростки нового, внимательнейшим образом относиться к ним, всячески помогать их росту и «ухаживать» за этими слабыми ростками»[4].
Огромное значение имела оценка товарищем Сталиным первых ростков стахановского движения, возникшего в 1935 г. на почве отсутствия эксплуатации, коренного улучшения материального положения рабочих, роста новой, социалистической техники, новых кадров. В своей речи на первом Всесоюзном совещании стахановцев товарищ Сталин, говоря о стахановцах, сказал: «Таких людей у нас не было или почти не было года три тому назад. Это — люди новые, особенные»[5].
Товарищ Сталин предвидел великую будущность стахановского движения. Он говорил, что оно призвано произвести в нашей промышленности революцию, что «оно содержит в себе первые начатки, правда, ещё слабые, но все же начатки» культурно-технического подъёма советского рабочего класса, необходимого для перехода к коммунизму.
«Сегодня стахановцев ещё мало, но кто может сомневаться, что завтра их будет вдесятеро больше? Разве не ясно, что стахановцы являются новаторами в нашей промышленности, что стахановское движение представляет будущность нашей индустрии, что оно содержит в себе зерно будущего культурно-технического подъёма рабочего класса, что оно открывает нам тот путь, на котором только и можно добиться тех высших показателей производительности труда, которые необходимы для перехода от социализма к коммунизму и уничтожения противоположности между трудом умственным и трудом физическим»[6].
Хорошо известно, что стахановское движение вскоре стало массовым, что оно сыграло огромную роль в подъёме промышленности и сельского хозяйства, что оно неуклонно ширится, растёт и крепнет.
Чувство нового особенно важное значение имеет в процессе строительства социализма и коммунизма. Здесь отмирание старого, возникновение и рост нового происходят особенно интенсивно. Творческая инициатива масс — рабочих, инженеров, колхозников — выдвигает всё новые и новые формы борьбы за высокую производительность труда. Только за последние годы в нашей промышленности появилось множество новых форм, методов, способов ускорения производственного процесса, сокращения времени, необходимого для выработки той или иной продукции, экономии материала, улучшения качества продукции, продления срока службы станков и машин, передачи стахановского опыта, повышения рентабельности предприятий и т. д. Видеть это новое и способствовать его быстрому развитию — от этого в огромной мере зависит успешное осуществление задачи постепенного перехода от социализма к коммунизму.
Особенность советского общества заключается в том. что всё новое, способствующее движению вперёд, быстро подхватывается и получает широкое распространение. Хотя и в нашем обществе на пути развития нового ещё встречаются рогатки и препятствия, выдвигаемые всякого рода бюрократическими элементами, но коммунистическая партия. Советское государство, борясь против этих элементов, воспитывая в характере советского человека дух новаторства, очищают место для победы нового. И это новое с непреодолимой силой разливается по всей стране. Так, например, почин мастера Краснохолмского камвольного комбината А. Чутких, создавшего бригаду отличного качества, в течение какого-нибудь месяца стал достоянием всей страны. Метод инженера Ковалёва по передаче стахановского опыта также получил быстрое распространение. Были подхвачены и получили широкое распространение новаторские дела многих и многих стахановцев — Российского, Борткевича. Назаровой и других.
Возникновение новых форм труда, развитие технологии производства, быстро прогрессирующая техника на предприятиях и в колхозах вызывают необходимость изменений в организации труда, новых методов руководства хозяйством. Неумение видеть эти новые потребности, консерватизм в руководстве, отставание в перестройке работы являются серьёзным тормозом, задерживающим наше развитие.
Коммунистическая партия прививает своим кадрам драгоценное качество подлинно большевистского руководителя — способность видеть новое, смотреть не назад, а вперёд, уметь отрешиться от привычного, но уже отживающего, способность смело вводить новое, совершенствовать беспрерывно формы и методы организации труда, формы и методы руководства.




[1] В. И. Ленин, Соч., т. 11, изд. 4, стр. 316.
[2] В. И. Ленин, Соч., т. 3, изд. 4, стр. 279.
[3] В. И. Ленин, Соч., т. 29, изд. 4, стр. 391.
[4] В. И. Ленин, Соч., т. 29, изд. 4, стр. 392.
[5] И. В. Сталин, Вопросы ленинизма, изд. 11, стр. 493.
[6] И. В. Сталин, Вопросы ленинизма, изд. 11, стр. 496.

Комментариев нет: