среда, 23 декабря 2015 г.

Антагонистические противоречия и формы их преодоления. Непримиримая классовая пролетарская политика как орудие разрешения антагонистических противоречий.

Марксистская диалектика учит, что по своей природе противоречия могут быть противоречиями антагонистическими и неантагонистическими. Антагонистическими противоречиями в общественной жизни являются такие противоречия, которые выражают коренную противоположность классов, коренное различие интересов этих классов и которые могут быть преодолены лишь путём непримиримой классовой борьбы. Такова, например, противоположность класса капиталистов и класса пролетариев в буржуазном обществе. Положение этих классов в общественной системе производства, в силу которого рабочие подвергаются бесчеловечной эксплуатации со стороны буржуазии, политическое господство класса капиталистов и политическое бесправие пролетариата, сосредоточение в руках буржуазии всех материальных и духовных богатств и лишение рабочих всяких иных средств к существованию, кроме продажи своей рабочей силы, стремление буржуазии увековечить строй капиталистического рабства и стремление пролетариата разрушить этот строй и преобразовать общественную жизнь на началах социализма — всё это делает пролетариат и буржуазию непримиримыми антагонистами.

Характеризуя капиталистический строй, товарищ Сталин в труде «Анархизм или социализм?» писал:
«Современный строй является капиталистическим. Это значит, что мир разделён на два противоположных лагеря, на лагерь небольшой горстки капиталистов и лагерь большинства, — пролетариев»[1].
В отличие от антагонистических противоречий неантагонистические противоречия имеют иную природу. В общественной жизни за такими противоречиями не стоят враждебные классы с прямо противоположными интересами. Таковы, например, противоречия между рабочим классом и трудящимся крестьянством. И хотя они в капиталистическом обществе противоположны по своему классовому положению, их общий интерес в борьбе против капиталистической эксплуатации, нищеты и разорения объединяет их под руководством рабочего класса в единый мощный лагерь, направленный против лагеря эксплуататоров.
Понятно, что антагонистические и неантагонистические противоречия имеют разное содержание, и поэтому пути их преодоления также различны. Отсюда ясно, что общий закон диалектического развития путём борьбы противоположностей не имеет постоянной и неизменной формы проявления в разных исторических условиях или даже в одних и тех же условиях, но в применении к различным явлениям общественной жизни.
Диалектика развития, развёртывания и преодоления антагонистических противоречий исчерпывающе раскрыта в произведениях Маркса и Энгельса, Ленина и Сталина, посвящённых анализу капиталистического способа производства, новейшей империалистической стадии капитализма и классовой борьбы в буржуазном обществе.
Яркий образец применения диалектики к анализу антагонистических противоречий капитализма даёт нам «Капитал» К. Маркса. С неопровержимой железной логикой, основываясь на огромном количестве фактов, Маркс показал, как противоречия капиталистического способа производства, углубляясь и обостряясь с каждым новым его шагом, неизбежно ведут к взрыву, к гибели капитализма и замене капитализма социализмом. Ленин, придававший огромное значение изучению диалектики «Капитала», указывал, что Маркс вскрывает противоречие уже в самом обычном отношении буржуазного общества — в обмене товаров. «Дальнейшее изложение, — пишет Ленин, — показывает нам развитие (и рост и движение) этих противоречий и этого общества, в ∑ (в сумме. — М. Р.) его отдельных частей, от его начала до его конца»[2].
Начиная с исходной клеточки товарного производства — товара, Маркс устанавливает, что уже товар содержит в себе внутреннее противоречие между потребительной и меновой стоимостью. Далее он показывает, что и труд, который создаёт товар, внутренне противоречив — он есть единство таких противоположностей, как конкретный и абстрактный, частный и общественный труд. Уже в этих противоречиях Маркс показывает зародыш будущих вопиющих противоречий развитого капиталистического общества и главного его противоречия — противоречия между общественным характером производства и частнокапиталистическим присвоением.
Затем Маркс переходит к анализу развития форм стоимости от единичной формы до денежной. Шаг за шагом Маркс прослеживает обострение противоречия между потребительной и меновой стоимостью, происходящее на основе исторического развития обмена. Весь анализ форм стоимости посвящён изображению того, как противоречия между потребительной и меновой стоимостью, заложенные в товаре, развёртываются, развиваются и как процесс «раздвоения единого» завершается возникновением денег.
Форма стоимости вначале выступает в виде простой или случайной формы. Эта форма существовала при первых зачатках обмена, когда продукты производились людьми для собственного потребления и обмен излишками продуктов носил исключительный и случайный характер. Но уже здесь начинается процесс раздвоения товара на потребительную и меновую стоимость, ибо вступающие в обмен товары играют различную роль: один товар выступает как воплощение потребительной стоимости, другой — меновой стоимости.
В дальнейшем, с ростом обмена простая форма стоимости перерастает в полную, или развёрнутую, форму. В обмен вступают многие товары, и какой-нибудь данный товар может быть обменён на целый ряд других товаров. «Вторая форма, — указывает Маркс, — полнее, чем первая, отделяет стоимость товара от его собственной потребительной стоимости...»[3].
Позже выделяется какой-нибудь один товар, который служит выражением стоимости всех других товаров. Полная. или развёрнутая, форма стоимости уступает место всеобщей форме. Впоследствии таким товаром становится золото, и всеобщая форма превращается в денежную форму стоимости. Деньги становятся всеобщим эквивалентом, при помощи которого измеряется стоимость любого товара. На одной стороне стоит мир товаров, потребительных стоимостей, на другой — деньги, воплощение меновой стоимости.
Таким образом, рост общественного характера производства при сохранении частной собственности требовал самостоятельной формы для определения стоимости товара, и эта потребность, говорит Маркс, не даёт покоя до тех пор, пока задача эта не решается окончательно путём раздвоения товара на товар и деньги.
С появлением денег меновая стоимость товара окончательно освободилась от своей потребительной стоимости. Процесс раздвоения единого, начавшийся ещё со случайной, единичной формы стоимости, завершился.
Этим кончается первый круг марксова анализа развития противоречий товара. Это были противоречия простого товарного хозяйства, но простое товарное хозяйство является основой для возникновения капиталистического способа производства, и поэтому Маркс одну из новых глав начинает словами о том, что результатом развития противоречий товара являются деньги, которые служат исходным пунктом для нового, капиталистического, способа производства.
Деньги, появившиеся в результате раздвоения товара, разделяют обмен на два различных акта — продажи и купли. И уже в этом разделении обмена на два самостоятельных акта Маркс усмотрел возможность кризисов.
Возможность в силу самого механизма товарного производства должна превратиться в действительность, и Маркс показывает, как с развитием капиталистического способа производства происходит это превращение.
Развитие капиталистического способа производства создаёт на определённой ступени глубоко противоречивое положение. Замена примитивных средств производства крупной машинной промышленностью, ремесленных мастерских заводами, на которых работают десятки тысяч рабочих, рост общественного разделения труда придают процессу производства общественный характер. Это значит, что производительные силы переросли узкие для них рамки капиталистических производственных отношений. Дальнейшее их развитие упирается в существование капитализма. Имевшееся на первых ступенях развития буржуазного общества относительное, временное соответствие между производительными силами и производственными отношениями перерастает в глубочайший конфликт между этими двумя сторонами единого капиталистического способа производства.
Производительные силы общества требуют фактического признания их общественной природы и перехода к планомерной организации всего процесса общественного производства. Но господствующий класс сопротивляется этому, ибо такой переход возможен лишь путём уничтожения частнокапиталистической собственности на средства производства и установления общественной собственности на них.
Противоречие между производительными силами и производственными отношениями находит своё выражение в периодически повторяющихся экономических кризисах перепроизводства. В интересах увеличения своей прибыли буржуазия стремится к безграничному расширению производства. Но последнее возможно лишь за счёт ещё большего усиления эксплуатации рабочего класса, за счёт уменьшения его покупательной способности. Расширение производства упирается в такую непреодолимую при капитализме стену, как абсолютное и относительное обнищание рабочего класса, всех трудящихся масс. Как следствие этого — экономические кризисы перепроизводства.
Капитализм, однако, сам создаёт силу, разрешающую противоречия буржуазного общества. Эта сила — пролетариат. Вместе с ростом капиталистических противоречий растут и силы пролетариата, «непрерывно увеличивающегося, вышколенного, объединённого и организованного самым механизмом капиталистического процесса производства».
Борьба между двумя основными классами буржуазного общества всё более и более обостряется, и принимает, наконец, форму революции пролетариата против буржуазии. «Бьёт час капиталистической частной собственности. Экспроприаторов экспроприируют».
В одном из писем к Энгельсу, в котором излагается план «Капитала», Маркс пишет «Как итог всего (т. е. всего развития противоречий капитализма. — М. Р.) — классовая борьба, в которой находит своё разрешение это движение и которая ликвидирует всю эту дрянь...»[4].
Таким образом, в борьбе противоположностей, в раскрытии противоречий, свойственных капиталистическому способу производства, Маркс открыл источник, движущую силу его развития и неизбежной гибели.
Анализ Маркса продолжили в новых условиях Ленин и Сталин. Они вскрыли глубочайшие противоречия высшей стадии капитализма — империализма. Произведение Ленина «Империализм, как высшая стадия капитализма» является, как и «Капитал» Маркса, классическим образцом диалектического исследования противоречий экономического и политического развития буржуазного общества. В своей книге Ленин нанёс разящий удар по реформистам, пытавшимся представить новейшую монополистическую стадию капитализма как период затухания противоречий буржуазного общества. Ленин показал, что образование монополий, существующих наряду с конкуренцией и анархией производства, порождает ряд особенно острых и крутых противоречий, трений, конфликтов. Господство финансового капитала, как доказал Ленин, не только не ослабляет противоречий капитализма, а усиливает их, доводит их развитие до предела.
«Насколько обострил монополистический капитализм все противоречия капитализма, — указывает Ленин, — общеизвестно. Достаточно указать на дороговизну и на гнёт картелей. Это обострение противоречий является самой могучей двигательной силой переходного исторического периода, который начался со времени окончательной победы всемирного финансового капитала»[5].
В работе «Об основах ленинизма» И. В. Сталин, характеризуя империализм, указывает, что он «доводит противоречия капитализма до последней черты, до крайних пределов, за которыми начинается революция». Товарищ Сталин показывает, каковы «главные противоречия» империализма, делающие пролетарскую революцию «вопросом непосредственной практики...»[6].
Это — «противоречие между трудом и капиталом», которое настолько обостряется при империализме, что последний «подводит рабочий класс к революции». Это — «противоречие между различными финансовыми группами и империалистическими державами в их борьбе за источники сырья, за чужие территории», противоречие, которое находит своё выражение в войнах за передел уже поделённого мира. Это — «противоречие между горстью господствующих «цивилизованных» наций и сотнями миллионов колониальных и зависимых народов мира», противоречие, ведущее к невиданному подъёму национально-освободительного движения.
Рост и обострение противоречий капитализма при империализме находит своё яркое выражение в открытом Лениным и развитом дальше Сталиным законе неравномерности экономического и политического развития в период империализма, законе, определяющем катастрофическое, конфликтное, скачкообразное развитие капиталистического общества. Опираясь именно на этот закон, Ленин пришёл к выводу о возможности победы социализма первоначально в отдельных странах.
«Закон неравномерности развития в период империализма, — указывает И. В. Сталин, — означает скачкообразное развитие одних стран в отношении других, быстрое оттеснение с мирового рынка одних стран другими, периодические переделы уже поделённого мира в порядке военных столкновений и военных катастроф, углубление и обострение конфликтов в лагере империализма, ослабление фронта мирового капитализма, возможность прорыва этого фронта пролетариатом отдельных стран, возможность победы социализма в отдельных странах»[7].
Таким образом, антагонистические противоречия капиталистического способа производства достигают высшей точки своего развития при империализме. Именно поэтому империалистическая стадия капитализма есть период их преодоления, их разрешения.
Антагонистический характер противоречий определяет и форму их преодоления. Противоречия эти не могут быть преодолены на базе капитализма. Единственный путь их преодоления — уничтожение самой этой базы, капиталистического способа производства. А средством уничтожения капиталистического способа производства является насильственная пролетарская революция. Пролетарская революция, свергая диктатуру буржуазии и устанавливая диктатуру пролетариата, отменяет частную собственность на средства производства, провозглашает общественную собственность и создаёт производственные отношения, находящиеся в полном соответствии с общественным характером производства. Тем самым преодолевается главное противоречие капиталистического общества.
Маркс, Энгельс, Ленин, Сталин дали исчерпывающие указания относительно путей преодоления антагонистических противоречий. Классовая борьба и пролетарская революция как высшая форма классовой борьбы пролетариата против буржуазии — таковы эти пути.
«По учению социализма, т. е. марксизма (о немарксистском социализме нельзя теперь и говорить серьёзно), — писал Ленин, — действительным двигателем истории является революционная борьба классов; реформы — побочный результат этой борьбы, побочный потому, что они выражают неудачные попытки ослабить, притупить эту борьбу и т. д. По учению буржуазных философов, двигатель прогресса — солидарность всех элементов общества, сознавших «несовершенство» того или иного учреждения. Первое учение — материалистично, второе — идеалистично. Первое — революционное. Второе — реформистское. Первое обосновывает тактику пролетариата в современных капиталистических странах. Второе — тактику буржуазии»[8].
С большой силой показал товарищ Сталин, что для деятельности партии пролетариата основным выводом из учения диалектики о противоречиях развития является революционная классовая борьба, непримиримая классовая пролетарская политика.
«Если развитие происходит в порядке раскрытия внутренних противоречий, в порядке столкновений противоположных сил на базе этих противоречий с тем, чтобы преодолеть эти противоречия, то ясно, что классовая борьба пролетариата является совершенно естественным и неизбежным явлением.
Значит, нужно не замазывать противоречия капиталистических порядков, а вскрывать их и разматывать, не тушить массовую борьбу, а доводить её до конца.
Значит, чтобы не ошибиться в политике, надо проводить непримиримую массовую пролетарскую политику, а не реформистскую политику гармонии интересов пролетариата и буржуазии, а не соглашательскую политику «врастания» капитализма в социализм»[9].
Большевистская партия побеждала и побеждает потому, что она воспитывала на протяжении всей своей истории рабочий класс в духе непримиримой классовой борьбы и беспощадно развенчивала «теории» классового мира, мирного «врастания» капитализма в социализм.
Ещё во времена борьбы с народниками Ленин клеймил страусову политику «защитников» крестьянства, прятавших голову в песок, чтобы не видеть растущих противоречий развития России по-новому, капиталистическому пути.
«Они, — писал Ленин в своём произведении «Что такое «друзья народа» и как они воюют против социал-демократов?», — не понимают антагонистичности наших производственных отношений (в «крестьянстве» так же, как и в других сословиях) и вместо того, чтобы стараться вывести этот антагонизм на открытую дорогу, вместо того, чтобы прямо примкнуть к тем, кто порабощается в силу этого антагонизма, и стараться помочь ему подняться на борьбу, — они мечтают прекратить борьбу мерами, рассчитанными на всех, на примирение и объединение»[10].
Так же беспощадно развенчивались Лениным и Сталиным «теории» классового мира экономистов, меньшевиков, ликвидаторов, каутскианцев и других оппортунистических течений. Партия исходила из того, что школа открытой борьбы — лучшая школа воспитания масс, пробуждения их сознания. Только в борьбе противоположных общественных сил народные массы учатся видеть своих подлинных врагов, понимать свои коренные интересы и формируют в себе решимость бороться за эти интересы до конца.
Шаг за шагом, в самой разнообразной обстановке — в открытом бою и в повседневных обычных конфликтах между рабочими и предпринимателями, в условиях легальной и нелегальной борьбы, в периоды затишья и в периоды революционных бурь — партия, осуществляя «непримиримую классовую пролетарскую политику», вытекающую из объективно-диалектического характера общественного развития, подвела массы к решающему моменту борьбы в дни Великой Октябрьской социалистической революции. Победа, достигнутая в революции, закономерно увенчала всю предыдущую борьбу партии и руководимых ею масс.
Именно в этом проведении непримиримой классовой пролетарской политики состоит водораздел, отделяющий большевизм от социал-демократического реформизма.
Политика примирения враждебных классов есть основа предательской политики старых и современных реформистов; эта политика классового мира служит серьёзным фактором раскола рабочего класса в целях разоружения его перед лицом буржуазии. Именно поэтому правые социалисты так ненавидят марксистскую диалектику, которая учит, что противоположности не примиряются, а преодолеваются в борьбе, и заменяют её буржуазной метафизикой. От Бернштейна и Каутского до Блюма, Эттли и др. тянется эта линия реформистского сглаживания классовых противоречий буржуазного общества.
Современные реформистские холопы капитализма, не знающие границ в своём пресмыкательстве перед империалистами, не жалеют сил, чтобы убедить массы в ненужности классовой борьбы. Они вычеркнули само понятие классовой борьбы из своей программы, из своего политического лексикона. «Социалисты» типа Леона Блюма уговаривают капиталистов и рабочих пойти на «полюбовное согласие»: они требуют от буржуазии некоторых жалких уступок пролетариату и всей силой обрушиваются на рабочих, обвиняя их в том, что у них отсутствует «великий стиль в морали», т. е. что они не хотят находиться в рабстве у капиталистов.
Блюм заявлял, что социализм проходит две стадии: стадию «полемическую» и стадию мирную.
Первая стадия уже исчерпана. «В настоящей стадии полемика почти не нужна, борьба не имеет никакого смысла. Социализм может ограничиться апостолатом, духовным завоеванием».
Иначе говоря, Блюм обращается к рабочим с призывом: оставьте борьбу против буржуазии, совершенствуйте свою мораль, в моральном самоусовершенствовании — путь к «социализму».
Так современные реформисты отстаивают капитализм, сознательно указывая пролетариату ложный, неосуществимый путь.
Вслед за Блюмом глава английских лейбористов Эттли заявляет: «Мы переросли идею разделения классов».
Английские лейбористы, известные своей долголетней борьбой против революционного марксизма, в защиту капитализма, обманывают рабочих фразами о «демократическом социализме», который они противопоставляют научному социализму. В этом «демократическом социализме», кроме новоизобретённого словечка, нет ничего нового. Это всё тот же старый реформистский обман, но в тысячу раз более гнусный и подлый, ибо он проповедуется в период ожесточённой борьбы империалистов против лагеря мира, демократии, социализма, в период фашизации империалистических государств, и прежде всего Америки.
Один из лидеров лейборизма. Ласки, с явной целью замазать внутренние классовые противоречия и заглушить классовую борьбу утверждал, что источник кризиса современного капитализма состоит якобы в «диспропорции» между огромным ростом материальной мощи общества и слабым ростом его «духовной и интеллектуальной мощи». Последнее-де, т. е. слабый рост духовной мощи, делает невозможным соглашение всех сил общества насчёт использования материальной мощи. Отсюда он делал вывод, что нужно найти «общую истину», которая объединила бы все классы капиталистического общества на базе использования могущественной техники «во имя блага всех людей». История-де будет превращаться «во всё более трагическую драму», пока не откроют эту «общую истину».
И ни звука о том, что именно капитализм, существование капиталистической формы собственности ставит пределы дальнейшему развитию производительных сил общества и использованию их в интересах трудящихся масс, ни звука о классовой борьбе пролетариата против буржуазии.
Всевозможными жульническими приёмами правые социалисты стараются доказать, что Марксов анализ противоречий капитализма «устарел», что якобы теперешняя стадия капитализма характеризуется созданием «всеобъемлющего единства капиталистов и рабочих» и т. п.
«Отношения между капиталистами и рабочими сегодня, в 1946 г., совершенно иные, чем в 1867 г.» (т. е. тогда, когда Маркс писал свой «Капитал»), — писал австрийский правый социалист Реннер. Реннер, конечно, ни единого факта не может привести в доказательство существования этих «иных отношений». Ибо решающее в этих отношениях — эксплуатация капиталистами рабочих, принадлежность средств производства капиталистам — существует сегодня так же, как и сто лет назад, когда Маркс создавал свой «Капитал». Но этот решающий и неопровержимый факт реннеры, блюмы, эттли и прочие слуги империализма всячески прикрывают туманными словами о «новых временах». Они рисуют идиллическую картину, в которой все грани между антагонистическими классами стираются и с помощью, как заявляет Реннер, «связующих переходов» капиталисты и пролетарии образуют единое гармоничное целое.
Чтобы стереть на словах противоположность буржуазии и пролетариата и доказать отсутствие между ними борьбы, немецкие правые социалисты прибегают к новому трюку. Они заявляют, что рабочий класс есть вообще «пустая абстракция». Нет ныне рабочих, есть «работающие», говорят они.
«Кто... хочет сегодня говорить о рабочем, — читаем мы в одном из органов немецких правых социалистов, — тот так же точно подвержен национал-экономической идеологии, как националист, который видит в человеке лишь француза, арийца и т. д.».
К такому же трюку, но на несколько иной лад, прибегают американские реформисты. Они всех объявляют... рабочими, сознательно стирая противоположность между капиталистами и пролетариями. Так, Ф. Мэррей, председатель Конгресса производственных профсоюзов, заявил: «Фактически в нашей стране нет классов... Здесь мы все рабочие, и, в конечном счёте, интересы фермеров, фабричных рабочих, дельцов, представителей свободных профессий и мелких служащих совпадают».
Конечно, эта наглая и лживая болтовня реформистских прислужников капитала не может уничтожить глубочайших и всё более обостряющихся противоречий между пролетариатом и буржуазией и всех других противоречий современного буржуазного общества. История последних десятилетий полностью подтвердила и подтверждает ленинско-сталинский анализ империализма и тот его основной вывод, что империализм есть канун социалистической революции.
Великая Октябрьская социалистическая революция, положившая начало эры крушения мирового капитализма и принёсшая победу социализму на одной шестой части земного шара, возникновение после второй мировой войны стран народной демократии, идущих по пути к социализму, великая победа китайской революции, успешная борьба колониальных народов против империалистического гнёта, всё более усиливающаяся борьба пролетариата против буржуазии в капиталистических странах — нужны ли ещё более яркие доказательства правоты марксизма-ленинизма!
Непримиримая борьба антагонистических сил общества на современном этапе находит своё выражение в борьбе двух лагерей — лагеря мира, демократии и социализма, возглавляемого СССР, и лагеря империализма и войны, возглавляемого США. Не контрреволюционная линия «третьей силы», которую проводят в интересах империалистов правые социалисты, а борьба миллионов трудящихся под руководством рабочего класса и его революционной партии — вот что составляет действительную двигательную силу современного развития.
***
Анализ содержания антагонистических противоречий и форм их преодоления позволяет сделать некоторые выводы о сущности развития на основе антагонистических противоречий.
1. Развитие антагонистических противоречий неизбежно ведёт к всё большему раздвоению общества на противоположные силы, борющиеся между собой не на жизнь, а на смерть. Антагонистические противоречия не сглаживаются, не смягчаются в процессе развития, а углубляются, принимая всё более и более острые формы. Эти противоречия с огромной силой проявляются прежде всего в способе производства. Рост противоречий между производительными силами и производственными отношениями в каждом антагонистическом обществе достигает такого пункта, когда они уже не могут сосуществовать в прежних рамках относительного единства. Обострение противоречий в способе производства находит своё выражение в обострении классовой борьбы. Наличие и обострение классовой борьбы не ведёт, как полагают всякие вульгаризаторы, к распаду общества. Борьба угнетённых классов против эксплуататорских классов не разрушает общества, а движет его вперёд, к высшим формам.
2. Антагонистические противоречия не могут найти своего разрешения на базе существующего строя, который их порождает. Говоря о капиталистическом строе, товарищ Сталин указывает, что «развитие капитализма не может не порождать условий, обостряющих противоречия капитализма. Именно поэтому капитализм не в силах разрешить эти противоречия»[11].
3. Преодоление антагонистических противоречий может быть поэтому осуществлено лишь путём революционного ниспровержения существующего эксплуататорского строя, путём революционной классовой борьбы.



[1] И. В. Сталин, Соч., т. 1, стр. 331.
[2] В. И. Ленин, Философские тетради, 1947, стр. 328.
[3] К. Маркс, Капитал, т. I, 1949, стр. 72.
[4] К. Маркс и Ф. Энгельс, Письма о «Капитале», 1948, стр. 149.
[5] В. И. Ленин, Соч., т. 22, изд. 4, стр. 286.
[6] И. В. Сталин, Соч., т. 6, стр. 72.
[7] И. В. Сталин, Соч., т. 9, стр. 106
[8] В. И. Ленин, Соч., т. 11, изд. 4, стр., 54.
[9] И. В. Сталин, Вопросы ленинизма, изд. 11, стр. 541.
[10] В. И. Ленин, Соч., т. 1, изд. 4, стр. 220.
[11] И. В. Сталин, Соч., т. 7, стр. 97.

Вернуться к оглавлению.

Комментариев нет: