понедельник, 14 декабря 2015 г.

Противоположность диалектики и метафизики по вопросу о связи явлений.

Все черты марксистского диалектического метода товарищ Сталин рассматривает в их противоположности метафизическому методу. Ещё Энгельс противопоставлял метафизике, отрицающей связь и взаимодействие явлений в природе, диалектику как учение о связи. В наброске общего плана к «Диалектике природы» Энгельс писал: «Диалектика как наука о всеобщей связи»[1].

Ленин в своих высказываниях о диалектике многократно формулирует вопрос о связях в природе и обществе как важнейшую часть диалектической теории.
Товарищ Сталин в работе «О диалектическом и историческом материализме» дал классическую по ясности и глубине характеристику этой черты диалектики.
«В противоположность метафизике, — пишет товарищ Сталин, — диалектика рассматривает природу не как случайное скопление предметов, явлений, оторванных друг от друга, изолированных друг от друга и не зависимых друг от друга, — а как связное, единое целое, где предметы. явления органически связаны друг с другом, зависят друг от друга и обусловливают друг друга.
Поэтому диалектический метод считает, что ни одно явление в природе не может быть понято, если взять его в изолированном виде, вне связи с окружающими явлениями, ибо любое явление в любой области природы может быть превращено в бессмыслицу, если его рассматривать вне связи с окружающими условиями, в отрыве от них, и, наоборот, любое явление может быть понято и обосновано, если оно рассматривается в его неразрывной связи с окружающими явлениями, в его обусловленности от окружающих его явлений»[2].
В своё время метафизическое отрицание взаимосвязи явлений объяснялось ограниченностью научных знаний и имело своё историческое оправдание.
Естествознание в XVI–XVIII веках ещё не дошло до признания единства природы во всём её многообразии. Явления рассматривались как существующие рядом друг с другом, как независимые друг от друга и не обусловливающие друг друга.
В XVIII веке наука дробила природу и материю на многие, якобы самостоятельно существующие, вещества, изолированные и не связанные друг с другом. Признавалось существование особого вещества, дающего тепло, — теплорода; вещества, дающего холод, — хладорода; вещества, вызывающего горение, — флогистона. В основе электрических явлений видели особую электрическую жидкость и т. д. Так же метафизически разрывались пространство и время, материя и движение, неорганический и органический мир и т. д.
Естествознание в XVIII веке, по словам Энгельса, «было преимущественно собирающей наукой, наукой о законченных вещах», и лишь в XIX веке «оно стало в сущности упорядочивающей наукой, наукой о процессах. о происхождении и развитии этих вещей и о связи, соединяющей эти процессы природы в одно великое целое»[3].
И как философское отражение и обобщение новой ступени науки, нового исторического опыта явился выработанный материалистической диалектикой принцип связи и взаимозависимости явлений.
В «Философских тетрадях» Ленин несколькими словами показывает, какой путь проходит исторически-прогрессирующее познание человечества: «от сосуществования к каузальности (т. е. причинности. — М. Р.) и от одной формы связи и взаимозависимости к другой, более глубокой, более общей»[4].
Действительно, если метафизический период в развитии науки был в основном периодом господства представлений о сосуществовании явлений и простейших причинных отношениях между ними, то в XIX веке начинает распространяться идея об единстве всех сил природы, об их всесторонней связи и взаимозависимости. С тех пор человеческая мысль безостановочно идёт по трудному, но триумфальному пути познания всё более сложных и глубоких форм связи и взаимодействия явлений.
Всё, что ранее казалось разорванным и самостоятельно существующим, оказалось единым, существующим лишь постольку, поскольку находится в определённых отношениях с другим. Взаимозависимость, взаимодействие, взаимообусловленность. переходы явлений друг в друга — вот что с неудержимой, стихийной силой выдвигалось в научном исследовании на первый план. Принцип единства мира стал источником могучего прогресса человеческих знаний.
Развитие естествознания в XX веке, революция в физике углубляли, развивали представления о связи, осуществляли тот процесс движения познания «от одной формы связи и взаимозависимости к другой, более глубокой, более общей», о котором говорил Ленин.
Однако поражение метафизики не означало её исчезновения. Буржуазная философия, особенно в эпоху империализма, вопреки очевидным фактам, вопреки науке отстаивает метафизическое отрицание связи явлений, с яростью борется против принципа причинности, закономерности. Поэтому вопрос о связи явлений, о причинности и закономерности не есть академический вопрос: за различным решением его стоят различные враждебные партии в философии, и современная наука развивается в непримиримой борьбе с реакционным индетерминизмом, т. е. идеалистическим и метафизическим взглядом, отрицающим связь и закономерность явлений.




[1] Ф. Энгельс, Диалектика природы, 1950, стр. 1.
[2] И. В. Сталин, Вопросы ленинизма, изд. 11, стр. 536.
[3] К. Маркс и Ф. Энгельс, Избранные произведения, т. II, 1948, стр. 369.
[4] В. И. Ленин. Философские тетради, 1947, стр. 193.

Вернуться к оглавлению.

Комментариев нет: