четверг, 24 декабря 2015 г.

Заключение. Значение марксистского диалектического метода для практической деятельности партии пролетариата.

Для марксистов-ленинцев вопрос о практическом значении диалектики, как и всей революционной теории, представляет первостепенный интерес. Ещё на заре развития марксизма Маркс в «Тезисах о Фейербахе» несколькими чеканными словами определил всё различие между марксистским пониманием философии и старым отношением к ней.

Маркс сказал:
«Философы лишь различным образом объясняли мир, но дело заключается в том, чтобы изменить его»[1].
В этих нескольких словах Маркс показал то значение, которое имеет философия для борьбы человечества за новую жизнь, когда навсегда исчезнут источники насилия и разрушительных войн, источники порабощения человека человеком. Марксисты занимаются теорией не для того, чтобы наслаждаться игрой человеческой мысли, а для того, чтобы в теории найти указания, как, какими путями и способами практически переделать общественную жизнь.
Мировоззрение и политика, которую ведёт тот или иной класс, та или иная политическая партия. — не два разных явления, не имеющие отношения друг к другу, как это любят изображать идеологи буржуазии. Политика, её основные принципы всегда неразрывно связаны с мировоззрением классов и политических партий, ибо в мировоззрении в концентрированной теоретической форме выражены их самые глубокие интересы и стремления.
Когда буржуазный идеолог говорит: философия — это одно, а политика — это другое, то он этим самым хочет навязать мнение о надклассовости, надпартийности философии, о том, что философия якобы имеет отношение лишь к «вечным» и «нетленным» проблемам, не опускаясь до уровня «прозы жизни». Например, современный реакционный английский философ Б. Рассел в статье «Философия двадцатого столетия» утверждает, что связь философии с практикой, политикой всё более слабеет. В средние века эта связь-де была ещё сильна. Философы тогда были политиками. Но в новое время положение якобы изменилось. Только в России, говорит он, материалисты — это «красные», а идеалисты — это «белые». И вывод, который делает из всех своих рассуждений этот «клоун буржуазной науки», как называл подобных «философов» Ленин, гласит: «Плохая философия имеет практические последствия, а хорошая не имеет их...»
Конечно, такое отрицание связи между философией и политикой на деле отнюдь не означает отсутствия этой связи. Как бы буржуазные философы ни восставали на словах против связи философии и политики, они теоретически обосновывают определённую классовую — именно буржуазную — политику. Когда такой ярый враг прогресса и защитник империализма, как Рассел, пытается доказать непричастность философии к практике и политике, то это никого не может ввести в заблуждение: хорошо известно, что каждой строчкой своих писаний, каждым своим новым «философским» трактатом он отстаивает интересы американо-английских империалистических хищников, борется против сил демократии и мира. Таков истинный смысл его «чистой», «аполитичной» философии!
Именно практика, о которой с таким невежественным пренебрежением говорят буржуазные философы, изобличает их классовую природу и обнажает действительное политическое назначение их «чистой философии». Практика показывает, что вся болтовня о надпартийности и аполитичности философии на деле есть лишь приём, с помощью которого современные буржуазные философы пытаются прикрыть свою империалистическую сущность, своё верное служение делу капитализма, делу развязывания новой мировой войны.
Марксистская философия не только не отрицает связи между философией и политикой; она весь смысл своего существования видит в том, чтобы вооружить борющиеся за новую жизнь народные массы ясным пониманием закономерностей исторического развития и путей победоносной борьбы.
Марксистская философия не есть просто одна из «школ» в ряду других многочисленных философских школок и течений. Она является идеологическим выражением коренных интересов самого революционного класса современного общества — пролетариата и является оружием всех трудящихся масс, борющихся за освобождение от капиталистического рабства. Это философия не одиночек, а миллионов и десятков миллионов борцов за коммунизм.
«...Маркс и Энгельс, — говорит И. В. Сталин, — являются не просто родоначальниками какой-либо философской «школы» — они живые вожди живого пролетарского движения, которое растёт и крепнет с каждым днём»[2].
И в этой неразрывной связи марксистской философии с движением масс, с их революционной практикой — её огромная сила. Поэтому товарищ Сталин, излагая каждую черту марксистского диалектического метода и марксистского философского материализма, показывает, какое громадное значение имеет распространение положений марксистской философии на изучение истории общества, какое значение имеет их применение к практической деятельности партии пролетариата.
Практическое значение революционной диалектики Маркса, Энгельса, Ленина, Сталина состоит в том, что она подводит под политику пролетарской партии научную основу. Связь между философией и политикой определённых классов всегда, во все времена существовала и не могла не существовать. Но со времени возникновения марксистской философии и политической борьбы пролетариата против буржуазии во взаимоотношении философии и политики возникло нечто новое, что не могло иметь места в прошлом. Этим новым является то, что марксистская философия даёт политике партии пролетариата научные основания, опираясь на которые революционный авангард рабочего класса определяет линию борьбы в соответствии с объективными законами исторического развития и на много десятилетий вперёд предвидит основной ход этого развития.
Уже более ста лет прошло с тех пор, как великие учители пролетариата Маркс и Энгельс впервые провозгласили принципы нового, коммунистического мировоззрения. И сейчас, говоря о значении марксистской диалектики, мы имеем возможность подойти к этому вопросу не абстрактно, а вполне конкретно, с точки зрения того испытания и проверки, которые прошло марксистское учение в течение всего этого периода, особенно в последние десятилетия.
В 1913 г. в статье «Исторические судьбы учения Карла Маркса» Ленин, разделяя всемирную историю с начала появления марксизма на три эпохи — от революции 1848 г. до Парижской Коммуны, от Парижской Коммуны до русской революции 1905 г. и эпоху, начавшуюся после этой революции, писал:
«После появления марксизма каждая из трёх великих эпох всемирной истории приносила ему новые подтверждения и новые триумфы. Но ещё больший триумф принесёт марксизму, как учению пролетариата, грядущая историческая эпоха»[3].
Эти ленинские слова были пророческими. Через четыре года произошла Великая Октябрьская, социалистическая революция, принёсшая победу учению марксизма. И в свете этой всемирно-исторической победы, в свете практической борьбы за социалистический строй в нашей стране с особенной яркостью и отчётливостью выступает всё значение марксистской диалектики, как и диалектического материализма в целом, для деятельности партии пролетариата.
Работа товарища Сталина «О диалектическом и историческом материализме» с замечательной ясностью и глубиной освещает этот вопрос. В отточенных и лаконичных положениях этой работы вскрыта внутренняя органическая связь между марксистской диалектикой и важнейшими принципами практической деятельности пролетарской партии, связь со стратегией и тактикой, с политикой большевистской партии. Во всей истории марксистской литературы впервые с такой силой показано единство теории диалектического материализма и революционно-практической борьбы за переустройство общества.
За каждым положением, за каждым словом сталинской работы «О диалектическом и историческом материализме» стоит весь пройденный марксизмом-ленинизмом путь, весь колоссальный практический опыт, накопленный большевистской партией в борьбе за осуществление великих идеалов пролетариата. Вот почему, читая эту работу, мы так глубоко осознаём действенную роль марксистско-ленинской диалектики, видим ясно основные, коренные линии связи между философией и политикой, всей практической деятельностью большевистской партии.
Каковы же эти основные линии?
Марксистско-ленинская диалектика, во-первых, своим положением о связи и взаимной обусловленности явлений вскрывает закономерный характер общественной жизни, не оставляя камня на камне от теорий, изображающих мир, как хаос, как бессмысленное, случайное столкновения событий и людей, и тем самым подводит твёрдый, гранитный фундамент под сознательную деятельность партии пролетариата.
Материалистическая диалектика впервые дала возможность взглянуть на развитие человеческого общества, как на закономерный процесс исторически сменяющихся формаций, что сделало возможным возникновение подлинной науки об обществе, т. е. материалистического понимания истории.
Энгельс писал:
«Материалистическое понимание истории и его социальное применение к современной классовой борьбе между пролетариатом и буржуазией стало возможно только при помощи диалектики»[4].
Объективная закономерность человеческой истории и познание этой закономерности — основа деятельности партии пролетариата. Вся теория научного социализма зиждется на том факте, что социализм, социалистическая форма общественной жизни — не случайность, а закономерный продукт всего исторического развития и современных общественных условий. Следовательно, борьба за социализм есть самое насущное дело, выражающее объективные тенденции истории, значит, борьба эта благородна в лучшем и высоком смысле этого слова.
Вот откуда идёт та уверенность, та твёрдость, та непоколебимость, которые свойственны практической деятельности нашей партии, вот почему так победоносна её деятельность.
Объективная закономерность общественного развития, ведущая все народы к новому общественному строю, к социализму, находит на современном этапе своё выражение уже не только в победе социализма на одной шестой части земного шара — в СССР, но и в строительстве социализма в странах народной демократии, в победе китайской революции, в мощном подъёме национально-освободительной борьбы на всех континентах и материках мира. Только злобные враги пролетариата могут утверждать, что всё это — «случайности». Диалектика учит, что не может быть «случайностью» то, что растёт изо дня в день, что имеет глубокие жизненные корни, что выражает самые сильные и неискоренимые потребности народов.
Марксистско-ленинская диалектика, во-вторых, показывает, что отмирание старого и нарастание нового есть закон развития общества, и даёт возможность партии пролетариата смотреть вперёд, строить свою политику в соответствии с развивающейся действительностью, бороться за всё то прогрессивное, что возникает и развивается в жизни.
Раз на всём существующем лежит печать развития, изменения, обновления, то диалектический подход к действительности не может ограничиться констатированием того, что существует; марксистская диалектика смотрит на какое-нибудь явление не только с точки зрения того, чем оно было в прошлом и что оно представляет собой сейчас, в настоящем, но и с точки зрения того, чем оно станет в будущем.
Поэтому марксистско-ленинская диалектика обращена не только к прошлому, но и к настоящему и будущему. Отсюда способность большевистской партии разрабатывать строго научные планы движения вперёд и последовательно их осуществлять.
Горький говорил о Ленине, что он наполовину находился в будущем. Но «находиться в будущем» — значит быть на вышке, с которой ясно видна картина движения истории, видны пути её развития, видно то новое, что зарождается в жизни и прокладывает себе дорогу сквозь все препятствия. Вот почему товарищ Сталин называл Ленина «ясновидцем», предугадывавшим «...движение классов и вероятные зигзаги революции, видя их, как на ладони»[5].
Только зная пути движения общества, умея видеть, «как на ладони», будущее, можно было провести советский корабль по неизведанным дорогам к социализму и обойти все рифы и подводные камни. Сталин — тот кормчий, кто на незнакомой карте нового этапа исторического развития с гениальной прозорливостью, с ленинским ясновидением проложил линии движения вперёд и вывел Советское государство на широкие просторы социалистической жизни.
Никогда ещё история не давала примера такой планомерной и сознательной подготовки огромных социальных изменений в целой стране, какой была деятельность большевистской партии, направленная на создание условий для победы социализма в СССР.
Буржуазные философы говорят:
«Мнение, будто можно заранее определить развитие истории, принадлежит к рационалистическим предпосылкам... которые, наконец, должны быть отброшены».
Каким жалким лепетом выглядит эта философия перед лицом коренной перестройки общественной жизни, совершённой в нашей стране под руководством коммунистической партии. Боязнь буржуазной философии заглянуть в будущее, её неспособность предвидеть ход исторического развития, отрицание самой возможности определить развитие истории есть выражение творческого бессилия буржуазии, её стремления задержать прогрессивное движение общества и отбросить его назад.
Вооружённая самой драгоценной теоретической способностью-способностью научного предвидения, наша партия после победы Октябрьской революции составила научный план перехода от капитализма к социализму, определила основные вехи этого перехода, указала народу пути развития, которые должны привести к победе. Разработанная Лениным и Сталиным новая экономическая политика (нэп), разработанные Лениным и Сталиным планы индустриализации и коллективизации сельского хозяйства, указанные ими пути развития советской социалистической демократии, пути разрешения национального вопроса и создания советского типа многонационального государства и т. д., успешное практическое осуществление этих планов и предвидений — всё это означает величайшее торжество научной теории, доказавшей на деле, на практике исторических событий свою способность предвидеть будущее и указывать дорогу к нему.
Новое торжество политики большевистской партии находит своё выражение в успешном осуществлении начертанных партией грандиозных планов постепенного перехода от социализма к коммунизму. Партия и её вождь товарищ Сталин указали путь дальнейшего экономического строительства, нового подъёма производства и производительности труда, могущественного технического прогресса, необходимых для перехода с низшей стадии коммунизма на высшую. Под руководством партии осуществляется целая революция в преобразовании природы, в деле приспособления природы к нуждам дальнейшего роста благосостояния советского народа.
Марксистское мировоззрение, вооружая людей способностью предвидеть будущее, делает их активными борцами за это будущее, сознательными строителями нового общества. Оно воспитывает и формирует новый тип человека — человека, берущего свою судьбу в собственные руки и опирающегося в своей борьбе за новую жизнь на ясное знание путей исторического развития.
Марксистско-ленинская диалектика, в-третьих, давая единственно научное объяснение характера развития, выбивает оружие из рук метафизиков и реакционеров в политике, которые сводят развитие общества к мелким количественным изменениям, к реформам и «штопанью дыр» старого, отжившего строя. Она вооружает партию пролетариата теорией коренного, качественного изменения общественной жизни, теорией революционного преобразования капиталистического общества.
Буржуазная философия, выполняющая социальный заказ класса капиталистов, заинтересованного в вечном сохранении эксплуататорского строя, всячески старается подменить действительно научную теорию прогресса псевдонаучными теориями, вся цель которых заключается в том, чтобы понятие прогресса свести к мелким количественным изменениям существующего. Так, имеющая широкое распространение в буржуазной философии теория позитивизма свою заслугу видела в сочетании воедино понятий «порядка» и «прогресса». Основатель позитивизма Конт так и писал: «Девиз позитивизма — порядок и прогресс». «Порядок» — это синоним неприкосновенности существующего капиталистического строя. «Прогресс» — это синоним мелких, незначительных совершенствований буржуазного общества. «Здравая теория» позитивизма, нашедшая своих рьяных сторонников среди всех оппортунистов мира, и слышать не хотела о революционных преобразованиях.
Большевистская партия сумела возглавить народные массы и привести их к победе потому, что она руководствовалась диалектической, т. е. единственно научной, теорией прогрессивного развития общества, согласно которой «революционные перевороты, совершаемые угнетёнными классами, представляют совершенно естественное и неизбежное явление»[6].
Марксистско-ленинская диалектика, в-четвёртых, вооружает практическую деятельность партии пролетариата важнейшим руководящим принципом, без знания которого невозможно хоть сколько-нибудь успешное движение вперёд, — принципом борьбы противоположностей, революционного преодоления противоречий между старым и новым, отмирающим и нарождающимся. На всех этапах своего развития большевистская партия выступала и выступает как партия самой последовательной и решительной борьбы против реакционных сил.
Непримиримость большевистской партии к силам, задерживающим общественное развитие, вот уже на протяжении полувековой истории является важнейшим революционным элементом, обусловливающим движение общества вперёд.
События последнего десятилетия демонстрируют эту истину как нельзя ярче. От последовательности и решительности борьбы с гитлеризмом, угрожавшим самому существованию свободного человечества, зависели перспективы человеческого общества на длительный период. Фашизм был вскормлен и поставлен на ноги политикой примирения с ним, поддержки его, которую вели правительства Америки и Англии и прислужники буржуазии из лагеря правых социалистов. Советский народ, руководимый большевистской партией, победил потому, что в его среде не было и не могло быть общественных сил, стремившихся к примирению с фашизмом, сглаживавших противоречия между Советским государством и фашистским. Борьба — смелая, решительная, мужественная, доведённая до своего логического конца, — вот что помогло советскому народу спасти мировую цивилизацию. И в этой борьбе проявился один из важнейших диалектических законов, лежащих в основе общественного развития, законов, которыми партия сознательно руководствуется в своей деятельности, — закон развития путём борьбы противоположностей.
После второй мировой войны место разгромлённого немецкого, а также японского фашизма заняли американоанглийские империалисты, стремящиеся развязать новую мировую войну и подчинить своему господству все народы мира. И опять на передовых позициях последовательной борьбы с реакционными силами, развязывающими новую войну, стоит Советское государство, возглавляющее сильный и организованный фронт народов всего земного шара, борющихся за мир. Смелая и мужественная борьба Советского государства, большевистской партии за мир является мощной преградой на пути империалистов.
Только борьба передового против отжившего и реакционного, учит товарищ Сталин, является источником движения вперёд.
В этом духе воспитывают наш народ Советское государство и большевистская партия. Поэтому в нашей стране широко распространённым является тип человека, который понимает, что не либеральное и обывательское затушёвывание противоречий, а беспощадная борьба против реакции всегда была и остаётся источником движения вперёд.
В статье «Карл Маркс» Ленин, суммируя всё значение марксистской диалектики для практической деятельности партии пролетариата, для её тактики, писал:
«Основную задачу тактики пролетариата Маркс определял в строгом соответствии со всеми посылками своего материалистически-диалектического миросозерцания. Лишь объективный учёт всей совокупности взаимоотношений всех без исключения классов данного общества, а, след., и учёт объективной ступени развития этого общества и учёт взаимоотношений между ним и другими обществами может служить опорой правильной тактики передового класса. При этом все классы и все страны рассматриваются не в статическом, а в динамическом виде, т. е. не в неподвижном состоянии, а в движении (законы которого вытекают из экономических условий существования каждого класса). Движение в свою очередь рассматривается не только с точки зрения прошлого, но и с точки зрения будущего и притом не в пошлом понимании «эволюционистов», видящих лишь медленные изменения, а диалектически: «20 лет равняются одному дню в великих исторических развитиях, — писал Маркс Энгельсу, — хотя впоследствии могут наступить такие дни, в которых сосредоточивается по 20 лет»... На каждой ступени развития, в каждый момент тактика пролетариата должна учитывать эту объективно неизбежную диалектику человеческой истории, с одной стороны, используя для развития сознания, силы и боевой способности передового класса эпохи политического застоя или черепашьего, так называемого «мирного», развития, а с другой стороны, ведя всю работу этого использования в направлении «конечной цели» движения данного класса и создания в нем способности к практическому решению великих задач в великие дни, «концентрирующие в себе по 20 лет»»[7].
Таковы основные линии связи между диалектикой и политической деятельностью партии, её стратегией и тактикой, содержанием и формами её борьбы.
Достаточно ясно представить себе это значение диалектики, чтобы понять, почему со времени её возникновения до настоящего дня все силы, тянущие общество назад, — от откровенной буржуазной реакции до любой разновидности оппортунизма — ополчались на марксистскую диалектику, пытались ниспровергнуть её или в открытой битве или незаметным «исправлением».
В послесловии ко второму изданию «Капитала» Маркс указывал, что в мистифицированной, т. е. в гегелевской, форме диалектика стала модой, так как она прославляла существующее.
«В своём рациональном виде (т. е. марксистском. — М. Р.) диалектика внушает буржуазии и её доктринёрам-идеологам лишь злобу и ужас, так как в позитивное понимание существующего она включает в то же время понимание его отрицания, его необходимой гибели, каждую осуществлённую форму она рассматривает в движении, следовательно также и с её преходящей стороны, она ни перед чем не преклоняется и по самому существу своему критична и революционна»[8].
Идеологи капитализма немало усилий потратили на то, чтобы «развенчать» диалектику, прекрасно понимая её революционно-критическую сущность.
Немало потрудились и ревизионисты, оппортунисты для того, чтобы вытравить из марксовой диалектики её живую душу, чтобы притупить её революционно-критическое остриё. Бернштейн, положивший начало ревизии марксизма, третировал диалектику как «предательский» элемент в учении Маркса.
Современные правые социалисты продолжают борьбу против марксовой диалектики, начатую Бернштейном и проводившуюся на протяжении многих десятилетий Каутскими, реннерами и другими врагами рабочего класса. Один из шумахеровских «социалистов», Брилль, заявляет, что «марксизм только выиграет, если оставит своё кокетство с диалектикой». Это — характерный приём борьбы с марксизмом: под видом отрицания одной из составных частей философии марксизма попытаться «уничтожить» её в целом. По поводу подобных приёмов Ленин писал:
«В этой философии марксизма, вылитой из одного куска стали, нельзя вынуть ни одной основной посылки, ни одной существенной части, не отходя от объективной истины, не падая в объятия буржуазно-реакционной лжи»[9].
Цель борьбы предателей рабочего класса против марксистской философии в том и состоит, чтобы утвердить буржуазно-реакционную ложь. На протяжении всей истории рабочего движения Маркс, Энгельс, Ленин и Сталин вели борьбу против буржуазной и ревизионистской идеологии, в защиту диалектического материализма. Вожди пролетариата зорко охраняли это великое теоретическое оружие и в практической борьбе ещё острее его оттачивали.
Маркс и Энгельс в течение почти полустолетия победоносно отбивали атаки мелкобуржуазных революционеров, открытых врагов и фальшивых друзей диалектического материализма, пытавшихся выбить из рук пролетариата это оружие. В своём знаменитом произведении «Анти-Дюринг» Энгельс разбил наголову немецкого философа Дюринга, объявившего поход против марксовой диалектики.
Ленин защищал и развивал революционную диалектику в борьбе против народников, «легальных марксистов», экономистов и меньшевиков.
Сталин в 1906–1907 гг. дал отпор анархистам в своей работе «Анархизм или социализм?», показав неразрывное единство всех частей марксистского мировоззрения; в период строительства социализма он разоблачил антиреволюционную сущность теории «равновесия» правых оппортунистов, авантюристическую «философию» троцкистов и т. д.
В трудах И. В. Сталина, великого продолжателя дела Маркса, Энгельса и Ленина, диалектика — эта важнейшая составная часть «вылитой из одного куска стали» философии марксизма — получила своё высшее развитие, соответствующее современному историческому этапу развития науки и революционно-практической деятельности рабочего класса.
Развитая товарищем Сталиным марксистско-ленинская философия служит в нашу историческую эпоху могущественным инструментом дальнейшего прогресса науки, инструментом практической борьбы за светлую коммунистическую жизнь.



[1] К. Маркс и Ф. Энгельс. Избранные произведения, т. II, 1948, стр. 385.
[2] И. В. Сталин, Соч., т. 1, стр. 350.
[3] В. И. Ленин, Соч., т 18, изд. 4, стр. 547.
[4] Ф. Энгельс, Развитие социализма от утопии к науке, Госполитиздат, 1947, стр. 5.
[5] И. В. Сталин, Соч., т. 6, стр. 61.
[6] И. В. Сталин, Вопросы ленинизма, изд. 11, стр. 541.
[7] В. И. Ленин, Соч., т 21, изд. 4, стр. 58–59.
[8] К. Маркс, Капитал, т. I, 1949, стр. 20.
[9] В. И. Ленин, Соч., т. 14, изд. 4, стр. 312.

Вернуться к оглавлению.

Комментариев нет: