среда, 9 декабря 2015 г.

Марксистская диалектика — наука о наиболее общих законах развития природы, человеческого общества и мышления.

Энгельс определял диалектику как науку о наиболее общих законах развития природы, человеческого общества и мышления. В одном из примечаний к «Анти-Дюрингу» Энгельс писал: «В помещенном выше сочинении диалектика рассматривается как наука о наиболее общих законах всякого движения»[1].

Продолжая мысль Энгельса, Ленин писал, что диалектика есть «учение о развитии в его наиболее полном, глубоком и свободном от односторонности виде, учение об относительности человеческого знания, дающего нам отражение вечно развивающейся материи»[2].
Классики марксизма-ленинизма подчёркивают во всех своих определениях, что предмет диалектики — всеобщие законы развития, движения.
Но могут спросить: разве любая наука не имеет делав с развитием объективного мира и не изучает законов развития тех или иных явлений природы и общества?
Бесспорно, любая конкретная наука — физика, химия, биология, общественные науки — изучает законы развития природы и общества. И диалектика есть наука о развитии. Но существует важное различие между нею и другими науками. Это различие заключается в том, что диалектика, как говорит Энгельс, есть наука о наиболее общих законах развития природы и общества, наука о законах всякого движения. Этим общим характером открываемых и формулируемых диалектикой законов как раз и объясняется то значение, которое имеет материалистическая диалектика как для научного познания, так и для практической революционной деятельности.
Разделение между науками основано на том, что каждая наука изучает определённые формы движения, вскрывает законы движения, свойственные лишь тем или иным конкретным явлениям.
Механика изучает законы механического движения; физика изучает законы таких форм движения, как свет, теплота, электричество, магнетизм; химия — законы соединения и разъединения атомов; биология — законы органической жизни и т. д. Так же обстоит дело с общественными науками: политическая экономия имеет своим предметом законы развития способов производства; эстетика изучает законы развития живописи, литературы, театра; история объясняет развитие событий в тот или другой период жизни общества и т. д.
Ни физика, ни химия, ни биология, ни любая другая наука не изучает законов всякого движения, законов движения вообще. Более того, попытка распространить законы какой-нибудь одной формы движения на все явления природы и общественной жизни чревата серьёзными ошибками.
Такие попытки неоднократно делались в науке и сейчас делаются буржуазными реакционерами в философии. Но законы, имеющие силу в одной области, не могут быть применены к другой. Такой закон механики, как закон инерции, вполне правильно объясняя ряд явлений природы, ничего не может объяснить ни в явлениях органической жизни, ни в явлениях человеческого общества. Так же обстоит дело и с законами, устанавливаемыми другими конкретными науками.
Марксистская диалектика в отличие от других наук имеет своим предметом не ту или иную отдельную форму движения, не ту или иную группу явлений. Её предмет — движение вообще, наиболее общие законы развития как природы, так и человеческого общества и мышления. «Это означает, — писал Энгельс, — что ее законы должны иметь силу как для движения в природе и человеческой истории, так и для движения мышления»[3].
Почему законы развития, открываемые диалектикой, имеют силу для всех явлений, к какой бы области они ни относились? Потому, что эти законы суть обобщение того наиболее существенного, что свойственно каждому явлению, любой конкретной форме движения. Это законы, присущие самой природе и общественной жизни, теоретически обобщённые диалектикой; «...история природы и человеческого общества, — писал Энгельс, — вот откуда абстрагируются законы диалектики. Они как раз не что иное, как наиболее общие законы обеих этих фаз исторического развития, а также самого мышления»[4].
Следует особо подчеркнуть, что предметом диалектики являются не только объективные законы развития природы и общества, но и законы их познания, законы отражения действительности в сознании человека. Глубокую разработку этой стороны вопроса дал Ленин.
Выступая против идеалистов, пытавшихся превратить гносеологию (т. е. теорию познания) в особую науку, отличную от науки о бытии, об объективном мире, Ленин показал, что в марксистской философии диалектика и есть теория познания. Глубокий смысл этого ленинского положения заключается в том, что для марксистской философии наиболее общие законы объективного мира (например, законы единства и борьбы противоположностей, перехода количественных изменений в качественные и т. д.) есть вместе с тем и законы познания. Познавать мир — значит правильно отражать его. Но в мире всё подчинено законам развития, изменения, борьбы противоположностей и т. д. Следовательно, и познание должно быть верным слепком с этого развития и изменения, должно основываться на этих законах, должно подходить к явлениям природы как взаимосвязанным, изменяющимся, противоречивым. Наши логические понятия, категории, как и познание в целом, должны быть столь же диалектичными, как и сама природа, которую они отражают.
Вот почему диалектика и есть теория познания.
Марксистская диалектика как наука о наиболее общих законах развития природы, человеческого общества и мышления является незаменимым орудием научного исследования и руководством для действия. Основываясь на данных, доставляемых всеми науками о природе и обществе, на опыте и практике исторического развития, марксистская диалектика показывает, каковы всеобщие законы развития, основные принципы движения. Она — верное отражение объективной диалектики жизни и потому даёт единственно правильный угол зрения на действительность, правильный способ подхода к действительности.
Но это не означает, что марксистская диалектика есть некий счастливый ключ, посредством которого можно решить любой вопрос, не опираясь при этом на глубокое знание исследуемого предмета. Такое понимание диалектики враждебно марксизму. Диалектика лишь тогда может выполнить свою роль научного метода, когда она сочетается с глубоким изучением действительности, когда она связана с развивающейся наукой, с практикой. Диалектические понятия и категории превращаются в пустые формы, если они не наполняются конкретным содержанием, если они применяются как орудие доказательства, а не как орудие исследования. Ни Маркс и Энгельс, ни Ленин и Сталин никогда не рассматривают диалектику как некий готовый шаблон, который накладывается на явления природы и общества. В их трудах диалектика выступает как инструмент познания живых явлений действительности, как орудие ориентировки в сложных вопросах. И именно поэтому само это орудие познания в трудах классиков марксизма-ленинизма беспрерывно оттачивается и совершенствуется.



[1] Ф. Энгельс, Анти-Дюринг, 1950, стр. 350.
[2] В. И. Ленин, Соч., т. 19, изд. 4, стр. 4.
[3] Ф. Энгельс, Анти-Дюринг, 1950, стр. 350.
[4] Ф. Энгельс, Диалектика природы, 1950, стр. 38.

Комментариев нет: