вторник, 22 декабря 2015 г.

«Ядро» марксистской диалектики.

Классики марксизма-ленинизма, раскрывая содержание материалистической диалектики, особенно важное значение придавали закону борьбы противоположностей.
Те характеристики диалектики, которые мы находим в ленинских высказываниях, показывают, что Ленин считал положение о борьбе противоположностей центральным пунктом марксистской революционной диалектики.

Ленин писал:
«Раздвоение единого и познание противоречивых частей его... есть суть... диалектики»[1].
«Вкратце диалектику можно определить, как учение о единстве противоположностей. Этим будет схвачено ядро диалектики...»[2].
Товарищ Сталин также указывает, что в основе развития лежит борьба противоположностей.
Можно с полным правом сказать, что положение о противоречивом характере развития служит пробным камнем, на котором проверяется содержательность и глубина той или иной теории, её классовое направление. Особенно, как увидим, это справедливо в применении к политике, в которой признание или отрицание внутренних противоречий общественного развития приводит к очень важным практическим выводам.
Какие же стороны действительности вскрывает этот важнейший закон диалектики?
Если учение марксистской диалектики о связи и взаимозависимости явлений, о развитии и движении отражает процесс взаимодействия явлений и беспрерывного изменения и обновления природы, если закон перехода количественных изменений в качественные показывает, как происходит развитие от старого к новому, то закон единства и борьбы противоположностей вскрывает источник вечного движения и обновления мира. Этот источник марксистская диалектика и находит в борьбе противоположностей, во внутренних противоречиях, свойственных всем явлениям и процессам.
Противопоставляя две концепции развития, которые имели место в истории философии и борьба между которыми не прекратилась и в настоящее время, Ленин видит основное различие между ними именно в том, что метафизическая концепция или неправильно, ненаучно решает этот вопрос, или вовсе обходит его, в то время как диалектическая концепция ставит его в центре внимания и решает правильно.
Ленин пишет:
«Две основные (или две возможные? или две в истории наблюдающиеся?) концепции развития (эволюции) суть: развитие как уменьшение и увеличение, как повторение, и развитие как единство противоположностей (раздвоение единого на взаимоисключающие противоположности и взаимоотношение между ними). При первой концепции движения остаётся в тени самодвижение, его двигательная сила, его источник, его мотив (или сей источник переносится во вне — бог, субъект etc.). При второй концепции главное внимание устремляется именно на познание источника «само»движения. Первая концепция мертва, бедна, суха. Вторая — жизненна. Только вторая даёт ключ к «самодвижению» всего сущего; только она даёт ключ к «скачкам», к «перерыву постепенности», к «превращению в противоположность», к уничтожению старого и возникновению нового»[3].
Ленин, как видим, связывает «мертвенность» и «сухость» метафизики главным образом с неправильным решением вопроса о противоречиях.
Для метафизика каждая вещь, каждое явление есть очищенное от внутренних противоречий, мёртвое, абстрактное тождество.
«В вещах, — писал один из типичных метафизиков, Дюринг, — нет никаких противоречий или, иными словами, признание противоречия реальностью само является верхом бессмыслицы...»[4].
Современная буржуазная философия не останавливается перед самой грубой фальсификацией действительности, чтобы выдать полный вопиющих противоречий капиталистический мир за некую беспротиворечивую «целостность», где царствуют «гармония» и «согласие». Следует напомнить, что в недавнем прошлом именно гитлеризм широко эксплуатировал реакционную идею о капиталистическом обществе как «биологической целостности», лишённой внутренних противоречий, и использовал эту идею для свирепой террористической расправы с рабочим классом, для подавления освободительного движения. Ныне по этому пути идут американские империалисты. Один из американских реакционных социологов, Бернард, стремится доказать, что на буржуазное общество надо смотреть, как «на организованное функционирующее единое целое», без внутренних противоречий, без классовой борьбы. Другой американский «философ», Хоккинг, также верой и правдой служащий империализму, говорит о необходимости «проложить мост через пропасть между классами вопреки всем противоречиям материальных интересов». Дьюи противопоставляет марксистской теории классовой борьбы свою насквозь лживую, рассчитанную на обман трудящихся теорию «социальной кооперации». Модная ныне в империалистической и реформистской «философии» проповедь космополитического «мирового правительства», отказа от национального суверенитета, фарисейские разглагольствования об «общности» угнетающих и угнетённых классов и наций призваны прикрыть, припрятать непримиримые и всё более обостряющиеся противоречия умирающего капитализма и облегчить путь американскому империализму к мировому господству.
Вслед за откровенными идеологами империализма метафизическую теорию отрицания внутренних противоречий используют реформисты — эти агенты буржуазии в рабочем движении, имеющие уже немалый стаж борьбы против марксистской диалектики. Ещё Бернштейн называл «философию развития из противоположностей и в противоположностях» «самым роковым пунктом» учения Маркса и Энгельса. Эта связь между метафизическим отрицанием диалектических противоположностей в явлениях и процессах и оппортунистической политикой классового мира не случайна: метафизические представления о явлениях как мёртвом тождестве, исключающем всякие противоречия, и соответственно этому отрицание глубочайших классовых противоречий и борьбы классов как движущей силы развития капиталистического общества есть одни из важнейших теоретических корней оппортунизма и реформизма.
Марксу и Энгельсу, Ленину и Сталину пришлось на протяжении всей истории рабочего движения вести борьбу против своры предателей пролетариата, разномастных реформистов и оппортунистов, сознательно замазывавших противоречия общественной жизни, непримиримость интересов пролетариата и буржуазии.
И на современном этапе так называемые «правые социалисты» прибегают ко всякого рода софизмам, чтобы обмануть рабочий класс и привязать его к колеснице американо-английского империализма.
Точка зрения абстрактного мёртвого тождества предметов. отрицание внутренних противоречий в предметах и явлениях есть основа основ метафизического метода, главный источник метафизического извращения сущности развития. Отсюда, из этого источника, вытекают все остальные принципы метафизики. Если предметы равны самим себе и не содержат в себе никаких противоречий, то тем самым они. превращаются в предметы безжизненные, лишённые всяких внутренних стимулов развития. Следовательно, материя сама по себе пассивна и нуждается в том, чтобы какая-то посторонняя сила сделала её способной к движению. Стало быть, движение, развитие неизбежно понимается как движение готовых, раз навсегда данных тел, т. е. как движение, в процессе которого не может возникнуть новое. Значит, движение есть лишь чисто количественное изменение, не приводящее к скачкам, к качественному изменению предметов.
Гегель правильно считал вопрос о противоречиях тем пунктом, который отличает всякую плохую философию от того, что единственно заслуживает названия философии. Называя метафизическое определение предмета определением «мертвенного бытия», Гегель вместо абстрактного метафизического принципа тождества предметов выдвинул принцип противоречий, который он считал более глубоким и более существенным. Противоречие, согласно Гегелю, «есть корень всякого движения и жизненности; лишь поскольку нечто имеет в самом себе противоречие, оно движется, обладает импульсом и деятельностью»[5].
Но насколько верно называть вопрос о противоречиях пробным камнем всякой теории, показывает пример того же Гегеля. Гегель не мог научно развить этот диалектический принцип, так как из последовательного развития этого принципа вытекают слишком острые политические выводы. Поэтому Гегель всячески заглушал революционную сущность диалектического учения о противоречиях, превращая «алгебру революции» в средство метафизического примирения и «опосредствования» противоположностей.
Только марксистская диалектика, опираясь на достижения науки и на опыт классовой борьбы пролетариата, дала стройное и проверенное историей, глубоко прогрессивное и революционное учение о противоречиях как источнике развития.



[1] В. И. Ленин, Философские тетради, 1947, стр. 327.
[2] В. И. Ленин, Философские тетради, 1947, стр. 194.
[3] В. И. Ленин, Философские тетради, 1947, стр. 327–328.
[4] См. Ф. Энгельс, Анти-Дюринг, 1950, стр. 112.
[5] Гегель, Соч., т. V, 1937, стр. 520.

Вернуться к оглавлению.

Комментариев нет: