понедельник, 7 декабря 2015 г.

Маркс, Энгельс, Ленин и Сталин о диалектике.

Вожди рабочего класса Маркс, Энгельс, Ленин, Сталин неоднократно подчёркивали в своих произведениях значение диалектического метода как важнейшей составной части диалектического и исторического материализма.

В 1886 г. в произведении «Людвиг Фейербах и конец классической немецкой философии» Энгельс, характеризуя значение марксистской диалектики в борьбе за новый мир, писал, что материалистическая диалектика «является нашим лучшим орудием труда и нашим острейшим оружием»[1].
В другом месте Энгельс указывает, что в основе всего переворота, совершённого Марксом в области политической экономии, лежит выработанный им диалектический метод: «Выработку метода, который лежит в основе марксовой критики политической экономии, мы считаем результатом, который по своему значению едва ли уступает материалистическому основному воззрению»[2].
Когда неокантианец Ланге выразил своё презрение к диалектике и вместе с тем удивился тому обстоятельству, что Маркс чрезвычайно свободно ориентируется в эмпирическом материале, Маркс иронически заметил: «Ланге пренаивно говорит, что в эмпирическом материале я «двигаюсь на редкость свободно». Ему и в голову не приходит, что это «свободное движение в материале» есть не что иное, как парафраз известного метода изучения материала, — именно, диалектического метода...»[3].
Какое значение имела марксистская диалектика для создания теории научного коммунизма, для руководства партией рабочего класса, для выработки тактики пролетариата, для развития науки, показал Ленин в своей статье «Переписка Маркса с Энгельсом».
«Если попытаться одним словом определить, так сказать, фокус всей переписки, — писал Ленин, — тот центральный пункт, к которому сходится вся сеть высказываемых и обсуждаемых идей, то это слово будет диалектика. Применение материалистической диалектики к переработке всей политической экономии, с основания ее, — к истории, к естествознанию, к философии, к политике и тактике рабочего класса, — вот что более всего интересует Маркса и Энгельса, вот в чем они вносят наиболее существенное и наиболее новое, вот в чем их гениальный шаг вперед в истории революционной мысли»[4].
Едва ли можно более сильно выразить то, что означала марксистская диалектика для всей деятельности Маркса и Энгельса.
Ленин называл диалектику душой марксизма. Критикуя меньшевиков, он говорил: «Они все называют себя марксистами, но понимают марксизм до невозможной степени педантски. Решающего в марксизме они совершенно не поняли: именно, его революционной диалектики»[5].
В своих трудах Ленин уделял большое место вопросам диалектики. Такие произведения Ленина, как «Что такое «друзья народа» и как они воюют против социал-демократов?», «Что делать?», «Две тактики социал-демократии в демократической революции», «Материализм и эмпириокритицизм» и другие, являются ярким образцом применения диалектического метода к самым различным вопросам теории и практики, образцом его дальнейшего развития.
В период первой мировой войны Ленин особенно интересуется вопросами диалектики. Он внимательно изучает древнегреческую философию, «Науку логики» Гегеля, делает многочисленные выписки из различных философских трудов, материалистически перерабатывает идеалистическую диалектику, развивает марксистскую материалистическую диалектику. «Философские тетради», в которых собраны результаты работы Ленина над философией в этот период, имеют огромное теоретическое значение для понимания ряда важнейших вопросов диалектики.
Чем объясняется тот факт, что, когда вспыхнула первая мировая война, Ленин специально берётся за изучение и разработку диалектики? Это объясняется тем, что каждый свой шаг, каждую свою мысль Ленин подчинял революционной практике, задаче революционной перестройки жизни. Вся теоретическая работа Ленина всегда была связана с коренными и текущими потребностями борьбы трудящихся масс. Этой борьбе Ленин отдавал себя без остатка.
Так было в годы первой мировой войны.
Новые исторические условия потребовали изменения тактики рабочего класса и его партии, новых форм борьбы пролетариата против буржуазии. Ленин разрешает все вопросы, поставленные в этот период, при помощи мастерского применения материалистической диалектики.
Если мы сравним общефилософские положения, сформулированные Лениным в «Философских тетрадях», с его работами, посвящёнными анализу сущности империализма, характера первой мировой войны, тактики рабочего класса и т. д., то увидим, что между ними существует теснейшая связь: тысячи живых нитей связывают ленинскую диалектику с политикой и тактикой большевистской партии, с борьбой против субъективизма, софистики и эклектики западноевропейских оппортунистов II Интернационала и русских меньшевиков. Оценку, данную Лениным переписке Маркса с Энгельсом, можно с полным правом отнести и к трудам самого Ленина в этот период. В этих трудах центральным пунктом, к которому сходится «вся сеть высказываемых и обсуждаемых идей», является диалектика, применение Лениным революционной диалектики к всестороннему анализу новой эпохи — эпохи империализма и пролетарских революций.
Не меньшее место занимает марксистская диалектика и в работах товарища Сталина.
Ещё в 1906–1907 гг. товарищ Сталин написал работу «Анархизм или социализм?», в которой ярко вскрыл органическую связь между марксистской философией и пролетарским социализмом Маркса, дал глубокое изложение сущности марксистского диалектического метода, показал его значение для науки, для революционной деятельности партии пролетариата.
«История науки показывает, — писал товарищ Сталин в этой работе, — что диалектический метод является подлинно научным методом: начиная с астрономии и кончая социологией — везде находит подтверждение та мысль, что в мире нет ничего вечного, что все изменяется, всё развивается. Следовательно, всё в природе должно рассматриваться с точки зрения движения, развития. А это означает, что дух диалектики пронизывает всю современную науку»[6].
Как и Ленин, товарищ Сталин является величайшим мастером революционной диалектики. Он бичует оппортунистов и других врагов марксизма в рабочем движении, показывая, что теоретической основой их оппортунизма является измена диалектике, догматизм.
«Беда наших уклонистов, — говорил товарищ Сталин на XVI съезде партии, — состоит в том, что они не понимают и не хотят понять марксовой диалектики»[7].
Говоря о диалектике, товарищ Сталин показывает, что распространение положений диалектического метода на изучение общественной жизни, применение их к истории общества, к практической деятельности партии пролетариата имеет громадное значение. Указывая, что жизнь постоянно идёт вперёд и приносит с собой новые данные, новый опыт, товарищ Сталин следующим образом определяет значение марксистского метода для обобщения этого нового опыта, для развития марксизма как науки:
«Что такое марксизм? Марксизм есть наука. Может ли сохраниться и развиваться марксизм как наука, если он не будет обогащаться новым опытом классовой борьбы пролетариата, если он не будет переваривать этот опыт с точки зрения марксизма, под углом зрения марксистского метода? Ясно, что не может»[8].
В работе «О диалектическом и историческом материализме» товарищ Сталин в строгих и отчеканенных положениях дал классическую формулировку основных черт диалектического метода, показал его значение для изучения природы и общества, для борьбы за социализм.
Великие вожди русского и всего международного пролетариата Ленин и Сталин не только высоко оценивали значение диалектики, созданной Марксом и Энгельсом. Они творчески развили марксистскую диалектику, подняли её на новую, высшую ступень.
Ленин и Сталин учат, что нет худшего врага марксистской теории, чем догматизм, талмудизм, непонимание того, что марксизм и его философия есть развивающееся учение. В своей работе «Марксизм и вопросы языкознания» товарищ Сталин снова и снова возвращается к этому вопросу и показывает, что между марксизмом и догматизмом лежит непроходимая пропасть. Творчески обобщая опыт борьбы рабочих партий в новых условиях эпохи империализма и пролетарских революций, опыт строительства социализма в нашей стране, Ленин и Сталин ещё острее отточили оружие диалектики, конкретизировали и обогатили её.



[1] К. Маркс и Ф. Энгельс, Избранные произведения, т. II, 1948, стр. 367.
[2] К. Маркс и Ф. Энгельс, Избранные произведения, т. I, 1948, стр. 332.
[3] К Маркс и Ф. Энгельс, Избранные письма, 1947, стр. 239.
[4] В. И. Ленин, Соч., т. 19, изд. 4, стр. 503.
[5] В. И. Ленин. Соч., т. 33, изд. 4. стр. 436.
[6] И. В. Сталин. Соч., т. 1, стр. 301.
[7] И. В. Сталин, Соч., т. 12, стр. 370.
[8] И. В. Сталин, Соч., т. 9, стр. 99.

Комментариев нет: