понедельник, 7 ноября 2016 г.

1. Функция подавления эксплуататоров в первой фазе развития социалистического государства.

Мы рассмотрели вопрос о политической форме и государственном строе Советского социалистического государства. Теперь необходимо проанализировать содержание деятельности Советского государства, его функции.
В условиях победившего социализма, т. е. во второй фазе своего развития, Советское государство, как показал товарищ Сталин, обладает тремя основными функциями: во-первых, функцией охраны социалистической собственности; во-вторых, функцией обороны социалистического общества от нападений извне; в-третьих, функцией хозяйственно-организаторской и культурно-воспитательной работы.
В отличие от функций обороны страны и хозяйственно-организаторской и культурно-воспитательной, присущих социалистическому государству с момента его возникновения, функция охраны социалистической собственности как самостоятельная функция родилась с построением фундамента социалистической экономики. Чтобы лучше понять новую функцию социалистического государства — функцию охраны общественной собственности, её природу и особенности её возникновения, остановимся на функции подавления эксплуататоров, как она действовала в первой фазе развития Советского социалистического государства.


1. Функция подавления эксплуататоров в первой фазе развития социалистического государства.

Советское социалистическое государство в первой фазе своего развития решало задачи подавления сопротивления свергнутых классов внутри страны, восстановления промышленности и сельского хозяйства, подготавливало условия для ликвидации капиталистических элементов. Советское государство, учат Ленин и Сталин, могло решать хозяйственные задачи, могло служить рычагом преобразования старой экономики и создания новой, социалистической экономики, только подавляя долгое, упорное, отчаянное сопротивление эксплуататоров, сохранявших в течение ряда лет фактические преимущества перед эксплуатируемыми.
Сила свергнутой буржуазии состоит: а) в силе международного капитала, в международных связях буржуазии. Опыт социалистической революции в России, опыт социалистических преобразований в странах народной демократии Европы свидетельствует о том, что международная империалистическая реакция всегда приходит на помощь буржуазии, потерпевшей поражение от рабочего класса своей страны; б) в силе мелкотоварного производства, которое порождает капитализм, как говорит Ленин, ежедневно, ежечасно, стихийно и в массовом масштабе; в) в материальных ценностях и орудиях труда, которые частично ещё остаются в руках свергнутой буржуазии на сравнительно длительный срок после перехода власти в руки пролетариата (особенно деньги, запасы товаров, орудия труда кулаков и мелких промышленников и т. д.); г) в более высокой, чем у пролетариата, грамотности буржуазии — грамотности общей и технической, в знании приёмов управления и организации производства, торговли и т. п.; д) в близости к высшему техническому персоналу, в связях со старой интеллигенцией, прежде всего технической. Используя эти связи, буржуазия толкает значительную часть старой интеллигенции на путь саботажа, вредительства и т. п.
«Переход от капитализма к коммунизму, — говорит Ленин, — есть целая историческая эпоха. Пока она не закончилась, у эксплуататоров неизбежно остаётся надежда на реставрацию, а эта надежда превращается в попытки реставрации. И после первого серьёзного поражения, свергнутые эксплуататоры, которые не ожидали своего свержения, не верили в него, не допускали мысли о нём, с удесятерённой энергией, с бешеной страстью, с ненавистью, возросшей во сто крат, бросаются в бой за возвращение отнятого «рая», за их семьи, которые жили так сладко и которые теперь «простонародная сволочь» осуждает на разорение и нищету (или на «простой» труд...). А за эксплуататорами — капиталистами тянется широкая масса мелкой буржуазии, про которую десятки лет исторического опыта всех стран свидетельствуют, что она шатается и колеблется, сегодня идёт за пролетариатом, завтра пугается трудностей переворота, впадает в панику от первого поражения или полупоражения рабочих, нервничает, мечется, хныкает, перебегает из лагеря в лагерь...»[1].
В силу указанных обстоятельств классовая борьба в переходный от капитализма к социализму период обостряется и принимает новые формы. Контрреволюционная буржуазия организует саботаж, заговоры и мятежи против социалистического государства, гражданскую войну, когда для этого хватает у неё сил, вредительство, диверсии и шпионаж и т. д. и т. п. Борьба с свергнутыми эксплуататорскими классами развёртывается по всем линиям.
Трудности подавления сопротивления эксплуататоров усугубляются тем, что многочисленная прослойка мелкой буржуазии (крестьянство) колеблется между пролетариатом и буржуазией. За влияние на мелкобуржуазные трудящиеся массы идёт борьба между рабочим классом и буржуазией накануне и в ходе социалистической революции и в переходный период от капитализма к социализму. Нельзя подавить сопротивление буржуазии, не отрывая от неё окончательно непролетарские слои трудящихся, не завоёвывая их под влияние рабочего класса.
В конспекте брошюры «О диктатуре пролетариата» Ленин говорил о пяти главнейших задачах и соответственно о пяти формах классовой борьбы в переходный от капитализма к социализму период:
Во-первых, подавление сопротивления буржуазии и прежде всего ликвидация контрреволюционных заговоров и мятежей и пресечение саботажа.
Во-вторых, гражданская война, которая в силу международных связей буржуазии неизбежно переплетается с борьбой против иностранной империалистической интервенции.
В-третьих, «нейтрализация мелкой буржуазии, особенно крестьянства». Ленин под нейтрализацией разумел предотвращение колебаний крестьянства в сторону буржуазии. Это означало не дать буржуазии использовать колебания середняка против рабочего класса. Укрепив Советскую власть, рабочий класс перешёл к политике тесного союза с трудящимся крестьянством, имея в виду следующую цель: союз рабочего класса с трудящимся крестьянством должен быть направлен против буржуазии, руководящая роль в нём должна принадлежать рабочему классу в интересах полной победы над эксплуататорами и построения социализма.
В-четвёртых, «использование» буржуазии, принуждение буржуазных специалистов служить пролетарскому, социалистическому государству.
В-пятых, «воспитание новой дисциплины», выработка коммунистического отношения к труду.
На разных этапах революции, в переходный от капитализма к социализму период, на первый план выдвигаются те или другие из этих форм. Так, в 1917–1918 гг. особое значение имело преодоление саботажа, ликвидация контрреволюционных заговоров и мятежей; в 1918–1920 гг. на первый план выдвинулась гражданская война, вооружённая борьба с белогвардейцами и интервентами.
Видоизменялась и каждая из этих форм классовой борьбы. От контрреволюционного саботажа и мятежей, имевших место в первые дни революции, буржуазия в годы нэп и особенно в годы индустриализации страны и коллективизации крестьянских хозяйств перешла к вредительству, диверсиям и т. д. После того как кулачество было разгромлено в открытой борьбе, оно перешло к подрывной деятельности «тихой сапой». Это потребовало изменения методов борьбы с ними. «Нейтрализация» среднего крестьянства, проводившаяся до весны 1919 г., с VIII съезда РКП(б) уступила место политике прочного союза с середняком. Задача использования старых специалистов пополнилась задачей создания новых кадров интеллигенции из рабочих и крестьян.
Две коренные особенности характеризовали классовую борьбу в СССР в переходный от капитализма к социализму период.
Во-первых, неразрывная связь борьбы с оппортунизмом внутри коммунистической партии с процессами классовой борьбы, протекавшими в стране. В резолюции X съезда РКП(б), написанной Лениным, говорилось о своеобразии тактических приёмов врагов Советской власти после разгрома белогвардейцев и интервентов. «Эти враги, убедившись в безнадёжности контрреволюции под открыто белогвардейским флагом, напрягают теперь все усилия, чтобы, используя разногласия внутри РКП, двинуть контрреволюцию так или иначе путём передачи власти политическим группировкам, наиболее близким по внешности к признанию Советской власти»[2]. Но это значило, что борьба с антипартийными группировками, на которые делали основную ставку капиталистические элементы внутри страны и силы империалистической буржуазии за рубежом, являлась составной частью классовой борьбы рабочего класса против буржуазии. Во главе всех антиленинских группировок внутри партии стояли замаскировавшиеся враги народа, и разгром этих группировок являлся необходимым условием подавления капиталистических элементов и их ликвидации.
Во-вторых, классовая борьба в СССР в переходный от капитализма к социализму период была неразрывно связана с классовой борьбой в капиталистических странах. Иностранная империалистическая буржуазия поддерживала эксплуататорские классы нашей страны путём вооружённой интервенции, экономической блокады и дипломатического нажима, организации диверсий, вредительства и т. д. В существовании и упрочении социалистического Советского Союза она видела величайшую угрозу своему существованию и поэтому стремилась и стремится подорвать мощь СССР, ослабить его влияние на ход мировых событий. Это значило, что на ход классовой борьбы в СССР всё время оказывал влияние факт капиталистического окружения, а удары, наносимые по капиталистическим элементам в СССР, были в то же самое время ударами по международной буржуазии. Таким образом, Советскому Союзу всё время приходилось и приходится иметь дело с внешним фронтом классовой борьбы. С другой стороны, рабочий класс капиталистических стран, поддерживая рабочий класс в СССР и первое в мире социалистическое государство, в успехах СССР черпал уверенность в своей способности успешно бороться с империализмом. Это значило, что классовая борьба в СССР находила своё продолжение в классовой борьбе за рубежом, и наоборот.
Так обстояло дело с формами и важнейшими особенностями классовой борьбы в СССР в переходный от капитализма к социализму период.
Что же касается направлений, или, лучше сказать, фронтов, классовой борьбы в переходный период (имея в виду взаимоотношения основных классов СССР — пролетариата и крестьянства и шире — города и деревни), то, как указывал И. В. Сталин, до ликвидации эксплуататорских классов и переделки крестьянства их было три:
«а) фронт борьбы между пролетариатом в целом (в лице государства) и крестьянством по линии установления предельных цен на фабрикаты и сельскохозяйственные продукты, по линии нормализации налогового дела и т. д.;
б) фронт борьбы между пролетариатом в целом (в лице государства) и кулачеством по линии ликвидации спекулянтских цен на сельскохозяйственные продукты, по линии переложения основной тяжести налогового бремени на кулаков и т. п.;
в) фронт борьбы между деревенской беднотой, прежде всего батраками, и кулачеством»[3].
Товарищ Сталин дал исчерпывающий анализ всех этих трёх фронтов классовой борьбы в СССР. Говоря о первом фронте, он показал, что рабочих и трудящихся крестьян объединяет общность интересов по вопросам коренным, выражающим их общую кровную заинтересованность в уничтожении эксплуататорских классов и эксплуатации, в торжестве социалистического пути развития народного хозяйства.
Между рабочими и крестьянами в переходный от капитализма к социализму период имелись противоречия по вопросам не коренным, по вопросам текущим, и борьба шла на основе этих противоречий внутри союза рабочего класса с крестьянством, причём эта борьба по своему удельному весу и в то время покрывалась общностью интересов обоих этих классов. Советская власть имеет все необходимые средства и пути для разрешения этих противоречий в рамках союза рабочих и крестьян в интересах обоих союзников. Эти пути и средства коммунистическая партия и Советская власть полностью использовали для укрепления союза рабочего класса и крестьянства, для укрепления диктатуры пролетариата, для победы социализма.
Что касается второго и третьего фронтов классовой борьбы, то в деревне, как показал товарищ Сталин, речь шла о подавлении сопротивления кулачества всеми имеющимися в распоряжении Советского государства средствами, об организации бедноты и батрачества для борьбы с кулачеством.
Из всего сказанного о новой расстановке классовых сил в переходный период, об обострении классовой борьбы и её новых формах со всей очевидностью выступает важность диктатуры пролетариата как орудия подавления сопротивления эксплуататоров.
«Диктатура пролетариата, — говорил Ленин, — есть самая беззаветная и самая беспощадная война нового класса против более могущественного врага, против буржуазии, сопротивление которой удесятерено её свержением...»[4].
Вооружённые силы революции, карательные органы социалистического государства и его разведка прежде всего используются для подавления сопротивления эксплуататоров.
Могучим оружием в руках рабочего класса для разгрома белогвардейцев, для ликвидации контрреволюционных мятежей и предотвращения их служила Советская Армия.
Как только российская буржуазия на другой же день после победы социалистической революции стала организовывать контрреволюционные заговоры и саботаж, советским правительством была создана Всероссийская Чрезвычайная Комиссия по борьбе с контрреволюцией и саботажем (ВЧК). Главной задачей ВЧК в момент её создания было пресечение и ликвидация всех контрреволюционных и саботажнических действий по всей России, от кого бы они ни исходили. ВЧК (в 1922 г. преобразованная в ОГПУ) играла важнейшую роль в вылавливании шпионов и диверсантов, засылаемых буржуазными разведками в нашу страну. Товарищ Сталин так определил роль ВЧК — ГПУ:
«ГПУ или ЧК есть карательный орган Советской власти. Этот орган более или менее аналогичен Комитету общественной безопасности, созданному во время великой французской революции. Он карает главным образом шпионов, заговорщиков, террористов, бандитов, спекулянтов, фальшивомонетчиков. Он представляет нечто вроде военно-политического трибунала, созданного для ограждения интересов революции от покушений со стороны контрреволюционных буржуа и их агентов»[5].
Революционные трибуналы, а также советские народные суды, тесно связанные с трудящимися и руководствующиеся новой, революционной законностью, складывающейся в ходе революции, наряду с органами советской разведки и армией являлись мощным средством в руках рабочего класса для подавления сопротивления буржуазии, помещиков, кулачества.
Разумеется, все указанные орудия власти, посредством которых осуществлялась функция подавления сопротивления эксплуататоров, одновременно были направлены и во вне, для обслуживания функции защиты социалистического государства от нападения со стороны внешних врагов. Классовая борьба внутри страны необходимо смыкалась с классовой борьбой, развёртывавшейся в капиталистических странах, и орудия государственной власти, диктатуры пролетариата были направлены как против «своей», так и против «чужой» буржуазии.
Подавление сопротивления буржуазии и эксплуататоров вообще — одно из условий для организации социалистического управления страной, для приобщения к управлению государством всех трудящихся, для нормализации хозяйственной жизни и строительства социалистической экономики. Эксплуататорские классы прилагают отчаянные усилия, чтобы помешать созданию нового аппарата управления и нормализации хозяйственной жизни. Их прямыми союзниками при этом являются анархия и неорганизованность, воровство, спекуляция и мародёрство. Имея в виду эту сторону дела, Ленин не раз говорил, что капиталист и жулик — это две стороны одной медали.
Диктатура пролетариата, говорил Ленин, при переходе от капитализма к социализму необходима прежде всего по двум главным причинам. Во-первых, нельзя победить и искоренить капитализм без подавления сопротивления эксплуататоров. Во-вторых, «все элементы разложения старого общества, неизбежно весьма многочисленные, связанные преимущественно с мелкой буржуазией (ибо её всякая война и всякий кризис разоряет и губит прежде всего), не могут не «показать себя» при таком глубоком перевороте. А «показать себя» элементы разложения не могут иначе, как увеличением преступлений, хулиганства, подкупа, спекуляций, безобразий всякого рода. Чтобы сладить с этим, нужно время и нужна железная рука.
Не было ни одной великой революции в истории, когда бы народ инстинктивно не чувствовал этого и не проявлял спасительной твёрдости, расстреливая воров на месте преступления»[6].
Буржуазия использует мелкобуржуазную стихию и борется против Советской власти двояко, разъяснял Ленин. С одной стороны, она действует извне — заговорами, восстаниями, организуемыми как свергнутой буржуазией, так и её зарубежными покровителями, действует «идеологическим» контрреволюционным походом против Советской власти — потоком лжи и клеветы. С другой стороны, буржуазия использует мелкобуржуазную стихию для подрыва Советской власти изнутри, использует всякий элемент разложения, распущенности, недисциплинированности, слабости людей для усиления дезорганизации и хаоса.
«Чем ближе мы подходим к полному военному подавлению буржуазии, тем опаснее становится для нас стихия мелкобуржуазной анархичности, — указывал Ленин в работе «Очередные задачи Советской власти». — И борьбу с этой стихией нельзя вести только пропагандой и агитацией, только организацией соревнования, только отбором организаторов, — борьбу надо вести и принуждением.
По мере того, как основной задачей власти становится не военное подавление, а управление, — типичным проявлением подавления и принуждения будет становиться не расстрел на месте, а суд»[7].
Великую заслугу Октябрьской социалистической революции Ленин видел в том, что она вместе со всем старым аппаратом государственной власти смела до основания старый суд. На месте буржуазно-помещичьего суда социалистическая революция создала новый, народный советский суд, построенный на принципе участия трудящихся классов в управлении государством. Определяя задачи советского суда на весь переходный от капитализма к социализму период, Ленин говорил, что новый суд нужен «для борьбы против эксплуататоров, пытающихся восстановить своё господство или отстаивать свои привилегии, или тайком протащить, обманом заполучить ту или иную частичку этих привилегий». Кроме того, на суды ложится другая, «ещё более важная задача. Это — задача обеспечить строжайшее проведение дисциплины и самодисциплины трудящихся. Мы были бы смешными утопистами, если бы воображали себе, что подобная задача осуществима на другой день после падения власти буржуазии, т. е. в первой стадии перехода от капитализма к социализму, или — без принуждения. Без принуждения такая задача совершенно не выполнима. Нам нужно государство, нам нужно принуждение. Органом пролетарского государства, осуществляющего такое принуждение, должны быть советские суды»[8].
Советский суд и прокуратура действуют на основе революционной законности в правовых нормах, оформивших и закрепивших принципы и задачи диктатуры пролетариата.
После победоносного окончания гражданской войны и разгрома иностранной интервенции советский народ приступил к мирному социалистическому строительству. Строительство социализма трудящиеся осуществляют под руководством большевистской партии и Советской власти на основе новой экономической политики. Как известно, новая экономическая политика была рассчитана на упрочение союза рабочего класса с трудящимся крестьянством, на восстановление промышленности и сельского хозяйства, на победу социализма в СССР. Замена продразвёрстки продналогом (1921) позволяла крестьянам накопить значительные излишки хлеба и других продуктов, остававшихся у них сверх уплачиваемой суммы налога. Эти излишки поступали в полное распоряжение крестьян, которым предоставлялась возможность реализовать их на рынке, в связи с чем была введена свобода торговли. Ленин разъяснял при введении нэп, что свобода торговли приведёт к некоторому оживлению капитализма в стране. Придётся, указывал он, допустить частную торговлю и разрешить промышленникам открывать мелкие предприятия. Придётся допустить аренду земли и наём рабочей силы кулаками. Ленин указывал, что всего этого не надо бояться, поскольку командные высоты в экономике страны и вся полнота политической власти остаются в руках Советского государства, что обеспечивает возможность ограничения капиталистических элементов и их вытеснение в ходе борьбы социалистических элементов с капиталистическими. «Ленин считал, — пишет товарищ Сталин, — что некоторая свобода товарооборота создаст хозяйственную заинтересованность у крестьянина, повысит производительность его труда и приведёт к быстрому подъёму сельского хозяйства, что на этой основе будет восстанавливаться государственная промышленность и вытесняться частный капитал, что, накопив силы и средства, можно создать мощную индустрию — экономическую основу социализма, и затем перейти в решительное наступление, чтобы уничтожить остатки капитализма в стране»[9].
Но это значит, что нэп предполагала не только допущение существования капиталистических элементов, но и ограничение и вытеснение их в ходе социалистического строительства. Эта политика означала борьбу социалистических элементов с капиталистическими, — борьбу, рассчитанную на победу социалистических элементов над капиталистическими.
Революционная законность в годы новой экономической политики призвана была обеспечить использование этой политики в интересах рабочего класса, в интересах строительства социализма. Это значило, что революционная законность, во-первых, была направлена против остатков политики военного коммунизма и попыток возрождения политики военного коммунизма, проводившейся в годы гражданской войны. Возрождение политики военного коммунизма несло величайшую угрозу союзу рабочего класса с крестьянством, а следовательно — делу строительства социализма в СССР. Известно, что троцкисты и другие враги коммунистической партии и народа, рассматривавшие нэп как отступление и только отступление, упорно толкали партию в период введения этой политики на сохранение и усиление режима военного коммунизма. Только разоблачение этих господ и строгое соблюдение революционной законности в новых условиях обеспечивало использование нэп для строительства социализма.
Во-вторых, революционная законность в годы нэп призвана была обеспечить строгое соблюдение капиталистическими элементами законов социалистического государства, ограничивающих эксплуататорские стремления капиталистических элементов города и деревни.
Советское государство контролировало размеры нетрудовых доходов и сурово карало за сокрытие источников и размеров доходов, следило за тем, чтобы нэпманы и кулаки точно и своевременно вносили налог и неуклонно выполняли все законы Советской власти. Социалистическое государство с помощью советской общественности, прежде всего профсоюзов, следило за тем, чтобы советское трудовое законодательство, ограждающее права трудящихся, неукоснительно соблюдалось на частнокапиталистических предприятиях.
Основные задачи революционной законности в начальный период нэп чеканно выражены товарищем Сталиным в его докладе об итогах первой пятилетки. «Революционная законность первого периода нэпа, — говорил товарищ Сталин, — обращалась своим остриём главным образом против крайностей военного коммунизма, против «незаконных» конфискаций и поборов. Она гарантировала частному хозяину, единоличнику, капиталисту сохранность их имущества при условии строжайшего соблюдения ими советских законов»[10].
Сила советской революционной законности состоит в том, что она создаётся в результате творческой инициативы народных масс и сознательно поддерживается и осуществляется народными массами. Трудящиеся не только через Советское государство, через массовые общественные организации, но и непосредственно, снизу контролируют осуществление советских законов, соблюдение норм революционной законности. Ленин в работе «Очередные задачи Советской власти» указывает, что революционные массы сами вступили 7 ноября 1917 г. на верный путь, начав устраивать свои рабочие и крестьянские суды ещё до всяких декретов о роспуске буржуазно-бюрократического судебного аппарата, руководствуясь революционным самосознанием и глубоким убеждением, что высшим выражением закона и воли народа является народная революция. Революционные массы активно участвовали в создании всех органов революционной власти и стояли на страже революционных законов. Суды, разведка и другие органы Советской власти, осуществляющие функцию подавления эксплуататоров, в своей работе постоянно опирались на поддержку рабочих и крестьян. Советское государство организовало борьбу рабочего класса и трудового крестьянства против капиталистических элементов, против кулачества, в силу чего меры, предпринимавшиеся по отношению к эксплуататорам, осуществлял весь государственно организованный рабочий класс Советской страны, ведущий за собой крестьянство.
Это можно показать на примере преодоления трудностей хлебозаготовительной кампании 1927 и 1928 гг. Классовая природа этих трудностей состояла в том, что кулацкие и зажиточные элементы деревни накопляли хлебные излишки и не продавали их Советскому государству, а удерживали их в ожидании высоких цен в целях своего обогащения, в целях своего хозяйственного и политического усиления. Товарищ Сталин в 1928 г. говорил по этому поводу: «Заготовительный кризис выражает собой первое, в условиях нэпа, серьёзное выступление капиталистических элементов деревни против Советской власти по одному из важнейших вопросов нашего строительства, по вопросу о хлебозаготовках.
Вот в чём состоит, товарищи, классовая подоплёка заготовительного кризиса по хлебу»[11].
Для ликвидации заготовительного кризиса и обуздания спекулянтских аппетитов кулачества большевистская партия и Советская власть по указанию и под руководством товарища Сталина провели ряд важных практических мероприятий, в том числе и некоторые чрезвычайные мероприятия. К числу этих последних относится применение принятой ЦИК СССР в 1926 г. 107 статьи закона против спекуляции.
Коммунистическая партия и Советская власть организовали крестьянскую бедноту и середняцкие слои деревни против кулачества, в ходе борьбы с кулачеством просветили их политически, что явилось одним из важнейших условий, подготовивших поворот основной массы среднего крестьянства к колхозам, к социализму, — поворот, который произошёл осенью 1929 г. Поддержка беднотой и середнячеством мероприятий Советской власти, направленных против кулачества, позволила изъять хлебные излишки у кулаков и помешала последним использовать эти излишки для своего хозяйственного и политического усиления.
Меры, принятые Советской властью против кулаков в 1927–1928 гг., в том числе и чрезвычайные, укладывались в рамки революционной законности первого периода нэп. Правые реставраторы капитализма Бухарин, Рыков и К° вопили тогда об «отмене» нэп, спекулируя при этом на отдельных случаях перегибов при проведении политики Советской власти, на случаях нарушения революционной законности. Большевистская партия под руководством товарища Сталина сразу же разоблачила кулацких агентов. Было бы глупо говорить (на основании применения 107 статьи — ДЧ.) об «отмене» нэпа, о «возврате» к продразвёрстке и т. д. заявил товарищ Сталин в докладе о работах апрельского пленума ЦК и ЦКК ВКП(б) в 1928 г. «Об отмене нэпа могут теперь помышлять лишь враги Советской власти. Никому так не выгодна теперь новая экономическая политика, как Советской власти. Но есть люди, которые думают, что нэп означает не усиление борьбы с капиталистическими элементами, в том числе и с кулачеством, на предмет их преодоления, а прекращение борьбы с кулачеством и другими капиталистическими элементами. Нечего и говорить, что такие люди не имеют ничего общего с ленинизмом, ибо таким людям нет места и не может быть места в нашей партии»[12].
В своём выступлении на апрельском пленуме ЦК и ЦКК ВКП(б) 1929 г. товарищ Сталин обстоятельно показал, что правооппортунистические реставраторы капитализма, как, впрочем, и троцкисты, рассматривали нэп как «полную свободу» частной торговли, как свободную игру цен на рынке. В действительности нэп, указывал товарищ Сталин, есть «свобода частной торговли в известных пределах, в известных рамках, при обеспечении регулирующей роли государства на рынке»[13].
Товарищ Сталин заклеймил правых оппортунистов (стоявших в принципе против всякого применения чрезвычайных мер в отношении кулачества) как буржуазных либералов, как агентов кулачества, реставраторов капитализма. Что же касается их политической спекуляции на отдельных извращениях политики партии на местах, то товарищ Сталин до конца вскрыл капитулянтский характер установок правых оппортунистов, требовавших ввиду наличия перегибов при проведении правильной политической линии отменить самую эту линию[14].
Борьба рабочего класса за социализм, против капиталистических элементов в переходный от капитализма к социализму период, после военного поражения белогвардейцев и интервентов, развёртывалась по всем направлениям: в экономике, политике и идеологии. Организуя наступление социалистических элементов на позиции капиталистических элементов, Советское государство создавало все условия для того, чтобы преимущества социалистических форм хозяйства проявляли себя с наибольшей полнотой.
Революционная законность в годы нэп призвана была содействовать неуклонному укреплению позиций социалистического сектора в его борьбе с капиталистическим сектором. Советское государство в соответствующих законах закрепило преимущества для предприятий социалистического сектора — государственных и кооперативно — колхозных и провело огромную работу по упорядочению трудовой дисциплины, по повышению производительности труда, по экономии материалов и электроэнергии, сохранности оборудования социалистических предприятий и т. п.
Так функция подавления эксплуататорских классов переплеталась с новой функцией — хозяйственно-организаторской и культурно-воспитательной деятельностью органов Советского государства, назначение которой состояло в развитии ростков социалистического хозяйства и перевоспитании людей в духе социализма.




[1] В. И. Ленин, Соч., т. 28, изд. 4, стр. 233.
[2] «ВКП(б) в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК», ч. I, стр. 365.
[3] И. В. Сталин, Соч., т. 7, стр. 173–174.
[4] В. И. Ленин, Соч., т. 31, изд. 4, стр. 7.
[5] И. В. Сталин, Соч., т. 10, стр. 234–235.
[6] В. И. Ленин, Соч., т. 27, изд. 4, стр. 234–235.
[7] В. И. Ленин, Соч., т. 27, изд. 4, стр. 236.
[8] В. И. Ленин, Соч., т. 27, изд. 4, стр. 191.
[9] «История ВКП(б). Краткий курс» стр. 245.
[10] И. В. Сталин, Соч., т. 13, стр. 210.
[11] И. В. Сталин, Соч., т. 11, стр. 45.
[12] И. В. Сталин, Соч., т. 11, стр. 46–47.
[13] И. В. Сталин, Соч., т. 12, стр. 43.
[14] И. В. Сталин, Соч., т. 12, стр. 91.

Вернуться к оглавлению.

Комментариев нет: