вторник, 22 ноября 2016 г.

Глава I.

Старая гвардия и новые члены партии.

В прошлом году партия отпраздновала 25 лет своего существования. Много воды, вернее крови, утекло за это время. Две войны и три революции пережил рабочий класс с 1898 года, когда состоялся первый съезд нашей партии. Низвергнут царизм. Разбита буржуазия. Создано пролетарское государство. Сотни тысяч бойцов сложили за эти годы свои головы в борьбе за дело рабочего класса. С каждым годом всё меньше и меньше остаётся людей, которые заложили основы партии и вместе с нею и со всем рабочим классом в течение многих лет и десятилетий прошли тяжкий и долгий путь от глухой, беспросветной поры самодержавия до победоносной диктатуры пролетариата, от маленьких подпольных кружков до полумиллионной партии, управляющей громадной страной.
Ряды старых большевиков, строителей нашей партии, редеют. Едва ли найдётся сейчас среди нас десять тысяч «подпольщиков». Ещё пять-десять лет, — и в рядах партии останутся лишь немногие из тех, кто принимал участие в её создании, кто во главе рабочего класса проделал революцию 1905 года, кто в глухие годы реакции не опускал нашего знамени, но настойчиво, упорно, непреклонно готовил рабочих к дальнейшим боям, к низвержению самодержавия и буржуазии, к диктатуре пролетариата.
Ряды старой большевистской гвардии редеют. Неумолимое время вырывает одного старого революционера за другим. А в ночь на 22 января, в ясный зимний вечер, ушёл в вечность и тот, имя которого переживёт века. Перестало биться сердце Ильича. Навсегда закрыл глаза наш любимый, наш дорогой, мудрый старик. Навсегда смолк голос нашего старого вождя…
Но пролетариат не имеет права предаваться унынию. Ленин умер, но его партия живёт. Живёт его учение, его дело, его заветы. Потрясённый кончиной своего вождя, пролетариат откликнулся на его смерть тем, что сто тысяч рабочих вошло в нашу партию. Партия — это самое великое и важное из того, что Ленин завещал пролетариату. И рабочий класс это понял. Ленина нет, поэтому нужно напрячь все силы, чтобы беречь и укреплять созданную им партию — вот мысль, с которой входит сейчас в партию рабочий.
На нас, на всё поколение большевиков призыва 1917 и последующих годов, и в особенности на вступающих ныне в партию сто тысяч рабочих «ленинского призыва», ложится серьёзнейшая и ответственейшая задача. Нам нужно настойчиво, не покладая рук, работать над тем, чтобы большевистская партия оставалась и впредь во все грядущие годы такой же могучей, сплочённой, выдержанной, какой она была эти двадцать пять-тридцать лет под непосредственным руководством Ленина. Мы хотим, — и мы этого добьёмся, — чтобы наша партия и без Ленина ни на мгновение не переставала быть настоящей, «твердокаменной», большевистской, ленинской партией. Вся история партии, весь опыт её четвертьвековой борьбы как бы говорит новичкам: учитесь партийности у старой большевистской гвардии! Перенимайте всё, что есть лучшего у старых революционеров! Сравняйтесь с ними, превзойдите их!
Каждый рабочий, вступающий в партию, должен спросить себя: буду ли я крепким и стойким борцом за коммунизм, за освобождение рабочего класса? Буду ли я беречь, как зеницу ока, нашу партию, укреплять и усиливать её, бороться со всеми, кто попытается колебнуть её единство или ослабить её мощь? Буду ли я хранить и отстаивать заветы ленинизма? И если на эти вопросы последует, без колебаний и сомнений, твёрдый и бесповоротный ответ: да, то партия скажет: становись, товарищ, в одну шеренгу с нами и будем бороться вместе. И пусть в душе каждого вступающего в партию звучат, как приказ, слова Ленина, сказанные им ещё в те годы, когда приходилось бороться за создание партии.
«Надо подготовлять людей, посвящающих революции не одни только свободные вечера, а всю свою жизнь» (Насущные задачи нашего движения. 1900 год).

Члены партии и беспартийные.

Вступая в партию, каждый «новичок» чувствует, что он переходит какую-то грань, какую-то черту. Вчера он был «просто» рабочим такого-то завода или фабрики, беспартийным советским пролетарием. Сегодня он — член коммунистической партии, большевик. Это звание члена партии налагает на него обязанности, которых у него не было раньше.
Разумеется, передовой рабочий, даже в то время, когда он состоял ещё «беспартийным», болел нуждами своего класса и, насколько мог, поддерживал большевистскую партию и помогал ей в её работе, радовался успехам партии и вместе с нею переживал её неудачи.
Но только став членом партии, вчерашний беспартийный начинает сознавать свою прямую и непосредственную обязанность всегда и везде отстаивать классовые интересы пролетариата; только войдя в партию, он начинает сознавать свою прямую и непосредственную ответственность за всё, что делает партия и руководимая ею советская власть.
«Нельзя забывать, — говорил Ленин на 2‑м съезде партии (1903 г.), — что всякий член партии ответственен за партию и партия ответственна за всякого члена».
Вчера беспартийный рабочий в смысле политическом был неорганизованным одиночкой; сегодня он член великой организации — партии большевиков.
Входя в партию, новичок как бы становится другим человеком. С члена партии больше требуется, больше спрашивается, чем с беспартийного. Все рабочие смотрят на него отныне, как на более сознательного, развитого товарища, обязанного руководить рабочей массой.
Коммунист — это очень ответственное слово. Член нашей партии должен гордиться тем, что он состоит в рядах самой передовой, самой сознательной, самой революционной партии. Поистине, нет на земле высшего звания, чем звание коммуниста. Всегда на посту, всегда впереди, всегда в первых рядах — вот что такое коммунист, партийный человек.
Но коммунист, который своё пребывание в партии понимает так, что он стал «начальником» над беспартийным, и на этом основании «зазнаётся», начинает смотреть на беспартийного сверху вниз, свысока, пренебрежительно, такой коммунист есть плохой член партии. Коммунист — это более сознательный рабочий, обязанность которого вести за собою менее сознательных (беспартийных) рабочих, разъяснять им их классовые интересы. Старший товарищ — вот чем должен быть член партии по отношению к беспартийному. От того, что представляет собою каждый член партии в отдельности, зависит значение и характер — всей партии в целом.

Партия.

Но, что такое партия? Самый краткий ответ будет такой:
«Партия наша есть союз сознательных, передовых борцов за освобождение рабочего класса» (Ленин. Социализм и религия. 1905 г.).
Подробнее можно ответить так: партией называется добровольный союз людей, имеющих одинаковые политические убеждения и одинаковым путём борющихся за переустройство общественной жизни сообразно своим взглядам, выражающим интересы определённого класса. Раз известно: число людей с общими политическими взглядами, с одинаковым пониманием общественной жизни решает совместно, сообща бороться за свои убеждения — они объединяются в политическую партию, составляют политический союз, организацию, общество. Таковы, например, партия большевиков, партия меньшевиков, эсеров, кадетская и другие.
«Для того, чтобы масса определённого класса могла научиться понимать свои интересы, своё положение, научиться вести свою политику, именно для этого необходима организация передовых элементов класса немедленно и во что бы то ни стало, хотя бы вначале эти элементы составляли ничтожную долю класса» (Как В. Засулич убивает ликвидаторство. 1913 г.).
«Организация передовых элементов» — это и есть партия. Вот что ещё пишет Ленин о партии:
«Партия есть сумма связанных воедино организаций. Партия есть организация рабочего класса, расчленённая на целую сеть всяческих местных и специальных, центральных и общих организаций».
Партия, как таковая, есть организация, созданная рабочим классом для отстаивания его интересов. Внутри самой себя она разделяется на ряд крупных организаций, крупные — на ряд более мелких. Например, наша, партия (политическая организация пролетариата) расчленяется на несколько десятков губернских организаций. Каждая губернская в свою очередь расчленяется на несколько уездных и районных организаций, последние расчленяются на ещё более мелкие организации (ячейки).
Подойдя к вопросу с несколько другой стороны, мы скажем, что партия есть часть рабочего класса. В неё идут наиболее передовые, сознательные, революционные рабочие. Они видят дальше, чем остальные рабочие, лучше их понимают интересы своего класса. Тем самым партия представляет собой авангард пролетариата, его передовой отряд, идущий впереди класса, и ведущий его за собою.
«Партия — сознательный, передовой слой класса, его авангард.
Сила этого авангарда раз в 10, в 100 раз и более велика, чем его численность.
Возможно ли это? Может сила сотни превышать силу тысячи?
Может и превышает, когда сотня организована.
Организация удесятеряет силы…»
Всё новые и новые силы пролетариата пробуждаются к общественно-политической деятельности. Нам нужно «терпеливо», как говорил Ленин, разъяснять им роль и значение партии, доказывать им необходимость вступления в партию.
«Беспартийность есть идея буржуазная. Партийность есть идея социалистическая» (Социалистическая партия и беспартийная революционность. 1905 г.).
Буржуазия воспитывала в рабочих равнодушие к политической борьбе против партий. Она доказывала рабочим ненужность для них партии, развивала в них предубеждение к партии. Буржуазные взгляды ещё тяготеют над умами многих рабочих. Нам нужно бороться с этими взглядами, противопоставлять им наш лозунг: за партию! за партийность!

Идеология партии.

Когда мы говорим о большевистской партии, о коммунизме, то в нём нужно различать следующие четыре стороны: идеологию (теорию, программу); тактику; организацию; историю. Таковы четыре важнейших подразделения общественно-политических знаний. Скажем несколько слов о каждом из них. Раз мы желаем получить всестороннее представление о большевистской партии, нам нужно, прежде всего, спросить себя: какова идеология партии, её теория? Как партия понимает ход и развитие общественной жизни? Чего партия добивается, какие задачи ставит перед собой? Какова программа партии и как она эту программу обосновывает? Вопросы теоретические, программные, идеологические и ответы на них все вместе составляют общественно-политическое мировоззрение коммунизма. Коммунизм есть, прежде всего, учение об условиях освобождения рабочего класса, а вместе с ним и всех других трудящихся от всех и всяческих видов притеснения, насилия, порабощения, угнетения, неравенства и эксплуатации навсегда. Таково первое значение слова «коммунизм». Коммунизмом называется также тот будущий общественный строй, который идёт на смену капиталистическому, эксплуататорскому строю и который осуществит полное и всеобщее братство, равенство и свободу всех людей. Таково второе значение слова «коммунизм». Следовательно, коммунизм обозначает, с одной стороны, учение об условиях достижения и осуществления будущего общества, с другой стороны — само это будущее общество. Оба эти значения взаимно дополняют друг друга и одно от другого неотделимы.
Идеология нашей партии носит не случайный, поверхностный, меняющийся, неустойчивый характер, как это есть у всех других без исключения партий. Мировоззрение большевиков опирается на гранитный фундамент науки, на теорию марксизма, созданную великими учителями рабочего класса: Карлом Марксом (1818–1883) и Фридрихом Энгельсом (1820–1895), продолженную, развитую и поднятую на новую высоту Владимиром Ильичом Лениным (1870–1924). Наша партия руководствуется учением Маркса — Энгельса — Ленина. Коммунизм, большевизм, марксизм, ленинизм — это различные наименования одного и того же учения. Никоим образом нельзя думать так, будто ленинизм есть нечто отличное от марксизма. Ленин, как сказано, продолжил, развил и поднял на новую высоту марксистское учение. Он претворил его в жизнь, как вождь рабочего класса, сделал его понятным, доступным и близким широчайшим массам рабочих и крестьян. Ленин заново поставил все вопросы рабочего движения в условиях, не имевших места при жизни Маркса и Энгельса, и разрешил их с невиданной до сих пор полнотой и глубиной в духе учения Маркса и Энгельса.

Тактика.

Второй отраслью коммунизма является тактика.
«Под тактикой партии разумеется её политическое поведение или характер, направление, способы её политической деятельности. Тактические резолюции принимаются… для того, чтобы точно определить политическое поведение партии… в отношении новых задач или в виду нового политического положения» (Две тактики социал-демократии в демократической революции. 1905 г.).
Партии постоянно приходится решать «тактические» вопросы о том, как ей относиться к крестьянству, к интеллигенции, к эсеровской партии, к немецкой революции, к ультиматуму Керзона, к малым народностям (национальный вопрос) и т. д. Партия не действует по шаблону, по раз заученному образцу. Партия, писал Ленин в 1900 году,
«не связывает себе рук, не суживает своей деятельности одним каким-нибудь заранее придуманным планом или приёмом борьбы; она признаёт все средства борьбы, лишь бы они соответствовали наличным силам партии и давали возможность достигнуть наибольших результатов, достижимых при данных условиях» (Насущные задачи нашего движения. 1900 г.).
В зависимости от обстановки, от соотношения сил партия действует по-разному, неуклонно преследуя конечную цель: осуществление коммунизма. Всякому члену партии нужно хорошенько усвоить себе и хорошенько понять: почему у партии одна тактика, одна линия поведения, скажем, по отношению к крестьянину-середняку, другая — по отношению к кулаку; чем руководствуется партия при решении, допустим, национального вопроса; почему большевики при царе иногда участвовали в Государственной Думе, а иногда отказывались выбирать в неё, бойкотировали Думу и т. д.
Точный подсчёт сил, выбор соответствующих средств борьбы, гибкость, умение маневрировать (где надо — наступать, где надо — отступать), постоянная связь с массами — вот главные качества большевистской тактики. Надо постоянно продумывать тактику партии по всем вопросам.

История партии.

Третья отрасль знания, необходимого коммунисту, это история партии, изучение того, как партия возникла, как она развилась, как она боролась, что пережила за четверть века своего существования. История партии — богатейший источник поучений и уроков для новичка. Без знания истории партии, без ясного представления о том, как зародился большевизм, в борьбе с какими врагами он закалился и окреп, нельзя выработать из себя хорошего партийца. Ленин постоянно обращался к истории партии, черпая из неё выводы и поучения для настоящего времени, для сегодняшней борьбы.

Организация.

Четвёртое, что нас в особенности интересует в коммунистической партии и о чём мы думаем специально заняться в настоящей брошюре, это организация партии. Мы знаем, что партия, как союз политических единомышленников, сама по себе представляет одну из организаций рабочего класса наряду с другими организациями: профессиональными союзами, советами рабочих депутатов, кооперативными обществами и пр. Всякая организация, партия в том числе, может быть крепкой и сплочённой, а может быть слабой и рыхлой.
Партия большевиков сейчас самая мощная революционная партия пролетариата на земле. Каждый вступающий в партию рабочий обязан спросить себя: как организована наша партия? в чём её внутренняя сила? каков внутренний уклад партии, её внутренний распорядок? каково строение партии? соблюдение каких организационных правил обеспечивает большевикам мощность, крепость, силу партии? чем нужно руководствоваться, чтобы партия всегда была как бы вылитой, выкованной из одного куска?
Всякий знает или, по крайней мере, слыхал, что наша партия отличается от других рабочих партий, в том числе и коммунистических (в Западной Европе) не только правильностью своей политики, но и своей невиданной в мире организованностью. Вот об этих правилах или условиях организованности, о строительстве партии мы и будем говорить здесь. Идеологические или тактические вопросы мы разбирать не будем: их надо изучать по другим книжкам. Этих вопросов мы коснёмся лишь там, где это окажется необходимым для лучшего понимания организационных идей большевизма или ленинизма.
Организованности рабочих Ленин всегда придавал исключительно важное значение.
«У пролетариата нет иного оружия в борьбе за власть, кроме организации» (Шаг вперёд, два шага назад. 1904 г.).
«Сила рабочего класса — организация. Без организации масс пролетариат — ничто. Организованный, он — всё» (Борьба с кадетствующими социал-демократами и партийная дисциплина. 1906 г.).
«Сознательность передового отряда в том, между прочим, и проявляется, что он умеет организоваться, а, организуясь, он получает единую волю, и эта единая воля тысячи, сотни тысяч, миллиона становится волей класса» (Как В. Засулич убивает ликвидаторство. 1913 г.).
Богатство идей Ленина в самых разнообразных областях неисчерпаемо. В частности, Лениным создано учение о революционной партии пролетариата. Учение большевизма о партии заключено не только в произведениях Ленина, но и в постановлениях и резолюциях съездов партии и в непосредственной организационной практике партии. Нужно помнить, что за время жизни Ленина не было таких решений партии по главнейшим вопросам, которые прошли бы без участия или совета Ленина или расходились с его идеями. Нельзя отделять Ленина от партии. Нельзя противопоставлять ленинизм большевизму, думать, что это разные вещи. Если мы по некоторым партийным вопросам не находим прямых указаний в произведениях Ленина, их надо искать в постановлениях партии. Речи и статьи Ленина, резолюции и постановления партии — это две части, взаимно восполняющие друг друга, взаимно разъясняющие одна другую. Излагая учение Ленина о партии, мы стремимся, прежде всего, приводить подлинное мнение Ленина по тому или иному вопросу; реже — пересказываем мнение Ленина, ещё реже — даём разъяснения и выводы, вытекающие из основных идей Ленина.

Гибкость организации и единство действия.

В самом начале 1902 года, выдвигая план построения партии, Ленин спрашивал: какого типа организация нам нужна? И на этот вопрос отвечал: нам нужна такая организация, которая
«обеспечит необходимую для социал-демократической боевой организации гибкость, т. е. способность приспособляться немедленно к самым разнообразным и быстро меняющимся условиям борьбы, уменье, с одной стороны, уклониться от сражения в отрытом поле с подавляющим своей силою неприятелем, когда он собрал на одном пункте все силы, а с другой стороны, пользовался неповоротливостью этого неприятеля и нападать на него там и тогда, где всего менее ожидает нападения» (Что делать? 1902 г.).
Гибкость, умение быстро перестраивать свои ряды — таково одно из основных требований, которые Ленин предъявлял партии. Много лет спустя, когда началась империалистическая война, Ленин заявил, что западноевропейские социал-демократические партии должны от легальных, разрешённых законом организаций перейти к нелегальным, тайным, подпольным, чтобы вести борьбу против буржуазии. Вот что писал тогда Ленин об организации и её гибкости:
«Возьмём современное войско. Вот один из хороших образчиков организации. И хороша эта организация только потому, что она — гибка, умея вместе с тем миллионам людей давать единую волю. Сегодня эти миллионы сидят у себя по домам в разных концах страны. Завтра приказ о мобилизации, и они собрались в назначенные пункты. Сегодня они лежат в траншеях, лежат иногда месяцами. Завтра они в другом порядке идут в штурм. Сегодня они проявляют чудеса, прячась от пуль и от шрапнели. Завтра они проявляют чудеса в открытом бою. Сегодня их передовые отряды кладут мины под землёй, завтра они передвигаются на десятки вёрст по указаниям лётчиков над землёй. Вот это называется организацией, когда во имя одной цели, одушевлённые одной волей, миллионы людей меняют форму своего общения и своего действия, меняют место и приёмы деятельности, меняют орудия и оружия сообразно изменившимся обстоятельствам и запросам борьбы» (Крах 2‑го Интернационала. 1915 г.).
Взявши «современное войско», как «один из хороших образчиков организации», особо подчеркнув «гибкость» военной организации, её умение давать миллионам людей «единую волю», Ленин прибавляет:
«То же самое относится к борьбе рабочего класса против буржуазии».
Организационная гибкость, умение быстро перестраивать свои ряды, переходить от подпольных форм организации к легальным и обратно при непрерывном сохранении единства руководства, воли и действия — таковы основные организационные качества нашей партии. Партия не признаёт организационного «фетишизма»[1], отстаивания всегда и везде, при всех условиях и всех положениях одной какой-либо раз навсегда устанавливаемой формы строительства. Организационные формы подчиняются требованиям революционной целесообразности. В эпоху подполья (до первой революции 1905 г.) большевики отвергали, напр., «выборное начало» внутри партии, так как при отсутствии свобод в стране внутрипартийную демократию нельзя было осуществлять. Но как только в царской России политическая жизнь на время стала свободнее (после октября 1905 г.), партия тотчас же перешла к демократической организации. Позже, в эпоху реакции (примерно, с 1907 г.), партия снова ушла в подполье, свела демократизм к минимуму. Одно внутреннее устройство партии было в эпоху военного коммунизма (1918–1921 гг.), другое — в настоящее время.
Партия обязана приспособлять формы своего строения к условиям текущей борьбы.
«Всякая форма борьбы требует соответственной техники и соответственного аппарата. Когда главной формой борьбы в силу объективных условий становится парламентская борьба, в партии неизбежно усиливаются черты аппарата для парламентской борьбы. Наоборот, когда объективные условия порождают борьбу масс в виде массовых политических стачек и восстаний, партия пролетариата должна иметь «аппараты» для «обслуживания» именно этих форм борьбы, и само собою разумеется, что это должны быть особые «аппараты», непохожие на парламентские. Организованная партия пролетариата, которая бы признавала наличность условий для народных восстаний и не заботилась о соответственном аппарате, была бы партией интеллигентских болтунов; рабочие ушли бы от неё в анархизм, буржуазный революционизм и т. п.» (Кризис меньшевизма. 1906 г.).
Во время гражданской войны партийные организации приняли полувоенный характер («милитаризация партии»): крайний централизм, строжайшая дисциплина, действие путём приказов. Иначе нельзя было победить врага. Поэтому партия была обязана перестроиться на военный лад. За время своей истории партии не раз приходилось изменять свои организационные формы. Но всякий раз, как партия должна была сжиматься, свёртывать свои ряды или, наоборот, разворачивать их, постоянным оставался коренной тип большевистской партии.
«В отличие от Европы, конца XVIII и первой половины XIX века, — писал Ленин в 1913 году, — Россия именно дала пример страны, в которой старая организация доказала свою жизненность и свою дееспособность. Эта организация сохранилась и во время реакции, несмотря на отпадение ликвидаторов и тьмы обывателей. Эта организация, сохраняя свой коренной тип, умела приспособлять свою форму к изменившимся условиям, умела видоизменять эту форму соответственно требованиям момента…» (Как В. Засулич убивает ликвидаторство. 1913 г.).
Как армия, перестраиваясь, всё же остаётся армией, то есть мощной военной организацией, так и партия, видоизменяя свои организационные формы, должна сохранить свой коренной большевистский тип. Единство руководства, воли, действия, организации, — это то, что является постоянным в партии. Партия живёт и развивается, никогда не разрывая со своей прошлой организацией: она «оставляет» то, что устарело, сохраняет то, что доказало свою жизненность, создаёт новые формы применительно к новым условиям борьбы, сохраняет преемственность в своей деятельности, блюдёт традиции партии, то есть поучения и уроки прежнего революционного опыта, и во всяком положении отстаивает коренной тип большевистской организации.
Переходим к изучению условий и правил организованности.




[1] Фетиш — предмет, которому приписывают чудодейственную силу и который поэтому обоготворяют, преклоняются перед ним, веруют в него.

Вернуться к оглавлению.

Комментариев нет: