понедельник, 7 ноября 2016 г.

2. Развитие В. И. Лениным теории диктатуры пролетариата в период создания и упрочения Советского социалистического государства.

Как известно, между Марксом и Энгельсом, с одной стороны, Лениным и Сталиным — с другой, лежала полоса господства оппортунизма II Интернационала. И. В. Сталин, характеризуя период фактического господства оппортунизма в организованном рабочем движении, находившемся под руководством II Интернационала, писал: «Это был период сравнительно мирного развития капитализма, период, так сказать, довоенный, когда катастрофические противоречия империализма не успели ещё вскрыться с полной очевидностью, когда экономические стачки рабочих и профсоюзы развивались более или менее «нормально», когда избирательная борьба и парламентские фракции давали «головокружительные» успехи, когда легальные формы борьбы превозносились до небес и легальностью думали «убить» капитализм, — словом, когда партии II Интернационала обрастали жиром и не хотели думать серьёзно о революции, о диктатуре пролетариата, о революционном воспитании масс»[1].
Как указывал далее товарищ Сталин, оппортунисты II Интернационала подменили цельную, последовательно революционную теорию Маркса противоречивыми положениями и обрывками теории, оторванными от практики и превращёнными в догмы. Вспоминая для вида имя Маркса, оппортунисты делали всё для того, чтобы выхолостить из марксизма живую революционную душу. При этом оппортунисты особенно усердствовали над извращением взглядов Маркса и Энгельса на государство и диктатуру пролетариата.
До Великой Октябрьской социалистической революции извращение марксистского учения о государстве шло прежде всего по двум основным линиям. С одной стороны, буржуазные социологи и лжесоциалисты вроде Шейдемана, Вандервельде, Макдональда, Л. Блюма и Ко, вынужденные под давлением фактов признать, что государство существует там, где существуют классовые противоречия, подправляли Маркса, заменяя марксистское положение о буржуазном государстве, как машине подавления угнетённых классов эксплуататорскими классами, положением о «примирении классов» государством. В годы первой мировой войны, а особенно после февральской буржуазно-демократической революции в России, когда вопрос об отношении пролетарской революции к буржуазному государству встал со всей остротой, российские меньшевики и эсеры цеплялись за мелкобуржуазную теорию «примирения» классов государством.
С другой стороны, центристы II Интернационала и прежде всего их лидер К. Каутский, не отрицая того, что государство есть орган классового господства, замалчивали и отвергали вывод Маркса о необходимости разрушения, слома аппарата государственной власти буржуазии.
Обе эти точки зрения Ленин подверг уничтожающей критике и сокрушительному разгрому в своей знаменитой книге «Государство и революция», написанной накануне Великой Октябрьской социалистической революции.
Величайшая заслуга Ленина состояла прежде всего в том, что он восстановил истинные взгляды Маркса на государство, запутанные и извращённые оппортунистами, и развил взгляды Маркса дальше. Ленин раскрыл всю глубину марксистского учения о государстве как аппарате господства одного класса над другими классами. Он восстановил и развил дальше марксистское учение о сломе старого, эксплуататорского государства.
В частности Ленин показал, что исключение, сделанное Марксом в 1871 г. для некоторых стран, не входящих в состав европейского континента (Англия, Америка), в отношении необходимости слома буржуазной государственной машины, — что это исключение отпало в эпоху империализма, когда военщина и бюрократизм не только появились в этих странах, но достигли, например в США, чудовищного развития.
«Теперь, — писал Ленин, — в 1917‑ом году, в эпоху первой великой империалистской войны, это ограничение Маркса отпадает. И Англия и Америка, крупнейшие и последние — во всём мире — представители англо-саксонской «свободы» в смысле отсутствия военщины и бюрократизма, скатились вполне в общеевропейское грязное, кровавое болото бюрократически-военных учреждений, всё себе подчиняющих, всё собой подавляющих. Теперь и в Англии и в Америке «предварительным условием всякой действительно народной революции» является ломка, разрушение «готовой» (изготовленной там в 1914–1917 годах до «европейского», общеимпериалистского, совершенства) «государственной машины»»[2].
Ленин обстоятельно разработал вопрос о путях слома буржуазной государственной машины и показал, как должен осуществляться этот слом. Он указал, что слом буржуазного государства и установление диктатуры пролетариата осуществляются через ликвидацию касты бюрократического буржуазного чиновничества, через выдвижение на государственные посты представителей рабочего класса, крестьянства и интеллигенции; через уничтожение старой полиции и замену её народной милицией; через ликвидацию старого, буржуазного суда и прокуратуры и замену их революционными трибуналами, народными судами, революционной прокуратурой; через замену старой армии новой, рабоче-крестьянской армией, с новыми командными кадрами, новыми принципами её комплектования и политического воспитания и т. д. и т. п. Ленин показал, что проведение всех этих мероприятий немыслимо без подрыва экономической силы помещиков и капиталистов и без создания мощного государственного социалистического сектора в народном хозяйстве.
Вооружённая указаниями великого Ленина, большевистская партия повела рабочий класс и беднейшее крестьянство на штурм буржуазного государства в октябре 1917 г., добилась слома старого государственного аппарата и замены его новым, пролетарским Советским государством.
Развивая марксизм, Ленин подверг уничтожающей критике взгляды анархистов на государство и разоблачил анархистские установки врага марксизма — Бухарина по вопросу о государстве и диктатуре пролетариата. По вопросу об отношении пролетарской революции к государству Ленин вёл борьбу на два фронта: против оппортунистов отрицающих необходимость слома буржуазного государства и создания нового государства — диктатуры пролетариата, и против анархистов, пропагандирующих идею взрыва, уничтожения всякого государства в целях немедленного перехода к безгосударственному строю. Анархисты отрицают необходимость диктатуры пролетариата. В черновых материалах к «Государству и революции» Ленин отмечал:
«От анархистов нас отличает (α) использование государства теперь и (β) во время революции пролетариата («диктатура пролетариата») — пункты, важнейшие для практики, тотчас. (Их то и забыл Бухарин!)»[3]. Более подробно эти мысли Ленин развил в статье «Интернационал молодёжи», где он разоблачил и осудил бухаринскую идею взрыва государства, и в заключительной главе книги «Государство и революция», где он показал, что по коренному вопросу о диктатуре пролетариата «крайности» — оппортунисты и анархисты — сходятся: и те и другие выступают против диктатуры пролетариата, являются врагами социалистического государства.
Ленин восстановил «забытые» оппортунистами и спас от искажения взгляды Маркса на Парижскую Коммуну, как на новый тип государства. Он впервые в истории марксизма оценил всемирно-историческое значение открытия Маркса — открытия того, что государство типа Парижской Коммуны есть та политическая форма, при которой может произойти экономическое освобождение труда.
Обобщив опыт двух буржуазно-демократических революций в России, Ленин сделал серьёзный шаг вперёд в развитии теории и практики марксизма, выдвинув требование установления республики Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов как наиболее целесообразной формы политической организации общества в переходный период от капитализма к социализму. Это положение, выставленное в 1917 г. Лениным в Апрельских тезисах, легло в основу революционной борьбы большевистской партии за социалистическую революцию, за диктатуру пролетариата.
Оценив историческое значение Советов как формы организации, созданной творческой инициативой рабочего класса и народных масс России, Ленин и Сталин отмечали, что только безраздельное руководство революционной марксистской партии в Советах способно сделать их органами диктатуры пролетариата. Под лозунгом «Вся власть Советам» большевистская партия поднимала массы на борьбу за диктатуру пролетариата. Советы явились непосредственной, глубоко демократической революционной организацией народных масс, способной воплотить и воплотившей в себе принципы диктатуры пролетариата, способной довести до конца дело разрушения буржуазного государства и преобразование капиталистического общества в коммунистическое.
Открыв новую и притом наиболее целесообразную форму диктатуры пролетариата — Советскую власть, Ленин и Сталин «раскрыли скобки» в понятии диктатуры пролетариата. Прежде всего Ленин и Сталин показали, почему рабочий класс в своей борьбе за социализм не может обойтись без диктатуры. Диктатура пролетариата есть неограниченная власть рабочего класса, направленная против буржуазии и других эксплуататоров, насильственно подавляющая их сопротивление и вместе с тем осуществляющая государственное руководство всеми трудящимися, всем обществом для строительства социализма.
Ленин указывал на «громадные фактические преимущества», которые эксплуататоры сохраняют долгое время после переворота. «У них, — писал Ленин, — остаются деньги (уничтожить деньги сразу нельзя), кое-какое движимое имущество, часто значительное, остаются связи, навыки организации и управления, знание всех «тайн» (обычаев, приёмов, средств, возможностей) управления, остаётся более высокое образование, близость к технически высшему (по-буржуазному живущему и мыслящему) персоналу, остаётся неизмеримо больший навык в военном деле (это очень важно) и так далее, и так далее»[4].
Если к этому добавить силу и прочность международных связей буржуазии, силу и прочность мелкотоварного производства, которое «рождает капитализм... ежедневно, ежечасно, стихийно и в массовом масштабе» (Ленин), и прочность порождаемых товарным производством традиций и привычек миллионных масс мелкой буржуазии, наконец, если учесть неизбежность колебаний мелкой буржуазии между пролетариатом и буржуазией, то станет ясно, что свергнутая буржуазия ещё долго остаётся сильнее свергнувшего её пролетариата.
Эти обстоятельства питают надежду свергнутой буржуазии на реставрацию капитализма — надежду, которая сохраняется до тех пор, пока сохраняются эксплуататорские классы, пока не закончилась эпоха перехода от капитализма к коммунизму. Свергнутые эксплуататоры с удесятерённой энергией, с бешеной страстью бросаются в бой за реставрацию старых порядков[5].
Без диктатуры пролетариата, без беспощадного подавления наиболее могущественного врага — буржуазии — рабочий класс не может удержать власть, упрочить её и построить социализм. Без диктатуры пролетариата он не может окончательно оторвать мелкую буржуазию от капиталистов и сплотить всех трудящихся вокруг себя, не может осуществить коммунистическую переделку мелкотоварного производства и подготовить ликвидацию классов. Без диктатуры пролетариата невозможно вооружить революцию, создать армию революции для борьбы с внешним врагом, для борьбы с империализмом, защитить завоевания социалистической революции.
Вот почему, говорит Ленин, пролетарская демократия, представляющая собой высший тип демократии, не может не быть, как и всякая демократия, диктатурой.
Раскрывая во всём объёме значение социалистического государства для подавления эксплуататоров внутри страны, показывая важность государства для организации вооружённых сил пролетариата, для укрепления обороны страны и упрочения связей победившего социализма с пролетариями других стран, Ленин неоднократно подчёркивал, что этим не исчерпывается сущность диктатуры пролетариата. В письме к венгерским рабочим, установившим в 1919 г. в Венгрии Советскую власть, Ленин писал:
«Но не в одном насилии сущность пролетарской диктатуры, и не главным образом в насилии. Главная сущность её в организованности и дисциплинированности передового отряда трудящихся, его авангарда, его единственного руководителя, пролетариата. Его цель — создать социализм, уничтожить деление общества на классы, сделать всех членов общества трудящимися, отнять почву у всякой эксплуатации человека человеком»[6].
Построить социализм и уничтожить классы значит не только подавить сопротивление буржуазии, подготовить и осуществить её ликвидацию. Чтобы построить социализм, пролетариат должен оторвать широкие массы городской мелкой буржуазии, интеллигенции, а главное — крестьянства, от буржуазии, повести их за собой, организовать и вовлечь в социалистическое строительство, коммунистически перевоспитать их. Этого рабочий класс не может сделать без своей диктатуры, без государственного руководства.
«Нужна, — разъяснял Ленин, — диктатура пролетариата, власть одного класса, сила его организованности и дисциплинированности, его централизованная мощь, опирающаяся на все завоевания культуры, науки, техники капитализма, его пролетарская близость к психологии всякого трудящегося, его авторитет перед распылённым, менее развитым, менее твёрдым в политике трудящимся человеком из деревни или из мелкого производства, чтобы пролетариат мог вести за собой крестьянство и все мелкобуржуазные слои вообще»[7].
В работах «Великий почин», «Экономика и политика в эпоху диктатуры пролетариата» и в других Ленин показал, что повести за собой всю массу крестьянства и мелкой буржуазии вообще на путь нового хозяйственного строительства, новых общественных отношений, убедить мелких собственников в преимуществах крупного социалистического хозяйства и добиться того, чтобы они добровольно вступили на социалистический путь развития, — для рабочего класса и его партии значит решить самую трудную задачу революции. Здесь насилием, голым администрированием, отдельным порывом ничего не сделаешь и лишь испортишь дело. Нужна длительная, упорная, кропотливая, систематическая организационная и политико-массовая работа среди крестьянства и мелкобуржуазных слоёв города, нужна государственная поддержка рождающимся кооперативным предприятиям, помощь им путём обучения кадров, помощь финансами, орудиями труда, сортовыми семенами, химическими удобрениями и т. п. Необходим широкий показ преимуществ кооперативных хозяйств над мелкособственническими единоличными хозяйствами, нужно сплочение крестьянства для борьбы с кулачеством и буржуазией вообще. Всего этого сделать нельзя без диктатуры пролетариата, без государственного руководства со стороны рабочего класса. Но именно поэтому диктатура пролетариата не может не быть формой классового союза пролетариата и крестьянства.
«Диктатура пролетариата, — учил Ленин, — есть особая форма классового союза между пролетариатом, авангардом трудящихся, и многочисленными непролетарскими слоями трудящихся (мелкая буржуазия, мелкие хозяйчики, крестьянство, интеллигенция и т. д.), или большинством их, союза против капитала, союза в целях полного свержения капитала, полного подавления сопротивления буржуазии и попыток реставрации с её стороны, союза в целях окончательного создания и упрочения социализма»[8].
При этом Ленин и Сталин подчёркивали, что для победы социализма нужен не всякий союз пролетариата с крестьянством, а только такой союз, который а) направлен против буржуазии и капитализма и б) руководящая роль в котором принадлежит рабочему классу.
Называя союз пролетариата с трудящимся крестьянством высшим принципом диктатуры пролетариата, Ленин и Сталин всегда рассматривали этот союз как условие, обеспечивающее сохранение за пролетариатом руководящей роли и использование этого союза для коммунистической переделки крестьянства[9].
Маркс и Энгельс, Ленин и Сталин учат, что только пролетариат способен выполнить всемирно-историческую роль организатора и руководителя всех трудящихся и эксплуатируемых масс в борьбе за их освобождение от гнёта капитала, что только диктатура рабочего класса способна обеспечить построение социализма и коммунизма, уничтожение классов и отмирание государства в грядущем коммунистическом обществе.
***
Диктатура рабочего класса — основное орудие преобразования старого, буржуазного общества в новое, социалистическое. Правильная политика пролетарского социалистического государства — главное условие разрешения задач, стоящих перед победившим пролетариатом.
Ленин неоднократно говорил о первенстве политики перед экономикой в переходный от капитализма к социализму период.
Прежде всего Ленин обращал внимание на то, что в антагонистическом обществе экономические отношения являются классовыми отношениями. Поскольку отношения между классами и развитые формы борьбы между ними составляют сферу политики, постольку «политика есть концентрированное выражение экономики». Под этим углом зрения, анализируя экономику и политику в Советской республике, Ленин в 1919 г. писал:
«В России диктатура пролетариата неизбежно должна отличаться некоторыми особенностями по сравнению с передовыми странами вследствие очень большой отсталости и мелкобуржуазности нашей страны. Но основные силы — и основные формы общественного хозяйства — в России те же, как и в любой капиталистической стране, так что особенности эти могут касаться только не самого главного.
Эти основные формы общественного хозяйства: капитализм, мелкое товарное производство, коммунизм. Эти основные силы: буржуазия, мелкая буржуазия (особенно крестьянство), пролетариат.
Экономика России в эпоху диктатуры пролетариата представляет из себя борьбу первых шагов коммунистически объединённого, — в едином масштабе громадного государства, — труда с мелким товарным производством и с сохраняющимся, а равно с возрождающимся на его базе капитализмом»[10].
Рабочий класс, установивший свою диктатуру, должен строить своё отношение к другим классам общества — буржуазии и крестьянству — таким образом, чтобы обеспечить соглашение и прочный союз с трудовым крестьянством, союз, направленный против буржуазии и обеспечивающий строительство и победу социализма. Рабочий класс, осуществляющий свою диктатуру, должен постоянно руководствоваться ленинским указанием о том, что взаимоотношения рабочих и крестьян — этих основных классов общества в эпоху диктатуры пролетариата — решают судьбы революции. Вот почему укрепление союза рабочего класса с крестьянством является важнейшей задачей рабочего государства. Высшим принципом диктатуры пролетариата, как уже отмечалось, является союз рабочего класса с крестьянством при руководящей роли рабочего класса в этом союзе. Вот почему политика не может не иметь первенства перед экономикой.
Политика рабочего класса, осуществляемая диктатурой пролетариата под руководством марксистской партии, является научно обоснованной политикой, строящейся в соответствии с объективными законами развития общества. Политика Советского социалистического государства и большевистской партии на каждом этапе выражает реальные потребности материальной жизни общества, вытекает из конкретных исторических условий, сложившихся в данный момент, при наличном соотношении сил социализма и капитализма внутри страны и на международной арене.
В. И. Ленин, решая вопрос о взаимоотношении пролетариата и крестьянства, в 1921 г., в связи с введением новой экономической политики, исходил из проникновенного марксистского анализа особенностей обоих этих классов, из анализа экономического и политического положения Советской республики, из анализа состояния мирового рабочего движения и освободительной борьбы трудящихся колониальных и зависимых стран. Точный научный анализ позволил Ленину обосновать необходимость введения новой экономической политики, явившейся обязательным условием построения фундамента социалистической экономики и ликвидации эксплуататорских классов.
Диктатура рабочего класса в противоположность эксплуататорским государствам является выразителем интересов и воли народных масс, орудием их борьбы за бесклассовое коммунистическое общество. Это делает социалистическое государство и его политику могущественной экономической и хозяйственно-политической силой, без которой немыслимы организация и ведение социалистического хозяйства. В этом состоит один из важнейших моментов, определяющих качественно новую роль социалистического государства и его политики в развитии экономики.
Диктатура рабочего класса опирается на могущественную экономическую основу в виде общественной социалистической собственности. Социалистическое государство является руководителем социалистического производства, организуя хозяйственную жизнь по единому государственному плану.
Таковы в основном обстоятельства, определяющие особую роль социалистического государства, его политики в жизни страны, определяющие первенство политики перед экономикой в эпоху диктатуры пролетариата. Эти особенности в своей совокупности и делают социалистическое государство основным орудием преобразования старой, капиталистической экономики в новую, социалистическую.
Диктатура пролетариата как орудие подавления эксплуататорских классов, как орудие государственного руководства пролетариатом непролетарскими слоями трудящихся, орудие коммунистической переделки и коммунистического перевоспитания трудящихся является воплощением нового, высшего типа демократии — демократии пролетарской.
В книге «Государство и революция» Ленин вскрыл противоположность пролетарской и буржуазной демократии. Демократия в буржуазных странах, разъяснял Ленин, всегда сжата тесными рамками капиталистической эксплуатации и всегда остаётся демократией для меньшинства, демократией для богатых. «Демократия для ничтожного меньшинства, демократия для богатых, вот каков демократизм капиталистического общества. Если присмотреться поближе к механизму капиталистической демократии, то мы увидим везде и повсюду, и в «мелких», якобы мелких, подробностях избирательного права (ценз осёдлости, исключение женщин и т. д.), и в технике представительных учреждений, и в фактических препонах праву собраний (общественные здания не для «нищих»!), и в чисто капиталистической организации ежедневной прессы и так далее и так далее, — мы увидим ограничения да ограничения демократизма. Эти ограничения, изъятия, исключения, препоны для бедных кажутся мелкими, особенно на глаз того, кто сам никогда нужды не видал и с угнетёнными классами в их массовой жизни близок не был (а таково девять десятых, если не девяносто девять сотых буржуазных публицистов и политиков), — но в сумме взятые эти ограничения исключают, выталкивают бедноту из политики, из активного участия в демократии»[11].
Развитие от капитализма к коммунизму идёт через диктатуру пролетариата, призванную сломить сопротивление эксплуататоров и обеспечить демократические права всем трудящимся. В этом смысле диктатура пролетариата является государством не только по-новому диктаторским — против эксплуататоров, но и по-новому демократическим — для трудящихся, т. е. для громадного большинства населения. В. И. Ленин писал:
«А диктатура пролетариата, т. е. организация авангарда угнетённых в господствующий класс для подавления угнетателей, не может дать просто только расширения демократии. Вместе с громадным расширением демократизма, впервые становящегося демократизмом для бедных, демократизмом для народа, а не демократизмом для богатеньких, диктатура пролетариата даёт ряд изъятий из свободы по отношению к угнетателям, эксплуататорам, капиталистам. Их мы должны подавить, чтобы освободить человечество от наёмного рабства, их сопротивление надо сломить силой, — ясно, что там, где есть подавление, есть насилие, нет свободы, нет демократии...
Демократия для гигантского большинства народа и подавление силой, т. е. исключение из демократии, эксплуататоров, угнетателей народа, — вот каково видоизменение демократии при переходе от капитализма к коммунизму»[12].
До тех пор пока сохраняются эксплуататоры, демократия не может быть «полной», ибо для подавления эксплуататоров неизбежны известные изъятия из демократии и тем большие, чем ожесточённее эксплуататоры будут сопротивляться.
В черновых тетрадях к книге «Государство и революция» Ленин даёт следующую схему, исчерпывающе характеризующую диалектику, ход развития демократии:
«I — в капиталистическом обществе государство в собственном смысле
государство нужно буржуазии
II — переход (диктатура пролетариата) государство переходного типа (не государство в собственном смысле)
государство нужно пролетариату
III — коммунистическое общество: отмирание государства.
государство не нужно, оно отмирает.

Полная последовательность и ясность!! Иначе:
I — демократия лишь в виде исключения, никогда не полная...
I — демократия только для богатых и маленькой прослойки пролетариата. [Бедным не до неё!]
II — демократия почти полная, ограниченная только подавлением сопротивления буржуазии
II — демократия для бедных, для 9/10 населения, подавление силой сопротивления богатых
III — демократия действительно полная, входящая в привычку и потому отмирающая... Полная демократия равняется никакой демократии. Это не парадокс, а истина!
III — демократия полная, входящая в привычку и потому отмирающая, уступающая место принципу: «каждый по способностям, каждому по потребностям»»[13].

Гениальные положения Ленина о диктатуре пролетариата как высшем типе демократии, сформулированные им в книге «Государство и революция», были им затем развиты в ряде работ послеоктябрьского периода.
Если в общей форме кратко суммировать новое, внесённое Лениным в учение о диктатуре пролетариата, то, как установил товарищ Сталин, оно состоит в том, что Ленин:
а) открыл Советскую власть как лучшую государственную форму диктатуры пролетариата;
б) раскрыл скобки в формуле диктатуры пролетариата, определив диктатуру пролетариата, как особую форму классового союза пролетариата с трудящимся крестьянством при руководящей роли пролетариата в этом союзе;
в) разработал вопрос о диктатуре пролетариата как высшем типе демократии в классовом обществе — демократии пролетарской, выражающей интересы большинства, в противовес демократии буржуазной, выражающей интересы меньшинства (эксплуататоров)[14].
Все эти положения Ленин сформулировал ещё до Великой Октябрьской социалистической революции, но развил их в стройную теорию в период борьбы за упрочение и развитие Советской власти. Вооружённая ленинской теорией диктатуры пролетариата, большевистская партия шла на штурм буржуазного государства, имея готовый план нового государственного строительства.




[1] И. В. Сталин, Соч. т. 6, стр. 80.
[2] В. И. Ленин, Соч., т. 25, изд. 4, стр. 387.
[3] «Ленинский сборник» XIV, стр. 257.
[4] В. И. Ленин, Соч., т. 28, изд. 4, стр. 232.
[5] См. В. И. Ленин, Соч., т. 28, изд. 4, стр. 233.
[6] В. И. Ленин, Соч., т. 29, изд. 4, стр. 358.
[7] В. И. Ленин, Соч., т. 29, изд. 4, стр. 359.
[8] В. И. Ленин, Соч., т. 29, изд. 4, стр. 350–351.
[9] См. В. И. Ленин, Соч., т. 32, изд. 4, стр. 466; И. В. Сталин, Соч., т. 12, стр. 41.
[10] В. И. Ленин, Соч., т. 30, изд. 4, стр. 88.
[11] В. И. Ленин, Соч., т. 25, изд. 4, стр. 432–433.
[12] В. И. Ленин, Соч., т. 25, изд. 4, стр. 433, 434.
[13] «Ленинский сборник» XIV, стр. 267.
[14] См. И. В. Сталин, Соч., т. 10, стр. 94–95.

Вернуться к оглавлению.

Комментариев нет: