понедельник, 7 ноября 2016 г.

1. Борьба за мир между народами — основа внешней политики Советского Союза.

Деятельность Советского государства по защите страны от нападения извне неотделима от внешней политики Советского государства, в осуществлении которой важную роль играют аппараты дипломатии и внешней торговли.
Внешнеполитическая деятельность Советского государства имеет громадное значение в двойном отношении: с одной стороны, миролюбивая внешняя политика Советского государства, укрепляя силы мира во всём мире, содействует осуществлению функции защиты социалистического отечества; с другой стороны, внешняя политика социалистического государства содействует укреплению международных связей трудящихся нашей страны с трудящимися всех стран, заинтересованными в мире и дружбе между народами. На эту, другую сторону дела неоднократно указывал товарищ Сталин. Ещё в начале переходного от капитализма к социализму периода И. В. Сталин отмечал усиление размаха стратегической работы большевистской партии как правящей партии. В этой связи наряду с другими моментами товарищ Сталин обращал внимание на следующие:
а) на умножение средств и возможностей маневрирования: «старые средства дополнились новыми в виде, например, дипломатической работы, налаживания более реальных связей как с западным социалистическим движением, так и с восточным революционным движением»[1];
б) на появление новых, более широких возможностей использования резервов «ввиду умножения силы и средств пролетариата, ставшего в России господствующей политической силой, имеющего свои вооружённые силы, а в международном мире — авангардом всемирного революционного движения»[2].
Эти моменты свидетельствуют о том, что огромная международная роль Советского социалистического государства как революционизирующей силы, вдохновляющей миллионные массы трудящихся во всех странах на борьбу против империалистического угнетения, одно из своих выражений находит во внешнеполитической деятельности социалистического государства.
Внешняя политика Советского государства по своим принципам противоположна внешней политике эксплуататорских государств.


1. Борьба за мир между народами — основа внешней политики Советского Союза.

Вся история классового общества представляет собой историю войн: гражданских — внутри страны и внешних — между различными государствами. Эксплуататорские классы организуют и проводят войны посредством государства.
Обе функции эксплуататорского государства: внутренняя — держать эксплуатируемое большинство в узде и внешняя — расширять территорию своего господствующего класса за счёт территории других государств или защищать территорию своего государства от нападений со стороны других государств, неотделимы друг от друга и взаимно дополняют друг друга. Обе они выражают сущность эксплуататорского государства. Внутри страны это государство держит в узде угнетённые классы в целях сохранения и усиления их эксплуатации. Вовне оно охраняет богатства и привилегии эксплуататоров и является орудием борьбы за увеличение этих богатств путём захвата новых территорий и прямого подчинения данному господствующему классу новых масс трудящихся. Эксплуататорское государство не может существовать, не ведя скрытой или явной войны против трудящихся своей страны и скрытых или явных внешних войн против других государств в целях укрепления и расширения привилегий, сохранения и роста богатств господствующего класса.
Такую войну против рабочего класса и всех трудящихся масс своих стран ведут в наши дни империалисты США, Англии, Франции, Италии и других капиталистических стран путём создания и использования против рабочего класса различных фашистских организаций, вроде Ку-клукс-клана или отрядов де Голля, и путём жесточайших полицейских репрессий с помощью всех органов милитаристско-бюрократического империалистического государства — от суда и полиции до армии и флота.
Правящие круги США, Англии, Франции, Италии и других капиталистических стран используют солдат и в качестве штрейкбрехеров в борьбе против забастовщиков и в качестве палачей трудящихся, расстреливая безоружных демонстрантов, провоцируя и разжигая гражданскую войну.
Эксплуататорское государство, будучи орудием угнетения трудящихся внутри страны, является в то же время организатором внешних войн господствующего класса и в этом также выражает свою эксплуататорскую сущность. Внутренняя и внешняя политика господствующего класса взаимно продолжают и дополняют друг друга, и война как продолжение внутренней и внешней политики иными, насильственными средствами выражает, продолжает и дополняет внутреннюю деятельность эксплуататорского государства. Так обстояло дело в прошлом, так обстоит дело в капиталистических странах сейчас.
В античном обществе государство рабовладельцев не только держало в повиновении рабов, беспощадно подавляя их восстания, но и вело захватнические войны, поставлявшие господствующему классу новые богатства и новые партии рабов.
В обществе феодальном государство дворян не только держало в узде крепостных крестьян и жестоко подавляло крестьянские восстания и войны против угнетателей, но и вело захватнические войны в целях расширения территории и подчинения новых масс трудящихся.
В обществе капиталистическом буржуазное государство, будучи в руках буржуазии орудием угнетения рабочего класса и трудового крестьянства, представляет собой орудие борьбы за сохранение и увеличение богатств буржуазии, борьбы за новые рынки сбыта, источники сырья, сферы приложения капитала. Между реакционной внутренней политикой капиталистического государства и его реакционной внешней политикой и захватническими войнами существует органическая связь. Усилению реакции внутри страны обычно соответствует рост захватнических устремлений, рост империалистической экспансии вовне. И чем острее и глубже становятся противоречия, разъедающие капиталистический мир, чем неустойчивее положение буржуазии, тем быстрее становится она на путь усиления реакции во внутренней и внешней политике. Анализируя в 1930 г. развёртывание мирового экономического кризиса, И. В. Сталин указывал, что буржуазия будет искать выхода из него, с одной стороны, в дальнейшей фашизации в области внутренней политики, с другой стороны, в новой империалистической войне в области внешней политики[3].
Произошло так, как предсказывал И. В. Сталин. На Востоке японская буржуазия, усиливая репрессии против рабочих и крестьян внутри страны, повела захватническую войну против Китая, ставя своей целью вышибить из Китая англо-американских и французских империалистов, подчинить Китай себе и стать там господином положения. Японские империалисты хотели в то же время создать плацдарм для нападения на СССР и захватить Советский Дальний Восток. Вооружаясь для защиты своих империалистических интересов в районе Тихого океана, англо-американские империалисты ничего не имели против нападения Японии на СССР. Более того, они всячески поддерживали это намерение японских империалистов. Именно поэтому они на протяжении 30‑х годов проводили политику «невмешательства», поощряя японскую военщину на агрессию против СССР.
В центре Европы, в Германии, германская буржуазия в сговоре с империалистами США, Англии и Франции призвала к власти партию фашистов, которые знаменовали свою внутреннюю политику «поджогом рейхстага, зверским подавлением рабочего класса, уничтожением организаций рабочего класса, уничтожением буржуазно-демократических свобод. Свою внешнюю политику — выходом из Лиги Наций и открытой подготовкой к войне за насильственный пересмотр границ европейских государств в пользу Германии»[4].
Гитлеровская Германия ущемляла интересы Англии, Франции и США, наступая на их позиции на мировых рынках. Но англо-американские империалисты рассматривали фашизм как противоядие против рабочего движения в Европе и национально-освободительного движения в Азии. Англо-американские империалисты учитывали антисоветскую заострённость планов гитлеровцев и втихомолку, под покровом политики невмешательства, вооружали гитлеровскую Германию и науськивали её на СССР. Аналогичную политику проводили они и по отношению к третьей агрессивной стране — фашистской Италии.
Так империалистическая реакция всех стран готовила вторую мировую войну, которая и была развязана гитлеровской Германией. В тот период, а особенно в годы второй мировой войны, империалисты Англии, Франции и США ещё не осмеливались открыто рвать с буржуазными свободами в своих странах. Более того, они громко выражали неодобрение «крайностям» фашистских государств и использовали антифашистские настроения народных масс для разгрома своих конкурентов. Но и тогда они ни на минуту не упускали из виду антисоветских и антидемократических целей своей политики, что сказывалось на всём поведении правительств Англии и США во время войны.
После второй мировой войны, когда изменилось соотношение сил на международной арене в пользу социализма и демократии и произошло образование двух лагерей — антиимпериалистического во главе с СССР и реакционного, империалистического, возглавляемого США, указанная И. В. Сталиным связь между фашизацией буржуазных государств и подготовкой захватнической, империалистической войны стала ещё более явной.
Реакционные круги в США развернули наступление на демократические свободы: урезывают права профсоюзов, стараются запугать и преследуют демократические организации и демократических деятелей, насаждают фашистские организации и т. д. Аналогичные процессы наблюдаются в Англии, Франции и других маршаллизованных странах. В то же время англо-американские империалисты развернули бешеную подготовку третьей мировой войны, направленную против СССР и стран народной демократии, и фактически уже ведут эту войну против народов Кореи, Вьетнама, Китая, Индонезии, Бирмы, Малайи и т. д. Сейчас, как никогда, ясна связь между реакционной политикой буржуазных государств внутри страны и их реакционным внешнеполитическим курсом, а соответственно этому ясно, что борьба за мир и борьба за демократию и независимость народов неотделимы друг от друга.
***
Прямую противоположность эксплуататорским государствам и прежде всего государству буржуазному представляет собой социалистическое государство. Оно является орудием рабочего класса и трудового крестьянства в борьбе за коммунизм. Функцию военного подавления эксплуататоров внутри страны оно осуществляет до тех пор, пока ещё сохраняются эксплуататорские классы. Если буржуазное государство имеет не только главной, но и единственной внутренней функцией подавление большинства общества меньшинством, то социалистическое государство подавляет эксплуататорское меньшинство в интересах трудящегося большинства и сохраняет эту функцию лишь до тех пор, пока существует это эксплуататорское меньшинство. С уничтожением эксплуататорских классов социалистическое государство перестаёт быть орудием антагонистической борьбы внутри общества, а становится воплощением морального и политического единства общества.
Свергнутая буржуазия бешено сопротивляется победившему пролетариату и пользуется поддержкой зарубежной империалистической буржуазии. Международная буржуазия в существовании и укреплении социалистического государства видит для себя смертельную угрозу и принимает все меры — экономические, идеологические, дипломатические и военные — для подрыва мощи социалистического государства. Даже победа социализма и уничтожение эксплуататорских классов внутри СССР не охлаждает надежд империалистической буржуазии на ликвидацию социалистического государства.
Более того, история учит, что укрепление страны социализма и рост сил демократии и социализма во всём мире вызывают бешеное стремление буржуазии новой войной подавить очаги социализма. Именно в этом направлении действуют сейчас американо-английские империалисты и все прочие силы реакционного, империалистического лагеря. Поэтому Советское социалистическое государство должно быть во всеоружии, для того чтобы ликвидировать происки империалистической буржуазии и обеспечивать безопасность социалистического общества и возможность мирного созидательного труда.
Социалистическое государство, таким образом, призвано защищать интересы и завоевания трудящихся, укреплять обороноспособность страны, а при нападении империалистов организовывать и руководить справедливой войной трудящихся, защищающих своё социалистическое отечество.
Советское социалистическое государство рабочих и крестьян, уничтожая социальный гнёт внутри страны, ликвидирует национальное неравенство и сплачивает трудящихся всех наций в единую семью на основе полного взаимного доверия, дружбы и взаимопомощи народов. Духом такого же равноправия и уважения к правам и особенностям других народов проникнута и внешняя политика Советского социалистического государства.
Социалистическому обществу чужда самая мысль о захвате чужих территорий, а тем более о покорении и угнетения других народов. Социалистическое государство является орудием укрепления дружественных связей и братства между народами. Но оно выступает грозным, карающим мечом социалистической революции, когда империалисты осмеливаются напасть на страну социализма. Это испытали на своей шкуре американские, английские, французские, японские и немецкие интервенты в годы гражданской войны, немецко-японские захватчики — в годы второй мировой войны.
Принципиально новая роль социалистического государства во внешнеполитических отношениях нашла своё выражение в разрыве советским правительством всех империалистических договоров, которые были заключены царским и Временным буржуазным правительствами России с правительствами Англии, США, Франции, Германии, Японии, а также в полном отказе от неравноправных договоров с Китаем, Персией, Турцией, Афганистаном и другими государствами.
Советское государство, руководствующееся в своей политике принципами марксизма-ленинизма, исходит из того, что освобождение трудящихся от империалистического гнёта и создание подлинно народного правительства может быть лишь результатом движения народных масс. Ленин и Сталин не раз разоблачали клевету врагов социализма об «экспорте» революции и отмечали, что для социалистической революции необходимы объективные условия, в том числе такие, как известный минимум развития крупной промышленности и численности рабочего класса и наличие революционной ситуации. Объективная возможность революции превращается в действительность при наличии необходимых субъективных условий и прежде всего марксистской партии, проводящей правильную политику. В беседе с Говардом И. В. Сталин высмеял предположение, будто Советский Союз силой хочет изменить лицо буржуазных государств. Он говорил:
«Мы, марксисты, считаем, что революция произойдёт и в других странах. Но произойдёт она только тогда, когда это найдут возможным или нужным революционеры этих стран. Экспорт революции — это чепуха. Каждая страна, если она этого захочет, сама произведёт свою революцию, а ежели не захочет, то революции не будет. Вот, например, наша страна захотела произвести революцию и произвела её, и теперь мы строим новое бесклассовое общество. Но утверждать, будто мы хотим произвести революцию в других странах, вмешиваясь в их жизнь, это значит говорить то, чего нет и чего мы никогда не проповедовали»[5].
Защищая независимость социалистического отечества, Советское государство не вмешивается во внутренние дела других народов. Но само существование социалистического Советского Союза играет огромную революционизирующую роль, вдохновляет всех угнетённых и эксплуатируемых на борьбу за своё освобождение от гнёта капитала.
Внешняя миролюбивая политика Советского государства базируется на незыблемых основах, установленных Лениным и Сталиным. Она исходит из коренных интересов Советского Союза как социалистического отечества трудящихся, оплота и базы мировой коммунистической революции. «Ориентация у нас была и остаётся одна: мы ориентируемся на СССР и его преуспеяние как внутри нашей страны, так и вовне. Никакой другой ориентации нам не нужно»[6], — говорил И. В. Сталин. Чуждое и враждебное всякой экспансии знамя Советского государства всегда было знаменем мира, а его политика — политикой активной борьбы за мир между народами. На XIV съезде партия, определяя принципы внешней политики СССР и формулируя конкретные задачи в этой области, И. В. Сталин говорил:
«Во-первых — вести работу по линии борьбы против новых войн, затем по линии сохранения мира и обеспечения так называемых нормальных сношений с капиталистическими странами. Основу политики нашего правительства, политики внешней, составляет идея мира. Борьба за мир, борьба против новых войн, разоблачение всех тех шагов, которые предпринимаются на предмет подготовки новой войны, разоблачение таких шагов, которые прикрывают флагом пацифизма подготовку войны на деле, это — наша задача»[7].
Разоблачая фашистских поджигателей войны, которые, придя в 1933 г. к власти в Германии, завопили, что СССР переменил внешнеполитическую ориентацию потому, что ему не нравится фашистский режим в Германии, И. В. Сталин вскрыл фальшь затеянной фашистами шумихи. Он показал, что Советский Союз во внешнеполитических акциях руководствуется всегда интересами СССР и интересами мира, не вмешивается во внутренние дела других государств и требует, чтобы другие государства не вмешивались во внутренние дела СССР[8].
И. В. Сталин показал в связи с этим, что изменение отношений с Германией после прихода фашистов к власти было обусловлено изменением политики правящих кругов Германии к Советскому Союзу, подготовлением ими военных блоков в целях нападения на СССР.
На XVII съезде ВКП(б) И. В. Сталин заявил:
«Наша внешняя политика ясна. Она есть политика сохранения мира и усиления торговых отношений со всеми странами. СССР не думает угрожать кому бы то ни было и — тем более — напасть на кого бы то ни было. Мы стоим за мир и отстаиваем дело мира. Но мы не боимся угроз и готовы ответить ударом на удар поджигателей войны. Кто хочет мира и добивается деловых связей с нами, тот всегда найдёт у нас поддержку. А те, которые попытаются напасть на нашу страну, — получат сокрушительный отпор, чтобы впредь не повадно было им совать своё свиное рыло в наш советский огород»[9].
В начале 1939 г., когда капиталистический мир при попустительстве правящих кругов Англии, Франции и США, выступивших соучастниками подготовлявшейся агрессии, вполз в войну и война подорвала основы послевоенного мирного режима, опрокинула элементарные понятия международного права и поставила под вопрос ценность международных договоров и обязательств, снова на весь мир прозвучал спокойный и уверенный голос И. В. Сталина:
«Внешняя политика Советского Союза ясна и понятна:
1. Мы стоим за мир и укрепление деловых связей со всеми странами, стоим и будем стоять на этой позиции, поскольку эти страны будут держаться таких же отношений с Советским Союзом, поскольку они не попытаются нарушить интересы нашей страны.
2. Мы стоим за мирные, близкие и добрососедские отношения со всеми соседними странами, имеющими с СССР общую границу, стоим и будем стоять на этой позиции, поскольку эти страны будут держаться таких же отношений с Советским Союзом, поскольку они не попытаются нарушить, прямо или косвенно, интересы целости и неприкосновенности границ Советского государства.
3. Мы стоим за поддержку народов, ставших жертвами агрессии и борющихся за независимость своей родины.
4. Мы не боимся угроз со стороны агрессоров и готовы ответить двойным ударом на удар поджигателей войны, пытающихся нарушить неприкосновенность Советских границ.
Такова внешняя политика Советского Союза»[10].
Ленин и Сталин неоднократно указывали, что миролюбие Советского Союза, его мирная внешняя политика вытекают из принципиально новой природы социалистического государства как государства трудящихся, но отнюдь не свидетельствуют о слабости Советского Союза. Напротив, мощь социалистического государства — одно из важнейших условий, определяющих силу и действенность мирной политики СССР. И. В. Сталин всегда подчёркивал, что в своей внешней политике Советский Союз опирается на свою непрерывно растущую хозяйственную, политическую и культурную мощь, на морально-политическое единство советского общества, на советский патриотизм и дружбу народов СССР.
Последовательно осуществляя мирную политику и настойчиво борясь за мир, Советское государство опирается далее на моральную поддержку трудящихся всех стран, кровно заинтересованных в сохранении мира, а также на благоразумие тех стран, которые не заинтересованы по тем или иным причинам в нарушении мира. После второй мировой войны, когда сложился могучий организованный международный фронт мира, миролюбивая внешняя политика Советского Союза опирается на всю мощь этого фронта.
Показывая, что только мощное Советское государство, располагающее мощной армией и военно-морским флотом, способно дать отпор агрессорам, И. В. Сталин в то же время подчеркнул, что Советская Армия и советский флот служат опорой мирной политики советского правительства.
Империалисты всех стран очень бы хотели, чтобы Советский Союз был слабым. Тогда некоторые из них не прочь были бы выразить лицемерное сожаление по поводу этой слабости и диктовать свою волю советскому народу. Но советский народ и Советское государство существуют не для того, чтобы доставлять удовольствие империалистам. Советское государство существует для того, чтобы защищать интересы народа, интересы социализма, бороться с империализмом и империалистическими войнами. Оно активно борется за мир. Оно должно быть могучим, для того чтобы ответить двойным ударом на удар поджигателей войны. Эта твёрдость Советского Союза не нравится империалистам — поджигателям войны. Она не нравится и либерально-реакционным пацифистским буржуазным кругам, которые готовы «подарить» советскому народу своё сочувствие, но при условии, чтобы СССР был слабым, безоружным, капитулирующим перед капиталистическими странами. И. В. Сталин говорил по этому поводу: «Была «окровавленная» Бельгия, изображение которой то и дело красовалось одно время на этикетках папиросных коробок. Почему бы не быть «окровавленному» СССР, — ему бы тогда все сочувствовали, его будут тогда все жалеть. Нет уж, товарищи! Мы с этим несогласны. Пусть лучше убираются ко всем чертям все эти либерально-пацифистские философы с их «сочувствием» к СССР. Было бы у нас сочувствие миллионных масс трудящихся, — остальное приложится»[11].
В связи с шумихой, поднятой в буржуазной, прежде всего американской, прессе по поводу испытаний атомной бомбы в СССР, И. В. Сталин заявил:
«Деятели США не могут не знать, что Советский Союз стоит не только против применения атомного оружия, но и за его запрещение, за прекращение его производства. Как известно, Советский Союз несколько раз требовал запрещения атомного оружия, но он каждый раз получал отказ от держав Атлантического блока. Это значит, что в случае нападения США на нашу страну правящие круги США будут применять атомную бомбу. Это именно обстоятельство и вынудило Советский Союз иметь атомное оружие, чтобы во всеоружии встретить агрессоров.
Конечно, агрессоры хотят, чтобы Советский Союз был безоружен в случае их нападения на него. Но Советский Союз с этим не согласен и думает, что агрессора надо встретить во всеоружии.
Следовательно, если США не думают нападать на Советский Союз, тревогу деятелей США нужно считать беспредметной и фальшивой, ибо Советский Союз не помышляет о том, чтобы когда-либо напасть на США или на какую-либо другую страну»[12].
***
Победа Великой Октябрьской социалистической революции в России привела к отпадению одной шестой части земного шара от капиталистического мира и положила начало общему кризису капитализма. Началось соревнование и борьба двух миров, двух систем: социализма и капитализма. Ленин, имея в виду это обстоятельство, писал: «Если власть Советов осуществлена, если буржуазия свергнута в одной стране, второй задачей является борьба в международном масштабе, борьба на иной плоскости, борьба пролетарского государства в среде капиталистических государств»[13].
Ту же мысль неоднократно развивал И. В. Сталин. В 1919 г. он писал: «На два непримиримых лагеря раскололся мир: лагерь империализма и лагерь социализма. Издыхающий империализм хватается за последнее средство, за «Лигу наций», стараясь спасти положение путём сплочения в единый союз грабителей всех стран. Но тщетны его усилия, ибо обстановка и время работают против него, за социализм. Волны социалистической революции неудержимо растут, осаждая твердыни империализма. Их рокот отдаётся в странах угнетённого Востока. Почва под ногами империализма загорается. Империализм обречён на неминуемую гибель»[14].
Эта борьба двух миров развернулась в области экономической, политической и идеологической, причём с первых шагов своего существования общественный и государственный строй молодой социалистической республики продемонстрировал свои преимущества перед общественным и государственным строем империалистических государств. В силу этого империалисты рассматривали мирное сосуществование и соревнование двух систем в качестве смертельной угрозы своему существованию и принимали отчаянные усилия к тому, чтобы удушить Советскую республику посредством экономической блокады и интервенции.
Для того чтобы утвердить своё существование и получить возможность полностью раскрыть все свои преимущества, Советская республика должна была доказать своё превосходство также и в области военной организации. Чтобы сохранить завоевания революции, нужно было дать беспощадный отпор агрессорам. На VIII съезде партии в 1919 г. Ленин подчеркнул мысль о том, что угнетённый класс на деле должен доказать, что он способен не только свергнуть эксплуататоров, «но и организоваться для самозащиты, поставить на карту всё»[15]. Предвидя вторжение империалистов, которое бешено готовили тогда Черчилль и другие поджигатели войны, Ленин указывал, что не было ни одной крупной революции, которая не была бы так или иначе связана с войной. «Мы, — говорил Ленин, — живём не только в государстве, но и в системе государств, и существование Советской республики рядом с империалистскими государствами продолжительное время немыслимо. В конце концов либо одно, либо другое победит. А пока этот конец наступит, ряд самых ужасных столкновений между Советской республикой и буржуазными государствами неизбежен. Это значит, что господствующий класс, пролетариат, если только он хочет и будет господствовать, должен доказать это и своей военной организацией»[16].
Это принципиальное указание Ленина грубо фальсифицируют современные поджигатели войны, пытаясь обвинить Ленина в противоречиях, поскольку он, с одной стороны, говорил о неизбежности ужасных столкновений мира социализма с миром капитализма, а с другой — обосновывал возможность сосуществования двух систем и неуклонно боролся за мир. В действительности, разумеется, здесь нет даже и намёка на какое-либо противоречие. Ленин, Сталин, большевистская партия на основе научного марксистского анализа пришли к выводу о неизбежности окончательного торжества социализма. В соревновании двух систем преимущества социалистической системы неминуемо обеспечат ей победу над капитализмом. Попытки насильственно помешать росту социализма могут только ускорить гибель капитализма. После первой мировой войны родился Советский Союз. После второй мировой войны капиталистический мир лишился ряда стран Восточной Европы и Китая. Если империалисты попытаются развязать третью мировую войну, потерпит крах вся капиталистическая система.
Ленин считался с тем, что империалисты приложат все силы для того, чтобы ликвидировать неокрепшую молодую Советскую республику, и при первой возможности нападут на неё. Такое нападение представлялось Ленину не только неизбежным, но и близким. Это предвидение Ленина полностью оправдалось. Но Ленин видел факторы и обстоятельства, определяющие возможность если не предотвращения, то оттяжки нападения на Советскую Россию со стороны империалистов и делал всё для того, чтобы продлить мирную передышку и сорвать замыслы врагов социализма. При этом Ленин умело направлял внешнюю политику социалистического государства к тому, чтобы предотвратить объединение сил агрессивных стран и помешать им осуществить планы комбинированного похода на Советскую Россию. «...Правильна ли, — спрашивал Ленин на VIII Всероссийском съезде Советов, — наша политика использования розни между ними (империалистами. — ДЧ.), чтобы затруднить для них соединение против нас?» И отвечал: «Конечно, такая политика правильна»[17].
Ленин указывал на растущие связи рабочего класса Советской страны с трудящимися капиталистического мира, на рост международного рабочего движения и освободительной борьбы в колониях, как на могучие резервы социалистической революции, сковывающие силы империалистов. Эти силы и резервы были использованы большевистской партией и советским правительством в борьбе с иностранной военной интервенцией.
Первый этап борьбы родившегося социалистического мира с капиталистическим окончился в пользу мира социализма. Советская республика в 1918–1920 гг. устояла и упрочила своё существование, получила возможность приступить к мирному социалистическому строительству. Но и капиталистическим государствам удалось выйти из политического кризиса, вызванного первой мировой войной. Сложилась новая ситуация, которая была следующим образом охарактеризована Лениным:
«Мы оказались в таком положении, что, не приобретая международной победы, единственной и прочной победы для нас, мы отвоевали себе условия, при которых можем существовать рядом с капиталистическими державами, вынужденными теперь вступить в торговые отношения с нами. В процессе этой борьбы мы отвоевали себе право на самостоятельное существование»[18].
Если ранее, в период нарастания политического кризиса в Европе и подготовки империалистами интервенции против Советской России, Ленин говорил о завоевании и использовании передышки, то с конца 1919 и начала 1920 г. Ленин говорит о гораздо более серьёзном, «о серьёзных шансах для нового строительства на более долгое время»[19]. Открылась новая полоса в развитии страны пролетарской диктатуры, «когда наше основное международное существование в сети капиталистических государств отвоёвано»[20].
Это не значит, предупреждал Ленин, что исключена возможность нового нападения на Советскую страну. Поэтому необходимо сохранение и усиление бдительности. Но, отмечает он, завоёваны условия для сосуществования двух систем на известный период. В связи с этим Ленин говорил о двух тенденциях в отношении империалистических государств к Советскому Союзу. Первая тенденция — тенденция к агрессии против Советского государства, к организации экономической блокады и т. д. Вторая тенденция — тенденция к нормальным экономическим отношениям с Советским Союзом в целях получения необходимых материалов, сырья и т. д. с тем, чтобы укрепить позиции капиталистов данной страны в конкурентной борьбе с другими группами капиталистов, увеличить свои доходы. Исчерпывающий анализ обеих этих тенденций дал И. В. Сталин:
«Каждый раз, когда капиталистические противоречия начинают обостряться, буржуазия обращает свои взоры в сторону СССР: нельзя ли разрешить то или иное противоречие капитализма, или все противоречия, вместе взятые, за счёт СССР, этой Страны Советов, цитадели революции, революционизирующей одним своим существованием рабочий класс и колонии, мешающей наладить новую войну, мешающей переделить мир по-новому, мешающей хозяйничать на своём обширном внутреннем рынке, так необходимом капиталистам, особенно теперь, в связи с экономическим кризисом.
Отсюда тенденция к авантюристским наскокам на СССР и к интервенции, которая (тенденция) должна усилиться в связи с развёртывающимся экономическим кризисом»[21].
Сталинская характеристика роли враждебного капиталистического окружения и тенденции империалистов к нападению на СССР блестяще подтвердилась в предвоенный период, в годы второй мировой войны и послевоенный период. Накануне второй мировой войны англо-американские империалисты упорно готовили агрессию германского, японского и итальянского империализма против СССР, надеясь если не ликвидировать Советское государство, то по крайней мере за его счёт разрешить разъедающие капиталистический мир противоречия. Даже будучи союзниками Советского Союза в войне против блока фашистских стран, правящие круги Англии и США не прекращали своих антисоветских происков и делали всё от них зависящее для того, чтобы Советский Союз вышел из войны обессиленным. Не их вина в том, что в действительности произошло наоборот. В послевоенный период американо-английские империалисты объединили и возглавили все реакционные силы и бешено готовят новую войну против СССР и стран народной демократии. И чем яснее вырисовывается обречённость капиталистического мира, тем сильнее эта тенденция правящих кругов империалистических стран к войне.
Но у буржуазии капиталистических стран есть и вторая тенденция в отношении к Советскому Союзу, тенденция к установлению хозяйственных связей с СССР. Эта тенденция диктуется сознанием хозяйственной и военной мощи Советского Союза, боязнью того, что капиталистам не удастся поднять народы на захватническую, разбойничью войну против Советского Союза. Империалисты не могут не понимать при этом, что война против СССР была бы для них самой опасной войной, поскольку она, особенно в современных условиях углубляющегося общего кризиса капитализма, поставит вопрос о самом существовании капитализма, о его крахе. С другой стороны, капиталистический мир разъедается глубочайшими противоречиями между самими империалистическими странами. Буржуазия каждой капиталистической страны стремится получить наивысшую прибыль и всемерно укрепить свои позиции для борьбы с буржуазией других стран. В связи с этим у определённых групп буржуазии имеется стремление получить выгоды от хозяйственных связей с СССР.
Тенденция к установлению хозяйственных связей с СССР подкрепляется мирной политикой СССР, которая вызывает сочувствие и поддержку народов мира, с чем не могут не считаться наиболее дальновидные круги буржуазии. И. В. Сталин говорил:
«Но интервенция есть палка о двух концах. Это в точности известно буржуазии. Хорошо, думает она, если интервенция пройдёт гладко и кончится поражением СССР. Ну, а как быть, если она кончится поражением капиталистов? Была ведь уже одна интервенция, которая кончилась крахом. Если первая интервенция, когда большевики были слабы, кончилась крахом, какая гарантия, что вторая не кончится также крахом? Все видят, что теперь большевики куда сильнее и экономически, и политически, и в смысле подготовки обороноспособности страны. А как быть с рабочими капиталистических стран, которые не дадут интервенировать СССР, которые будут бороться против интервенции и которые в случае чего могут ударить в тыл капиталистам? Не лучше ли пойти по линии усиления торговых связей с СССР, против чего и большевики не возражают?
Отсюда тенденция к продолжению мирных отношений с СССР»[22].
Эта тенденция с разной силой проявляется у буржуазии отдельных стран, причём в периоды кризисов и прогрессирующего ослабления позиций империализма она проявляется слабее, временами почти полностью уступая место второй тенденции, тенденции к военному нападению на СССР. Но она никогда не исчезает полностью у определённых группировок буржуазии. Несмотря на все препятствия, которые империалисты США чинят торговле других буржуазных стран с Советским Союзом, им не удаётся полностью парализовать торговые связи СССР и стран народной демократии с буржуазными странами. О тенденции к установлению хозяйственной связи с СССР свидетельствует громадный интерес среди деловых кругов капиталистических стран и даже отдельных фирм в США к международному экономическому совещанию, которое происходило в апреле 1952 г. в Москве.
Таковы две тенденции буржуазного лагеря в отношении к Советскому Союзу и странам народной демократии. Советская внешняя политика строится с учётом этих обеих тенденций, с учётом всех противоречий между империалистическими государствами, сказывающихся на действии этих тенденций, с учётом, наконец, внешней политики буржуазных государств.
Враги мира из лагеря империалистической реакции объявляют «пропагандой» утверждения коммунистов о возможности мирного сосуществования социалистической и капиталистической систем. Пускаясь в рассуждения о ленинско-сталинской трактовке этого вопроса, они, с одной стороны, путают по невежеству, с другой, сознательно фальсифицируют высказывания Ленина и Сталина и из работ Ленина и Сталина выбирают цитаты, в которых говорится о первой тенденции в поведении капиталистических стран, и обходят указания Ленина и Сталина на вторую тенденцию, тенденцию к продолжению мирных отношений с СССР. Враги мира и СССР делают вид, что не замечают того, что Ленин и Сталин после окончания гражданской войны и интервенции 1918–1920 гг. и приступа к мирному социалистическому строительству в СССР всегда исходят из того, что в определённый исторический период социалистические и капиталистические государства будут существовать рядом друг с другом.
Ленин первый из марксистов показал возможность мирного сосуществования и соревнования двух систем — социалистической и капиталистической. «Впервые мысль о сотрудничестве двух систем была высказана Лениным. Ленин — наш учитель, — говорит И. В. Сталин, а мы, советские люди — ученики Ленина. Мы никогда не отступали и не отступим от указаний Ленина»[23].
И. В. Сталин всесторонне обосновал этот тезис Ленина в своих работах. При этом И. В. Сталин особое внимание обращал на следующие моменты:
а) Основой отношений СССР с капиталистическими странами является допущение сосуществования двух противоположных систем. Возможны и целесообразны различные формы соглашений и сотрудничества между СССР и капиталистическими странами в вопросах экономических, политических и, как показал опыт второй мировой войны при определённых условиях и в военных.
б) Пределы этим соглашениям ставятся противоположностью двух систем, капиталистической и социалистической, между которыми идёт соревнование. Это значит, что при сотрудничестве должно уважаться право каждого народа самостоятельно избирать общественный и политический строй в своей стране и не требовать того, чтобы он ради сотрудничества шёл на уступки в этом решающем вопросе. «В рамках, допустимых этими двумя системами, но только в этих рамках, соглашения вполне возможны»[24], — говорил И. В. Сталин.
Две различные экономические системы, говорил И. В. Сталин в беседе с Гарольдом Стассеном, конечно, могут сотрудничать друг с другом. «Различие между ними не имеет существенного значения, поскольку речь идёт о их сотрудничестве. Экономические системы в Германии и США одинаковые, но, тем не менее, между ними возникла война. Экономические системы США и СССР различны, но они не воевали друг с другом, а сотрудничали во время войны. Если две разные системы могли сотрудничать во время войны, то почему они не могут сотрудничать в мирное время? Конечно, подразумевается, что если будет желание сотрудничать, то сотрудничество вполне возможно при разных экономических системах. Но если нет желания сотрудничать, то даже при одинаковых экономических системах государства и люди могут передраться».
«Надо, — говорил далее И. В. Сталин, — проводить различие между возможностью сотрудничать и желанием сотрудничать. Всегда существует возможность сотрудничества, но не всегда имеется желание сотрудничать. Если одна сторона не желает сотрудничать, то результатом будет конфликт, война».
Правящие круги Англии, Франции, США, Японии не хотели сотрудничать с молодой Советской республикой и организовали вооружённую интервенцию против неё, а позднее, когда интервенция потерпела поражение, проводили экономическую блокаду и стремились к установлению политической изоляции СССР.
Гитлеровская Германия, её правители не хотели сотрудничества с СССР и напали на Советский Союз. «Могли СССР сотрудничать с Германией? Да, СССР мог сотрудничать с Германией, но немцы не захотели сотрудничать. В противном случае, СССР сотрудничал бы с Германией, так же как с любой другой страной. Как видите, — заключил И. В. Сталин, — это относится к области желаний, а не возможности сотрудничать».
На вопрос редакторов американских газет: «На какой основе возможно сосуществование капитализма и коммунизма?», И. В. Сталин 31 марта 1952 г. ответил: «Мирное сосуществование капитализма и коммунизма вполне возможно при наличии обоюдного желания сотрудничать, при готовности исполнять взятые на себя обязательства, при соблюдении принципа равенства и невмешательства во внутренние дела других государств».
Сотрудничество двух систем будет осуществляться тогда, когда обе стороны, а не один Советский Союз проявят добрую волю к миру и согласованному разрешению интересующих их вопросов. Стремление капиталистических стран, особенно Соединённых Штатов Америки, диктовать свою волю Советскому Союзу или странам народной демократии, конечно, не свидетельствует о желании их правительств сотрудничать с СССР и странами народной демократии.
Соглашения и сотрудничество двух систем осуществляются в условиях соревнования и борьбы между ними. Правящие круги капиталистических стран полны пессимизма и неуверенности в перспективах капитализма, несмотря на всю шумиху о «крепости» буржуазных порядков, в то время как трудящиеся СССР и стран народной демократии полны оптимизма и веры в преимущества социализма, преимущества, обоснованные не только теоретически, но и подтверждённые практикой. Отсюда вытекает принципиальность и последовательность мирной политики СССР и стран народной демократии, народы которых уверены в победе социализма в этом соревновании. Капиталисты не уверены в благоприятных для них перспективах мирного соревнования двух систем; отсюда их стремление военными методами изменить соотношение сил в свою пользу, подготовить войну против СССР и стран народной демократии. И чем труднее становится их положение внутри своей страны, чем безнадёжнее становятся их перспективы в мирном соревновании, тем с большим ожесточением готовят они новую войну.
Возможность сосуществования двух систем превращается в действительность благодаря непрестанному росту могущества СССР — страны социализма, а также благодаря укреплению стран народной демократии, росту сил лагеря мира, социализма и демократии во всём мире. Превращению возможности сотрудничества двух систем в действительность служит мудрая сталинская внешняя политика СССР, опирающаяся на трезвую оценку соотношения сил на международной арене, учитывающая борьбу двух тенденций в капиталистическом мире по отношению к СССР и противоречия между самими капиталистическими странами. Внешняя политика Советского социалистического государства последовательно и неустанно отстаивает дело мира, вызывая к себе симпатии трудящихся всех стран и мешая агрессорам творить их чёрное дело. Движение народных масс, не желающих войны и организованных в международный фронт борцов за мир, является могучей силой, способной в современных условиях предотвратить войну, которую готовят американо-английские и прочие поджигатели войны.
***
Советская страна с первых дней своего существования неустанно борется за мир и за установление нормальных, деловых связей со всеми странами независимо от их экономической системы. 8 ноября 1917 г., на другой же день после установления Советской власти, II Всероссийский съезд Советов принял знаменитый, написанный Лениным Декрет о мире, в котором предлагалось всем воюющим народам и их правительствам начать немедленно переговоры о справедливом, демократическом мире, без аннексий и контрибуций. Чтобы выбить из рук империалистов все возражения, советское правительство подчёркивало, что требования мира без аннексий и контрибуций не являются ультимативными, что советское правительство готово рассмотреть и всякие другие условия мира и настаивает на их незамедлительном представлении.
Предложение советского правительства о заключении мира приняли только германские империалисты, которые, используя трудное положение Советской республики и предательское поведение Троцкого, продиктовали условия грабительского Брестского мирного договора. Советский народ пошёл на величайшие жертвы, чтобы выйти из войны. Империалистическая политика Англии, Франции, США, правительства которых даже не ответили на мирный призыв народов Советской России, позволила немецким империалистам продиктовать эти условия. Ленин по этому поводу писал:
«Именно англо-французская и американская буржуазия не приняла нашего предложения, именно она отказалась даже разговаривать с нами о всеобщем мире! Именно она поступила предательски по отношению к интересам всех народов, именно она затянула империалистскую бойню!
Именно она, спекулируя на то, чтобы снова втянуть Россию в империалистскую войну, отстранилась от мирных переговоров и тем развязала руки столь же разбойническим капиталистам Германии, которые навязали России аннексионистский и насильственный Брестский мир!»[25].
Советское государство прилагало все усилия к тому, чтобы установить нормальные отношения со всеми буржуазными странами. Однако правящие круги Англии, Франции, США, Японии ответили на это организацией интервенции. Советскому народу и Советскому государству пришлось в мучительно тяжёлой борьбе отстаивать своё право на существование, свою независимость.
После поражения белогвардейцев и интервентов империалисты США, Англии и Франции продолжали экономическую блокаду Советской республики, осуществляли политику полной изоляции её, выжидая удобного случая для нового нападения на Советскую Россию. Советское правительство настойчиво стремилось добиться нормализации отношений с капиталистическими странами и делового сотрудничества с ними. В 1920 г. Ленин, отвечая на вопросы американской газеты, ещё раз подчеркнул, что планы советского правительства в Европе и в Азии, как и во всём мире, состоят в стремлении к мирному сожительству с народами всех стран. Отвечая на вопрос газеты: «Основы мира с Америкой?», Ленин заявил: «Пусть американские капиталисты не трогают нас. Мы их не тронем». А на следующий вопрос: «Препятствия для такого мира?», Ленин сказал: «Никаких с нашей стороны. Империализм со стороны американских (как и любых иных) капиталистов»[26].
Советское правительство в своей внешней политике умело использовало противоречия между империалистами, мешая им сговориться за счёт интересов СССР. Так, например, советская дипломатия сорвала замыслы империалистов США, Англии, Франции создать на Генуэзской конференции в 1922 г. единый капиталистический фронт против Советской России, добившись заключения Раппальского договора с Германией, обоюдно выгодного и Германии и Советской стране. Упорная, настойчивая миролюбивая политика советского правительства, опирающаяся на растущую мощь социалистического государства и сочувствие народных масс капиталистических и колониальных стран, привела к тому, что капиталистические государства одно за другим стали восстанавливать с нашей страной дипломатические отношения. В 1924 г. дипломатические отношения были восстановлены с Англией, Францией, Японией, Италией (с Германией дипломатические отношения были установлены в 1922 г.). Советский Союз завоевал целый период мирной передышки.
Период мирной передышки не означал того, что империалисты сложили оружие и перестали вести борьбу с Советским государством доступными им методами. В росте и укреплении социалистического хозяйства СССР капиталистические правительства видели угрозу существованию капиталистической системы. «Поэтому империалистические правительства принимали все возможные меры, чтобы произвести новый нажим на СССР, внести замешательство, сорвать или, по крайней мере, затормозить дело индустриализации СССР»[27].
В мае 1927 г. консервативное правительство Англии порвало дипломатические и торговые отношения с СССР.
Летом 1929 г. империалисты организовали конфликт на КВЖД, захват милитаристами Китайской Восточной железной дороги и нападение на дальневосточные рубежи нашей Родины. Империалисты Франции, Англии, Германии, Японии и США усиленно готовили новую интервенцию против СССР, которая должна была разразиться в начале 30‑х годов. Но быстрый рост хозяйственной и оборонной мощи СССР, разгром эксплуататорских классов и их агентуры, миролюбивая политика СССР одержали полную победу и помешали поджигателям войны организовать тогда новый военный поход против СССР.
Мировой экономический кризис 1929–1933 гг. ещё больше обострил противоречия между империалистическими государствами и побудил буржуазию искать выхода из кризиса в фашизации своих стран и в войне. В этот период возникли два очага новой войны: на Востоке — в Японии, которая напала на Китай и захватила Манчжурию, создав марионеточное государство Манчжоу-го, и в центре Европы — в Германии, после прихода немецких фашистов к власти. К Японии и Германии вскоре присоединилась фашистская Италия, напавшая в 1935 году на Абиссинию и вместе с гитлеровской Германией осуществившая военную интервенцию против республиканской Испании. Сложился блок агрессивных государств, развернувший лихорадочную деятельность по подготовке и развязыванию новой войны при попустительстве и содействии американских, английских и французских империалистов.
Только Советский Союз делал всё, что было возможно, для обуздания агрессоров. В 1932 г. Советский Союз выступил с предложением о заключении конвенции о всеобщем разоружении, а в случае её отклонения — о пропорциональном и прогрессивном сокращении вооружений. Эти предложения Советского Союза были отвергнуты правящими кругами Англии, Франции и других буржуазных стран. В 1933 г. Советский Союз предложил принять определение агрессии, сформулированное предельно чётко. В этом определении говорилось, что нападающей стороной является государство, которое совершает одно из следующих действий:
«1) Объявление войны другому государству.
2) Вторжение своих вооружённых сил, хотя бы без объявления войны, на территорию другого государства.
3) Нападение своими сухопутными, морскими или воздушными силами, хотя бы без объявления войны, на территорию, на суда или на воздушные суда другого государства.
4) Морскую блокаду берегов или портов другого государства.
5) Поддержку, оказанную вооружённым бандам, которые, будучи образованы на его территории, вторгнутся на территорию другого государства, или отказ, несмотря на требование государства, подвергшегося вторжению, принять на своей собственной территории все зависящие от него меры для лишения названных банд всякой помощи или покровительства».
Это определение было поддержано представителями многих буржуазных стран. Оно легло в основу договоров о ненападении, заключённых СССР с соседними странами.
Когда Лига наций, созданная после первой мировой войны как инструмент в руках империалистов, используемый против СССР, после ухода из неё стран, развязывавших вторую мировую войну, оказалась неким бугорком, способным хотя бы несколько затруднить дело войны и облегчить дело мира, СССР в 1934 г. вступил в Лигу наций.
На всём протяжении предвоенного периода (1937–1941) советское правительство и советская делегация в Лиге наций отстаивали принцип коллективной безопасности. Однако Англия и Франция, руководившие тогда Лигой наций, отказались от коллективного отпора агрессорам. Империалисты США, Англии и Франции хотели не соглашения с СССР для обуздания фашистской агрессии, а соглашения с агрессорами за счёт интересов СССР.
Правительства Англии, Франции и США разрешили Гитлеру захватить Австрию, Чехословакию и вели переговоры с представителями гитлеровской Германии и Польши о том, чтобы Германия направила свою экспансию на восток, против СССР. В этом был коварный смысл политики «умиротворения» агрессора и «невмешательства». Эту реакционную и преступную политику правящих кругов США, Англии и Франции разоблачил И. В. Сталин на XVIII съезде ВКП(б).
«Политика невмешательства, — говорил он, — означает попустительство агрессии, развязывание войны, — следовательно, превращение её в мировую войну. В политике невмешательства сквозит стремление, желание — не мешать агрессорам творить своё чёрное дело, не мешать, скажем, Японии впутаться в войну с Китаем, а ещё лучше с Советским Союзом, не мешать, скажем, Германии увязнуть в европейских делах, впутаться в войну с Советским Союзом, дать всем участникам войны увязнуть глубоко в тину войны, поощрять их в этом втихомолку, дать им ослабить и истощить друг друга, а потом, когда они достаточно ослабнут, — выступить на сцену со свежими силами, выступить, конечно, «в интересах мира», и продиктовать ослабевшим участникам войны свои условия»[28].
И. В. Сталин раскрыл карты поджигателей войны, разоблачил империалистическую англо-французскую политику изоляции Советского Союза, показал, что правительства Англии и Франции затяжкой переговоров с СССР в 1939 г. прикрывали своё желание достичь соглашения с агрессором против СССР и делали всё возможное для того, чтобы натравить гитлеровскую Германию на СССР.
Перед Советским Союзом в 1939 г. стоял такой выбор: либо принять предложение Германии заключить пакт о ненападении и тем самым сорвать планы поджигателей войны, продлить для СССР мир и использовать его для лучшей подготовки отпора агрессору; либо отклонить германское предложение, позволив империалистам Англии, Франции, США втянуть СССР в войну с Германией в условиях созданной англо-французскими империалистами изоляции СССР.
«Как в 1918 году ввиду враждебной политики западных держав Советский Союз оказался вынужденным заключить Брестский мир с немцами, так и теперь, в 1939 году, через 20 лет после Брестского мира, Советский Союз оказался вынужденным заключить пакт с немцами ввиду той же враждебной политики Англии и Франции»[29].
При этом важно подчеркнуть, что СССР был не единственной и не первой страной, заключившей с гитлеровской Германией пакт о ненападении. Причём СССР заключил пакт с Германией не в целях провокации войны, как это сделали до него правительства Англии, Франции и Польши, а в целях срыва планов провокаторов войны.
Мудрая миролюбивая политика Советского Союза снова одержала победу. Советскому Союзу удалось выиграть время для дальнейшего укрепления своей экономической и военной мощи, отодвинуть свои границы на запад и преградить путь беспрепятственному продвижению немецкой агрессии на восток. Последовательно осуществляя политику мира и обуздания агрессоров, советское правительство учитывало, что гитлеровская Германия рано или поздно нападёт на СССР. Поэтому оно в 1939–1940 гг. создало «восточный фронт» против гитлеровской агрессии от Балтийского до Чёрного моря. Были освобождены белорусские и украинские земли. Было развёрнуто строительство линии обороны вдоль западных границ украинских и белорусских земель. Вскоре после освобождения Западной Украины и Белоруссии были подписаны пакты о взаимопомощи с прибалтийскими республиками: Литвой, Латвией, Эстонией.
Тогдашние фашистские руководители Финляндии, тесно связанные с гитлеровцами, отвергли предложения советского правительства о заключении договора о ненападении и о передвижении границы от Ленинграда на Карельском перешейке взамен вдвое большей территории в Карелии. Тогдашние правители Финляндии хотели превратить свою страну в плацдарм для нападения гитлеровской Германии на Советский Союз. Враждебные действия и прямые военные провокации правящих кругов Финляндии развязали финско-советскую войну. В результате этой войны государственная граница СССР на северо-западе была отодвинута от Ленинграда на 150 км. «Советский Союз, разбивший финскую армию и имевший полную возможность занять всю Финляндию, не пошёл на это и не потребовал никакой контрибуции в возмещение своих военных расходов, как это сделала бы всякая другая держава, а ограничил свои пожелания минимумом...»[30].
Летом 1940 г. советские войска вступили в Эстонию, Латвию и Литву, Буковину и Молдавию. «Таким образом было закончено формирование «восточного» фронта от Балтийского моря до Чёрного моря против гитлеровской агрессии»[31].
Руководящие империалистические круги Англии и Франции не только всячески поносили СССР за создание «восточного фронта», но и прямо противодействовали усилиям Советского Союза по созданию преграды для гитлеровской агрессии. А в период финско-советской войны 1939–1940 гг. они усиленно готовились к нападению на СССР. Они хотели вместо войны с гитлеровской Германией войны с СССР. Разгром войск фашистской Финляндии положил конец проискам англо-французских империалистов, которым пришлось ограничиться потоком лжи и клеветы на СССР и опереточным спектаклем «исключения» Советского Союза из Лиги наций.
Вопреки усилиям англо-французских империалистов, «восточный фронт» был создан и сыграл большую роль в ускорении разгрома гитлеровской Германии в интересах всех свободолюбивых народов.
После вероломного нападения гитлеровской Германии и её сателлитов на Советский Союз реакционные круги Англии и США сочли, что наступил желанный для них момент, что война приведёт к гибели Советской власти или по крайней мере к истощению Советского Союза. Бывший в то время сенатором теперешний президент США г. Трумэн через день после нападения гитлеровской Германии на СССР заявил: «Если мы увидим, что выигрывает Германия, то нам следует помогать России, а если выигрывать будет Россия, то нам следует помогать Германии и, таким образом, пусть они убивают как можно больше».
Но глубокие противоречия между империалистическими странами: США, Англией и Францией, с одной стороны, и Германией, Японией и Италией — с другой, стремление буржуазии США, Англии и Франции устранить мощную конкуренцию Германии и Японии вынудили правящие круги США и Англии пойти на сотрудничество с Советским Союзом. Решающую роль при этом сыграла воля народных масс западных стран к сотрудничеству с Советским Союзом.
Англо-советско-американская коалиция, сложившаяся в годы войны благодаря мудрой сталинской внешней политике, явилась блестящим доказательством возможности сотрудничества социалистического государства с буржуазными, если эти государства проявляют желание сотрудничать.
Разумеется, и тогда были серьёзные разногласия между СССР и правительствами Англии и США. Из них самым существенным был вопрос о втором фронте против гитлеровской Германии. Но эти разногласия свидетельствовали лишь о том, что реакционеры в Англии и США преследовали свои особые цели во второй мировой войне и не отказались от своих планов ослабления СССР. Они стремились подорвать мощь Германии, устранить Германию как опасного конкурента на мировом рынке. «Но в их намерения отнюдь не входило освобождение Германии и других стран от господства реакционных сил, являющихся постоянными носителями империалистической агрессии и фашизма, как не входило и осуществление коренных демократических преобразований.
Вместе с тем они строили расчёты на ослабление СССР, на его обескровление и на то, что в результате изнурительной войны СССР надолго потеряет своё значение как великая и мощная держава и попадёт после войны в зависимость от Соединённых Штатов Америки и Великобритании»[32].
Правящие круги Англии и США в годы войны показали, что межсоюзнические отношения они строят не на основе взаимного доверия и уважения, а руководствуются стремлением ослабить своего союзника для использования его в своих интересах и укрепления своего положения за его счёт. Только мудрая сталинская политика советского правительства обеспечила в этих условиях сохранение и укрепление антигитлеровской коалиции и на практике подтвердила ленинско-сталинский тезис о возможности сотрудничества стран, имеющих различные социально-политические структуры.
Таким образом, вся история Советского государства с момента его возникновения, вся его внешнеполитическая деятельность свидетельствуют о том, что Советское государство настойчиво боролось за мир между народами, неустанно разоблачало агрессоров, боролось за объединение демократических сил для обуздания агрессии и агрессоров, проявляло готовность сотрудничать с капиталистическими странами, желающими поддерживать деловые отношения с СССР.




[1] И. В. Сталин, Соч., т. 5, стр. 85.
[2] И. В. Сталин, Соч., т. 5, стр. 85.
[3] См. И. В. Сталин, Соч., т. 12, стр. 254.
[4] «История ВКП(б). Краткий курс», стр. 289.
[5] И. В. Сталин, Беседа с председателем американского газетного объединения «Скриппс-Говард Ньюспейперс» г‑ном Рой Говардом 1‑го марта 1936 г., Госполитиздат, 1939, стр. 7.
[6] И. В. Сталин, Соч., т. 7, стр. 237.
[7] И. В. Сталин, Соч., т. 7, стр. 296.
[8] См. И. В. Сталин, Соч., т. 13, стр. 302–303.
[9] См. И. В. Сталин, Соч., т. 13, стр. 305.
[10] И. В. Сталин, Вопросы ленинизма, изд. 11, стр. 574.
[11] И. В. Сталин, Соч., т. 10, стр. 46.
[12] И. В. Сталин, Ответ корреспонденту «Правды» насчёт атомного оружия, Госполитиздат, 1951, стр. 4–5.
[13] В. И. Ленин, Соч., т. 29, изд. 4, стр. 40.
[14] И. В. Сталин, Соч., т. 4, стр. 235.
[15] В. И. Ленин, Соч., т. 29, изд. 4, стр. 133.
[16] В. И. Ленин, Соч., т. 29, изд. 4, стр. 133.
[17] В. И. Ленин, Соч., т. 31, изд. 4, стр. 440.
[18] В. И. Ленин, Соч., т. 31, изд. 4, стр. 384.
[19] В. И. Ленин, Соч., т. 31, изд. 4, стр. 386.
[20] В. И. Ленин, Соч., т. 31, изд. 4, стр. 385.
[21] И. В. Сталин, Соч., т. 12, стр. 255.
[22] И. В. Сталин, Соч., т. 12, стр. 256.
[23] Запись беседы тов. И. В. Сталина с Гарольдом Стассеном 9 апреля 1947 г., «Правда», 8 мая 1947 г.
[24] И. В. Сталин, Соч., т. 10, стр. 123.
[25] В. И. Ленин, Соч., т. 28, изд. 4, стр. 46–47.
[26] «Большевик» № 7 за 1950 г., стр. 11–12.
[27] «История ВКП(б). Краткий курс», стр. 269.
[28] И. В. Сталин, Вопросы ленинизма, изд. 11, стр. 570–571.
[29] «Фальсификаторы истории (Историческая справка)», стр. 54.
[30] В. М. Молотов, Доклад на VI Сессии Верховного Совета СССР от 29 марта 1940 года, «Большевик» № 7 за 1940 г., стр. 9.
[31] «Фальсификаторы истории (Историческая справка)», стр. 63.
[32] «Фальсификаторы истории (Историческая справка)», стр. 75.

Вернуться к оглавлению.

Комментариев нет: