понедельник, 7 ноября 2016 г.

1. Пути разрешения национального вопроса в СССР.

Национально-колониальный вопрос занимает в ленинизме важное место. Значение национально-колониального вопроса состоит в том, что действительное его разрешение обеспечивает превращение зависимых и колониальных стран из резерва империалистической буржуазии в резерв и союзника революционного пролетариата. Значение национального вопроса состоит, далее, в том, что его правильное решение обеспечивает вовлечение всех трудящихся разных национальностей в коммунистическое строительство после установления диктатуры пролетариата и является одним из непременных условий прочности и непобедимости социалистического государства.
«Ленинизм доказал, а империалистическая война и революция в России подтвердили, что национальный вопрос может быть разрешён лишь в связи и на почве пролетарской революции, что путь победы революции на Западе проходит через революционный союз с освободительным движением колоний и зависимых стран против империализма. Национальный вопрос есть часть общего вопроса о пролетарской революции, часть вопроса о диктатуре пролетариата»[1].
Ленинизм раскрыл неразрывную связь разрешения национального вопроса с революционной борьбой пролетариата и всех трудящихся против империализма и обосновал новый, единственно возможный метод действительного решения национального вопроса, метод социалистического интернационализма.
«Раньше, — говорит товарищ Сталин, — «принято было» думать, что единственным методом освобождения угнетённых народов является метод буржуазного национализма, метод отпадения наций друг от друга, метод их разъединения, метод усиления национальной вражды между трудящимися массами различных наций.
Теперь эту легенду нужно считать опровергнутой. Одним из важнейших результатов Октябрьской революции является тот факт, что она нанесла этой легенде смертельный удар, показав на деле возможность и целесообразность пролетарского, интернационального метода освобождения угнетённых народов, как единственно правильного метода, показав на деле возможность и целесообразность братского союза рабочих и крестьян самых различных народов на началах добровольности и интернационализма. Существование Союза Советских Социалистических Республик, являющегося прообразом будущего объединения трудящихся всех стран в едином мировом хозяйстве, не может не служить прямым тому доказательством»[2].
Социалистическая революция и диктатура пролетариата являются необходимым условием для разрешения национального вопроса.
Попытки решить национальный вопрос методом буржуазного национализма, ведущим к усилению национальной вражды, никогда не являлись и не могут служить настоящим решением. В конечном счёте они ещё более запутывают национальный вопрос. Это и естественно. Тенденция к политическому освобождению от империалистических оков и к образованию самостоятельного государства неотделима от тенденции к хозяйственному сближению наций, тенденции, которую империализм осуществляет путём колониальных захватов и аннексий. Таким образом, капитализм неизбежно составляет основу национального гнёта и национальной розни.
«Существование капитализма без национального гнёта так же немыслимо, как немыслимо существование социализма без освобождения угнетённых наций, без национальной свободы. Шовинизм и национальная борьба неизбежны, неотвратимы, пока крестьянство (и вообще мелкая буржуазия), полное националистических предрассудков, идёт за буржуазией, и, наоборот, национальный мир и национальную свободу можно считать обеспеченными, если крестьянство идёт за пролетариатом, т. е. если обеспечена диктатура пролетариата. Поэтому победа Советов и установление диктатуры пролетариата являются основным условием уничтожения национального гнёта, установления национального равенства, обеспечения прав национальных меньшинств»[3].
Определяя путь разрешения национального вопроса в ходе социалистической революции, Ленин и Сталин подчёркивают необходимость конкретно-исторического и классового анализа национальных проблем. Ещё в своей самой ранней работе по национальному вопросу — «Как понимают социал-демократы национальный вопрос» — товарищ Сталин показал, что национальные движения различаются по своему классовому характеру, а разные классы по-разному оценивают и решают национальный вопрос, в силу чего всегда необходим конкретно-исторический подход к национальной проблеме.
В работе «Марксизм и национальный вопрос» товарищ Сталин показывает различные условия существования наций в Австро-Венгрии и в России и снова со всей силой выдвигает тезис о важности изучения конкретно-исторических условий, составляющих исходный пункт марксистского анализа, о диалектико-материалистической постановке как единственно верной постановке вопроса, составляющей ключ к решению национального вопроса.
В работе «Об основах ленинизма» и других своих произведениях товарищ Сталин снова и снова обращает внимание на то, что национальное движение угнетённых народов следует расценивать не с точки зрения абстрактных прав и формальной демократии, «а с точки зрения фактических результатов в общем балансе борьбы против империализма»[4], с точки зрения интересов революционного рабочего движения, интересов социалистической революции.
Рассматривая национальный вопрос в эпоху диктатуры пролетариата, И. В. Сталин особенно подчёркивает важность конкретно-исторической постановки вопроса и пролетарского классового подхода к его решению. Когда враг народа Бухарин на XII съезде партии пытался подменить вопрос о диктатуре рабочего класса вопросом национальным, товарищ Сталин дал решительный отпор проискам врагов партии и народа. И. В. Сталин показал, что главным вопросом для рабочего класса является вопрос о завоевании и укреплении диктатуры пролетариата, что национальный вопрос является производным.
«Для нас, как для коммунистов, ясно, — говорил товарищ Сталин, — что основой всей нашей работы является работа по укреплению власти рабочих, и после этого только встаёт перед нами другой вопрос, вопрос очень важный, но подчинённый первому, — вопрос национальный...
Следует помнить, что, кроме права народов на самоопределение есть ещё право рабочего класса на укрепление своей власти, и этому последнему праву подчинено право на самоопределение. Бывают случаи, когда право на самоопределение вступает в противоречие с другим, высшим правом, — правом рабочего класса, пришедшего к власти, на укрепление своей власти. В таких случаях, — это нужно сказать прямо, — право на самоопределение не может и не должно служить преградой делу осуществления права рабочего класса на свою диктатуру. Первое должно отступить перед вторым. Так обстояло дело, например, в 1920 году, когда мы вынуждены были, в интересах обороны власти рабочего класса, пойти на Варшаву»[5].
Так обстояло дело в 1939 г., когда тогдашние правители Финляндии — таннеры, маннергеймы и К°, выполняя задание международной империалистической реакции, превратили свою страну в плацдарм для нападения на Советский Союз и спровоцировали нападение Финляндии на СССР, что и вынудило советское правительство в интересах обороны страны пролетарской диктатуры дать урок зарвавшимся реакционерам, отодвинуть границу Финляндии от Ленинграда за Карельский перешеек и тем укрепить безопасность северо-западной границы Советского Союза и славного города Ленина.
Что же касается классовой сущности национального вопроса в советских условиях на первых этапах существования советского строя, то она состояла в определении правильных взаимоотношений между рабочим классом бывшей державной нации, в данном случае русским рабочим классом, и крестьянством бывших угнетённых национальностей, которые тогда не имели или почти не имели национального пролетариата. С точки зрения взаимоотношения классов в сфере национального вопроса в начале нэп речь шла «об установлении правильных взаимоотношений между пролетариатом бывшей державной нации, представляющим наиболее культурный слой пролетариата всей нашей федерации, и крестьянством, по преимуществу крестьянством ранее угнетённых национальностей. В этом — классовая сущность национального вопроса. Если пролетариату удастся установить с инонациональным крестьянством отношения, могущие подорвать все пережитки недоверия ко всему русскому, которое десятилетиями воспитывалось и внедрялось политикой царизма, если русскому пролетариату удастся, более того, добиться полного взаимного понимания и доверия, установить действительный союз не только между пролетариатом и русским крестьянством, но и между пролетариатом и крестьянством ранее угнетённых национальностей, то задача будет разрешена»[6].
Только авангардная роль рабочего класса, руководимого большевистской партией, опирающегося на социалистическое государство и последовательно осуществляющего ленинско-сталинскую политику в национальном вопросе, обеспечила решение национального вопроса в духе последовательного интернационализма, в духе братства, дружбы и сотрудничества народов Советского Союза.
Разработанная и направляемая Лениным и Сталиным политика большевистской партии и Советского государства в национальном вопросе осуществлялась последовательно и целеустремлённо. Политическое и правовое равенство всех народностей и наций бывшей Российской империи было провозглашено сразу же после победы Октябрьской социалистической революции. Все народы России получили право самостоятельно решать вопрос о своей государственной принадлежности и о своём государственном устройстве, что явилось первым и самым действенным условием подлинного равноправия народов и уничтожения национального гнёта. Ленин и Сталин указывали, что дружба и взаимное доверие народов могут быть осуществлены лишь на основе предоставления права нациям на самоопределение, вплоть до государственного отделения. «Мы хотим свободного соединения, — говорил Ленин накануне Октябрьской социалистической революции, — и потому мы обязаны признать свободу отделения»[7].
Большевистская партия, Ленин и Сталин исходили из того, что полная ликвидация национального гнёта и предоставление народам права на государственное самоопределение в условиях социалистической революции породят у народов, освободившихся от империалистического гнёта, тягу к объединению на основе равенства и добровольности. Большевистская партия настойчиво разъясняла массам, что объединение усилий трудящихся разных национальностей для укрепления советского строя есть важнейшее условие успеха дела построения социализма и коммунизма. В 1920 г. товарищ Сталин говорил:
«Конечно, окраины России, нации и племена, населяющие эти окраины, как и всякие другие нации, имеют неотъемлемое право на отделение от России, и если бы какая-либо из этих наций решила в своём большинстве отделиться от России, как это было с Финляндией в 1917 году, то России, вероятно, пришлось бы констатировать факт и санкционировать отделение. Но речь идёт здесь не о правах наций, которые неоспоримы, а об интересах народных масс как центра, так и окраин, речь идёт о характере той агитации, который (характер) определяется этими интересами и которую (агитацию) обязана вести наша партия, если она (партия) не хочет отречься от самой себя, если она хочет повлиять на волю трудовых масс национальностей в определённом направлении. Ну, а интересы народных масс говорят, что требование отделения окраин на данной стадии революции глубоко контрреволюционно»[8].
Весь ход социалистической революции и коммунистического строительства в СССР подтверждает глубину и справедливость неоспоримых положений Ленина и Сталина о том, что предоставление права на отделение, будучи непременным условием для ликвидации всяческого национального гнёта, служит при социализме делу объединения наций на началах добровольности, равенства и взаимопомощи.
«Так от распада старого империалистического единства через независимые советские республики народы России приходят к новому добровольному братскому единству»[9], — указывал товарищ Сталин, характеризуя процесс объединения советских республик.
Право наций на самоопределение вплоть до государственного отделения, провозглашённое Октябрьской социалистической революцией и закреплённое во всех советских конституциях, есть первое из неотъемлемых прав народов СССР. Товарищ Сталин ещё в 1913 г. в работе «Марксизм и национальный вопрос» разъяснял, что «только сама нация имеет право определить свою судьбу, никто не имеет права насильственно вмешиваться в жизнь нации, разрушать её школы и прочие учреждения, ломать её нравы и обычаи, стеснять её язык, урезывать права»[10].
После Октябрьской социалистической революции, конкретизируя положение о неотъемлемых правах каждой нации и каждой народности, сотрудничающей с другими народами в рамках единого социалистического государства, товарищ Сталин исчерпывающе охарактеризовал задачи, стоящие перед коммунистической партией и Советским государством в деле защиты прав трудящихся разных национальностей, в приобщении их к коммунистическому строительству, в быстрейшем развитии их культуры, национальной по форме, социалистической по содержанию. «Теперь, — говорил товарищ Сталин, — когда помещики и буржуазия свергнуты, а Советская власть провозглашена народными массами и в этих странах (речь шла о национальных окраинах бывшей Российской империи — Украине, Белоруссии, Грузии, Армении, Азербайджане, Туркестане и т. д. — ДЧ.), задача партии состоит в том, чтобы помочь трудовым массам невеликорусских народов догнать ушедшую вперёд центральную Россию помочь им:
а) развить и укрепить у себя советскую государственность в формах, соответствующих национальному облику этих народов;
б) поставить у себя действующие на родном языке суд, администрацию, органы хозяйства, органы власти, составленные из людей местных, знающих быт и психологию местного населения;
в) развить у себя прессу, школу, театр, клубное дело и вообще культурно-просветительные учреждения на родном языке»[11].
Принцип равноправия национальностей Советская власть последовательно осуществляет с первых дней своего существования. В историческом обращении II Всероссийского съезда Советов к рабочим, солдатам и крестьянам, провозгласившем образование Советской власти, говорилось, что Советская власть обеспечит право всем нациям на самоопределение. В «Декларации прав трудящегося и эксплуатируемого народа», составленной Лениным при участии товарища Сталина и принятой III Всероссийским съездом Советов в январе 1918 г., было сказано, что «Советская Российская Республика учреждается на основе свободного союза свободных наций, как федерация советских национальных республик». В Декларации об образовании СССР, написанной товарищем Сталиным и принятой I съездом Советов СССР в декабре 1922 г., было сказано, что Союз Советских Социалистических Республик является добровольным объединением равноправных народов, что «новое союзное государство явится достойным увенчанием заложенных ещё в октябре 1917 года основ мирного сожительства и братского сотрудничества народов».
Основой Советского многонационального государства может быть лишь добровольность и равенство членов государственного союза, учит товарищ Сталин. «Добровольность и равенство — потому, что исходным пунктом нашей национальной программы является пункт о праве наций на самостоятельное государственное существование»[12].
Это коренное положение ленинско-сталинской национальной политики и этот основной принцип, положенный в основу Советского многонационального государства, закреплён и в ныне действующей Сталинской Конституции СССР. Товарищ Сталин на Чрезвычайном VIII Всесоюзном съезде Советов решительно выступил против поправки о том, чтобы исключить 17‑ю статью, говорящую о праве союзных республик на свободный выход из СССР. «Я думаю, — говорил товарищ Сталин, — что это предложение неправильно и потому не должно быть принято Съездом. СССР есть добровольный союз равноправных Союзных республик. Исключить из Конституции статью о праве свободного выхода из СССР, — значит нарушить добровольный характер этого союза. Можем ли мы пойти на этот шаг? Я думаю, что мы не можем и не должны идти на этот шаг. Говорят, что в СССР нет ни одной республики, которая хотела бы выйти из состава СССР, что ввиду этого статья 17‑ая не имеет практического значения. Что у нас нет ни одной республики, которая хотела бы выйти из состава СССР, это, конечно, верно. Но из этого вовсе не следует, что мы не должны зафиксировать в Конституции право Союзных республик на свободный выход из СССР. В СССР нет также такой Союзной республики, которая хотела бы подавить другую Союзную республику. Но из этого вовсе не следует, что из Конституции СССР должна быть исключена статья, трактующая о равенстве прав Союзных республик»[13].
Таким образом, правовое равенство национальностей было осуществлено с первых дней Октябрьской социалистической революции и с того момента является незыблемым устоем Советского социалистического государства.
Однако правовое равенство национальностей ещё не означает их фактического равенства. Последнее должно быть завоёвано в ходе социалистического строительства, на основе диктатуры пролетариата, на основе правового равенства национальностей.
Принимая во внимание то обстоятельство, что помещики и капиталисты царской России в течение столетий старались убить среди нерусских национальностей зачатки всякой государственности, изуродовать их культуру, стеснять их язык, держать их в невежестве и по возможности русифицировать их, необходимо было не просто установить правовое равенство национальностей, но и настойчиво бороться за использование трудящимися всех наций своих прав. Товарищ Сталин отмечал, что Советская власть получила в наследство фактическое неравенство национальностей, неравенство хозяйственное и культурное. Правовое национальное равенство, завоёванное Октябрьской социалистической революцией, является великим завоеванием, но оно ещё не решает само по себе национального вопроса в Советском Союзе. Суть национального вопроса в Советской стране, говорил товарищ Сталин, состоит в том, чтобы уничтожить политическую, хозяйственную и культурную отсталость угнетавшихся царизмом национальностей и помочь им догнать Центральную Россию в государственном, хозяйственном и культурном отношениях. Без решения этой задачи, указывает товарищ Сталин, народы, отставшие в хозяйственном и культурном отношениях, не могут полностью использовать права и возможности, предоставляемые им национальным равноправием.
Товарищ Сталин в известной статье «К постановке национального вопроса» (1921 г.) сформулировал развёрнутую программу борьбы с фактическим неравенством национальностей. Он говорил, что без длительной помощи рабочего класса и трудящихся масс передовых наций трудящимся массам отсталых наций «невозможно наладить то мирное сожительство и братское сотрудничество трудящихся различных наций и народностей в едином мировом хозяйстве, которые так необходимы для окончательного торжества социализма.
Но из этого следует, что нельзя ограничиваться одним лишь «национальным равноправием», что необходимо от «национального равноправия» перейти к мерам фактического выравнивания наций, к выработке и проведению в жизнь практических мероприятий по:
1) изучению хозяйственного состояния, быта, культуры отсталых наций и народностей;
2) развитию их культуры;
3) политическому их просвещению;
4) постепенному и безболезненному их приобщению к высшим формам хозяйства;
5) налаживанию хозяйственного сотрудничества между трудящимися отсталых и передовых наций»[14].
Эти руководящие указания товарища Сталина были им далее развиты в докладе на XII съезде партии и одобрены в решениях XII съезда.
Ликвидация фактического неравенства означала прежде всего создание и укрепление советской государственности на родном языке для угнетавшихся ранее, а потому отставших в своём развитии национальностей.
Ликвидация фактического неравенства означала, далее, преодоление хозяйственной отсталости национальных республик, особенно тех, которые до Октябрьской социалистической революции не успели пройти капиталистического развития и сохранили патриархальнородовой или полупатриархальный общественный строй (Киргизия, Казахстан, Таджикистан, Узбекистан, большая часть Азербайджана, Башкирия, некоторые народы Северного Кавказа и др.).
Помощь русского пролетариата и всего русского народа помогла трудящимся национальных республик преодолеть свою хозяйственную отсталость. Эту помощь организовали большевистская партия и Советское государство. Важнейшую роль при этом играло насаждение и развитие социалистической промышленности в союзных и автономных республиках. Как только кончилась гражданская война и Советская страна приступила к восстановлению разрушенного хозяйства, Российская федерация, оказывавшая в годы борьбы с белогвардейцами и иностранными империалистическими интервентами трудящимся национальных окраин преимущественно военную помощь, стала оказывать неоценимую помощь в развитии хозяйства национальных республик. Уже в 1920–1921 гг. многие промышленные предприятия из Москвы, Ленинграда и других городов РСФСР были вывезены в Среднюю Азию и республики Закавказья. Во всех советских республиках были созданы промышленные очаги, стали усиленно формироваться кадры национального рабочего класса, что сыграло величайшую роль в укреплении союза рабочего класса Российской федерации с крестьянством национальных республик. С переходом от восстановительного периода к реконструктивному и особенно в годы сталинских пятилеток эта помощь русского народа народам других советских республик ещё более возросла. Опираясь на помощь русского народа, трудящиеся всех союзных и автономных национальных республик и областей СССР достигли колоссальнейших успехов в строительстве социалистического хозяйства.
Вот некоторые данные, характеризующие рост промышленности по отдельным советским республикам и свидетельствующие о громадной помощи русского народа другим народам Советского Союза. В 1940 г. валовая продукция крупной промышленности РСФСР в 12 раз превышала объём промышленной продукции 1913 г. В 1950 г. по сравнению с 1940 г. промышленность РСФСР выросла на 37%. Промышленность автономных республик, входящих в РСФСР, росла ещё более бурными темпами. На территории таких республик, как Татария и Башкирия, до революции совсем не было крупной промышленности. К 1940 г. они имели мощную тяжёлую промышленность. Тяжёлая промышленность Татарии в 1950 г. в два с половиной раза превысила уровень довоенного 1940 г. Выпуск валовой промышленной продукции Татарии в 1949 г. в 35 раз превысил валовой выпуск 1913 г. Дагестанская АССР в 1950 г. производила промышленной продукции в 65 раз больше, чем до революции. Продукция предприятий одного только города Чебоксары — столицы Чувашской АССР — более чем в 10 раз превышает уровень всей дореволюционной Чувашии.
Ещё более разителен рост промышленного производства окраинных республик Советского Союза. В Белорусской ССР валовая продукция крупной промышленности выросла в 23 раза по сравнению с 1913 г. Немецко-фашистские захватчики разрушили белорусскую промышленность, но за первую послевоенную пятилетку (1946–1950) она полностью восстановлена на ещё более совершенной технической основе. После войны в Белоруссии были созданы новые отрасли промышленности: автомобильная, тракторная, локомобильная, велосипедная.
Объём промышленного производства в Грузии к 1949 г. в 39 раз превосходил уровень 1913 г. В Казахской ССР валовая продукция промышленности в 1940 г. по сравнению с 1913 г. увеличилась в 22,2 раза, а в 1950 г. она удвоилась по сравнению с уровнем 1940 г.
В Армянской ССР валовая продукция тяжёлой промышленности выросла в 1949 г. по сравнению с 1913 г. в 50 раз, а продукция лёгкой промышленности — в 90 раз. В Узбекской ССР к 1950 г. продукция тяжёлой промышленности возросла по сравнению с 1913 г. в 215 раз, а в 1950 г. узбекская промышленность выпустила продукции почти в два раза больше, чем в 1940 г.
В результате огромного роста социалистической промышленности ранее отстававшие республики стали развитыми индустриальными странами. В Казахской ССР удельный вес промышленной продукции в народном хозяйстве составляет сейчас 60%, в Киргизии — 70%. Аналогичная картина наблюдается и в других союзных и автономных республиках.
Не менее наглядны изменения, происшедшие и в молодых советских республиках, присоединившихся к СССР в 1940 г. В Латвии, Литве и Эстонии промышленность при господстве буржуазии находилась в зависимости от иностранных капиталистов и хирела, а в советских условиях она непрерывно возрастает. Если принять валовую продукцию промышленности в 1945 г. за 100%, то рост промышленного производства в Латвийской ССР выразится в следующих цифрах: в 1946 г. — 180%, в 1947 г. — 270, в 1948 г. — 384, в 1949 г. — 507%; в 1949 г прирост промышленной продукции в Латвии по сравнению с 1940 г. составил 160%. В Литовской ССР в 1949 г. валовая продукция промышленности на 67% превысила довоенный уровень, а в 1950 г. она на 23% выше уровня 1949 г. За первую послевоенную пятилетку удельный вес промышленности в народном хозяйстве Литовской ССР возрос с 35 до 50%. В Эстонской ССР выпуск промышленной продукции в 1950 г. в три раза превысил довоенный уровень.
Громадных успехов добились трудящиеся ранее угнетавшихся национальностей в области развития сельского хозяйства. До Великой Октябрьской социалистической революции и в первые годы существования Советской власти техническая база сельского хозяйства национальных окраин была ещё более примитивной, чем в мелкокрестьянских хозяйствах центральных районов страны. За годы Советской власти картина резко изменилась. Всюду победил колхозный строй. Тысячи машинно-тракторных станций обслуживают колхозные поля. Пахота, посев и уборка не только зерновых, но и технических культур в основном механизированы. Значительно выросло производство технических культур. В Узбекистане и Таджикистане колхозники добились самого высокого в мире урожая хлопка.
Все эти изменения в экономике союзных и автономных советских республик сопровождались коренными социальными изменениями, выразившимися в создании кадров социалистического рабочего класса и интеллигенции из всех национальностей, в социалистическом преобразовании крестьянства на основе колхозного строя и в уничтожении эксплуататорских классов.
Ликвидация фактического неравенства между национальностями означает также преодоление отставания отдельных национальностей в области культурного развития. И. В. Сталин учит, что нельзя решить дело ликвидации фактического неравенства между национальностями лишь путём подъёма и социалистического преобразования хозяйства советских республик. Ликвидация отставания отдельных национальных республик в области хозяйства должна быть дополнена ликвидацией отставания в области культуры. Это тем более важно подчеркнуть, что развитие хозяйства и вовлечение всех трудящихся ранее отстававших национальностей в дело коммунистического строительства нельзя осуществить, не развивая национальной социалистической культуры всех советских народов.
Приобщить массы к социалистическому строительству можно лишь при условии, если учитываются национальные особенности каждого народа, если созданы возможности для народных масс получать образование на родном языке, иметь суд, административные учреждения и общественные организации на родном языке, если осуществляется культурная революция для всех народов.
«Только при условии развития национальных культур можно будет приобщить по-настоящему отсталые национальности к делу социалистического строительства»[15], — учит товарищ Сталин.
Товарищ Сталин блестяще доказал, что социалистическая культура может развиваться только в национальной форме, что к всемирной коммунистической, единой по форме и по содержанию культуре с единым общим для всех языком человечество придёт лишь через расцвет национальных по форме, социалистических по содержанию культур.
При капитализме, где в области материального и духовного производства господствует буржуазия, национальная культура является буржуазной по своему содержанию, призванной отравлять массы ядом национализма и укреплять господство буржуазии. Ленин и Сталин показали, что в условиях капитализма лозунг национальной культуры является буржуазным и реакционным. Этой характеристикой Ленин и Сталин разоблачали буржуазное содержание национальной культуры, противопоставляя ему элементы демократической и социалистической культуры, имеющиеся в каждой национальной культуре при капитализме.
В эпоху диктатуры пролетариата, когда господство принадлежит рабочему классу, национальная культура становится социалистической по своему содержанию и воспитывает массы в духе социализма и интернационализма.
«Может показаться странным, — говорил товарищ Сталин, — что мы, сторонники слияния в будущем национальных культур в одну общую (и по форме и по содержанию) культуру, с одним общим языком, являемся вместе с тем сторонниками расцвета национальных культур в данный момент, в период диктатуры пролетариата. Но в этом нет ничего странного. Надо дать национальным культурам развиваться и развернуться, выявив все свои потенции, чтобы создать условия для слияния их в одну общую культуру с одним общим языком в период победы социализма во всём мире. Расцвет национальных по форме и социалистических по содержанию культур в условиях диктатуры пролетариата в одной стране для слияния их в одну общую социалистическую (и по форме и по содержанию) культуру с одним общим языком, когда пролетариат победит во всём мире и социализм войдёт в быт, — в этом именно и состоит диалектичность ленинской постановки вопроса о национальной культуре.
...расцвет национальных культур (и языков) в период диктатуры пролетариата в одной стране в целях подготовки условий для отмирания и слияния их в одну общую социалистическую культуру (и в один общий язык) в период победы социализма во всём мире.
Кто не понял этого своеобразия и «противоречивости» нашего переходного времени, кто не понял этой диалектики исторических процессов, тот погиб для марксизма»[16].
Это совершенно естественно, так как «нации при советском строе являются не обычными «современными» нациями, а нациями социалистическими, так же как их национальные культуры являются по содержанию не обычными, буржуазными культурами, а культурами социалистическими»[17].
Товарищ Сталин учит, что победа социализма в одной стране не может привести к отмиранию национальных различий и к слиянию наций и национальных языков мира в одно общее целое уже по одному тому, что победа социализма в одной стране, серьёзно ослабляя мировой империализм, ещё не ликвидирует его. А существование империализма и его стремление покорить чужие нации стимулирует и поддерживает национальное недоверие, национальную обособленность, национальную вражду и национальные столкновения.
«Период победы социализма во всемирном масштабе тем прежде всего и отличается от периода победы социализма в одной стране, что он ликвидирует империализм во всех странах, уничтожает как стремление к покорению чужих наций, так и страх перед угрозой национального порабощения, подрывает в корне национальное недоверие и национальную вражду, объединяет нации в единой системе мирового социалистического хозяйства и создаёт, таким образом, реальные условия, необходимые для постепенного слияния всех наций в одно целое»[18].
Таким образом, слияние наций и языков, учит товарищ Сталин, может произойти лишь после победы социализма во всемирном масштабе, «когда мирового империализма не будет уже в наличии, эксплуататорские классы будут низвергнуты, национальный и колониальный гнёт будет ликвидирован, национальная обособленность и взаимное недоверие наций будут заменены взаимным доверием и сближением наций, национальное равноправие будет претворено в жизнь, политика подавления и ассимиляции языков будет ликвидирована, сотрудничество наций будет налажено, а национальные языки будут иметь возможность свободно обогащать друг друга в порядке сотрудничества. Понятно, что в этих условиях не может быть и речи о подавлении и поражении одних и победе других языков. Здесь мы будем иметь дело не с двумя языками, из которых один терпит поражение, а другой выходит из борьбы победителем, а с сотнями национальных языков, из которых в результате длительного экономического, политического и культурного сотрудничества наций будут выделяться сначала наиболее обогащённые единые зональные языки, а потом зональные языки сольются в один общий международный язык, который, конечно, не будет ни немецким, ни русским, ни английским, а новым языком, вобравшим в себя лучшие элементы национальных и зональных языков»[19].
Ликвидация мирового империализма, учит товарищ Сталин, не означает немедленного отмирания наций и национальных языков. Напротив, на первом этапе всемирной диктатуры пролетариата будет происходить расцвет ранее угнетённых наций и национальных языков, всесторонне осуществится равноправие наций, полностью ликвидируются остатки национального недоверия, наладятся и укрепятся интернациональные связи между нациями.
«Только на втором этапе периода всемирной диктатуры пролетариата, по мере того как будет складываться единое мировое социалистическое хозяйство, — вместо мирового капиталистического хозяйства, — только на этом этапе начнёт складываться нечто вроде общего языка, ибо только на этом этапе почувствуют нации необходимость иметь наряду со своими национальными языками один общий межнациональный язык, — для удобства сношений и удобства экономического, культурного и политического сотрудничества. Стало быть, на этом этапе национальные языки и общий межнациональный язык будут существовать параллельно. Возможно, что первоначально будет создан не один общий для всех наций мировой экономический центр с одним общим языком, а несколько зональных экономических центров для отдельных групп наций с отдельным общим языком для каждой группы наций, и только впоследствии эти центры объединятся в один общий мировой центр социалистического хозяйства с одним общим для всех наций языком.
На следующем этапе периода всемирной диктатуры пролетариата, когда мировая социалистическая система хозяйства окрепнет в достаточной степени и социализм войдёт в быт народов, когда нации убедятся на практике в преимуществах общего языка перед национальными языками, — национальные различия и языки начнут отмирать, уступая место общему для всех мировому языку.
Такова, по-моему, приблизительная картина будущности наций, картина развития наций на путях их слияния в будущем»[20].
Большевистская партия и Советская власть во всей своей деятельности руководствуются ленинско-сталинской теорией национального вопроса, основополагающим указанием товарища Сталина о развитии социалистических наций и расцвете национальных по форме, социалистических по содержанию культур как условии слияния наций и языков в будущем, при победе коммунизма во всём мире, при его полной зрелости.
На основе последовательного осуществления ленинско-сталинской политики в национальном вопросе, на основе курса коммунистической партии на всемерное развитие национальных культур в Советском Союзе достигнуты исторические успехи в развитии национальных по форме, социалистических по содержанию культур.
На Украине в 1950 г. насчитывалось 158 высших учебных заведений вместо 19, существовавших до революции, работало 92 стационарных театра. Созданная при Советской власти Украинская Академия наук объединяет 38 научно-исследовательских институтов. На Украине работает свыше 120 отраслевых научно-исследовательских институтов.
В Грузии в 1950 г. работало 20 высших учебных заведений, 27 театров, 492 киноустановки. Созданная в 1941 г. Грузинская Академия наук объединяет 45 научно-исследовательских учреждений.
В Азербайджанской ССР имеется 20 вузов и свыше 60 научных учреждений во главе с Азербайджанской Академией наук. В республике насчитывается 5 066 культурно-просветительных учреждений.
В Казахской ССР имеется 26 вузов, 108 техникумов, Академия наук, располагающая 47 научными учреждениями.
В Таджикской ССР — 9 вузов, Академия наук, 85 кинотеатров, более тысячи библиотек.
В Узбекской ССР — 35 вузов, Академия наук, насчитывающая 24 научных учреждения, 26 театров.
В Киргизской ССР — 8 вузов, 34 техникума, 7 театров, 24 кинотеатра, 790 клубов.
Аналогичная картина наблюдается и во всех остальных союзных советских республиках. В 1950 г. на территории всех союзных советских республик, не считая РСФСР, было 364 высших учебных заведения. Эти данные свидетельствуют об огромном культурном росте всех народов Советского Союза.
Таким образом, социалистическое строительство и победа социализма в СССР ведут к ликвидации фактического неравенства национальностей по всем линиям — государственной, хозяйственной и культурной. Это является величайшей победой ленинско-сталинской национальной политики.
Разрешение национального вопроса в СССР предполагало преодоление недоверия между национальностями, оставшегося в наследство от царизма. В первые годы после революции ещё давали себя чувствовать великодержавные тенденции, проявлявшиеся у отдельных представителей бывшей господствующей нации — русской. Великодержавный шовинизм представлял собой серьёзную опасность. Сохранялись и пережитки недоверия к великороссам у ранее угнетённых народов нашей страны, в связи с чем всё ещё продолжали действовать центробежные силы. Сохранялся среди ранее угнетавшихся народов и местный национализм. Местный национализм, как разъяснил товарищ Сталин, в конечном счёте является реакцией на национализм великодержавный, но он не ограничивается обороной; в ряде республик местный национализм из оборонительного превращался в наступательный, направляясь против национальных меньшинств, населяющих эти республики (в Грузии — армяне, аджарцы, осетины, в Азербайджане — армяне и т. д.). «Можно сказать смело, — говорил товарищ Сталин в 1923 году, — что взаимоотношения между пролетариатом бывшей державной нации и трудящимися всех остальных национальностей представляют три четверти всего национального вопроса. Но одну четверть этого вопроса надо оставить на долю взаимных отношений между самими ранее угнетёнными национальностями»[21].
Нэп и связанный с ней частный капитал взращивал великодержавный шовинизм и местный национализм, что не могло не затруднять дело организации сотрудничества народов СССР.
Коммунистическая партия и Советское государство, организуя экономическое, политическое, культурное и военное сотрудничество и взаимопомощь народов Советского Союза, настойчиво воспитывали и воспитывают трудящихся всех наций в духе доверия и уважения друг к другу, в духе интернационализма. Партия Ленина — Сталина и Советское государство вели и ведут решительную борьбу со всеми формами и проявлениями национализма и шовинизма.
Огромная работа, проделанная коммунистической партией и Советским государством, дала свои результаты. Националистические течения были разоблачены и разгромлены, а взаимное национальное недоверие между народами СССР преодолено. Ликвидация эксплуататорских классов и превращение всех трудящихся СССР в строителей коммунизма уничтожили социальную базу, питавшую националистические предрассудки и недоверие между национальностями. В докладе товарища Сталина на Чрезвычайном VIII Всесоюзном съезде Советов исчерпывающе охарактеризована основа, на которой была завоёвана всемирно-историческая победа — ликвидация недоверия между народами и создание многонационального государства на базе социализма.
Чем, спрашивал товарищ Сталин, объяснить победу ленинской национальной политики? И отвечал:
«Отсутствие эксплуататорских классов, являющихся основными организаторами междунациональной драки; отсутствие эксплуатации, культивирующей взаимное недоверие и разжигающей национальные страсти; наличие у власти рабочего класса, являющегося врагом всякого порабощения и верным носителем идей интернационализма; фактическое осуществление взаимной помощи народов во всех областях хозяйственной и общественной жизни; наконец, расцвет национальной культуры народов СССР, национальной до форме, социалистической по содержанию, — все эти и подобные им факторы привели к тому, что изменился в корне облик народов СССР, исчезло в них чувство взаимного недоверия, развилось в них чувство взаимной дружбы и наладилось, таким образом, настоящее братское сотрудничество народов в системе единого союзного государства.
В результате мы имеем теперь вполне сложившееся и выдержавшее все испытания многонациональное социалистическое государство, прочности которого могло бы позавидовать любое национальное государство в любой части света»[22].
Рассматривая вопрос о путях разрешения национального вопроса в СССР, следует иметь в виду, что при социализме речь идёт не о взаимоотношении буржуазных наций, а о взаимоотношении новых, советских социалистических наций. Сталинская постановка и разработка вопроса о социалистических нациях является ценнейшим вкладом в сокровищницу марксизма-ленинизма.
Советские социалистические нации, учит товарищ Сталин, возникли после ликвидации буржуазии и её националистических партий. Они возникли и развились на базе старых буржуазных наций, которые в результате ликвидации капитализма претерпели коренное преобразование в духе социализма.
В какой мере буржуазные нации послужили базой для возникновения социалистических наций, и в чём состояло их коренное преобразование?
Нация, учит товарищ Сталин, «есть исторически сложившаяся устойчивая общность людей, возникшая на базе общности четырёх основных признаков, а именно: на базе общности языка, общности территории, общности экономической жизни и общности психического склада, проявляющегося в общности специфических особенностей национальной культуры»[23].
Можем ли мы сказать, что ликвидация буржуазных наций и замена их социалистическими нациями означает коренное изменение всех этих четырёх признаков? Конечно, нет. Начнём с общности языка. Конечно, язык каждого из народов Советского Союза претерпел и не мог не претерпеть известных изменений в результате Октябрьской социалистической революции и строительства социализма, но в основном он остался у каждого народа таким же, каким был до революции. Товарищ Сталин это блестяще показал на примере русского языка.
Что изменилось за последние тридцать лет в русском языке, спрашивает товарищ Сталин и отвечает: «Изменился в известной мере словарный состав русского языка, изменился в том смысле, что пополнился значительным количеством новых слов и выражений, возникших в связи с возникновением нового социалистического производства, появлением нового государства, новой социалистической культуры, новой общественности, морали, наконец, в связи с ростом техники и науки; изменился смысл ряда слов и выражений, получивших новое смысловое значение; выпало из словаря некоторое количество устаревших слов. Что же касается основного словарного фонда и грамматического строя русского языка, составляющих основу языка, то они после ликвидации капиталистического базиса не только не были ликвидированы и заменены новым основным словарным фондом и новым грамматическим строем языка, а, наоборот, сохранились в целости и остались без каких-либо серьёзных изменений, — сохранились именно как основа современного русского языка»[24].
Не произошло коренных изменений также и со вторым характерным признаком нации — общностью территории. Этот признак остался как одно из необходимых условий конструирования новой, социалистической нации. Произошли лишь изменения, связанные с ликвидацией искусственного рассечения территории тех или иных угнетённых национальностей на произвольно установленные административные единицы. Старое административное деление служило политике насильственной ассимиляции угнетённых наций (области в Средней Азии при царизме и т. д.). Процесс создания социалистических наций происходил на основе ликвидации таких искусственных административных перегородок. Но это не поколебало самого условия — общности территории — как неотъемлемого признака всякой нации — как буржуазной, так и социалистической.
Иначе обстоит дело с общностью экономической жизни как характерным признаком нации. Конечно, сам факт общности экономической жизни сохраняется в силе и после ликвидации буржуазных наций и составляет неотъемлемый признак и социалистических наций. Более того, эта общность в результате ликвидации эксплуататорских классов и классовых антагонизмов, в результате победы социалистической системы хозяйства и установления отношений товарищеского сотрудничества и взаимопомощи между людьми становится фактором гораздо более могущественным, чем при капитализме. Однако главное состоит в коренном изменении природы экономических условий жизни, в уничтожении капитализма и утверждении социализма. Это обусловило коренной переворот во всех сторонах общественной жизни и привело к изменению природы самих наций, их социального содержания.
Ликвидация буржуазной экономики и создание экономики социалистической привели к изменению психического склада людей, общность которого составляет четвёртый признак нации. Здесь следует иметь в виду две стороны вопроса: во-первых, общность психического склада людей, насколько она проявляется в общности специфических особенностей культуры, или, иными словами, в её национальной форме; во-вторых, психический склад людей, как он формируется на основе определённого базиса, отражает его и составляет морально-политический облик людей.
Что касается первого момента, связанного с национальной формой культуры, то она, претерпевая изменения, не может не сохраниться при переходе от капитализма к социализму. Общность национального характера, воплощённая в особенностях национальной культуры, складывается при капитализме, несмотря на существующие антагонизмы между классами. Она обусловливается особенностями исторического развития народа, общностью языка нации, тесным общением между людьми не только одного класса, но и общением между людьми разных классов, без чего нет единого общества, и т. д.
Классовая разобщённость не отменяет известной общности психического склада людей при капитализме, потому что классы буржуазной нации, какая бы ни была ожесточённая борьба между пролетариатом и буржуазией, экономически связаны друг с другом как части единого целого — капиталистической экономики. «Прекращение всяких экономических связей между ними, — говорит товарищ Сталин, — означает прекращение всякого производства, прекращение же всякого производства ведёт к гибели общества, к гибели самих классов»[25].
Нация как устойчивая общность людей складывается на основе прочных хозяйственных связей, ликвидирующих хозяйственную разобщённость народа, на основе длительного общения людей, живущих на одной территории и говорящих на одном языке, при наличии экономических и культурных центров страны и потому не может не характеризоваться известной общностью психического склада всех людей данной нации. При этом главное состоит в том, что основные черты национального характера складываются у трудящихся классов на почве их борьбы с природой и с эксплуататорами. Так, у русского крестьянства, а позднее, при капитализме, у русского пролетариата сложились замечательные черты, лёгшие в основу русского национального характера, отмеченные И. В. Сталиным в речи 24 мая 1945 г. на приёме командующих войсками Красной Армии: ясный ум, стойкий характер и терпение.
Вот почему культура, например буржуазная, обладая общим содержанием для всех наций, различается по своей национальной форме. В литературе всех народов при сходных исторических условиях, условиях перехода от феодализма к капитализму, создавался образ молодого человека, неудовлетворённого существующим строем, но этот образ всегда имел национальные неповторимые черты. Онегин или Печорин в русской литературе отличаются от английского Чайльд-Гарольда. Национальная русская классическая опера, даже при сходных социальных мотивах или близости сюжетной фабулы, существенно отличается от национальных опер и музыки других народов. И т. д.
Это происходит потому, что нация предполагает в качестве непременного условия общность национального характера, проявляющегося в общности специфических особенностей национальной культуры.
Не подлежит никакому сомнению, что этот признак нации, поскольку он связан с формой национальной культуры, в известной мере сохраняется при переходе от наций буржуазных к нациям социалистическим. Более того, происходит дальнейшее развитие специфических особенностей национальной культуры на основе развития лучших национальных традиций, расцвет национальной культуры при социализме. Национальная форма культуры, возникшая при капитализме (и не только язык, но и общность психического склада людей, проявляющаяся в общности специфических особенностей национальной культуры), служит базой для национальной формы социалистической культуры и при социализме достигает полного расцвета.
Но не подлежит также сомнению и то, что национальный характер не есть что-то неизменное. При советском строе русский национальный характер существенно отличается от русского характера при капитализме. В докладе о журналах «Звезда» и «Ленинград» А. А. Жданов говорил: «Мы уже не те русские, какими были до 1917 года»[26]. Морально-политический облик и характер русских людей в условиях социализма приобрели качественно новые черты. Общность психического склада в основном сохраняется, поскольку она воплощена в специфических особенностях национальной формы. Но она претерпевает существенное, коренное изменение, поскольку речь идёт о содержании психического склада людей, которое становится социалистическим.
Из всего сказанного о признаках нации следует, что при переходе от наций буржуазных к нациям социалистическим в основном сохраняются моменты, в своей совокупности составляющие форму национальной культуры (язык и другие специфические особенности нации и национальной культуры), и коренным образом меняется духовное и социально-политическое содержание наций и национальных культур.
Исчерпывающую характеристику противоположности социалистических наций буржуазным нациям дал товарищ Сталин в своей знаменитой работе «Национальный вопрос и ленинизм». Обобщая всё им раньше сказанное о возникновении и особенностях буржуазных наций, товарищ Сталин дал законченную характеристику буржуазных наций.
Буржуазные нации, пишет товарищ Сталин, возникли в период ликвидации феодализма и утверждения капитализма, когда буржуазия была главным действующим лицом в ходе пробудившихся национальных движений. В качестве господствующего класса капиталистического общества буржуазия выступает главной руководящей силой буржуазных наций, определяющей содержание национальной культуры. Буржуазия пропагандирует мир между классами во имя «единства нации», насаждает национализм и шовинизм, чтобы разобщить трудящихся по национальным группам и отвлечь их от классовой борьбы. Буржуазия осуществляет захват чужих национальных территорий в целях расширения территории своей нации и порабощения других народов. Осуществляя политику угнетения и репрессий против национальных меньшинств, буржуазия господствующей нации сеет недоверие и ненависть между народами. Это недоверие и ненависть насаждаются в равной степени и буржуазией угнетённой национальности. Развитие «современных» наций, руководимых буржуазией, неминуемо ведёт их к установлению единого фронта с империализмом. Товарищ Сталин говорит, характеризуя процесс возникновения «современных» наций:
«Буржуазия и её националистические партии были и остаются в этот период главной руководящей силой таких наций. Классовый мир внутри нации ради «единства нации»; расширение территории своей нации путём захвата чужих национальных территорий; недоверие и ненависть к чужим нациям; подавление национальных меньшинств; единый фронт с империализмом, — таков идейный и социально-политический багаж этих наций.
Такие нации следует квалифицировать, как буржуазные нации. Таковы, например, французская, английская, итальянская, североамериканская и другие, подобные им, нации. Такими же буржуазными нациями были русская, украинская, татарская, армянская, грузинская и другие нации в России до утверждения диктатуры пролетариата и Советского строя в нашей стране.
Понятно, что судьба таких наций связана с судьбой капитализма, что с падением капитализма должны сойти со сцены такие нации»[27].
Ликвидация капитализма в СССР привела к коренному преобразованию буржуазных наций царской России в духе социализма.
Утверждение диктатуры пролетариата и советского строя в нашей стране сделало рабочий класс руководящей силой новых наций. Впервые в истории руководство нацией перешло к последовательно-интернационалистической силе, которой является рабочий класс и его большевистская партия. Рабочий класс объединяет и сплачивает вокруг себя всех трудящихся, т. е. подавляющее большинство нации, вовлекает их в строительство социализма и обеспечивает ликвидацию капиталистических элементов — носителей национализма и шовинизма. С победой социализма устанавливается нерушимое моральное и политическое единство нации, создаётся социальная общность, лежащая в основе общности национальной.
Социалистические нации, учит товарищ Сталин, являются «гораздо более сплочёнными, чем любая буржуазная нация, ибо они свободны от непримиримых классовых противоречий, разъедающих буржуазные нации, и являются гораздо более общенародными, чем любая буржуазная нация»[28].
Руководство рабочего класса и его интернационалистической партии обеспечивает уничтожение остатков национального гнёта, уничтожение остатков национализма и установление дружбы между народами. Социальная общность, завоёванная в результате победы социализма, составляет нерушимую основу сотрудничества и дружбы национальностей и социалистического интернационализма. Интернационализм социалистических наций порождает их готовность жить в мире и дружбе с соседними государствами, со всеми народами мира. Это служит основой растущих и крепнущих связей Советского социалистического государства с другими свободолюбивыми народами. В то же время социалистические нации непримиримы к империализму и ведут решительную борьбу в едином фронте со всеми угнетёнными народами, в блоке со всеми сторонниками мира, демократии и социализма против политики захватов и захватнических империалистических войн. Товарищ Сталин так характеризует советские, социалистические нации:
«Рабочий класс и его интернационалистическая партия являются той силой, которая скрепляет эти новые нации и руководит ими. Союз рабочего класса и трудового крестьянства внутри нации для ликвидации остатков капитализма во имя победоносного строительства социализма; уничтожение остатков национального гнёта во имя равноправия и свободного развития наций и национальных меньшинств; уничтожение остатков национализма во имя установления дружбы между народами и утверждения интернационализма; единый фронт со всеми угнетёнными и неполноправными нациями в борьбе против политики захватов и захватнических войн, в борьбе против империализма, — таков духовный и социально-политический облик этих наций.
Такие нации следует квалифицировать, как социалистические нации»[29].
Социалистические нации противоположны буржуазным нациям по своему духовному и социально-политическому облику. В противоположность буржуазным нациям сложившиеся в СССР социалистические нации не знают разделения наций на эксплуататоров и эксплуатируемых. Они представляют собой нации, состоящие только из трудящихся, жизнь и труд которых неразрывно связаны с общественной, социалистической собственностью. В соответствии с этим по своему духовному облику, социально-политическим интересам и устремлениям они являются социалистическими нациями. Они беззаветно преданы социализму, активно и сознательно борются под руководством большевистской партии за победу коммунизма.
Так на базе старых, буржуазных наций в результате ликвидации капитализма, путём коренного преобразования буржуазных наций возникли и развились в СССР новые, социалистические нации. Социалистические нации «коренным образом отличаются от соответствующих старых, буржуазных наций в старой России как по своему классовому составу и духовному облику, так и по своим социально-политическим интересам и устремлениям»[30].
Формирование социалистических наций в СССР шло следующим образом. С одной стороны, шёл процесс развала и ликвидации старых, буржуазных наций и создания на их развалинах новых, социалистических наций. Это относится к русской, украинской, татарской, армянской, грузинской и другим нациям России, преобразованным в результате победы социалистической революции и утверждения диктатуры пролетариата.
С другой стороны, на Советском Востоке и Северном Кавказе, на Крайнем Севере, где до революции некоторые народности в своём экономическом развитии не ушли дальше патриархально-родового быта и не сложились в нации, шёл процесс преобразования народностей в нации. В этих случаях народности сложились в социалистические нации при руководстве и помощи со стороны рабочего класса русской социалистической нации и рабочего класса других социалистических наций Советского Союза. Процесс оформления этих народностей в социалистические нации, как было показано выше, сопровождался созданием кадров национального рабочего класса.
Народы, не прошедшие капиталистического этапа развития, не сложились в буржуазные нации (у них существовали лишь некоторые элементы нации — язык, территория, культурная общность), и у них, не могло быть и речи о преобразовании старых наций. У этих народов шёл процесс формирования наций на базе имевшихся у них элементов нации, причём это было образование совершенно новых, социалистических наций. Рождение социалистических наций в данном случае стало возможным благодаря диктатуре рабочего класса и помощи со стороны рабочего класса и трудящихся более развитых наций.
Возникновение социалистических наций, интернационалистических по своей природе, явилось важнейшим условием, определившим дружбу и сотрудничество наций в рамках многонационального единого Советского социалистического государства. В сплочении советских наций выдающуюся роль сыграл русский рабочий класс и руководимая им русская нация, русский народ. Рабочий класс России, опираясь на поддержку крестьянских масс, первым поднялся на борьбу с империализмом и сверг власть помещиков и капиталистов. Русский народ помог другим народам Советского Союза освободиться от гнёта империализма. Русский народ помог всем братским народам Советского Союза дать отпор иностранным интервентам, пытавшимся вернуть народы СССР под ярмо империализма. Русский народ оказал самоотверженную помощь другим народам Советского Союза в развитии их хозяйства и культуры. Русский народ сыграл руководящую роль в преодолении остатков национального недоверия между народами, в сплочении их в «Союз нерушимый республик свободных», как поётся в советском Государственном гимне. Русский народ сыграл руководящую роль в объединении сил всех народов СССР на борьбу с немецко-фашистскими захватчиками.
Вождь народов Советского Союза великий Сталин 24 мая 1945 г. сказал проникновенные слова о русском народе, назвав его «наиболее выдающейся нацией из всех наций, входящих в состав Советского Союза». Русский народ, говорил далее товарищ Сталин, «заслужил в этой войне общее признание, как руководящей силы Советского Союза среди всех народов нашей страны».
В настоящее время русский народ, первый среди равных народов Советского Союза, вместе со всеми народами СССР успешно строит коммунизм.
Так победа социалистической революции и строительство коммунизма в СССР, последовательное осуществление ленинско-сталинской национальной политики обеспечили разрешение национального вопроса в СССР и привели к образованию социалистических наций, к сплочению народов Советского Союза в одну братскую семью, к созданию дружбы народов, к расцвету национальных по форме, социалистических по содержанию культур.




[1] И. В. Сталин, Соч., т. 6, стр. 141.
[2] И. В. Сталин, Соч., т. 10, стр. 244.
[3] И. В. Сталин, Соч., т. 5, стр. 19.
[4] И. В. Сталин, Соч., т. 6, стр. 144.
[5] И. В. Сталин, Соч., т. 5, стр. 264, 265.
[6] И. В. Сталин, Соч., т. 5, стр. 240.
[7] В. И. Ленин, Соч., т. 26, изд. 4, стр. 149.
[8] И. В. Сталин, Соч., т. 4, стр. 353–354.
[9] И. В. Сталин, Соч., т. 4, стр. 229.
[10] И. В. Сталин, Соч., т. 2, стр. 310.
[11] И. В. Сталин, Соч., т. 5, стр. 24.
[12] И. В. Сталин, Соч., т. 5, стр. 242.
[13] И. В. Сталин, Вопросы ленинизма, изд. 11, стр. 527.
[14] И. В. Сталин, Соч., т. 5, стр. 59.
[15] И. В. Сталин, Соч., т. 12, стр. 368–369.
[16] И. В. Сталин, Соч., т. 12, стр. 369, 370.
[17] И. В. Сталин, Соч., т. 12, стр. 369, 368.
[18] И. В. Сталин, Соч., т. 11, стр. 343.
[19] И. В. Сталин, Марксизм и вопросы языкознания, стр. 53–54.
[20] И. В. Сталин, Соч., т. 11, стр. 348–349.
[21] И. В. Сталин, Соч., т. 5, стр. 251.
[22] И. В. Сталин, Вопросы ленинизма, изд. 11, стр. 513–514.
[23] И. В. Сталин, Соч., т. 11, стр. 333.
[24] И. В. Сталин, Марксизм и вопросы языкознания, стр. 6.
[25] И. В. Сталин, Марксизм и вопросы языкознания, стр. 19.
[26] А. А. Жданов, Доклад о журналах «Звезда» и «Ленинград», Госполитиздат, 1946, стр. 36.
[27] И. В. Сталин, Соч., т. 11, стр. 338.
[28] И. В. Сталин, Соч., т. 11, стр. 341.
[29] И. В. Сталин, Соч., т. 11, стр. 339.
[30] И. В. Сталин, Соч., т. 11, стр. 339–340.

Вернуться к оглавлению.

Комментариев нет: