понедельник, 29 мая 2017 г.

8. Можем ли мы допускать в партию рабочих, не порвавших с религией, с верой в бога.

Другой, не менее, а ещё более важный вопрос, которого касается в своей статье 1909 года тов. Ленин, заключается в том, можем ли мы допускать в партию рабочих, не порвавших с религией, с верой в бога.
Напомним здесь, что речь шла о 1909 годе, времени упадка революции, времени могильной тишины, когда ценен был всякий человек, искренно готовый бороться против царского самодержавии и капитализма. Тогда Тов. Ленин считал правильным вполне положительный ответ. Он писал тогда:
«Мы должны не только допускать, но сугубо привлекать всех рабочих, сохраняющих веру в бога, в с.‑д. партию, мы безусловно против малейшего оскорбления их религиозных убеждений, но мы привлекаем их для воспитания в духе нашей программы, а не для активной борьбы с ней. Мы допускаем внутри партии свободу мнений, но в известных границах, определяемых свободой группировки: мы не обязаны идти рука об руку с активными проповедниками взглядов, отвергаемых большинством партии».
Но было бы опять-таки величайшей ошибкой, если бы наши решения 1909 года мы целиком, без изменений применили и в 1921–1924 годах, когда изменилась роль пролетариата, когда партия наша стала правящей партией, когда она является партией организующей, строящей социалистическое государство. Здесь нам нужно было более точно определить, будем ли мы оставлять в партии людей, не порвавших с религией, в каких случаях и почему. И в постановлении Политбюро ЦК РКП лета 1921 года по этому вопросу мы находим вполне определённый ответ, во 2, 3, 4 и 5 пунктах постановления:
«2. Не принимать в партию интеллигентных выходцев из буржуазной среды, если они не выразят полного согласия с п. 13 программы. Считать по отношению ко всем развитым, сознательным, интеллигентным членам партии этот пункт не только обязательным, но и требовать активного его проведения в жизнь, т. е. участия в культурно-просветительной деятельности, направленной против религии.
3. Если экономические, семейно-бытовые условия вступающих в партию новых членов или состоящих в настоящее время в партии ставят их в тесную зависимость от окружающих, не порвавших с церковью (напр., крестьяне и часть рабочих), и если из-за этой зависимости эти члены партии в отдельных случаях колеблются и допускают вынужденную необходимость выполнения тех или иных церковных обрядов (напр., венчание) только потому, что трудно или невозможно в деревне иначе вступить в брак, участие вместе с окружающими в церковных похоронах (члены семьи), то организация может принимать их в кандидаты и проводить их в члены партии после соответствующего с их стороны заявления.
4. Члены партии, занимающие ответственные посты, ведущие активную советскую или партийную работу, за нарушение партийной программы в области религиозной, за связь с тем или иным религиозным культом исключаются из партии. В кандидаты переводятся лишь в исключительных случаях, принимая во внимание недостаточное развитие, отсталость среды, в которой приходится существовать и работать члену партии, а также и самую степень ответственности занимаемого им поста.
5. Допускать в отдельных случаях в виде исключения участие в партии верующих, если они своей революционной борьбою или работой в пользу революции, защитой её в опаснейшие моменты доказали свою преданность коммунизму; по отношению к ним вести особую работу их перевоспитания и выработки стройного, научного, марксистского мировоззрения, которое одно только может вытравить религиозность».
Я хотел бы только отметить здесь, что Владимир Ильич особенно считал необходимым сделать ясные оговорки, какие мы сделали в пп. 3 и 5. Перед нами стоял вопрос такой: в период подполья и в первые годы революции, когда нам не было времени особенно внимательно приглядываться к миропониманию и взглядам каждого отдельного товарища, за это время к нам вошло много рабочих и крестьян, доказавших своей борьбою свою преданность делу революции, готовность жертвовать собою ради торжества коммунизма. А между тем они не порвали с религией. Многие организации ставили вопрос об их исключении. ЦК нашей партии поэтому считал необходимым дать указания действовать более осмотрительно, налегая на воспитание таких членов партии.

Особенно, конечно, это имеет значение в деревне, где вся социально-бытовая обстановка — отсталость хозяйства в первую очередь — сохраняет ещё религиозные пережитки. Но и в городе, когда мы ставим перед собою задачи массового привлечения членов партии (как, например, мы постановили на XIII Всероссийской партийной конференции привлечь в партию не менее ста тысяч рабочих от станка), мы должны будем помнить, что и здесь нельзя выпячивать при оценке того или иного товарища момент религии на первый план.

Вернуться к оглавлению.

Комментариев нет: