четверг, 18 мая 2017 г.

Анализ движения противоречия процесса от его начала до конца

Ленин писал про «Капитал» Карла Маркса: «У Маркса в «Капитале» сначала анализируется самое простое, обычное, основное, самое массовидное, самое обыденное, миллиарды раз встречающееся отношение буржуазного (товарного) общества: обмен товаров. Анализ вскрывает в этом простейшем явлении (в этой «клеточке» буржуазного общества) все противоречия (зародыши всех противоречий) современного общества. Дальнейшее изучение показывает нам развитие (и рост и движение) этих противоречий и этого общества в ∑ (сумме) его отдельных частей, от начала до конца. Таков же, — продолжает Ленин, — должен быть метод изложения, изучения диалектики вообще».[1]
Таков же должен быть путь изучения любого процесса. Найти самое простое, основное его отношение, вскрыть в нём основные противоречия, проследить их развитие, борьбу, появление на базе основных противоречий целой суммы противоречий, противоречивых сторон, тенденций развития, в которых развиваются основные противоречия процесса от его начала до конца. Проследить, как развитие противоречия подготовляет его разрешение и установить форму его разрешения. Проследить качественное изменение ступеней, фаз развития процесса, относительную самостоятельность движения противоречивых сторон, их взаимную связь, их переходы друг в друга. Вскрыть в развитии борьбы противоположностей процесса необходимость, а также все условия и возможности его превращения в собственную противоположность. Таков должен быть путь изучения любого процесса в его возникновении, развитии и гибели.
В «Капитале» Маркс начинает с простейшего, основного отношения товарно-капиталистического общества — обмена товаров. Он сразу же показывает двойственность, противоречивость товара как единства потребительной стоимости и стоимости, вскрывает его внутренние противоречия — двойственный характер труда, создающего товар: труд конкретный и труд абстрактный, создающий стоимость.
Маркс показывает далее, что скрытое в товаре внутреннее противоречие находит формы своего движения во внешнем противоречии двух товаров, которые выступают как отношение относительной и эквивалентной форм стоимости, представляющих собой полярные противоположности, неразрывно связанные друг с другом. Дальнейшее движение этого отношения, выражающего развитие товара, проходит ступени простой, развёрнутой и всеобщей формы стоимости, пока в последней из них не произойдёт раздвоение товара на товар и деньги.
Развитие денег, в их различных функциях, будучи результатом развёртывания и усложнения товарных отношений и одновременно условием развёртывания этих отношений, представляет собой дальнейшую форму развития его исходных противоречий.
Маркс показывает далее процесс перерастания денег в капитал, внутреннее противоречие общей формы движения капитала и постоянное разрешение этого противоречия в купле-продаже рабочей силы. Появление последней означает развёртывание исходного противоречия, развёртывание закона стоимости в самых универсальных масштабах быстрее, интенсивнее, чем это происходило раньше, ибо с отделением средств производства от производителя (а известная ступень развития товарных отношений неминуемо приводит к такому отделению) основная производительная сила — рабочая сила — превращается в товар. Товарное производство становится товарно-капиталистическим, становится основным способом производства новой общественной формации. Превращение денег в капитал обозначает развитие закона стоимости на новой качественной основе, превращение закона стоимости в новую качественно своеобразную закономерность — в закон прибавочной стоимости, являющийся «источником самодвижения» капитализма.
Маркс показывает, что капиталистическая организация производства «означает сосредоточение разобщённых до тех пор средств производства в больших мастерских и превращение их этим путём из производительных сил отдельных лиц в общественные» при частном способе присвоения. Он показывает далее, как погоня за непрерывным увеличением нормы прибавочной стоимости, упирающейся в физиологические границы рабочего дня и сопротивление рабочего класса, приводит к росту и обострению противоречий общественного характера производства и частного способа присвоения — этого основного противоречия капитализма — к перерастанию простой капиталистической кооперации в мануфактуру, а последней — в машинный способ производства. Маркс показал, что увеличение нормы эксплуатации требует беспрерывного укрупнения производства, что воспроизводство приводит к концентрации и централизации капитала, ведущих к гибели мелких, средних капиталистов. С другой стороны тот же процесс капиталистического воспроизводства создаёт промышленную резервную армию, всё более и более накаляет классовые противоречия. Маркс вскрыл, во всей его ужасающей наготе, всеобщий закон капиталистического накопления и абсолютное обнищание рабочего класса как его оборотную сторону и показал неизбежность краха капитализма.
Вскрыв сущность капитализма, его глубинные движущие противоречия, Маркс показывает возникновение на их основе противоречивых явлений — формы проявления этих глубинных противоречий. Этому посвящены второй и третий тома «Капитала», где Маркс показывает процесс обращения капитала и его воспроизводство, распадение прибавочной стоимости на свои формы: предпринимательский доход, процент, торговую прибыль и земельную ренту. Маркс показывает здесь, как закон стоимости развивается в этих своих внешних формах, перерастая в закон цен производства. Показывает, как укрупняется производство, растёт органический состав капитала и падает, под влиянием этого, норма прибыли, падает то, во имя чего капиталисты развивают производительные силы. Он показывает далее, как капиталистические противоречия всё более и более обостряются, находя своё временное разрешение в движении: кризис, депрессия, подъём, расцвет и т. д., как производительные силы вступают во всё более непримиримый конфликт с общественным законом своего развития — с законом самовозрастания стоимости, — последний становится всё более тормозом на пути их развития. Общественная форма сковывает развитие производительных сил, буржуазия становится неспособной управлять своим производством. Движение капиталистических противоречий подготовляет необходимость, а также все условия и возможности краха капитализма.
Вот картина, развёрнутая Марксом в «Капитале» и довершённая Лениным и Сталиным в их работах об империализме и всеобщем кризисе капитализма.
Метод, применённый Марксом в «Капитале», необходимо применять при изучении любого процесса. Образцом мастерского применения этого метода является анализ развития борьбы пролетариата и буржуазии, данный Марксом и Энгельсом в «Коммунистическом манифесте». Тот же метод лежит в основе анализа происхождения развития и уничтожения классов и государства, данного Энгельсом в его работе «Происхождение семьи, частной собственности и государства» и Лениным в «Государство и революция», анализа происхождения и развития капитализма в России, данного Лениным в его известной работе «Развитие капитализма в России».
Только анализ движения противоречия в его возникновении, развитии и гибели даёт путь к познанию как основной закономерности развития процесса, так и многообразных конкретных форм её проявления и развития на различных ступенях и в различных условиях.
Механистическая концепция не только не может показать движение противоречий в их возникновении и развитии, но прямо протестует против подобного метода познания действительности, ибо с её тонки зрения каждый процесс начинает своё движение с устойчивого равновесия, когда либо нет противоречий, либо они примирены, уравновешены и потому не могут быть стимулом развития процесса. Противоречия появляются лишь на известной ступени движения процесса в результате действия внешних причин, в результате нарушения равновесия.
Группа меньшевиствующего идеализма, уйдя от конкретной действительности в область чистых абстракций — «самодвижения понятий», также выступила с ревизией этого метода. Деборинцы, некритически восприняв гегелевскую постановку вопроса об единстве противоположностей, не заметили её идеалистических черт.
Гегель в основе всей своей философской системы исходил, как уже сказано выше, из саморазвития абсолютного духа. Однако в отличие от других идеалистов — и в этом его заслуга перед нами — он «моделью» для различных форм абсолютного духа взял по-своему понятые и истолкованные ступени в развитии общественного познания. Схематизировав различные наблюдённые им в истории формы мышления, он пришёл к выводу, что диалектическое познание, содержащее в своих категориях и в их порядке в снятом виде историю познания, проходит в познании любого объекта стадии тождества, различия, противоположности, противоречия. Не говоря уже о том, что Гегелем неправильно представлено тождество как начальная ступень познания, органический порок всей его философии сказался в том, что он свою схему развития незнания, субъективного духа, навязал объективному миру как закон развития всех его объектов. В этом ярко сказался идеалист Гегель.
Деборин не заметил, что Гегель, абсолютизировав некоторые характерные черты нашего мышления, выдав их за движение абсолютного духа, построив формалистическую схему движения категорий, заставлял действительность развиваться в прокрустовом ложе этой схемы.
По Деборину (вслед за Гегелем) развитие процессов объективной действительности идёт от абстрактного тождества к различию, от различия к противоположности и далее переходит к внутреннему противоречию. Деборин писал: «Когда все необходимые ступени развития — от простого тождества через различия и противоположности до исключающего противоречия — пройдены, тогда наступает эпоха «разрешения противоречий»».[2]
По мнению Деборина и его соратников, противоречие появляется в процессе не с самого начала, а лишь на известной ступени движения его, но это может иметь только один смысл, а именно тот, что до этого процесс развивается не в силу внутренних противоречий. Эта точка зрения не только является ревизией диалектики в её центральном пункте, но находится в трогательном родстве с механистической концепцией развития. Ибо, если развитие любого процесса начинается и происходит до известного момента не в силу внутренних противоречий, не в силу раздвоения его, — пусть вначале ещё неразвитого, — то процесс до этого момента развивается в силу внешних причин. Но такова же точка зрения и механистов. Деборинцы, приняв схему Гегеля, отождествившего развитие познания с развитием материи, скатались в понимании основного закона диалектики к механистам, с которыми они вели такую отчаянную борьбу. Единственно последовательной диалектикой может быть только материалистическая диалектика.
Применив этот взгляд на развитие противоречия к анализу конкретного вопроса об отношениях пролетариата и крестьянства в условиях СССР, Деборин и Луппол пришли к выводу, что они не представляют собой отношения противоречия, а лишь отношение различия, т. е. пришли к правооппортунистическому смазыванию противоречия между обоими классами. Карев, исходя из того же самого взгляда, заявил, что в третьем сословии дореволюционной Франции не было внутренних противоречий, а были лишь различия, т. е. отношения пролетариата и буржуазии не были противоречивыми. В действительности же интересы пролетариата и буржуазии были противоречивы с момента возникновения этих антагонистических классов.
Верно, что противоречия движутся, обостряются, проходят ряд стадий своего развития, приобретая на каждой из них новые качественные особенности. Верно, что познание противоречий того или иного процесса наиболее полно и наглядно выступает на (высшей развёрнутой стадии процесса. Пролетариат в своей массе всё более и более осознаёт непримиримость своих интересов с интересами буржуазии по мере обострения капиталистических противоречий. Но из этих верных положений нельзя делать того вывода, как это делают деборинцы, что противоречия появляются лишь на известной ступени развития процесса. Нет, они присущи им с самого начала.
Деборинский взгляд притупляет наше внимание к противоречиям начальных стадий в развитии процессов, приводит к смазыванию их и тем самым представляет собой извращение диалектики, идущее по линии меньшевизма.
Развитие процесса на всех его стадиях есть движение его противоречий.




[1] Ленинский сборник XII, стр. 33.
[2] Деборин. Философия и марксизм, стр. 234.

Вернуться к оглавлению.

Комментариев нет: