четверг, 18 мая 2017 г.

Взаимопроникновение противоположностей

Внутренние противоположности взаимно связаны друг с другом, одна сторона противоречия не может существовать без другой. В капиталистическом обществе буржуазия связана с пролетариатом, пролетариат с буржуазией, каждый из этих классов не может развиваться без другого, ибо буржуазия не может существовать, не эксплуатируя чужого труда, наёмный пролетариат не может существовать, не продавая капиталисту своей рабочей силы, ибо он не владеет средствами производства.
Эту взаимосвязанность и взаимообусловленность противоречивых сторон действительности подчёркивала партия и в своей борьбе на два фронта в вопросе о характере нэпа.
«Когда есть нэп, должны быть сохранены обе стороны: и первая сторона, направленная против режима военного коммунизма, имеющая своей целью обеспечение известной свободой торговли, и вторая, направленная против полной свободы торговли и имеющая своей целью обеспечение регулирующей роли государства на рынке. Уничтожьте одну из этих сторон и у вас не будет нэпа»[1] (Сталин).
Такую же неразрывную связь противоречивых сторон мы видим и во всех процессах объективной действительности. Нет механического действия без противодействия. Химическая диссоциация атомов неразрывно связана с их соединением. Электрическая энергия обнаруживает себя в форме противоположных — положительного и отрицательного — электричеств.
«Существование двух взаимно-противоречащих сторон их борьба и их слияние в одну новую категорию, — писал Маркс против Прудона, — составляет сущность диалектического движения. Если вы ограничиваетесь лишь тем, что ставите себе задачу устранения дурной стороны (при сохранении соответствующей ей «хорошей» стороны, как этого требовал Прудон. Авторы) то вы, разбив их, кладёте конец всему диалектическому движению».[2]
Противоположности не только находятся в неразрывной неотъемлемой связи, но они переходят и взаимопроникают друг в друга.
Так процесс производства на капиталистической фабрике является одновременно и совокупностью капиталистических производственных отношений, например отношений капиталиста к рабочим, и совокупностью производительных сил (рабочая сила, средства производства). Развитие от мануфактуры к машинному производству есть не только изменение производительных сил, но и возникновение и развёртывание новых производственных отношений. Единство рабочей силы и средств производства является одновременно связью производительных сил и связью людей в процессе производства, т. е. производственными отношениями. Разделение труда в мануфактуре, являясь производственным отношением, выступает и как производительная сила.
На основе этого взаимопроникновения капиталистических производительных сил и капиталистических производственных отношений и разыгрывается процесс всё обостряющегося противоречия между пролетариатом и буржуазией.
Взаимопроникновение противоположностей, переход одной противоположности в другую, присуще всем процессам. Но для того чтобы вскрыть и показать это взаимопроникновение, требуется тщательный конкретный анализ процесса.
Интересы пролетариата и трудящегося крестьянства в СССР — классов, противоположных по своему историческому прошлому и по отношению к средствам производства, в то же время совпадают. По коренным вопросам социалистического строительства крестьянин как трудящийся является союзником пролетариата. Крестьянин заинтересован и в укреплении диктаторы пролетариата, ибо она оберегает его от возврата земель помещикам и избавляет от эксплуатации кулака. Крестьянин заинтересован в социалистическом развитии сельского хозяйства, ибо это наилучший путь поднятия сельского хозяйства на высшую ступень. Крестьянин заинтересован в индустриализации страны, ибо индустриализация страны создаёт материальную основу поднятия сельского хозяйства, обеспечивает оборону страны от посягательства капиталистов и помещиков и т. д. Тут мы имеем совпадение интересов пролетариата и крестьянства. Пока ещё не были созданы предпосылки к бурному расцвету социалистической промышленности и к массовому переходу на путь коллективизации, надо было сочетать частнособственнические интересы мелкотоварного крестьянства с общими интересами развития социализма. Формой такого сочетания явился нэп, который по окончании гражданской войны обеспечил возможность поднятия индивидуального крестьянского хозяйства и подготовки его кооперирования на основе известной свободы торговли под контролем государства и тем самым обеспечил сырьё и продовольствие для социалистической промышленности. По мере роста и укрепления социалистических отношений в промышленности и торговле, роста индустриализации страны, развития машинно-тракторных станций, системы контрактаций и т. д., была создана возможность более тесного сочетания крестьянского хозяйства и крупной промышленности уже на базе непосредственной коллективизации индивидуальных крестьянских хозяйств. Нэп представляет собой такую форму сочетания частнособственнических интересов крестьянина с интересами социализма, которая ведёт к росту и укреплению социалистических отношений. Всемирно-историческое стратегическое значение нэпа определяется тем, что партия установила эту политику на основе глубокого анализа хода и развития противоречий переходной экономики и неразрывной связи противоположных тенденций их взаимопроникновения.
Мы вступили в период социализма и мы переживаем последний этап нэпа — это противоречие. Мы идём к окончательной ликвидации классов и мы укрепляем денежную систему, кредитные организации, проводим хозрасчёт, проверку рублём, и одновременно с организационно-хозяйственным укреплением колхозов поощряем развитие колхозной торговли. Но мы делаем это потому, что укрепление денежной системы и банков является одновременно созданием и укреплением социалистического учёта, плановой дисциплины. Проведение хозрасчёта есть одновременно доведение до цеха, бригады, колхоза социалистического планирования. Развитие колхозной торговли укрепляет смычку между пролетариатом и колхозным крестьянством.
Образец анализа взаимопроникновения противоположностей даёт т. Сталин в решении проблемы соотношения национальной и интернациональной культуры, линии на отмирание государства и укрепление пролетарской диктатуры.
«Расцвет национальных по форме и социалистических по содержанию культур, — говорил т. Сталин в своём отчёте XVI съезду, — в условиях диктатуры пролетариата в одной стране для слияния их в одну общую социалистическую (и по форме и по содержанию) культуру, с одним общим языком, когда пролетариат победит во всём мире и социализм войдёт в быт, — в этом именно и состоит диалектичность ленинской постановки вопроса в вопросе о национальной культуре.
Могут сказать, что такая постановка вопроса «противоречива». Но разве не такая же «противоречивость» имеется у нас с вопросом о государстве? Мы за отмирание государства. И мы вместе с тем стоим за усиление диктатуры пролетариата, представляющей самую мощную и самую могучую власть из всех существующих до сих пор государственных властей. Высшее развитие государственной власти, в целях подготовки условий для отмирания государственной власти, — вот марксистская формула. Это «противоречиво». Да, «противоречиво». Но противоречие это жизненно, и оно целиком отражает марксову диалектику.
Или например ленинская постановка вопроса о праве наций на самоопределение, вплоть до отделения. Ленин иногда изображал тезис о национальном самоопределении в виде простой формулы: «разъединение для объединения». Вы только подумайте — разъединение для объединения. Это отдаёт даже парадоксом. А между тем эта «противоречивая» формула отражает ту жизненную правду марксовой диалектики, которая даёт большевикам возможность брать самые недоступные крепости в области национального вопроса.
То же самое нужно сказать о формуле на счёт национальной культуры: расцвет национальных культур (и языков) в период диктатуры пролетариата в одной стране, в целях подготовки условий для отмирания и слияния их в одну общую социалистическую культуру (и в один общий язык) в период победы социализма во всём мире.
Кто не понял этого своеобразия в «противоречивости» нашего переходного времени, кто не понял этой диалектики исторических процессов, тот погиб для марксизма».[3]
В переходный период, когда массы строителей социализма ещё «не совлекли с себя шкуры ветхого капиталистического Адама», когда не изжиты, не говоря уже о крестьянстве и старой интеллигенции, но и в рядах рабочего класса индивидуалистические навыки и пережитки, мы имеем ещё дело с элементами расхождения личных и общественных интересов. Но наша коммунистическая партия не отмахивается от этого действительного противоречия и не идеализирует действительности. Она исходит из того, что развитие социалистических отношений впервые в истории даст широкие возможности для такого «взаимопроникновения» личных и общественных интересов, которое вело бы не к подавлению личности, а к её подлинному и полному развитию по линии интересов всего общества. Это «взаимопроникновение» проявляется в форме сдельщины, в борьбе с уравниловкой, денежных премиях, почётных грамотах, орденах, различных формах общественного поощрения и других мероприятиях, осуществляемых партией для мобилизации всех сил и способностей личности на службу общественным интересам.
«Взаимопроникновение» противоположностей характерно и для процессов нашего познания.
Одним из основных противоречий человеческого познания, как мы уже это видели, является противоречие относительной и абсолютной истины. Относительная истина в той или иной форме отражает абсолютную, абсолютная складывается из ряда относительных истин.
То же взаимопроникновение мы имеем в соотношении единичного и общего, отражаемых в наших понятиях. Ибо единичное не существует иначе как в той связи, которая ведёт к общему. Общее существует лишь в единичном. Всякое общее лишь приблизительно охватывает все единичные предметы. Всякое единичное частично входит в общее.
Всеобщие законы развития, отражаемые в категориях материалистической диалектики, могут быть поняты лишь на основе взаимопроникновения противоположностей. Диалектика показывает, — пишет Энгельс, — «что неизменные противоположности основания и следствия, причины и действия, тождества и различия, бытия и сущности не выдерживают критики, что анализ показывает наличие одного полюса уже in nuce (в зародыше) в другом, что в определённом пункте один полюс переходит в другой и что вся логика развивается лишь в этих движущихся вперёд противоположностей».[4]
В следующих главах мы рассмотрим взаимопроникновение основных категорий диалектики — количества и качества, сущности и видимости, формы и содержания, случайности и необходимости, возможности и действительности.
Вот именно это «взаимопроникновение» противоположностей Ленин называл тождеством противоположностей. Вскрыть «взаимопроникновение», тождество противоположностей в любом процессе является центральной задачей нашей теории познания, материалистической диалектики.
Недаром Энгельс, определяя три основных закона диалектики, закон движения путём противоречий сформулировал как «закон взаимного проникновения противоположностей».
Ленин определял диалектику как «учение о том, как могут быть и как бывают (как становятся) тождественными противоположности, при каких условиях они бывают тождественны, превращаясь друг в друга, почему ум человека не должен брать эти противоположности за мёртвые, застывшие, а за живые, условные, подвижные, превращающиеся одна в другую».[5]
Понять, как становятся тождественными противоположности, можно лишь на основе тщательного, конкретного и глубокого анализа процесса, изучения движения всех его основных сторон на различных его стадиях, всех условий и возможностей их переходов.
Взаимопроникновение противоположностей, являясь выражением основной закономерности процесса, становится возможным и реализуется лишь при определённой совокупности условий.
Наёмный рабочий является живым тождеством противоположностей, так как, являясь основной производительной силой капитализма, производящей все его материальные блага, он одновременно оторван от средств производства, ничего не имеет кроме своих рук и эксплуатируется другим классом. Такое «взаимопроникновение противоположностей» становится возможным лишь на базе капиталистического способа производства.
Развитие национальной по форме и интернациональной по содержанию культуры, укрепление государственной власти для создания предпосылок её отмирания становятся необходимостью лишь в условиях диктатуры пролетариата и возможны лишь в условиях этой диктатуры. Развитие хозрасчёта на базе укрепления денежной системы для развития социалистического планирования необходимо в период, когда деньги ещё нельзя ничем заменить, и возможно лишь до тех пор, пока не будут созданы условия отмирания денег. Развитие производительности социалистического труда на базе личной материальной заинтересованности работника, на основе борьбы с уравниловкой, выделение ведущих профессий, преимущественного снабжения ударников — возможно лишь при условии диктатуры пролетариата и необходимо для поднятия производительности труда, как решающего условия построения полного социалистического общества и перехода к коммунистическому с его принципом распределения по потребностям.
Понимание этой стороны закона единства и борьбы противоположностей способствовало правильному анализу экономической обстановки, взаимоотношений классов и партий и, следовательно, определило основы политики нашей партии. Ленин писал:
«Мы все тоже марксизму немного учились, учились, как и когда можно соединять противоположности, а главное: в нашей революции мы практически неоднократно соединяли противоположности. Ведь можно соединить так эти противоположности, что получится какофония, а можно так, что получится симфония».
Таким диалектическим сочетанием противоположных моментов политики, представляющихся меньшевикам абсолютно несовместимыми, являлась политика нашей партии по отношению к либералам в период земской кампании: «врозь идти — вместе бить». На основе такого сочетания строилась политика партии по отношению к крестьянству на разных этапах революции: сочетание интересов пролетариата и крестьянской бедноты в революции социалистической, политика союза с середняком после VIII съезда партии.
Ярким образцом сочетания противоположностей в политике партии являются шесть условий т. Сталина, сочетающие личную материальную заинтересованность работника с поднятием производительности труда, сочетающие укрепление денежной системы, хозрасчёта с ростом социалистического планирования и т. д., всемерную поддержку старой интеллигенции с курсом на создание в короткие сроки многочисленных кадров производственно-технической интеллигенции рабочего класса. Это «сочетание противоположностей» в политике нашей партии, направленное на развитие действительности в определённом направлении, всегда осуществлялось на основе точного и конкретного изучения объективных противоречий. Вот почему это сочетание давало победу линии партии, вот почему из него получалась «симфония», а не «какофония».
Сочетание противоположностей, не исходящее из учёта объективных условий и обстоятельств, является эклектическим сочетанием и не может привести к победе определённого направления развития, ведёт к поражению этого направления. Так меньшевики построили всю политику борьбы за буржуазно-демократическую революцию на основе электрического сочетания интересов пролетариата с интересами либеральной буржуазии, которое игнорировало непримиримость этих интересов, игнорировало конкретные условия развития России, игнорировало крестьянина как основного союзника пролетариата в этой революции, отдавало гегемонию в революции либеральной буржуазии, вело к подчинению её интересам интересов пролетариата. Такое сочетание вело именно к «какофонии», вело к поражению буржуазно-демократической революции.
Правые оппортунисты в СССР считали необходимым сочетать интересы пролетариата с крестьянством так, чтобы не затронуть кулака, дать возможность ему развиваться, не ограничивать его эксплуататорских тенденций и не подготовлять и не проводить политики ликвидации кулачества как класса. Они считали необходимым сочетать на многие десятилетия мелкое индивидуальное крестьянское хозяйство с крупным социалистическим производством. Это сочетание эклектическое, ибо оно игнорирует невозможность длительного, растянутого на несколько десятилетий развития СССР на двух основах: крупной социалистической индустрии и распылённого крестьянского хозяйства ежеминутно и ежечасно рождающего капитализм. Это сочетание игнорировало непримиримость интересов пролетариата и капиталистических элементов. Такое сочетание неизбежно вело не к победе социализма, а к буржуазной реставрации.
Социал-фашисты пытаются теоретически, обосновать своё предательство интересов рабочего класса и бешеную борьбу против коммунизма эклектическим сочетанием непримиримых классов-антагонистов — буржуазии и пролетариата — в учении о «врастании капитализма в социализм».
Группа меньшевиствующего идеализма, несмотря на свои неоднократные декларации о понимании единства противоположностей как их взаимопроникновения, при анализе конкретных проблем по существу извращала как самое это положение, так и исследуемый факт. Взаимопроникновение противоположностей сводилось ими по существу к оговорке о том, что-де мол противоположности предполагают друг друга. Такой абстрактный подход, подход «вообще», без конкретного анализа, не дал возможности деборинской группе правильно понять диалектическое единство исторического и логического в познании, единства теории и практики в революционной борьбе, действительных отношений пролетариата и крестьянства в революции и т. д.
Изучение взаимопроникновения, тождества противоположностей означает познание противоречивых сторон процесса в его движении и развитии, условности и подвижности всех его граней, их превращения друг в друга.
Но не так понимают движение путём противоречий механисты, считающие себя марксистами. Механистический взгляд наиболее ярко и прямо выразил Н. И. Бухарин в своей «Теории исторического материализма»:
«В мире существуют различно действующие, направленные друг против друга силы. Только в исключительных случаях они уравновешивают друг друга на некоторый момент. Тогда мы имеем состояние покоя, т. е. их действительная борьба остаётся скрытой. Но стоит только измениться одной из сил, как сейчас же «внутренние противоречия» обнаруживаются, происходит нарушение равновесия, и если на момент устанавливается новое равновесие, оно устанавливается на новой основе, т. е. при другом сочетании сил, и т. д. Что же отсюда следует? А отсюда и следует, что «борьба противоречий», т. е. антагонизм различно направленных сил, и обусловливает движение».[6]
По Бухарину существуют независимые друг от друга силы, которые действуют друг на друга. Вот это внешнее столкновение различно направленных сил и обусловливает движение. В то время как Ленин требует познать в первую очередь внутренние противоречия процесса, найти источник самодвижения, Бухарин требует установления внешних сил, сталкивающихся друг с другом. Ленин говорит о раздвоении единого, требует вскрыть внутреннее тождество противоположностей, установить конкретный характер связей противоположных сторон и их переходов. Бухарин требует найти лишь независимые друг от друга силы, каждая из которых может существовать отдельно. Бухарин механистически понимает закон единства противоположностей, ибо исходит из представлений механики о простом столкновении независимых друг от друга сил, как из всеобщей познавательной «модели», пригодной для объяснения всяких явлений. Такое сведение внутреннего противоречия к борьбе самостоятельных сил неминуемо приводит к тому, чтобы причину изменения процесса искать вне его, в действии среды и т. д.
Из механистического понимания единства противоположностей исходит теория организованного капитализма, считающая основным для эпохи империализма не внутренние противоречия каждой страны, а внешние противоречия их на мировой арене.
На механистическом понимании противоречий строится троцкистская теория отрицания возможности победы социализма в одной стране. Троцкий признаёт основным и решающим в этом вопросе не внутренние противоречия нашей советской экономики (разрешаемые внутри страны), а внешние противоречия, противоречия между Советским Союзом и капиталистическими странами. Троцкий считает, что именно последние определяют развитие советской экономики, поэтому только разрешение этих противоречий приводит к полной победе социализма в нашей стране.[7]
Бухарин, как и все механисты, отождествляет противоречие и антагонизм. Это неверно.
Антагонистическими являются такие противоречия, раскрытые Марксом и Лениным на анализе сложных форм развития классового общества, в которых борьба неразрывно связанных противоположностей проходит в форме внешних их столкновений, направленных со стороны господствующей противоположности на сохранение подчинённой противоположности и самого типа противоречия, со стороны подчинённой — на уничтожение господствующей противоположности и вместе с ней и самого противоречия.
Противоречие любого процесса разрешается не какой-либо внешней силой, как это думают механисты, а развитием самого этого противоречия. Это справедливо и по отношению к антагонистическим противоречиям. Но в ходе развития антагонистического противоречия, на различных его этапах, подготовляются и созревают лишь предпосылки для его разрешения. Самоё же противоречие на каждом новом этапе всё больше обостряется. Антагонистическое противоречие не проходит стадий частичного своего разрешения.
Так периодические кризисы капитализма, являются насильственной формой, в которой находят своё разрешение противоречия данного цикла капиталистического воспроизводства, но по отношению к противоречиям всего капиталистического способа производства в целом они выступают лишь вехами их дальнейшего обострения и созревания предпосылок насильственного крушения капитализма.
Антагонистические противоречия разрешаются таким скачком, в котором внутренние противоположности выступают как относительно самостоятельные внешние друг другу противоположности, скачком, приводящим к уничтожению ранее господствующей противоположности и к установлению нового противоречия. В этом противоречии подчинённая противоположность предшествующего противоречия становится господствующей противоположностью, сохраняя ряд своих особенностей и определяя собой форму нового противоречия, особенно на первых стадиях его развития.
В других же противоречиях, не носящих антагонистического характера, развитие противоречия означает не только рост предпосылок его окончательного разрешения, но каждая новая ступень в развитии противоречия есть одновременно и частичное его разрешение.
Не все противоречия антагонистичны. Так отношения пролетариата и крестьянства не носят характера антагонизма — у обоих классов мы имеем ряд общих интересов. В классовом обществе противоречия основных классов антагонистичны и разрешаются они в антагонистической форме. В развёрнутом социалистическом обществе не будет классовой борьбы, классового антагонизма. «При таком порядке вещей, — говорит Маркс, — когда не будет больше классов и классового антагонизма, социальные эволюции перестанут быть политическими революциями».[8]
Бухарин же, отождествляя противоречие с антагонизмом, считает, что там вообще не будет никаких противоречий.
Вот что писал Ленин в ответ на это утверждение: «Архинеточно. Антагонизм и противоречия совсем не одно и то же. Первое исчезнет, второе останется при социализме».[9]
Если бы в развёрнутом социализме не было никаких противоречий — противоречий производительных сил и производственных отношений, производства и потребления, противоречий в развитии техники и т. д. — тогда невозможно было бы развитие социализма, тогда вместо движения вперёд мы имели бы застой. Только в силу развития внутренних противоречий социалистический строй будет развиваться от одной фазы к другой, более высокой.
Но каждый шаг в развитии социализма будет обозначать не только созревание предпосылок развёрнутого коммунистического общества, но и непосредственное частичное разрешение противоречий социализма. Точно так же каждый новый этап в переходном периоде означает не только рост предпосылок социализма, который должен наступить в результате общего «скачка», но и непосредственное строительство социализма, частичное разрешение самого основного противоречии переходного периода.
Отождествление противоречия с антагонизмом приводит, с одной стороны, к троцкистскому утверждению, что противоречия между пролетариатом и крестьянством носят такой же характер, как и противоречия пролетариата и буржуазии, т. е. представляют собой отношения классового антагонизма. С другой стороны, оно приводит к правооппортунистическим выводам. Ссылаясь на то, что отношения этих классов не антагонистичны, правые оппортунисты делают вывод, что эти отношения и не противоречивы.




[1] Сталин. Вопросы ленинизма, стр. 961.
[2] Маркс. Нищета философии, стр. 144.
[3] Сталин. Вопросы ленинизма, стр. 566–567.
[4] Энгельс. Диалектика природы, стр. 1–2.
[5] Ленинский сборник IX, стр. 69.
[6] Н. И. Бухарин. Теория исторического материализма, стр. 75, изд. 1925 г.
[7] Подробнее вопрос о соотношении внутренних и внешних противоречий см. в параграфе о теории равновесия.
[8] Маркс. Нищета философии, стр. 165.
[9] «Заметка на Бухаринскую «Экономику переходного периода»», Ленинский сборник XI, стр. 357.

Вернуться к оглавлению.

Комментариев нет: