четверг, 18 мая 2017 г.

Узловая линия мер

Чистое количество существует лишь в абстракции. В объективной действительности всякая количественная определённость есть количественная определённость некоторого качества. Нет трёх, четырёх, пяти и т. д. вообще, есть три-четыре дерева, камня, тонны железа, метра ткани и т. д.
С другой стороны и качество не существует независимо от количества. Всякое качество принадлежит вещи, имеющей ту или другую величину, всякая качественная определённость имеет в каждый данный момент определённую интенсивность, степень своей развёрнутости, имеет ту или иную количественную характеристику. Не существует куска железа, не имеющего никакой определённой величины, веса, температуры. Не существует дерева без определённого диаметра ствола, количества ветвей, листьев и т. д. Всякий луч света имеет ту или иную интенсивность, электрический ток имеет всегда то или иное напряжение. Определённый способ производства в каждой стране характеризуется той или другой степенью развёрнутости.
Установление таких количественных определений, специфических для каждой отдельной вещи в каждый данный момент её развития, имеет большое практическое и теоретическое значение. Однако связь количества и качества в приведённых нами примерах носит более или менее внешний характер, каждая данная величина случайна для общей характеристики качества. То, что этот кусок железа весит три тонны, а тот четыре, весьма случайно для железа как определённого химического элемента. То, что в этой стране имеется три треста, а в другой их десять, само по себе весьма мало говорит о качестве капитализма как своеобразного способа производства.
Таким образом в каждом отдельном случае количественная определённость вещи выступает как её внешняя определённость, «равнодушная» к её качеству. Но как только мы начинаем рассматривать вещь во всём её развитии, мы обнаруживаем глубокую внутреннюю связь её количественных и качественных определённостей.
Качество развёртывается на основе внутренних противоречий вещи. Оно идёт к той степени развёрнутости, которая соответствует ему как определённому типу процесса, как определённой форме движения. Противоречие зародившегося капитализма толкает его неизбежно к развитию машинной техники, захвату рынков, уничтожению мелкой собственности, господству во всех областях производства. Возникший и победивший, но ещё не вполне развёрнутый социализм неизбежно идёт к полному развёртыванию возможностей планового хозяйства, идёт к созданию адекватного социализму, как типу общества, уровня производительных сил.
Развитие качества обнаруживает таким образом, что качественная определённость совсем не внешне связана с количеством, совсем не «равнодушна» к степени своей развёрнутости. Каждое качество имеет типичную для него определённость, которая выражается в переходе качества в количество, в определённом темпе количественных изменений, в определённой степени развёрнутости, к которой идёт каждый процесс, каждая форма движения. Процесс развития вскрывает под внешним, случайным характером отдельных величин внутреннюю связь количественных и качественных изменений. Пределы количественного изменения, к которому остаётся «равнодушным» качество, закон изменения количественной определённости имеют своё основание не в самом количестве, a в его связи, единстве с определённым качеством.
С другой стороны мы знаем, что всякое качество конечно, всякая качественная определённость имеет внутреннюю, ей присущую границу, и что наиболее полнее развёртывание качества есть в то же время обнаружение его предела. Высшая стадия развития капитализма — империализм — является вместе с тем последней его стадией, «когда по всей линии сложились и обнаружились черты переходной эпохи от капитализма к более высокому общественно-экономическому укладу».[1]
Концентрация могущественных производительных сил в руках немногих капиталистов является высшей ступенью развития частной собственности на средства производства. И в то же время эта концентрация обнаруживает границу частной собственности, делает возможным и необходимым переход к социализму.
Для сколько-нибудь полного познания качества вещи необходимо определить его границу, ту высшую ступень его развития, на которой оно переходит в другое качество, в свою противоположность. Для того чтобы знать качество металла, надо определить ту температуру, при которой он плавится. Для того чтобы знать качество строительного материала, надо исследовать пределы его сопротивления разрыву, давлению, его теплопроводность. Таким образом для познания качества необходимо вскрыть высшую ступень его развития, предельную точку его изменений, количественную границу его существования как данного качества.
Как видим, и количество и качество раскрываются более полно в их единстве. Это единство есть мера.
Переход количества в качество и обратно является не чем иным, как обнаружением внутренних противоречий меры. И та узловая, точка изменений, в которой противоречия вещи достигают своего наибольшего обострения, в которой происходит переход количества в качество, выражает наиболее полно меру данной вещи.
Количественные и качественные изменения, взятые сами по себе, кажутся чем-то неопределённым, случайным и внешним. В мере мы раскрываем их необходимую связь, обнаруживаем их значение в единстве процесса. Мера таким образом является не чем иным, как законом связи количественных и качественных изменений, присущим каждой вещи.
«Велика заслуга познать эмпирические числа природы, например взаимные расстояния планет, но ещё неизмеримо большая заслуга — заставить исчезнуть эмпирические определённые количества, возвысив их до общей формы количественных определений так, чтобы они стали моментами закона или меры».[2] Так определял Гегель значение перехода от внешней количественной определённости к мере, как к закономерному единству вещи в её развитии, в котором сама её количественная определённость находит своё необходимое основание.
Познание меры играет огромную роль в науке и практике. Каждый род физической энергии, всякий химический элемент имеют свою меру, которая выражается в целом ряде постоянных величин, так называемых констант. Удельный вес, точка плавления, точка кипения, атомный вес, валентность и т. д. — являются такими специфическими величинами, которые выражают меру химического элемента. Постоянная мирового тяготения, величина кванта энергии, механический эквивалент различных видов энергии, число Авогадро — вот примеры величин, отражающих меру физических процессов. Качество моста мы измеряем той нагрузкой, которую мост может вынести. Каждая машина имеет в данных условиях специфическую для неё производительность. Изучая то или другое животное, зоолог стремится установить его предельный рост, возраст, температуру и кровь и т. д. Различие в квалификации рабочих одной и той же специальности находит своё выражение при прочих равных условиях в различной производительности их труда.
Во многих случаях борьба с уклонами от ленинской линии заключается в борьбе за правильное понимание меры отступления и наступления, за правильное определение узловой точки решающего поворота. Как пример, рассмотрим переход от политики ограничения и вытеснения кулака к ликвидации кулачества как класса. Тов. Сталин в речи на конференции аграрников-марксистов дал весьма глубокое обоснование своевременности этого поворота. Он сопоставил количество хлеба, произведённого в кулацких хозяйствах и в социалистическом секторе в 1927 г. и в 1929 г., рассматривая эти количественные соотношения как показатель качественного различия в соотношении классов на названных этапах нашего развития. В 1927 г. соотношение сил было таково, что решительное наступление на кулачество было невозможно. Зиновьевско-троцкистская позиция, занимающаяся декламацией против кулака, не поняла неподготовленности наступления. По существу те мероприятия, которые предлагала оппозиция, привели бы «к политике царапания» с кулачеством, а не к его решительной ликвидации. «Наступать на кулачество это значит подготовиться к делу и ударить по кулачеству, да ударить по нём так, чтобы оно не могло больше подняться на ноги».[3] Эта подготовка выразилась в курсе нашей партии на колхозное и совхозное строительство. И наконец тот момент, когда количество социалистического хлеба превысило количество кулацкого хлеба, был узловой точкой завязывания новой меры, был моментом, когда можно было произвести качественное изменение тактики. Для того чтобы вовремя произвести этот поворот, нужно было правильно определить меру соотношения классовых сил. ЦК нашей партии во главе с т. Сталиным правильно вскрыл эту меру и с успехом произвёл в 1929 г. поворот к ликвидации кулачества как класса на основе сплошной коллективизации.
Во всех приведённых примерах, говоря о мере, мы говорили в то же время о переходе от одного качества к другому. И это совсем не случайно. Мера, выражая противоречия количества и качества, является законом перехода количественных изменений в изменения качественные и обратно и тем самым законом перехода от одного процесса к качественно, иному.
Мера есть количественная граница данного качества, её можно обнаружить лишь следя за изменением вещи, лишь участвуя в этом изменении практически. Определить меру политики ограничения кулака это значит указать тот момент, в котором она переходит в политику ликвидации кулачества как класса. Мера может быть познана только в процессе изменения, в процессе превращения её в другую меру.
Каждая мера «существует лишь в той связи, которая ведёт к общему» и выражает эту связь, будучи законом перехода от одного процесса к другому. Каждая мера с внутренней необходимостью связана с рядом других. В этой внутренней связи они образуют единую линию развития, ряд узловых точек качественных изменений, образуют узловую линию мер.
Ряд определённых и последовательных изменений длины струны даёт единый ряд музыкальных тонов. Твёрдое, жидкое и газообразное состояния вещества представляют собою единую цепь количественных и качественных изменений, единую узловую линию мер агрегатных состояний вещества.
Познание находит в природе множество различных и по видимости не связанных друг с другом вещей и явлений. Раскрытие узловой линии мер ведёт к обнаружению их внутренней связи, к обнаружению единства многообразия, к конкретному целостному отображению единства той или другой области природы. Касаясь значения закона превращения энергии, Энгельс писал: «В науке удалось избавиться от случайности наличия такого-то и такого-то количества физических сил, ибо была доказана их взаимная связь и переходы друг в друга».[4]
Мера есть закон связи количества и качества. Узловая линия мер является ещё более широким и общим законом целого ряда количественных и качественных изменений. Там, где по видимости имеет место простое совместное существование отдельных вещей, более глубокое познание открывает их закономерную связь, как звеньев единой, хотя и бесконечно разветвлённой, узловой линии мер природы.
Узловая линия мер выражает внутреннюю связь развития материальных форм. Однако сплошь да рядом обнаружение узловой линии меры предшествует открытию действительного хода развития. Ещё до того, как было доказано на опыте превращение химических элементов друг в друга, химики занялись вопросом об их классификации. Гениальный учёный Менделеев открыл так называемую периодическую систему элементов. Он положил в основу классификации известных тогда элементов специфическое количество каждого элемента — его атомный вес, и, расположив элементы в порядке возрастающих атомных весов, обнаружил, что качества элементов образуют целостную закономерную систему, — говоря языком диалектики, образуют узловую линию меры.
Менделеев шёл к своему открытию от связи отдельных элементов со специфическим для них количеством. Мало того, Менделеев сам считал невозможным превращение элементов друг в друга и их родство по происхождению. Но когда общий закон был найден, он оказал огромное влияние на изучение свойств отдельных элементов. Больше того, на основе периодической системы Менделеев предсказал свойства ещё неизвестных элементов, места которых пустовали тогда в таблице периодической системы. Последующие исследования блестяще оправдали предсказания. Менделеева. «Менделеев, применяя бессознательно гегелевский закон о переходе количества в качество, совершил научный подвиг, который можно смело поставить рядом с открытием Леверье, вычислившего орбиту ещё неизвестной планеты — Нептуна».[5] После Менделеева периодическая система претерпела ряд существенных изменений и дополнений, но её основная мысль получает всё большее подтверждение. Периодическая система играет огромную роль в изучении той внутренней формы движения, которая лежит в основе качественно различных элементов.
Одной из величайших заслуг Маркса в создании теории исторического материализма было открытие последовательной связи ряда общественных формаций. «В общих чертах азиатский, античный, феодальный и современный буржуазный способы производства могут быть установлены как прогрессивные эпохи экономической истории общества».[6] Единая история общества в последовательной смене различных общественных формаций, из которых каждая характеризуется определённым уровнем производительных сил и производительности общественного труда, образует единую узловую линию мер.
В политике узловая линия мер играет также огромную роль. Как отмечал Ленин, основная черта оппортунизма — «смена принципов, беспринципность... метание, скачки...» В противоположность оппортунистической беспринципности ленинская политика есть проведение единой линии через все этапы революционной борьбы. Учитывая качественные различия между этапами, Ленин всегда указывал на внутреннюю связь отдельных этапов между собой. Тов. Сталин на основе ленинских указаний блестяще разработал учение о стратегии и тактике большевизма. Большевистская стратегия строится на учёте особенностей каждого этапа, определяет меру решающего поворота от этапа к этапу и осуществляет через ряд этапов единую конечную цель пролетариата. Троцкий противопоставляет ленинскому учению об этапах революции своё понимание стратегии классовой борьбы. В «Уроках Октября» он определял стратегию очень обще и абстрактно, как «искусство побеждать, т. е. овладеть властью». Для Троцкого стратегия есть план «вообще», не дифференцированный, не учитывающий своеобразия этапов для всех соотношений классовых сил и при всяких условиях. Диалектическое единство узловой линии мер в ленинском учении о стратегии Троцкий подменяет абстрактной метафизикой одного удара. Совершенно ясно, что это понимание стратегии является для Троцкого одной из основ для «доказательства» «перевооружения большевиков» в 1917 г. Изменение стратегии при переходе от буржуазно-демократической революции к социалистической для Ленина было осуществлением единой, давно им продуманной и изложенной линии последовательного перерастания одного этапа революции в другой. А Троцкий, в целях дискредитации большевизма, объявляет это изменение стратегии сменой принципов, «перевооружением» и противопоставляет большевистской диалектике метафизику своей «перманентной революции».
Глубоко диалектичен и ленинский план новой экономической политики. В докладе на XI съезде партии Ленин показал на пройденных и ещё предстоявших тогда этапах единую линию развития нэпа. Переход к развёрнутому социалистическому наступлению, который партия произвела под руководством т. Сталина, явился не чем иным, как осуществлением одного из узлов ленинской линии.
Итак, узловая линия мер открывает путь к познанию целостной связи развития во всех областях природы и общества. Но каждая узловая линия не существует независимо от других. По существу всё на свете есть узловая линия своих собственных внутренних различий и в то же время одна из мер в некоторой более широкой узловой линии. Этапы капитализма образуют узловую линию капиталистического развития, но в свою очередь капитализм является одной из мер в общей цепи истории общества, как и общество является лишь одним звеном в вечном развитии единой материи.
«Вся доступная нам природа образует некую систему, некую совокупную связь тел, причём мы понимаем здесь под словом тело все материальные реальности, начиная от звезды и кончая атомом и даже частицей эфира, поскольку признаём реальность последнего».[7]
Всякая частная мера может быть понята только как выражение общей линии развития. Если метафизика изучала отдельные вещи, то диалектическое понимание природы требует нахождения места данного процесса в общей связи развития. Через эту связь возникновения и уничтожения мы лучше и глубже всего можем вскрыть всё своеобразие данной вещи.




[1] Ленин. Империализм, как высшая стадия капитализма, гл. VII.
[2] Ленинский сборник IX, стр. 93.
[3] Сталин. Вопросы ленинизма.
[4] Энгельс. Диалектика природы, Собр. соч., т. XIV, стр. 530.
[5] Энгельс. Диалектика природы, Собр. соч., т. XIV, стр. 482.
[6] Маркс. Предисловие к критике политической экономии.
[7] Энгельс. Диалектика природы, Собр. соч., т. XIV, стр. 532.

Вернуться к оглавлению.

Комментариев нет: